Ведьмак: Перекрестки судеб

Объявление

Последние новости

Форум закрыт. Но можно доиграть незаконченные квесты и эпизоды, а так же разобрать памятные сувениры. Спасибо за то, что играли с нами

Администрация
Мэг

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Перекрестки судеб » Личные эпизоды » Странности осадного положения


Странности осадного положения

Сообщений 31 страница 60 из 71

31

(Офицерский штаб. Для Мерхольда и Николаса).
(Улицы. Для Годфри).

- Ах, да! Алхимик! В городе он есть, но... вообщем, все считают его сумасшедшим. - офицер покашлял.
- Баррикады есть здесь, здесь и здесь - офицер указывал на карте их расположение, - А вот здесь нет. Немедленно будет построена.
Один из уличенных в пьянстве офицеров вызвался руководить постройкой баррикад и мирным населением, а также засадами на крышах домов.
- Ты? Да, ты самый способный из этих - палец презрительно указал на остальных - и если бы не пил, мог бы стать отличным офицером.
Тот покраснел, не скрывая радости и желания выделиться, выслушал указания и отправился их выполнять.
- Вот, милорд, с этим распоряжением разберемся быстро. А вот с рекой, позволю себе не согласиться. Болота совершенно не проходимы, да и еще там нечисть водится. Вепрь мужик хоть и суровый, но простой - в такое место не полезет. А крюки уже готовы, с моего распоряжения. Хорошо, правая сторона моя. Вопросов нет. Эй, ты! - он окликну еще одного офицера из позорного строя, - Найдешь лучшего стрелка и приведешь сюда. И, чтобы он был действительно - лучший.
Офицер с треском и шумом вылетел из штаба и тут же с порога истошно заорал:
- Требуется лучший лучник в войске! Подходить ко мне! - и продолжал орать эту фразу, ходя по всему городу - отсутствие мозгов видно сразу.
Он проходил мимо строя наемников и все так же орал, надеясь, что среди них найдется кто-нибудь.

0

32

Над небольшой площадью возле кордегардии стоял многоголосый шум и царила нервная суета. Сновали взад-вперед посыльные, драли глотки офицеры. Наемники в строю, который следовало бы назвать толпой, переругивались, пересмеивались и отпускали ехидные шуточки в адрес городской стражи. Годфри стоял в этом строю молча и наблюдал за происходящим. И чем дальше, тем меньше ему нравилось увиденное. Над всей толкотней и активностью витал дух неуверенности и откровенный страх, страх на грани паники. Вояки. Наели ряхи, брюхи вырастили - пояса не сходятся. Это вам не местных купчишек щипать, да пьяную шпану по кабакам гонять. Забыли службу, дармоеды. Очередной выскочивший из здания офицер заорал, да так что перекрыл гул, стоявший над площадью.
- Требуется лучший лучник в войске! Подходить ко мне! -
Ну и голосина. Труба. И мозгов как у трубы. Пойти что ли? С одной стороны явно не пиво пить зовут. С другой - так хоть будет больше шансов узнать что же происходит на самом деле и как тут уцелеть. Да, Годфри, у тебя талант последнее время ввязываться в дурные приключения.  Ладно, об этом я подумаю завтра. Если доживу.
Приняв решение, Годфри сделал два широких шага, выходя из строя и окликнул офицера:
-Сэр! Я лучник. Куда идити?

Отредактировано Годфри (2012-03-18 12:37:19)

+1

33

Сумасшедший алхимик, как это прозаично, их везде считают безумцами. Что поделаешь, если люди не понимают чего-то, то считают непонятное бредом или сумасшествием? Любой кмет назовет оксенфуртского светилу наук дураком, если тот вздумает ему объяснить в теории механизм сопряжения сфер или начнет философствовать, употребляя научные термины в необъятном количестве.
- Пусть будет хоть псих, лишь бы знал свое дело. Пошлите за ним – не отрывая взгляда от карты, сказал Мерхольд.
Капитан указывал на места, где уже были защитные завалы улиц, а фальшивый «полковник» удовлетворенно кивал головой – отлично это сэкономит время.
- А вот с рекой, позволю себе не согласиться. Болота совершенно не проходимы, да и еще там нечисть водится. Вепрь мужик хоть и суровый, но простой - в такое место не полезет. А крюки уже готовы, с моего распоряжения.
- Какая ирония, нечисть на службе у короля Редании – усмехнулся самозванец – это нам на руку, тогда освободившихся ополченцев поставьте с телегами вот тут, если банда все же ворвется в город они должны будут пропустить  их в «коридоры» и закрыть ловушку за ними. – Мерхольд плотоядно ухмыльнулся и лицо воина, искаженное страшным шрамом, приобрело зловещий вид.
- За крючья хвалю. Как вас зовут, капитан?

+1

34

(Для Мерхольда)

Капитан поморщился, но что делать - приказ старшего по званию - это приказ старшего по званию, и тут ничего не поделаешь.
- Хорошо, я попрошу, чтобы его доставили или вы отправитесь к нему лично?
Капитан показал на карте еще парочку таких завалов, а также места на стене, где установлены чаны с кипящим маслом.
- Да-да. Я считаю так же. Однако, надо поставить здесь, - он указал на место около ворот, - два отряда - слева и справа, чтобы смять первых бандитов. Как вам?
Капитан, увидев плотоядную усмешку полковника, жаждущего битвы, сам ухмыльнулся - ничуть не менее плотоядно и кровожадно.
- За крючья хвалю. Как вас зовут, капитан?
- Зольк де Дисфин, милорд. А крючья... Эту тактику довольно часто применяют и это не моя заслуга.

(Для Годфри)

Офицер с выражением жуткого скептицизма и такого же презрения оглядел лучника, а потом гнусавым и нудным голосом проорал: "Так иди в штаб быстрее, тебя полковник ждет, простолюдин!"
Ему вторил офицер, командующий строем: "Топай давай, а то и нам влетит, и поживее!"

0

35

На предложение посетить алхимика лично, Мерхольд саркастично глянул на капитана, скривив уголки губ книзу.
- Не время шутить, Зольк, у нас каждая минута на счету, - добавил он к ухмылке слов.
Глянув на карту и немного поразмыслив над словами офицера, псевдополковник ответил на его инициативу выставить у ворот два отряда: «Вы правы, капитан Дисфин, отряды должны быть там, только если бандиты прорвутся в ворота, мы должны сделать вид, что фронт дрогнул и отступает вглубь города, на самом же деле мы втянем врага в заранее заблокированный «уличный коридор» и тогда фланговые отряды сожмут последние ряды разбойников, отрезая им пути к отступлению. Противник окажется запертым, в этот момент вступают в действие стрелки, засевшие на крышах и прислуга у котлов со смолой, добавит жару и паники в их ряды. Нам останется поджечь мерзавцев, устроив им кровавую баню. Но все же, это крайнее развитие событий, нам нужно не допустить противника в город, сломав ему зубы на стенах. Протянем денек другой, и они сами удерут отсюда, не желая встречаться с армией его величества, которая к тому времени подоспеет на выручку. Все же лезть на стены дело не из легких, у нас преимущество».
У кого будут вопросы или предложения? Прошу высказываться.
Вдруг, барона осенило: «Гонца за помощью выслали?»

0

36

Поживее...Раскомандовался, обормотина. Уже бегу, штаны на ходу теряю. Раздраженно подумал про себя Годфри, пробираясь в импровизированный штаб обороны городка через столпотворение в дверях дома. Наконец, протолкавшись в дверях, Годфри оказался внутри и успел услышать окончание чьей то энергичной речи:
-Противник окажется запертым, в этот момент вступают в действие стрелки, засевшие на крышах и прислуга у котлов со смолой, добавит жару и паники в их ряды. Нам останется поджечь мерзавцев, устроив им кровавую баню. Но все же, это крайнее развитие событий, нам нужно не допустить противника в город, сломав ему зубы на стенах. Протянем денек другой, и они сами удерут отсюда, не желая встречаться с армией его величества, которая к тому времени подоспеет на выручку. Все же лезть на стены дело не из легких, у нас преимущество».
У кого будут вопросы или предложения? Прошу высказываться.

Неужели? Неужели в этом стаде оказался кто то, у кого есть голова на плечах? Так, глядишь, еще не все потеряно. Годфри несколько приободрился и окинул быстрым взглядом собравшихся в комнате, выискивая говорившего. Взгляд лучника остановился на высоком, крепком мужчине, лицо которого пересекал большой уродливый шрам. Беглого взгляда хватило Годфри, чтобы понять - этот из настоящих. Лучник внутренне подобрался и громко, так чтобы перекрыть стоявший в комнате гул голосов сказал:
- Милсдарь, за лучником посылали? Я лучник.

0

37

(Для Мерхольда и Годфри. Штаб.)

Зольк лишь повел глазами, как один из офицеров вышел — неслабо напугал их Мерхольд, ох не слабо!
Внимательно глянув на полковника, офицер чуть помедлив, ответил:
— Да, милорд. Большинство из сказанного вами, уже сделано.
Чуть раньше в комнату вошли офицер и лучник, но, буквально, за пару за пару секунд до слов Золька.
— Милсдарь, за лучником посылали?
Офицеры теперь не только тупо боялись Мерхольда, они почувствовали, что он — гораздо лучший военачальник, чем их жрущие пиво/вино/самогон, офицеры. И теперь они тихо переговаривались, одобрительно поглядывая на вояку.

(Для всех. Местность за стенами города)

Альдериона ударили быстро. Топорищем — не сильно так, но темному магу хватило, чтоб отключиться.
— Ха! Молодец! В лагерь его!
Вепрь ушел, поигрывая внушительным тесаком в одной руке и боевым топором в другой. Скоро все должно было начаться. "Он у меня получит!" — оскалившись, подумал он.
К стенам тащили лестницы, копошились и кричали. Обычная банда грязных бандюг 
— и как они держат в страхе страну? Как-то ведь держат.
— Ну, когда начинаем, Вепрь?
— Скоро, дружище, скоро.

0

38

Военная машина городка начала шевелиться, поворачивая со скрипом несмазанные  колеса  проржавевшего механизма, она  все же сдвинулась с места, приказы были отданы и запущены в действие. Мерхольд, вздохнул с облегчением, пользуясь секундной передышкой, никто пока не заподозрил в нем самозванца и даже напротив, защитники города,  похоже прониклись к нему доверием. Но сейчас нельзя было расслабляться, время неумолимо отсчитывало секунды до того момента, когда сталь запоет свою похоронную песнь, жадно вгрызаясь в живую плоть, разрывая ее и утоляя ненасытную жажду кровью. В памяти полыхнуло огнем воспоминаний, лица давно исчезнувших боевых товарищей, промелькнули перед глазами и исчезли во мраке столетий, оставляя в груди лишь необъятную пустоту и, ни с чем несравнимую горечь утраты.
Видение длилось всего миг, от него воина оторвал, вошедший в помещение лучник. То, что это был стрелок, знающему человеку понять не составляло труда, неправильная осанка выдавала в нем, практикующего лучника и уделявшему этой практике довольно много времени, одеяние, взгляд, цепкий, будто оценивающий расстояние, бережно зачехленный лук, все выдавало в нем того, в ком так сейчас нуждался Эбергсдорф.
- Да, посылал. – утвердительно кивая головой и одновременно приветствую таким образом вошедшего, сказал каэдвенец.
- Сегодня тебе выпала доля выполнить ответственное задание, надеюсь, ты и вправду хорош? Как твое имя солдат?

0

39

- Мое имя Годфри Монк, сэр. - Годфри с достоинством поклонился офицеру. - Близкие знакомые зовут "Колючкой". А те аэдирнцы, которым повезло пережить Хаггу, называют меня "проклятием Понтара". Смею сказать, сударь, лучшего стрелка Вы вряд ли найдете верст на 100 окрест. Что я должен сделать? Годфри выпрямился и выжидательно посмотрел на каэдвенца.

0

40

- Полковник Мерхольд Золингрофф – представился в свою очередь воин, коротко качнув головой.
- Проклятие Понтара? Звучит неплохо, был бы толк… - плотоядно усмехнулся самозванец.
- Значит Господь благоволит нам, раз послал такого стрелка, - больше для поднятия духа, чем для похвалы произнес барон.
- Твоя задача метко стрелять. Уж постарайся как следует, Годфри колючка.  Твоя главная цель одноглазый человек, его называют Вепрем, он предводитель этого сброда, обезглавишь банду, и она утратив пастыря рассеется, как стадо овец, потеряет боевой дух. А нам этого и надо. На тебе большая ответственность Монк. За его голову назначена награда в пять золотых гривен, это, как тебе известно, пять тысяч оренов. Не так уж и плохо за хороший выстрел, а? Второстепенные цели, командный состав, их ты узнаешь по тому, как они будут размахивать руками, отдавая приказы, обычно они не лезут в самое пекло и возле них крутятся гонцы, - без суеты разъяснял лучнику задачу Мерхольд.
- И еще… Прикрой мне спину, в случае чего, – глядя в глаза стрелку сказал старый солдат, после короткой паузы.
- С оперативной обстановкой тебя ознакомят господа офицеры, - указал он на склонившихся над картой людей, и уже перекинул свое внимание на капитана.
- Зольк, есть идея, нужно соорудить что-нибудь вроде катапульты, хотя бы ее подобие, если противник задумает напасть ночью, нам потребуется подсветить его тыл, чтобы наши стрелки видели куда целиться, будем закидывать их огненными шарами. Как тебе? – ожидая реакции Дисфина высказался воин.

0

41

23 часа, 13 минут. Снег пошел сильнее, видимости почти нулевая.

(Для Мерхольда и Годфри. Штаб.)

Зольк спокойно глядел на полковника и вошедшего лучника. А в голове его вертелись мысли. Одна за одной. Их было много, причем, большинство из них — отнюдь не были радостными.
— Катапульта? Хм... — офицер скривил губы, сомневаясь, — Можно попробовать... Определенно, можно, — один из офицеров был подозван. После пары секунд тихого разговора он быстро вышел.
— Сейчас все будет готово, милорд.
Через минуту вернулся офицер, посланный за алхимиком.
— Алхимик, по вашему приказу, доставлен.
Алхимик оказался седобородым старичком, с некогда орлиным, а теперь похожим на ржавый крюк, носом. Кашлянув, неуверенно глянув на суровых мужей, он заговорил:
— Чего от меня требуется?

(Для всех. За стенами).

Вепрь ходил из стороны в сторону, потирая руки. Все должно было начаться, если не сейчас, то в ближайшее, самое ближайшее время. Плотоядно усмехнувшись, он крикнул:
— Скоро начнем!
Бандиты зашушукались, шушуканье перешло в крики. Дело пошло своим чередом:  двадцать бандюг стояло перед стенами, остальные отошли в сторону. Все лыбились и совершенно не переживали за успех "операции".
Вепрь прошелся между стройными, словно в регулярной армии, а то и лучше, рядами. Довольно хохотнув, обратился к разбойникам:
— Ну, что, братцы? Покажем этим доходягам, жирдяям и скупердяям, что такое банда Дикого Вепря?
— Покажем, — грохнул ответ.
— Сколько мы брали городов? Сколько резали этих поганых дворянчиков? Сколько грабили: злата, серебра, оренов, крон? Так чтож, этот жалкий городишко выдержит натиск таких молодцов, как вы? Да еще и с такой придумкой... — тут он тихо засмеялся.
— Нет! Смерть им! Деньги нам! — орава была готова.
— Так начнем, черти вас дерите! Чтоб резали всех и каждого! Вперед, лентяи! Покажите им!
"Этот мерзкий трус, поганый градоправителешко, получит от меня за то, что не сдержал слова..." — думал Вепрь, строя отряды и отдавая приказы.
Начиналось.

(Для всех. Дом градоправителя).

Градоправитель нервничал. Нет, он не нервничал. Он истерил.
— Ничего не вышло! Все потеряно! Он забрал деньги, золото, но ничего, ничего! — бил он кулаками по мягкому креслу и плакал.
С силой пнув кресло, так, что оно упало, градоправитель хватил еще пару кувшинов и вновь завопил, точнее, зашипел:
— Эта свинья не получит ничего! Ничего! Нет... Пусть забирает все, но ЭТО я ему не отдам, — захохотав смехом сумасшедшего, градоправитель начал совершать некие манипуляции. После завершения оных, он оделся, глубоко вздохнул и остановился на пороге.
— Не получит...
Уходить не хотелось. Никак. Но изменить ничего нельзя. Глянул на нечто, напоминавшее письмо,  на продолговатый предмет, который держал в руке, на мешочек на поясе... Все это могло обеспечить ему свободу или... более интересное времяпровождение в Третогоре.

А меж тем, начиналось...

0

42

В городе было шумно. Шумели солдаты, шумели стражники, выли женщины, ругались мужчины, пищала ребятня и лаяли собаки. Снег валил стеной, и дальше своего носа можно было разглядеть лишь смутную пелену. Большинство же населения было уверено, что осада не принесет бандитам плода и закончится так же, как и началась.
В центре площади, где волею судеб оказался ведьмак Лето, строились солдаты, а их усатые командиры без устали ругались. Если бы они так же сражались, то не было бы равных реданской армии средь всех армий мира. Но Лето, бывший, как уже говорилось, ведьмаком, просто так нигде и никогда не появлялся. И даже не в странности его характера и привычек дело, - нет, просто ведьмачья натура была, есть и будет ведьмачьей натурой, вне зависимости от Цеха, характера и привычек.
А в руках у лето было замызганное и порванное объявление, гласящие:
«Требуется ведьмак. Срочно. Оплата по договоренности».
И зачем понадобился ведьмак этому городишке, который сейчас находится в шаге от гибели и разорения? И мыслящие понимали это. Или отказывались понимать. В числе мыслящих был и Лето. А перед Лето был выбор. Ветер дернул объявление, словно подсказывая решение монстробою. Но этот суровый народ редко прислушивался к Гласу Природы.

***

Лестницы дружно уперлись в стены. Черные тени двигались вверх. И если бы увидел простой человек оскал на их лицах да глаза, молниями пылающие во тьме ночи, то не выдержал бы он и отдал концы, как говорят бравые скеллигские моряки. Другая, большая по численности группа, быстро проходила в проход в стене. И первый стражник с приглушенным визгом упал наземь. Началось.

0

43

- Нет, так дело не пойдет, - думал Лето из Гулеты, рассматривая солдат, строящихся в боевые построения, рассматривая командиров, прикрикивающих на бойцов, отнюдь не горевших желанием сражаться. Лето отнюдь не собирался влипать в нечто подобное. Войны не для ведьмаков. Хотя иногда бывают исключения. В воздухе чувствовалось какое-то напряжение. Лето поправил плащ, свернул объявление о ведьмачьем контракте в трубку и засунул за пазуху - сумка осталась в таверне. Как и меч. Но 2 стальных кинжала были при нем. Владел Лето ими превосходно - сражался сразу двумя с поразительной быстротой, силой, ловкостью и точностью. Ведьмак никак не мог решить, чем он владеет лучше - мечом или двумя длинными кинжалами.
Ведьмак развернулся и зашагал в сторону таверны, где он остановился. В конце концов время сейчас не для чудовищ - нужно собраться и валить из этого города. пока не началась бойня. Или хотя-бы взять меч. Лето уже решил для себя - если первыми нападут на него разбойники, он будет сражаться против них вместе со стражниками. Если первой нападет стража, то он будет сражаться со всеми подряд. А если не нападет никто, то он сражаться не будет. Вообще.
В конце концов ведьмак был ведьмаком, а не воином. Хотя Лето никогда не любил разбойников - от рук одного из таких некогда погиб его отец. Виновный так и не был найден. Если бы он жил, Лето бы не был ведьмаком. Хотя с другой стороны ведьмак - профессия редкая и нередко необходимая. Нельзя без ведьмаков. Во всяком случае так считал Лето.
Не желая идти по людной улице, Лето свернул в подворотню, которой вышел к небольшой улочке вдоль стены.

0

44

- Проклятие Понтара? Звучит неплохо, был бы толк, - то ли усомнился, то ли удивился, усмехаясь, мужчина с уродливым шрамом на всю рожу.
- Будет тебе толк, мурло кривомордое, не сомневайся, - привычно прищурился Годфри, мысленно ухмыляясь на слова собеседника. Едкая натура «Колючки» давала о себе знать, к каждому слову полковника, он мысленно добавлял комментарии изобилующие колкостями и сарказмом.
- Твоя задача метко стрелять. Уж постарайся как следует, Годфри колючка.
- Это и так ясно, как белый день тупица.
- Твоя главная цель одноглазый человек, его называют Вепрем, он предводитель этого сброда, обезглавишь банду, и она утратив пастыря рассеется, как стадо овец, потеряет боевой дух. А нам этого и надо.
- С этого и надо было начинать, а то метко стрелять, будто я олух какой. Может оно и так, лишь бы он мне на глаза попался, сучий потрох.
- На тебе большая ответственность Монк.
- Я сейчас лопну от гордости.
- За его голову назначена награда в пять золотых гривен, это, как тебе известно, пять тысяч оренов.
- Видать много крови попортил этот мудак реданцам.
- Не так уж и плохо за хороший выстрел, а?
- За превосходный выстрел, - чуть улыбнулся уголком рта лучник.
- Второстепенные цели, командный состав, их ты узнаешь по тому, как они будут размахивать руками, отдавая приказы, обычно они не лезут в самое пекло и возле них крутятся гонцы,
- Знаем, проходили, чай не впервой, - уже не так ядовито размышлял Монк.
- И еще…
- Я весь внимания.
- Прикрой мне спину, в случае чего, - без напыщенности и показухи сказал воин, так как обычно говорят солдаты своим боевым товарищам перед битвой.
- Постараюсь, раз уж мы в одной лодке.  Потеряем тебя, и этим стадом будут командовать бараны, - кивнул, он в ответ, с серьезным видом, ему уже не хотелось язвить этому человеку.
- С оперативной обстановкой тебя ознакомят господа офицеры, - кивнул в ответ полковник, указав на стол застеленный картой.
- Слушаю, милорд, - кратко поклонившись, ответил Годфри, незамедлительно подойдя к столешнице, и принялся изучать план действий. В общем, ему понравилось, позиции на высоте и запасные пути отхода предусмотрены. Краем уха он слышал как, Мерхольд говорил о подсветке тыла противника, - этот парень, определенно начинает мне нравиться. Уяснив задачу, лучник получил пароль и вышел из штаба, отправляясь на обозначенный ему пост, который находился на стенной башне, неподалеку от перехода на крышу, предусмотренного для отступления в случае наступления плана «Б». С неба сыпал снег, так что ему пришлось накинуть капюшон, чтобы тот не попадал за шиворот. Двигаясь по заснеженным улицам, Годфри вскоре добрался до цели и получив разрешение, а заодно и дополнительные колчаны со стрелами, несколько из которых были обмотаны просмоленной паклей на наконечнике, он благополучно забрался на башню, где уже были несколько других стрелков, напряженно вглядывающихся в ночную мглу. Спрятавшись за стенным зубцом, он расчехлил лук, пальцы привычно обхватили рукоять, достав тетиву, Годфри  натянул ее в боевое положение, та приятно лаская слух, издала мелодичный звон, подобно струне лютни, это была лучшая музыка на свете. Прицепив один из колчанов на пояс спереди, он достал несколько стрел и набрал их в кивер, и наконец, ухватив еще одну стелу за пятку, наложил ее на тетиву. Огни факелов на стенах выхватывали из темноты смутные очертания и силуэты солдат на стенах, мельтешащий снег мешал обзору, Годфри просчитывал расстояние и силу ветра, когда тишину, разорвал вопль умирающего защитника города и на стене появилась новая тень.
- Тревога, - заорал он соратникам, оповещая о начале штурма и других воинов.
Спокойно подняв лук, он прицелился, все движения были отточены  и выверены долгими тренировками и уже граничили с рефлексами, оперение щекотнуло ухо, удары сердца, как метроном, гулко отсчитывали такт, пауза, и удар по перчатке левой руки, послужил отправной  точкой в отправке смертоносного снаряда к цели.
На стенах, не зевали и кипящая смола полилась на лестницы заливая тела штурмующих, ужасающие вопли вспороли заснеженную ночь ножом. Лучник поджег от факела просмоленную стрелу и запустил ее в сторону приставных лестниц, горячая смола полыхнула ярким, огнем озаряя происходящее под стенами.

0

45

Лже полковник пристально посмотрел на вошедшего старичка, представленного алхимиком, кивнув ему в знак приветствия.
- Здравствуйте почтенный, - в этом месте Мерхольд сделал паузу, давая понять старцу, что не знает его имени и продолжил говорить.
- Меня зовут Мерхольд, я командую обороной города и нам крайне необходима ваша помощь сударь. Иначе может статься, что скоро вам негде будет заниматься своими научными изысканиями. Враг у ворот города - начал объяснять он алхимику ситуацию, сгущая краски.
- Полагаю, нам сейчас как никогда  выгодно сотрудничество с вами. Суть моей просьбы в том, чтобы добиться наиболее сильного и длительного горения смолы используемой защитниками на стенах. Смесь так же юолжна быть легковоспламенимой. Так же нам нужно пропитать чем-то тюки с соломой, чтобы они сгорали не так быстро, но и давали достаточно много света, для подсветки тыла противника. Может, вы, знаете рецепты зерриканских мастеров, я слышал, они делают какие-то мощные штуки способные своим грохотом и огнем оглушить и даже разорвать людей на куски. Сейчас такие штуковины нам бы очень пригодились. Если вам нужны помощники, мы выделим нужное количество людей. Если нужны материалы я прикажу их вам доставить немедленно. У нас очень мало времени, нужно спешить. - с этими словами он уставился на обладателя крючковатого носа в ожидании ответа.
Выслушать ответ старика, барону не довелось, в штаб ворвался гонец, бледный и испуганный с виду, он выпучив глаза закричал: «Напали!!! Началось!!! Там.. Там…», что там, уже никто не слушал, офицеры оживились, и в помещении пронесся ропот и началось движение.
- По местам! Зольке, за мной!- скомандовал Мерхльд, рванувшись к выходу.
- Займитесь алхимиком, - бросил он на ходу дежурному офицеру.
Холодный ветер хлестанул по лицу, сменив уют помещения на промозглые хлопья снега, валящегося с небес нескончаемым потоком. Над стенами города поднимался черный дым, озаряемый всполохами огня. Мерхольд грязно выругался сквозь зубы. Перед кордегардией еще стояли наемники, он не долго думая обратился к ним: «Воины, время сражаться пришло. Мы будем драться плечом к плечу или умрем, третьего не дано. Я поведу вас к победе! За мной!», с этими словами воздух содрогнулся от рева полусотни наемников, готовых уничтожить всех на своем пути.
- Капитан, показывайте дорогу, - уже негромко сказал он Дисфину. Они побежали рысцой в сторону пожарища, где уже были слышны крики умирающих и звон стали, топот кованых сапог за спиной говорил о том, что наемники неотступно следуют за ними. Приблизившись к городской стене, Мерхольд понял, что сражение идет и по эту сторону ограждения, меч легко выскользнул из ножен, блеснув серебряными рунами в неровном свете факелов.
- К бою!!! Каре!! Сомкнуть ряды! - Отдал он приказ, бойцам, которые без лишних слов стали в строй, выставив щиты и ощетинившись пиками стали наступать на неприятеля. Шаг… Шаг…  Еще мгновение и противники сошлись, заполняя улицу лязгом металла и дикими криками.

0

46

Алхимик поворчал, похрустел костяшками пальцев, шмыгнул носом. Он не торопился, он свой век отжил, какая разница, что там, за углом?
Воспоминание о сыне, который сейчас служил в реданских войсках где-то далеко, вывело старичка из пассивного бездействия.
- Я... я сейчас. Да, да, есть! Сейчас!
Сумка выпала из его трясущихся рук, морщинистое лицо стало беспомощным, но суровый господин с шрамом уже бежал во двор.
- Напали! Началось! Там... Там...
- Господин офицер, господин офицер, я знаю... знаю. Мне домой надо, домой. Там есть, наверно, да, да!
Офицер, не смея ослушаться приказа лже-полковника, открыл перед стариком дверь, и они побрели к дому того. Алхимик напрочь отказался от того, чтобы ему принесли сюда все необходимое.

Годфри попал. А смола довершила дело. Не совсем, конечно, но там уже и верные мечи стражи постарались. Защитники уже начали кричать "ура!", как громкий звук, похожий на свист разорвал воздух, заставив всех участников действия замереть. Проход, что до недавнего времени был небольшим и незаметным, теперь стал приличной дырой, в которую резво хлынули бандитские тела. Отряд Мерхольда вышел прямо ему навстречу. Оставалось продолжить план: заманить разъяренных бандитов внутрь города и там довершить начатое. Первым рядам пришлось принять бой, решение же было за Мерхольдом. Однако, громкие крики, лязг метала и рев нападающих сообщали лже-полковнику и капитану Дисфину, что другой их фланг подвергается яростной атаке. И, что было плохо, на том фланге была городская стража, надеяться на которую приходилось слабо. Вспыхнул первый дом, за ним - второй.

Черный дым повалил над городом, смешиваясь со снегам. Видимость была уже не почти нулевая, а просто - нулевая. В городе паника пока не началась, но это было делом времени - стоит войскам дрогнуть, и город сойдет с ума. Лето услышал крики, звон, унюхал запах гари и запах битвы. Идя по улочке вдоль стены он наткнулся на раскрытый сундук, которой своим видом так и говорил: "Во мне не всякие там безделушки, во мне богатство".

Градоправитель же, в суете и панике забыл о неком важном деле, и поэтому не выскочил стремглав из дому, а вернулся, продолжив заниматься своими темными делишками.

Отредактировано Шанк Биро (2012-09-17 09:11:15)

0

47

Лето никогда не был жадным. И никогда не воровал. Однако случайно замеченный сундук манил его, как кота сосиска. Странно. Лето совсем не хотелось проверять его содержимое. Ну почти. Вдохнув наполненный странной горечью воздух, Лето прислушался - никого поблизости. Где-то подальше послышался шум боя - звон стали, кричи и вопли, стук, плач. А тут было тихо и спокойно. Может именно этот сундук нужен нападающим? Однако Лето не собирался отдавать его им. По-крайней мере просто так. Разбойники свое слово не держат, могут и обмануть. Лето недолго думал - подошел к сундуку, снял плащ и обернул им его, а потом поднял и понес. держа свои "сокровища" под мышкой. Не в гостиницу. К градоначальнику. Лето совсем не собирался захапать сундук себе. Горечь в воздухе стала сильнее. Лето быстро свернул в переулок, неся под мышкой оказавшийся достаточно тяжелым сундук.

0

48

В кромешной тьме, нарушаемой лишь трепещущим светом факелов, мелькали силуэты разъяренных воинов, мечущиеся в разгоряченной схватке, яростно лязгала сталь, многократно повторяя один и тот же звук в различных вариациях. Мерхольд поняв, что они подверглись нападению с фронта и флангов, приказал отступать назад в улицу, что бы облегчить задачу наемникам и усложнить ее разбойникам, которые превышали его отряд численностью.
- Назад! Отступаем в переулок! Держать строй! – орал он во всю глотку, своим подчиненным. Благо те были не сопливыми мальчишками, а суровыми воинами и понимали что от них требуется, беспрекословно выполняя маневр.
Отойдя в переулок, они теперь оборонялись только с фронта, а бандиты, потеряв преимущество в численности, были вынуждены воздействовать только малой частью своих сил.
Кто-то бросил факел на соломенную стреху слева, пламя взметнулось вверх, озаряя улицу ярким светом.
Барон разглядел Дисфина, стоявшего в первых рядах с левого фланга, теперь был более менее свободен, и каэдвенец тут же приказал ему, пытаясь перекричать шум свалки: «Капитан, трубите отступлене!!!».
Они станут искать пути обхода в тыл отряду, - Мерхольд понимал это, и старался как можно быстрее  воплотить свой план в жизнь. Он так же знал, что все улицы перекрыты баррикадами вдоль и поперек, и лишь оставлены проходы-ловушки, что сейчас там творилось, оставалось загадкой.
Зольке достал рог и начал трубить, оглашая сигнал к отступлению и переходу на запасной план, все были предупреждены о нем заранее, и замешательства не должно было быть.
Как только звук рожка стих, Мерхольд протиснулся ближе к капитану, отдавая новый приказ: «Зольк, уходите на правый фланг! Возьмите несколько человек и уходите на свой участок. Разведайте там обстановку. Организуйте оборону.  Если они нас окружат, нам конец. Выполняйте!», тот кивнув в ответ тут же стал пробираться назад, и вскоре исчез из виду. Отряд продолжал отступать, отражая все новые волны врага, он подобно бронированному кулаку, держал удары врага, медленно втягивая его в смертоносную ловушку. Наконец, сотник заметил, что некоторые враги стали падать, сраженные стрелами и болтами, это подключились стрелки на крышах, план начал работать. Он зловеще оскалился, оценивая, как далеко они отступили вглубь города. Пожар перекинулся на соседнее здание, давая еще больше освещения, становилось жарко. Отряд шаг за шагом продвигаясь назад, достиг перекрестка.
- Пора, - подумал воин, и подняв голову вверх, пронзительно засвистел.
В тот же миг, на головы разбойников полилась горячая смола, а еще мгновением позже, зажженные стрелы полетели вниз, воспламеняя несчастных, обрекая их на жуткую смерть. Улицу заполнили пламя, едкий смрад горелой плоти, душераздирающие крики и мечущиеся в огне тела. Все кто остался жив, оказались между строем наемников и стеной огня.
Бей их, - приказал Мерхольд, и солдаты безжалостно уничтожили уцелевших от пламени, протыкая их пиками. Огонь жадно набросился на дома, поглощая все больше и больше, отрезая отряд от разбойников.
- Отличная работа, Ребята! Уходим, - сказал он солдатам, спеша на помощь Дисфину.

Отредактировано Мерхольд (2012-09-18 10:21:07)

0

49

Смола вспыхнув осветила пространство под стенами, пламя охватив тела нападающих, заставило их кричать и метаться в ужасных мучениях. Сгорая заживо, они падали в снег, дергаясь от страшных ожогов и боли, воздух заполнился запахом жаренного мяса.
Годфри продолжал пускать стрелу за стрелой, во всех, кто еще шевелился внизу, неся им легкую смерть, избавляя от кошмарных мучений. Те из немногих, кто остался в живых, подверглись жестокому обстрелу лучников, и уже скоро земля под стенами города была усеяна трупами, застывших в искореженных позах, на почерневшем от гари снегу.
Дружный рев защитников, разнесся над стенами, они потрясали оружием над головами, радуясь над быстрой победой.
- Слишком просто, - успело мелькнуть сомнение в голове стрелка, как резкий, неприятный свист резанул слух, заставив вибрировать тело лучника, и все что окружало его сейчас, люди недоуменно замолкли, раскрыв рты от удивления, они крутили головами, смотря по сторонам.
- Это всего лишь отвлекающий маневр, - подумал Монк, морщась от свербящего звука и от досады.
- Чему вы радуетесь? Нападение там!  Это был обманный ход, - сказал он, и в наступившей тишине его голос был отчетливо слышен находящимся на стенах. Вскоре его слова, подтвердили крики и звон стали в стороне, откуда ранее донесся странный звук.
- Прорвались в город… Они в городе.., - пронеслось среди ошарашенных защитников.
- Туда! Скорее! Занять оборону на баррикадах, Стрелки, переходите на крышу,  – голосил кто-то в темноте. Солдаты ринулись вниз, грохоча сапогами по ступеням, на заготовленные засадные позиции в городских кварталах. Все вооруженные стрелковым оружием стали перебегать по мосткам на близлежащую крышу, что происходило на других участках стены, не было видно из-за безостановочно сыплющегося с небес снега и непроглядной темноты. Годфри на секунду остановился, прежде чем спуститься с башни, вглядываясь во мрак, туда, где были слышны звуки битвы и мелькали огни факелов, неожиданно вспыхнула кровля какого-то дома, озаряя происходящее внизу. Подобно муравейнику, люди заполнили улицы, превратившись в копошащуюся массу, где то и дело сверкали лезвия мечей и наконечники копий. Ночь содрогнулась от протяжного трубного звучания рога, это был сигнал к переходу на запасной план. Чертыхнувшись, Годфри спустился на стену, но не перешел на крышу, а побежал по наружной стене, туда, где была драка, он помнил, что там имеется такой же переход на крыши, ведущие к центру города. Он бежал что есть мочи, в голове стучала лишь одна мысль, лишь бы успеть, до того как скинут мостки союзники. Когда он добежал до нужного места, на стену уже пробивались разбойники пытающиеся «скинуть» стрелков со стены находящейся теперь у них в тылу, несколько солдат еще давали отчаянное сопротивление, отступая к переходу на крыши, но силы были не равны и с каждой секундой ряды защитников таяли как лед в горячем котле. Монк не раздумывая, уложил двоих из нападавших из лука, причем одной стрелой, с такого близкого расстояния, его мощное оружие буквально прошило насквозь шею одного бандита и, вылетев с другой стороны, проткнуло глаз второго. Он перебежал по шатким доскам над бушующей битвой у него под ногами на крышу и присоединившись к другим стрелкам, начал прикрывать отступление оставшихся на стене солдат, те уже не могли сдерживать натиск врага и побежали к спасительному переходу, арбалетчики и лучники дали залп по преследователям, выкашивая их ряды, но многие настигали беглецов и били в спину, до трапа добрались лишь двое солдат, которые перебравшись на другую сторону, тут же скинули его на головы противника внизу. Рядом заполыхало еще одно здание, освещая еще ярче кровавую сечу, разыгравшуюся в теснине городских кварталов. Вскоре стрелки согнали со стены врагов, не давая им высовываться и занимать позиции для стрельбы с высоты. Оставив некоторую часть стрелков за этим занятием, Годфри с другой отделившейся от них частью рассредоточившейся вдоль улицы, начал обстреливать врагов сверху. Внизу, ощетинившись пиками, как ёж иголками, сражались наемники, перегородившие ведущую вглубь города улицу плотным строем, подобно плотине, о которую бились волны из человеческих тел, пытаясь разрушить преграду, во что бы то ни стало, но строй выдерживал напор, методично отступая и втягивая тем самым разбойников в глубину ловушки. Тетива то и дело играла свою ноту, обрывая с каждым разом чью-то жизнь, но Годфри не думал об этом, он просто делал свою работу, выбирая очередную цель рядом с фронтом союзного строя.
- Жив курилка, - улыбнулся он, увидев в построении знакомого человека со Шрамом на все лицо.

+1

50

Мерхольд методично, четко, по-военному выполнял план. Солдаты, воодушевляясь спокойствием и решимостью полковника, бились еще с большей яростью. Немало в тот день из зеленых ополченцев выросло сильных воинов. Но немало и кануло в пучину времен, отдав свою жизнь за маленький город, стоящий на берегу реданской реки.
Все шло как по маслу, а масло, в свою очередь, исправно лилось на головы разбойникам. Те орали, извивались, корчились и наконец сгорали, оставляя после себя лишь мерзкий запах горящих тел да тлеющие кости.
Но не все бандиты попали в ловушку. Отряд самых свирепых вместе с Вепрем проходил по другой улице, выкашивая ряды защитников. В миг, когда Мерхольд и его воины оказались на главной площади, туда же, словно вылетели бандиты Вепря. Их косили стрелы и болты, рубили мечи бравых наемников, но не, обезумевшие, желавшие крови тех, кто бросил им вызов, рвались прямо на отряд Мерхольда.
Годфри действительно увидел Вепря, но тот шел не в первых рядах и постоянно был укрыт спинами своих бойцов. Стрелы лучника исправно пробивали тела врагов.
Природа, обезумевшая, как и все в ту ночь, бушевала и билась, посылая в лица обоим сторонам хлопья снега, ужасные порывы ветра и странный гул, слившийся со звоном мечей, плеском крови и криками умирающих.

Лето шел быстро и успел пройти в дом до того, как на площади начался бой. Градоначальника он встретил. Вернее, градоначальник встретил его. Внезапно вылетев из-за двери, с глазами, полными ужаса, и свертком в руках.
- А-а-а! Кто вы?! К-кто вы?.. Что вы здесь делаете?!
Шум битвы привел градоправителя в ужас, и он, тихо заскулив, начал сползать по стене, глупо закатив глаза.

0

51

Лето слышал шум боя за спиной, крики, стоны. Он не знал, кто победит в следующей схватке. И ему было бы все равно, кто победит, если бы не одно но - Лето очень не любил разбойников, воров, проституток и прочие схожие с ними профессии. Первой причиной было то, что его отец был убит разбойником. Не в бою, нет. Его убили в спину. Убийца так и не был найден да и сейчас Лето сомневался, что его вообще искали. Северные королевства - не Нильфгаард, где царило хоть какое-то подобие порядка и морали на его взгляд. Нильфгаард был чище и краше. чем земли нордлингов, откуда Лето и был родом. хотя в королевствах севера были и свои плюсы - ведьмак в них был существом низкого сорта в глазах большинства, а в землях Нильфгаарда - самого низшего, неприкасаемый. Поэтому тут с работой было попроще. Да и Лето сам был нордлингом.
Что до второй причины, Лето считал эти "профессии" антиобщественными и аморальными. В отличие от, скажем профессии лекаря, кузнеца, плотника, земледельца. И, конечно, ведьмака. Если переведутся ведьмаки - то людям придется несладко. Какие-нибудь чародеи им не помогут. Тем более что чародейство с точки зрения Лето было занятием если и не опасным для людей. но малополезным. особенно если учесть самолюбие. гордость, тщеславие большинства магов и чародеек. В Нильфгаарде с этим вопросом тоже было лучше - там чародеи властью не обладали.
- А-а-а! Кто вы?! К-кто вы?.. Что вы здесь делаете?! - закричал испуганный внезапным появлением ведьмака градоправитель, после чего начал медленно сползать на пол по стене. лето поставил сундук на пол, поднял за шиворот градоправителя и несколько зат шлепнул его по щеке. Когда тот открыл глаза, Лето сказал:       
- Мое имя Лето, но это сейчас не главное. Есть одно дело. Я нашел один очень любопытный сундучок на одной из улиц. Возможно он немного поможет с нападением разбойников. Так что я предлагаю небольшую сделку.

Отредактировано Лето (2012-09-21 21:10:30)

+1

52

Ворвавшись на площадь, подобно стае голодных волков, наемники, возглавляемые решительным командиром, доказавшим на деле свою компетентность, воодушевленные победой и взбудораженные видом крови, шли, бряцая оружием, с горящими глазами, чеканя шаг, готовые уничтожить все на своем пути, они превратились в единый организм.  Мерхольд моментально оценил обстановку, увидев сопротивление разбойникам на другой стороне площади, он тут же принял решение прорваться к союзным силам, рассекая строй противника, заставив тем самым биться врага на несколько фронтов.
- Ты и ты, за мной, - указал он на двоих самых отчаянных рубак, и самых опытных по все видимости, которых приметил и выделил мысленно во время предыдущей схватки среди других солдат.
- Клин!!! – подняв меч вверх, приказал он своим воинам, становясь во главе строя, впереди двоих названных им головорезов.
Не мешкая, солдаты, перестроились в свинью, первые ряды, сомкнув щиты, сверкали клинками мечей, вторые выставили пики. Рекогносцировка не заняла и трех секунд, восторженные смелостью командира, солдаты приготовились к наступлению.
- В атаку!!! – заорал Мерхольд, начиная движение навстречу бегущей толпе бандитов, строй ожил и пошел вперед, подобно гигантскому механизму, еще секунда и он тараном врезался в гущу врага, добавляя в какофонию битвы дружный рев наемников и лязг стали.
Мерхольд был на острие атаки, теперь, он был неузнаваем, его движения были быстры, точны и смертоносны, теперь это был уже не человек, а машина смерти, сметающая все живое на своем пути, без жалости и без эмоций, сосредоточенно, хладнокровно, он врезался в чужой строй, ведя за собой опьяненных кровью, озверелых солдат. Меч вонзался в чужую плоть, рассекая все новые и новые тела, хриплые крики и предсмертные стоны, неотступно следовали за воином, напаивая все большей внутренней силой, это была его стихия.

0

53

Внизу разыгрывалась драма, трагическая, безжалостная, как сама судьба. Разбойники, попавшие в ловушку, даже не заподозрили о ней, разгоряченные мнимым успехом, вызванным отступлением отряда, они поняли свою ошибку слишком поздно, когда раздался сигнальный свист. Черные струи кипящей смолы обрушились на головы несчастных, они визжали, извиваясь в судорогах на грязном снегу, политом обильно кровью, корчась от боли в ужасных конвульсиях. Как по команде стрелки подпалили промасленные стрелы, Годфри последовал их примеру, с шипением, смертоносные снаряды полетели вниз, воспламеняя пространство улицы и заполняя его жарким пламенем, в котором метались жертвы, угодившие в «мышеловку». Лучник вновь почувствовал тошнотворный запах паленой шерсти и горелого мяса. Зрелище было не для слабонервных, многих из очевидцев этого происшествия неудержимо рвало.
Годфри бросил взгляд туда, где стоял Мерхольд, тот без эмоций и суеты раздавал распоряжения и вскоре отправился с отрядом в сторону городской площади, только сейчас Монк понял, как ужасен план в действии, а не на словах.
- Ну и сукин же ты сын , - мысленно ругнулся он на полковника, скривив привычно в ухмылке уголок рта.
Огонь тут же перекинулся на здания, грозя сжечь и стрелков засевших на крышах.
- Уходим!!! – разнеслось по крышам, щедро засыпаемых пеплом и снегом,  лучники двинулись в след отряду наемников с их кровожадным командиром.
Снег все сыпал с небес, покрывая все вокруг ровным белым слоем, в то числе и крыши, поэтому пришлось идти медленнее, чем хотелось бы, дабы не свалиться вниз, теряя драгоценное время, когда они добрались до площади, там уже полыхали пожары, и развернулась жестокая битва. Стрелки не замедлили рассредоточиться по прилегающим кровлям, начав сыпать стрелы на головы врага. Годфри, окинув взглядом поле боя, заметил одноглазого предводителя разбойников, и сосредоточился на нем, однако тот, то и дело скрывался в сутолоке боя за спинами своих товарищей. Лучник выпустил уже три стрелы, но так и не достиг желаемого результата, снаряды уносили жизни других бойцов, но не того в кого он метился. Сделав глубокий вдох, он прислушался к ритму сердца, сконцентрировался, достал новую стрелу и наложил ее на тетиву и натянув ее взял на прицел то место, где мелькала нужная ему персона, выжидав нужного момента, он отпустил стрелу в полет.

0

54

Градоправитель совсем скис. И если б не шум на улице, то он и вовсе бы сознание потерял.
- С-сундучок? А-а... Не убивай меня, согласен я согласен! Да, воровал, да, крал, да, с разбойниками якшался, да, забрал ту...
Лето могло показаться, что человек решил исповедаться перед ним, но оборванная фраза и цепкий взгляд, проверяющий, не заподозрил ли ведьмак чего-нибудь, наводили на кой-какие мысли.
- Сделка? Что за сделка? У меня нет денег! - Мысль о деньгах вывела градоправителя из ступора.

Два отряда врезали друг в друга, и казалось, что в тот миг сотряслась земля, и небо, просветлев, загромыхало. Мечи, топоры, палицы, кинжалы, сабли - все было в движении, все врезалось в плоть, все было обагрено кровью. Отряд Мерхольда должен был победить. В этом не было сомнений. Но безумцы-разбойники так просто не отступили. Все поняли, что бой - последний. И каждый из этих несчастных увидел искаженный лик смерти и с тройной силой ударил вновь. Но отряд Мерхольда должен был победить. И побеждал.

Стрела запела, зазвенела, время, наверное остановилось. Годфри был великим лучником. Нет, не был, он есть. А Вепрь был еще тем пройдохой. Поняв, что битва проиграна, он закрылся своим бандитом, достал из кармана какой-то амулет, тот сверкнул, а главарь бандитов растаял в воздухе. Растаял, будто туман в солнечный день. А стрела... А что стрела? Она вонзилась в горло разбойнику - парню двадцати лет, который мечтал заработать денег и купить дом, завести семью и заняться каким-нибудь ремеслом. Его мечте не суждено было сбыться. В тот день он умер от стрелы великого лучника, ему не предназначенной.

0

55

Мерхольд методично и хладнокровно пробивался вглубь вражеского строя, сейчас, в кромешном аду ожесточенной схватки, он разил все новых противников, позабыв обо всем кроме смертоносной пляски со сталью в руках.
Его движения были экономичные, четкие и молниеносные, удар, уклонение, взмах кинжала, проводка мечом, контратака, удар головой в переносицу, все смешалось в едином вихре, бесконечно мелькающие лица, со звериными оскалами и криками в страшном калейдоскопе сражения. Где-то глубоко в подсознании просыпался зверь, жаждущий крови, тот, что когда-то давным-давно уснул, убаюканный словами друга друида. Воин почувствовал, что наслаждается битвой, давно забытой за время отшельничества, настоящей суровой, для которой он рожден, по которой так соскучился. Не это ли его предназначение? Быть на грани жизни и смерти, на кромке двух беснующихся сил, с остервенением рвущих друг друга. В этой мясорубке, и те и другие, сейчас как никогда были близки духовно, повязанные узами крови и братством войны. Здесь и сейчас вершилась история, которая будет вписана в ветхие свитки, дряхлыми книжными червями, скрывающихся в глубинных недрах пыльных библиотек, но это будет потом, а сейчас наступал момент истины.

0

56

Годфри не поверил своим глазам, когда вместо цели обнаружил пустоту, «Вепрь» исчез, пропал, растворился в воздухе, похищая заодно и надежду на получение пяти тысяч оренов.
- Ах ты ж курва, - выругался от негодования лучник, смотря несколько долей секунд ошарашено на происходящее.
Но времени удивляться и рассусоливать по этому поводу, попросту не было, и посему стрелок достал новую стрелу, и наложил ее на тетиву, целя в очередную жертву, которых, к слову сказать, становилось все меньше. Выкашиваемые стрелами и бельтами стрелков, засевших на крышах вокруг площади, теснимые союзными войсками с двух флангов в ближнем бою, потерявшие лидера, разбойники были обречены на поражение. Картина складывалась не в пользу штурмующих, и лучше бы им было прекратить не нужную бойню, и сдаться, но она продолжалась, никем не остановленная, и они бесстрашно умирали, под смертельным ливнем из стрел и ударами воинов, словно пытаясь что-то доказать этому прогнившему заскорузлому миру. Лишь снег, нескончаемым потоком сыпал на город, присыпая тела павших белым саваном, который тут же пропитываясь кровью, становился алым.

0

57

Страх - штука серьезная. Но для человека просто необходимая. Зачастую именно страх спасает ему жизнь. Но еще чаще он ему мешает. То-же и приключилось с градоправителем.
- С-сундучок? А-а... Не убивай меня, согласен я согласен! Да, воровал, да, крал, да, с разбойниками якшался, да, забрал ту...
После этой фразы Лето сразу пожалел, что пошел к градоправителю. Мало того, что тот чуть не обмочился со страху. так еще и рассказал про свои грязные делишки. Точные законы страны этой страны Лето не знал. Но в Нильфгаарде таким только одна дорога - на плаху.
- Сделка? Что за сделка? У меня нет денег!, - градоправитель, наконец, вроде включил мозги и начал ими шевелить потихоньку.
- Ниче, не обеднеешь. Зато у тебя появиться шанс избежать плахи, - ведьмак решил пугнуть его плахой, целя наугад. В такой ситуации градоправителю должно быть не до законов. - Сейчас мы откроем этот сундучок и посмотрим, что там. А потом независимо от содержимого составим план, по которому закончим эту бойню. Бандиты - не воины, без вожака они небоеспособны. Так что ты предложишь переговоры, попробуешь откупиться. В общем, сочинишь что-нибудь. Только чтобы бой прекратился и к тебе вышел сам их главнюк. И тогда я его убью. В случае удачного стечения обстоятельств ты сохранишь голову на шее, а я заберу себе полагающуюся мне награду. Или ты отказываешься от содействия со мной и я сам решаю свои проблемы, а ты сам будешь выбираться из-под топора палача. Какой вариант выбираешь?

0

58

Мерхольд и его отряд должны были победить. И они победили. Медленно, со скрипом и стонами, они начали вгрызаться в горстку бандитов. Те ревели, орали, чуть ли не с голыми руками кидались на врагов. Но конец был близок и он наступил. Осажденные, решив в последний момент показать все, на что они способны ударили разом, с сумасшедшей силой. Стрелы полетели в два раза быстрее, мечи ударили в пять раз сильнее, и конец пришел.
Никто из бандитов не сдался, никто не бросил меча, никто не бросился бежать. Они умерли вместе, покинутые своИм главарем, умерли за пустоту, ни за что. Стоило отдать дань их храбрости. Но отдадут ли?
- Ура! Ура! Ура! - грохнул город, сотни луженых глоток.
Мерхольда подхватили на руки и начали бешено подкидывать, славя спасителя города. Это действительно была его победа. Но не все поступили так, некоторые, зыркая по трупам принялись добивать и без того убитых, шаря по карманам и забирая все ценное. Подлая человеческая душонка и здесь проявила себя. Один наемник, охнув, вытащил из кармана помощника Вепря небольшой серебряный кинжальчик. Воровато поглядев по сторонам он тихо сунул его за пазуху, в уме подсчитывая за сколько его можно продать.
- Победа! Мы победили Одноглазого Вепря! Вся Редания будет славить наш город! Слава! Слава! Полковник Эберсдорф! Слава!

***

Градоправитель и Лето услышали, что все стихло, а затем оглушительные крики радости победы. Первый судорожно думал: "Этот тип может меня сдать, и тогда - конец. Но мы победили. Вепря, наверное, убили. Я молю всех богов, чтобы его убили! Согласиться? Да, но... Я не хочу никому ничего отдавать! Нужно бежать! Хотя... потом его можно будет..."
Лето читать его мысли конечно не мог, но зато видел его хитрющую физиономию, а также то, что страх у градоправителя постепенно проходил.
- Ну... Там, наверное, убивать уже некого. Но если ты меня защитишь от... этих, то я открою сундук, но - сундук не все. Защитишь - найдем больше. И разделим. По рукам? - проныра мигом перешел на "ты", деловито выдвигая условия. Нет, наглости ему было не занимать. Как и хитрости. В его голове уже созрел отличный, по его мнению, план, который он намеревался воплотить в жизнь. И куда только делась его робость и суетливость?

***

Вепрь тихо шел по каменному коридору, держа руку на раненом плече. Кровь просачивалась сквозь рубаху, он хрипел и тихо ругался. Но ничего. Не все потеряно. В пещере было не слишком темно - вполне пригодно для передвижения без спотыканий. К тому же, у бывшего главаря бандитов в руках был кристалл, который излучал неяркий беловатый свет.

***

Алхимик, не замечая ничего вокруг, возился с ингредиентами. Он не слышал ни звуков битвы, ни воплей победы. Он работал. К сожалению, не в срок. Но зато как!
- Вот это да! - вскричал он, махнув руками и дико напугав офицера.
- Что?!
- Эта... это создаст взрыв!
- Но, милсдарь, я слышу, что битва кончилась, и мы победили.
- Какая разница?! Это открытие!
Алхимик вновь забыл про все, погрузившись в усовершенствование своего порошка.

0

59

Меч со свистом рассек грудную клетку противника, и внезапно Мерхольд понял, что впереди больше нет препятствия, никто не пытается больше его атаковать, или встать не пути, он остановился, тяжело дыша, после жуткой рубки, осматривая стеклянным взором поле боя. Повсюду вповалку лежали тела убитых воинов, поверженные, истерзанные металлом, те, кто еще мгновение назад, жили, яростно сражаясь по обе стороны фронта. Воин тяжело сглотнул, комок в пересохшем горле, привычно крутанул мечом, и резким ударом ладони по крестовине, сбил с клинка чужие капли крови, упавшие яркими пятнами на снег. Убрав меч в ножны, он стоял, покачиваясь от остатков хмеля битвы и усталости, вдруг накатившей на него немыслимой тяжестью упав на плечи. Мужчина, подняв к небу глаза, устало выдохнул в морозный воздух горячую струйку пара, которая растворилась в воздухе, наполненном запахом смерти, смешиваясь с гарью пожарищ. Чужие руки, подхватив его,  стали подбрасывать вверх, победные крики толпы вознеслись над площадью, еще не так давно бывшей смертельным ристалищем, Мерхольд не слышал и не видел происходящего, находясь в оцепенении, никак не выйдя из состояния ступора после ожесточенной схватки, взлетая ввысь,  взгляд, выхватывал колышущуюся толпу, отблески пламени, от горевших где-то домов, радостные лица, мелькавшие перед глазами. Все происходило будто в сюрреалистическом сне. Наконец, он очнулся от накативших на него мыслей и стал просить, чтобы его поставили на землю. Подкинув каэдвенца верх еще несколько раз, его все же поставили на ноги. Мерхольд пошел сквозь толпу, к дому с широкой лестницей, поднявшись по ступеням, он возвысившись над человеческим морем, обратился к народу, испачканный кровью и сажей, он выглядел устрашающе, крики стихли и в наступившей тишине были отчетливо слышны его слова.
- Друзья, сегодня вы доказали, свое право на существование, завоевав свою свободу! Этот день навсегда войдет в историю города, как великая победа, которую мы одержали вместе. Это не моя победа, без вашей помощи, мои старания были бы тщетными. Я благодарен каждому из вас за оказанную помощь. Теперь ложась в свои постели, вы не будете презирать себя за то, что не дали когда-то отпор негодяям. Но вместе с тем, сегодня и великий день скорби, многие потеряли своих родных и близких, ставших на защиту города. Давайте же отдадим последние почести павшим, отдав их тела очистительному огню погребальных костров, - закончив свою маленькую речь, он спустился с возвышения вниз, где его уже ждал капитан Дисфин.
- Зольке, рад тебя видеть живым, - похлопал дружески барон того по плечу, улыбаясь ему, как старому знакомому.
- Капитан, я думаю, следует похлопотать перед виконтом о присвоении вам награды, вы отлично справились с задачей, - все так же улыбаясь, хвалил он солдата.
- Дисфин, прикажите сформировать похоронные команды. Выставьте патрули. Объявите, что мародерство будет караться смертью, - отдал он приказ толковому офицеру, кивнув тому с пониманием.
- Господин полковник, разрешите обратиться? Мне нужно вам кое-что сказать, - послышался знакомый голос со стороны, Мерхольд, обернулся и увидел Годфри, стоявшего неподалеку.
- Эгей!!! Рад тебя видеть! Ты жив, Колючка Годфри! – воскликнул он, не скрывая радости, - пришел за наградой?

0

60

Лучник выпускал стрелу за стрелой, обрывая чужие жизни, словно холщевые нити,  люди там внизу, застывали в предсмертной агонии, хватались за стрелы, попадающие в них, и падали на грязный утоптанный снег, щедро политый кровью, под ноги своим товарищам, которых постигала такая же участь. Это было уже не битва, а жестокое истребление себе подобных, бойня, резня, но не благородное сражение, о которых пишут в своих балладах менестрели, возвышенными эпитетами, это была война, страшная, жестокая, с грязью, кровью, запахом смерти и болью застывшей в глазах мертвецов, отнюдь не романтичная. Какая-то пустота засела в душе Годфри, тоскливо пульсируя в груди, когда внизу все было кончено, он посмотрел на поле брани заваленное телами, сжав челюсть и играя желваками, он задал себе мысленный вопрос, - если мне так погано после боя, интересно, как тем, кто видел все вблизи? На глаза попалась знакомая фигура, одиноко стоявшая поодаль от основной массы людей, почти в центре площади и так же задумчиво оглядываясь по сторонам, лучник без труда узнал в мужчине полковника Золингроффа.
- Любуешься плодами рук своих? – послал он мысль Мерхольду, естественно не услышанную, исчезнувшую в пустоте.
Человека подхватили на руки и стали качать, высоко подбрасывая в воздух, площадь огласилась победными выкриками и всеобщим ликованием, Годфри убрал лук за спину и последовал другими стрелками, спешащими скорее спуститься со скользких крыш на более ровную поверхность. Оказавшись на земле, он двинулся сквозь скопление людей в сторону полковника, все еще взлетающего над толпой, под дружные крики.
Наконец, человека поставили на ноги, и он взошел на ступени широкой лестницы  для произнесения речи.
- Купаешься в лучах славы? – вел мысленную беседу стрелок.
Но когда Мерхольд заговорил, он устыдился своим мыслям, похоже, полковник чувствовал то же самое в этот миг. Когда мужчина закончил говорить, он спустился вниз и стал разговаривать с боевыми товарищами, Годфри тоже было, что сказать вояке, и он подошел поближе, чтобы поговорить с ним.
- Господин полковник, разрешите обратиться? Мне нужно вам кое-что сказать, - сказал он воину, заляпанному с ног до головы запекшейся кровью. Тот широко улыбнулся, увидев лучника, и радостно его поприветствовал, подходя вплотную: «Эгей!!! Рад тебя видеть! Ты жив, Колючка Годфри! Пришел за наградой?».
- И я рад видеть вас в здравии, милорд, - качнул он головой, - нет, еще рано выдавать награду. Я видел, как Вепрь исчез с поля боя, он жив.
Мерхольд  посерьезнел, глядя на лучника, - ты не ошибся, Монк?
- Нет, милорд, я видел своими глазами, как сейчас вижу вас, - ответил он полковнику.

0


Вы здесь » Ведьмак: Перекрестки судеб » Личные эпизоды » Странности осадного положения


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC