Ведьмак: Перекрестки судеб

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Перекрестки судеб » Личные эпизоды » Странности осадного положения


Странности осадного положения

Сообщений 61 страница 71 из 71

61

- Ну... Там, наверное, убивать уже некого. Но если ты меня защитишь от... этих, то я открою сундук, но - сундук не все. Защитишь - найдем больше. И разделим. По рукам? - примерно то-же и ожидал услышать Лето.
- Не, не пойдет. Знаешь, я не люблю воров. разбойников. Так что денег ты не получишь. Зато получишь шанс сохранить голову, пожертвовав их горожанам. Если эти сокровища. конечно, есть. Я таких типов вроде тебя, сукиного сына, знаю. И сам за всем прослежу. Так что сейчас откроем сундучок и глянем, что там. А потом решим, что с его содержимым делать. Лето понимал. что он чего-то не понимал, но что он не понимал. он еще не понимал. Градоправитель - хитрая курва. Что от этой курвы ждать - непонятно. Возможно он даже в сговоре с Вепрем. Или как этого бандита там. Да и сундук... А вдруг там не сокровища, а бомба какая или просто камни или дерьмо какое. А может и бумаги. Ладно, откроем - увидим.

0

62

Слушая речь Мерхольда, город был готов победить еще пару тысяч бандитов и завоевать Нильфгаард. Воины стучали щитами и кричали о победе, на улицу высыпали женщины и дети, исступленно радуясь своему спасению.
- Ура! Ура! Мы победили!
Но никто не забыл и о павших. Дисфин улыбнулся, кивнул и поднялся на возвышение.
- Сегодня мы одержали великую победу! Нашу победу! Но не будь тех, кто сложил здесь свои головы - не случалось бы ее. Так отдадим же дань павшим!
Без лишних слов, уставшие воины, обычные горожане принялись убирать тела погибших.
- А те, что презрят честь павших, протянув свои лапы в поисках наживы, попытаются мародерствовать будут висеть на городских стенах!
Оказывается, Дисфин был еще и хорошим оратором.
Разговору лучника и полковника никто не мешал. Все были слишком заняты счастьем победы.

***

В план градоправителя такой поворот событий не входил. Более того, он даже не задумывался о возможности появления такой проблемы. Но ум, заточенный за годы махинаций, быстро находил решения.
- Пусть так. Откроем. Но я же сказал, что находящееся там - не все. Так...
Он не спешил, выжидательно глядя на ведьмака, придумывал все новые и новые частички плана, делая его все более хитрым и, по его мнению, просто гениальным.

0

63

- Пусть так. Откроем. Но я же сказал, что находящееся там - не все. Так...
Трус, - подумал Лето, смерив взглядом градоправителя. - Что же хочешь ты. крыса канцелярская, а?
Лето почесал ухо и промямлил.
- Тебе-то уж точно ничего не полагается. червяк ты болотный. Пока люди кровь проливали, ты решил отсидеться. а потом свалить. Если что-то возразит - ударю, - подумал ведьмак, а потом, схватив градоправителя за шиворот и зажав тяжелый сундук под мышкой другой руки, Лето потащил его на улицу. Дверь открылась и перед ведьмаком предстала картина недавнего боя. Лето медленно осматривался, разыскивая взглядом. к кому-бы обратиться. И нашел: взгляд его пал на здорового высокого мужчину в кожаном доспехе, с обветренным лицом, который. судя по обращению к нему других защитников города, командовал всей этой оравой. Лето потащил к нему градоправителя, держа за шиворот да смотря. что б тот не вырвался и не упал, а подойдя поближе. сказал:
- Я тут с двумя интересными находками. Вот первая, - Лето бросил сундук на землю и сказал. - Нашел эту вот штуку, когда шел по улочке на окраине.
Лето немного подождал, чтобы все разглядели сундук и сказал:
- А вот и вторая находка. Эта крыса, то есть градоправитель, явно собиралась сделать ноги. А когда я по-глупости заявлися к ней, пыталась захапать содержимое этого сундучка. Которое. кстати, мне неизвестно.

0

64

Новость поведанная лучником, не вызвала ни малейшей толики радости, а вернее, наоборот принесла чувство разочарования и досады, Мерхольд ощутил прилив ярости, нарастающий в груди, одновременно с бескрайней опустошенностью и беспомощностью, главный виновник происходящего скрылся от возмездия, а он ничего не мог поделать. Воин сжал кулаки добела, скрипнув зубами он процедил, не обращаясь ни к кому конкретно: «Магия…. Ненавижу магию. Он маг, вот почему они прорвались в город». Кусочки головоломки начали складываться в подобие картины, но в образе зияло еще слишком много белых пятен.
- Годфри, ты видел как они дрались? Они были словно одержимые. Так деруться за свою Родину, за веру, идеалы, но никак не за золото. Тебе не кажется это странным? – обратился он к стрелку, стоявшкму рядом, взглянув ему в глаза.
Услышать ответ на свой вопрос ему так и не удалось, позади послышался звук раскрываемой двери, причем похоже чьей-то головой, Мерхольд обернулся и его догадки вполне подтвердились, здоровенный мужик тащил другого мужчину за шиворот, толкая того перед собой. Парочка направилась прямиком к нему и здоровяк не церемонясь обратился к Мерхольду: «Я тут с двумя интересными находками. Вот первая», сказал он, бросая под ноги окованный сундук: «Нашел эту вот штуку, когда шел по улочке на окраине».
«Интересно», - подумал солдат, проследив за полетом ящика, который сгрохотом упал на мостовую.
- А вот и вторая находка. Эта крыса, то есть градоправитель, явно собиралась сделать ноги. А когда я по-глупости заявлися к ней, пыталась захапать содержимое этого сундучка. Которое. кстати, мне неизвестно, - выпалил громила, с гипертрофированными мышцами и кошачьими глазами.
«Ведьмак? Градоправитель? Так, кажеться клубок распутывается и этот тип может пролить свет на некоторые темные места этой истории», подумал каэдвенец, хмуря брови, а сам же не спеша делать выводы обратился к градоначальнику: «Сударь, думаю, вам необходимо объясниться. Что вы скажете в свою защиту?»
- Монк, - кивнул он лучнику на сундук, давая понять, чтобы тот открыл его.

0

65

Полковник явно огорчился новости, что было и не мудрено, потерять из виду засранца, заварившего всю эту кашу и не надрать тому задницу, было крайне неприятно. Монк понимал воина, ему и самому не помешали пять тысяч оренов, обещанных  за голову разбойника, перспектива получения которых испарилась вместе с «Вепрем» в неизвестном направлении.
«А ведь я бы убил его, если бы он не исчез», усмехнулся стрелок, «Пожалуй соглашусь с полковником – ненавижу магию». Мерхольд задал вопрос о странном поведении нападавших, озадачив им лучника, который теперь стоял и думал над сказанным: «А ведь и правда, чего это они так рвались в город? Если этот «Вепрь маг, он мог их заколдовать», пришла мысль в его голову, но озвучить ее он так и не успел, в их диалог вмешался огромный ведьмак притащивший сундук и градоправителя заодно, хотя с виду он смог бы притащить еще троих таких же людей.
Гигант швырнул сундук на брусчатку и рассказал свою версию происходящего, но на Годфри она не произвела особого впечатления: «мало ли сундуков валяется на улице, да еще в такой суматохе?», подумал он глядя на ведьмака.
- Интересно, что скажет градоначальник? Да и в сундук, было бы неплохо заглянуть, - продолжал размышлять «Колючка». Последнее желание тут же исполнилось, когда полковник дал знак ему открыть крышку сундука, что он не мешкая и зделал, подняв с земли чей-то топор, он с размаху ударил по запору.

0

66

Градоправитель был злопамятен. Даже слишком. Он взял себя в руки, состроил сосредоточенную мину и не сопротивляясь плелся за Лето. Не будем говорить, что в голове его было множество самых разнообразных - одна лучше другой - мыслей. Бедный, бедный Лето, если он когда-нибудь попадет в руки этого чудовища.
Его выволокли на улицу, где стоял какой-то мужик со шрамом во всю физиономию и, кажется, лучник (ну, кто еще будет стоять с луком?) - ничем не примечательный человек средних лет. Здоровяк с жуткими мышцами швырнул сундук на землю, а самого градоправителя подтащил ближе. Злость кипела в этом человечке, если бы не его крысиная сущность и страх, он бы взорвался на месте.
Мужик заговорил.
- Сударь, думаю, вам необходимо объясниться. Что вы скажете в свою защиту?
Единственное, что хотелось сказать - послать всех. Человечек улыбнулся, по-дурацки заелозив по земле.
- Что могу сказать я, - бедный человечек? Эта груда мяса ворвалась в мой дом и выволокла на улицу - это все, что может быть интересно Вам в моем рассказе, - смиренно опустив глаза промямлил градоправитель.
Раздался резкий треск, сундук был сделан не из самого качественного материала и быстро раскололся. Сверху лежала пачка писем, испачканных сажей, край одного был сожжен. Что лежало на дне видно не было.
Морозец крепчал, однако метель поутихла, стало светлее, а с кольцом факелов, окружавших площадь, - и подавно. Близился рассвет, звезды, моргая, начали гаснуть, растворяясь в покрывале тьмы.
Люди усердно трудились, обирали трупы, жги костры, расчищали улицы. Они были счастливы, и никакого дела им не было до темных делишек градоправителя, Вепря, хоть самого короля - ведь они живы! Чудом уцелевшая таверна была забита всяческим людом, праздновавшим победу. Наемники гуськом стояли перед штабом, получали оплату. Стражники патрулировали улицы, выглядя словно индюки - им можно было простить эту слабость, ведь каждый из них стал той частичкой, спасшей город. Дисфин растворился в толпе, наверное, ушел в штаб.
Градоправитель, только поняв, что все еще держит письмо в руках, попытался было кинуть его подальше, в снег, но неловко заплясал на снегу, выдав себя.
- И еще. Я пока градоправитель и сохраняю все свои полномочия и обязанности, - выпятив нижнюю губу произнес он. Право слово, когда-нибудь ему отрежут язык.

0

67

Лето вдруг подумал. что сделал ужасную глупость, притащив этого градоначальника сюда. Подозрения его были лишь косвенные да и то, умелый адвокат бы враз доказал, что они высосаны из пальца. Однако одно обнадеживающее обстоятельство было - адвоката у градоправителя не было. Лето обвел взглядом улицу, посмотрел на мужика со шрамом. потом на лучника и на градоправителя. Первые два никакого подозрения у Лето не вызвали. а вот последний ему не нравился. Красы все-же. И тут эта крыса выпалила:
- Что могу сказать я, - бедный человечек? Эта груда мяса ворвалась в мой дом и выволокла на улицу - это все, что может быть интересно Вам в моем рассказе,
Лето ожидал нечто такого рода. но оказался все равно не готов. "Можно было отвесить оплеуху. но нервы были не на пределе еще. да и за что? За то, что человек пытается защитить себя как-то? Да и стража... Если что, сбежать я не успею. Скольких завалю - двоих, троих, а может и вообще ни одного. тот со шрамы кажется опасным противником. И у него есть меч. А у меня меча нету. Если сразу на него кинуться, то я его смогу кинжалом, но остальные потом все равно... Думай. Лето, думай!" , - в голове ведьмака эти мысли пронеслись за доли секунды, после чего он сказал.
- А чего-же ты. бедный градоправитель, пробовал свалить, покуда бой не закончился? Ведь ясно было, что... наши делают. Не от них ли ты часом валил? Да и бедный градоправитель - это все равно что добрый маньяк.
Убедительности в словах ведьмака было мало. Оратор он был никакой. Лето виновато посмотрел на землю, потом на градоправителя и вдруг увидел, что он как-то странно дернулся. а потом в руке его увидел.. письмо. Как оно там оказалось, Лето не знал. Когда он его тащил. вроде бы ничего и не было у него в руках. Хотя может и было.
- Что у тебя там за письмо в руке? - проговорил ведьмак. - Глянуть можно?
Если щас он додумается что-то умное сказать, мне хана- подумал ведьмак. И тут сам неожиданно для себя вспомнил.
- А ведь он, когда меня увидел, кричал, что воровал, крал, с разбойниками якшался, - фразу про разбойников Лето выделил голосом, - и нечто забрал. Что, правда, сказать не успел. Может, одумался, а, крыса канцелярская?.

Отредактировано Лето (2012-11-06 19:09:34)

0

68

Ситуация приобретала интересный оборот, суливший распутывание хитросплетение городских интриг, а таковые стали явно прорисовываться в мешанине составляющих головоломки, которую предстояло решить. Мерхольд не спешил делать выводы, но уже четко осознал, что дело тут нечисто и отпускать нити расследования из своих рук не собирался. Градоначальник держался уверенно и нарочито высокомерно, даже когда делал смиренный вид.
- Бедный человечек? По одежде не скажешь,  – усмехнулся про себя воин, оглядывая дорогой парчовый камзол, расшитый серебряными галунами надетый на градоправителя. Мысли солдата в унисон переплелись со словами ведьмака, заставив усмехнуться. Управитель города вспомнил о своей должности и положении высокомерно выпятив нижнюю губу, вызывая у каэдвенца жгучее желание сбить спесь у прохвоста ударом кулака в его крысиное лицо, но барон сдержался и даже не подал вида. Он не доверял этому человеку, как бы тот не пытался себя вести достойно и спокойно, было видно, что он нервничает, а неудавшаяся попытка выбросить в снег письмо, лишь усилила подозрения и выдавая в нем причастного к преступлению. Раздался треск ломаемого сундука и свету явилось его содержимое, это были письма, которые по видимому, пострадали от пожара, а может, их пытались сжечь, второе было более вероятным, так как сундук не имел следов горения.
- Годфри, глянь что там внутри, - отдал он распоряжение лучнику, не отрывая взгляда от подозреваемого.
- Как вы справедливо заметили, сударь, вы пока еще градоначальник, но в городе мною введен комендантский час и на данный момент, являясь командующим гарнизоном и пользуясь своими полномочиями, я временно отстраняю вас от обязанностей до выяснения обстоятельств, - продолжил играть роль полковника воин.
- А посему, будьте любезны, передайте для ознакомления мне письмо, находящееся в ваших руках. И потрудитесь ответить, почему вы желали от него избавиться? – холодным тоном проговорил он, недобро сузив глаза.
В этот момент, ведьм упомянул о связях градоначальника и разбойников, и Мерхольду показалось понятным, почему тот пытался выбросить письмо, а так же это могло быть связанно с прорывом именно к центру города, где находился дом градоуправителя. Строить догадки и версии он не собирался, протянув руку для получения письма, он грозно смотрел в глаза человеку из-за которого возможно погибло множество людей, будто сверля того взглядом, и сейчас со стороны он выглядел отнюдь не добрым и доброжелательным.
- Сударь, если вы невиновны, вам будут принесены удовлетворения, клеветнику отрежут язык, а вы будете восстановлены в правах, но если же ваша вина будет доказана, вы будете четвертованы на этой площади, как изменник. Советую, рассказать все как было, чистосердечное признание смягчает вину и несет некоторое смягчение наказания. Не заставляйте прибегать к услугам палача, для дознания с пристрастием, - медленно цедя сквозь зубы, проговорил Мерхольд, так чтобы каждое слово дошло до разума обвиняемого.

+1

69

Физиономия градоначальника поплыла вверх, достигла зенита и быстро, глупо дернувшись, вернулась в изначальное положение. Шанс спасти свою шкуру медленно сыпался сквозь пальцы. Как песок. Чертовщина!
Письмо. Письмо - это еще ладно. Отпереться всегда можно.
- Несмотря на то, что это мое личное имущество, в интересах следствия я передам его вам, - выпятив нижнюю губу так, что она вот-вот грозила отвалиться, прошипел он.
Письмо было сунуто в руку Мерхольду. Градоправитель испепелил бы Лето взглядом, но не видел его, так как тот держал его за шиворот, как слепого котенка.
Годфри ругнулся, закопошился в сундуке. Письма, та-ак... Дальше. Накрыто какой-то тряпкой. Черт! Под тряпкой - кусок полотна. Ну, кажется, вот оно. Что-то продолговатое. Завернуто в грязную промасленную тряпку, превратившуюся в корку. Отлично, черт побери! Годфри достал неизвестный предмет, крутя его в руках.

В городе царило что-то непонятное: праздником не назовешь, поминальным плачем - тоже, скорее, это походило на какое-то коллективное помешательство. Стены таверн скрипели и выли, деревянные кружки трескались от новых столкновений друг с другом. Сотни луженных глоток охрипли и теперь сипло, но продолжали орать, славя победу. Были и песни, и танцы, и женский плач.
Снег перестал идти. Стало холоднее, как и обычно к утру.

0

70

- Это в первую очередь в твоих интересах, - подумал барон, с каменным лицом принимая письмо из рук градоправителя. Этот человек все больше не нравился ему, если подозрения подтвердятся, он без жалости отдаст его в руки правосудия. Мерхольд не любил казнокрадов, разбойников, воров и прочих преступников, но больше всего он ненавидел предателей, таких он был готов уничтожать беспощадно в назидание другим. Шрам на его лице был нестираемым следом такого предательства, горьким уроком, чуть было не стоившим ему жизни, оставившим в памяти мерзкий след, еще более чудовищный, чем тот, что остался на лице. Перед глазами мелькнули образы погибших товарищей, сгинувших в пещерах набитых проклятым золотом. Усилием воли, он отогнал наваждение, развернул лист пергамента, на котором было начертано письмо, и приступил к чтению. Уже через несколько предложений стало понятно, что этот человек имел сношения с разбойниками, атаковавшими городок и Вепрем в частности. Сердце Мерхольда наполнилось праведным гневом и он оторвавшись от чтения, бросил злой взгляд на градоправителя, он хотел было отдать приказ о его аресте, как лучник стоявший рядом и крутивший в руках сверток воскликнул, разворачивая его: «Взгляните на это милорд». Барон повернул голову на оклик и увидел, как из-под грязной тряпки появляется кристалл, прекрасной огранки, в этот момент первый луч солнца упал сверкая на находку и яркая вспышка пронзила сознание Мерхольда, смотревшего на этот чудесный камень, как и остальные присутствующие. Свечение захватило разум воина, и поглотило его в своих пучинах, растворяя в бесконечной неизвестности, а потом он выпал из реальности и наступила тьма.

0

71

Свет, свет, свет. Во имя очищения, во имя спасения. Свет во имя света. Алое, белое, золотое. Тысячи цветов сходились и расходились, взрывались, плясали, грохотали. Вокруг шумело, будто лопались стеклянные графины. Свет! Очищающий.
Мерхольд видел пещеру, видел погибших товарищей, золото, войну, смерть. Картины прошлого превращались в мешанину цветов, в глазах плыло и рябило, голову сжимали спазмы.
Годфри упал на колени, так и застыв. Его родители - живые и здоровые - стояли перед ним, что-то говорили и улыбались. Стоило сделать шаг, всего лишь один шаг. Он осторожно ступал вперед и падал в пропасть. Раз от раза. Как в калейдоскопе. Лица родителей смазывались, и вместо них появлялись другие, полные ненависти и злобы: давно забытые враги - живые и мертвые. Хотелось выть, но не получалось даже шевельнутся.
Лето упал на землю. В черноту. Его не преследовали картины прошлого, он просто бесконечно летел в жуткой черной пустоте. И не было конца падению.
Все слышали слова, прерываемые хохотом:
- Свет! Очищающий! Свет! Испепеляющий! Свет! Извечный! Свет! Изгоняющий тьму!
Казалось, что орда фанатиков выстроилась на площади, и сотня луженых глоток орет эти слова.
Голоса исчезли, только тихо, ненавязчиво, словно откуда-то издалека лилась песня. Мужской хор пел тихо и невнятно, затем слышалось чистейшее сопрано. Вступали барабаны, придающие музыке ритуальное звучание. Подключалась арфа, выл рог. Все стихало под ровные, ритмичные мужские голоса, сливающиеся с тихим и печальным сопрано.
Тишина. Город, укрытый снежной пеленой, словно умер. Рассвело. Холодное солнце, как кристалл, пускало свои ледяные лучи на снежную долину. Человек, напоминавший упитанную крысу, поднялся, испуганно озираясь по сторонам, и пошел к выходу из города. Ворота были раскрыты, стражники лежали на земле, а из их носов сочилась кровь. Человек шарахался из стороны в сторону, но все-таки добрел до выхода из города. Он не обернулся. Выскользнул и побежал. Он бежал, поскуливая как собака, получившая под хвост. Скоро он скрылся из виду.
Мерхольд очнулся первым. Точнее, вторым, вслед за убежавшим человеком. Очнулся с сильной головной болью и таким чувством, будто он не спал пять ночей кряду. Глаза слипались, болели мышцы, ощущалась слабость.
Годфри понял, что так и стоит на коленях, прижав руки к голове. Симптомы были те же, что и у полковника.
К площади медленно ковылял Дисфин. Из носа у него сочилась кровь.
- Э... Судари, у вас лица измазаны кровью... И она все еще течет. - Он еще не понял, что с ним произошло то же самое. - Что, черт возьми, произошло? Я помню только вспышку да то, как попадали все офицеры вместе со мной.
Вопрос был риторический.
Он сел на сундук, чуть не упав. Потер виски. Выжидательно поглядел на товарищей. В это время начал оживать весь город. Люди поднимались, непонимающе озирались по сторонам, и расходились. Никто не мог понять. Никому, наверное, и не суждено было понять.
У Мерхольда же в голове складывалась занятная цепочка: Вепрь - кристалл - градоправитель - и... и что-то еще, чего он не знал. Пока что.

Эпизод завершен. Продолжение следует...

0


Вы здесь » Ведьмак: Перекрестки судеб » Личные эпизоды » Странности осадного положения


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC