Ведьмак: Перекрестки судеб

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Hellraiser

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Время: 2001 год, 21 декабря (ближайшее полнолуние - 30 декабря);
Место: Лондон;

Описание: английские городские легенды за рюмочкой чая;
Участники: вампир vs. оборотень.

[icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/10/c4490373be340c6cbb65b23d57c8ced2.jpg[/icon]

0

2

Сидя в пабе, Фортрейн с крайне задумчивым видом изучал газету, которую купил с час назад с подачи трех сплетниц. Идущие по улице женщины так увлеченно обсуждали эпизод с участием вампира и укушенной им жертвы, что оборотень сначала подумал, что пропустил премьеру очередного “шедевра” кино о потустороннем мире. Хотел было узнать название, чтобы сходить в кинотеатр за порцией сдавленного смеха на серьезных и страшных сценах, но затем увидел в киоске газету и не смог пройти мимо.
“Что-то мне это напоминает. Нью-Йоркский оборотень. Лондонский вампир. Хоть сериал снимай...” - громкий заголовок на первой полосе желтого издания вновь перенес Харди в тысяча девятьсот пятьдесят седьмой год. Он расследовал дело о серийном убийце, который, как логично было бы предположить всякому здравомыслящему человеку, являлся стаей бездомных собак. Тогда тоже имела место вот такая абсурдная статья, замешанная на слухах и страшных сказках. Или это было завуалированное предупреждение от бегущего за Луной собрата? Что ж, Фортрейн этого уже не узнает, все-таки, полвека прошло. Интересно, а сейчас что? Это было слишком любопытно, чтобы продолжать просиживать свою задницу в пабе.

Харди сложил газету вчетверо и сунул в карман куртки. За время своей жизни в Штатах он ни разу не сталкивался с вампирами. Так, видел однажды издалека, и даже не успел прочувствовать ту легендарную взаимную неприязнь между Стаей и клыкастыми, поскольку последний шустро перешел на другую сторону улицы и скрылся в переулке. Видимо, он, в отличие от оборотня, был в курсе.
Упомянутое в статье кладбище Бромптон находилось примерно в получасе езды от места, где сейчас находился Фортрейн. Что ж, за эти полчаса нужно осознать, что переться невесть куда в незнакомом городе на ночь глядя, да еще и не предупредив сородичей, довольно хреновая идея. Ну хотя бы попытаться осознать, ладно. Правда, бывший коп мог уже сейчас чистосердечно признаться, что попытки эти обречены на провал.

Честно говоря, решение посетить Туманный Альбион было спонтанным. Собрат из стаи загорелся желанием слетать на концерт любимой группы и собирал по этому поводу компанию. Харди не особенно любил их новое творчество, поэтому долго думал над тем, надо ли ему это. Но, неожиданно для самого себя, в последний момент согласился. В конце концов, что он теряет? Даже если впечатления от концерта не превзойдут ожиданий, у Фортрейна будет достаточно времени на прогулки по городу, который он однажды хотел увидеть своими глазами.
Увидел. И что теперь? По старой привычке готовится сунуть свой нос, куда не следует. Может, стоит позвонить Ларсу? Он нашарил было в кармане телефон, но тут же отказался от этой затеи. Незачем попусту дергать колдуна. Если найдутся какие-либо факты, указывающие на неприкрытую вампирскую деятельность, тогда можно и сообщить, если он сам раньше не явится. А отрывать Кеплера от работы только ради того, чтобы пересказать ему слухи из английской столицы, как-то невежливо что ли.

Припарковав машину, оборотень неспешно двинулся от ворот по главной аллее, попутно изучая обстановку и то и дело принюхиваясь. Людей поблизости не было, это точно. Выходит, можно будет без особых проблем все осмотреть и даже объясняться не придется? Отлично.

[icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/10/c4490373be340c6cbb65b23d57c8ced2.jpg[/icon]

+1

3

Фигура, без зазрения совести сидящая на одном из могильных камней, была практически неподвижна. И практически невидима, находясь в тени дерева и недоступная слабым лучам света нарастающей луны. Вернер едва-едва болтал в воздухе мыском высокого армейского ботинка, глядя, как слабый свет переливается на заиндевевшем, слегка подрагивавшем газоне. Сегодня было морозно.
Вампир бессознательно, но аккуратно проводил пальцем по лезвию длинного изогнутого клинка, что держал в руке. Работа японских мастеров, самурайский меч, был довольно легок, но филигранно сбалансирован и смертельно остр. То, что нужно против собратьев и не очень собратьев, которых редко пугают переломы и ушибы. Другое дело - травматическая ампутация конечности.
Ах, черт. Можно вывести человека из профессии, но профессию из человека - нет.
Буду человеком, он был врачом - хирургом. Высокий, статный и хорошо сложенный, крепкий духом и решительный характером, в годы войны из него получился прекрасный военный врач. Правда, не надолго. Тяжелое ранение, плен, встреча странного коллеги в стане врага. Что ж, тогда он спас его. Но какой ценой?.. Вечная жизнь и вечная жажда, вечное укрощение своего внутреннего зверя и необходимость еженощно вредить тем, кого некогда так хотел спасать. Сказки про вампиров стали до тошноты обыденной реальностью.
Он резко обернулся на шум шагов. Повернул лишь корпус и голову, оставшись сидеть на могильном камне, так, что внезапному гостю было не видно оружие. Кобуру с массивным пистолетом марки "Дезерт Игл" он инстинктивно успел прикрыть длинным плащом.
Вампир еще не знал, был ли пришелец тем, за кем он пришел сюда. Стоило проверить.
- Заблудился, приятель?

+1

4

Меинхард остановился, едва услышав голос. Кого-то хваленый оборотничий нюх все же упустил. Интересно, кто перед ним? Такой же любитель городских легенд, для которого "шастанье в ночи по кладбищу" является чем-то вроде поиска улик или приключением? Или просто мизантроп? Любитель тишины? Да попробуй разбери. Но, судя по произнесенной фразе, появлению здесь Фортрейна он был весьма не рад. Более того, при должном опыте, который у Меинхарда имелся, смело можно было утверждать, что за этими словами кроется обещание устроить веселую жизнь.
Заложив руки в карманы, оборотень сделал еще пару шагов по аллее, приближаясь к скрытому в тени обладателю голоса.
- Нет, что Вы, не стоит беспокойства, - подчеркнуто вежливо ответил Харди. И тут же напрягся. Только подойдя ближе он понял, что не слышит дыхания незнакомца, штуки столь обыденной, что на нее не обращаешь внимания до тех пор, пока что-то становится не так. Волк внутри вздыбил шерсть на загривке и глухо зарычал. Пахло хорошей выделанной кожей, тканью разных видов, металлом. Обычные запахи, которые окружают обычных людей. В запахе же самого существа не было ничего человеческого.
- А я смотрю, та желтая газетенка не врала. Такая редкость в наше время, - Меинхард улыбнулся уголком рта. Он тут же вспомнил не так давно отгремевшую истерию по поводу всяческих концов света, на которые впору было составлять расписание. Ни один из них не произошел, но эта кутерьма так знатно потрепала нервы оборотню, что он сотню раз пожалел о своей невозможности хотя бы на месяц оказаться в информационном вакууме.
- Кто-то из ваших безобразничает или любители фантастики развлекаются? - поинтересовался оборотень, продолжая диалог в том же тоне, что был задан нечаянным собеседником.

[icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/10/c4490373be340c6cbb65b23d57c8ced2.jpg[/icon]

+1

5

Вампир чуть повел взглядом, изображая некоторую степень раздражения. Не то, чтобы он был против прогулок по кладбищам в ночное время... Он был против того, что охоту срывают. Срывают смертные, которые в данный момент в данном месте совершенно лишние.
- Едва ли я беспокоюсь, я просто хотел бы побыть в одиночестве, - в той же манере заговорил Вернер, но резко прервался, сощурив взгляд.
- Черт бы тебя побрал, ты что здесь забыл, шерстяной?
Он встал. Не спеша, но уже совершенно не пытаясь скрыть наличие у себя клинка. Отвел его вниз и в сторону, на секунду ослепив незнакомца лунным бликом.
- Херня случается, - коротко ответил Вернер на очередную реплику пришельца. Излишне коротко. И совсем не дружелюбно. Так уж повелось - вампиры не любили оборотней, а оборотни не любили вампиров. Так было всегда. Так будет всегда. У Вернера было мало желания лезть в дебри истории в поисках первопричины данного конфликта. Ему было достаточно факта наличия вражды и нескольких увиденных сцен того, как оборотни разрывают его сородичей.
- Слушай, парень. Как бы тебе это сказать... Не твоё собачье, - он наигранно осекся, будто бы не хотел произносить последнего слова и оно вылетело у него случайно.
- О, прости. В общем, это дела клана. Погуляй где-нибудь еще, а? Зоомагазин в той стороне.
Он поднял меч, указывая концом клинка на северо-западную часть города, а свободную руку положил поверх кобуры на поясе.

Отредактировано Дэир (2018-11-03 16:26:18)

+1

6

Дело приобретало серьезный оборот. Определенно, следовало это предугадать и не грубить собеседнику, но, что сделано, то сделано. Можно было попытаться исправить ситуацию, чем оборотень и собирался заняться. Возможно, от этого лучше не станет, но ведь Фортрейн пришел сюда не просто прогуляться. Харди устало вздохнул, возвращаясь к привычному хмурому виду.
- Окей, сарказм в сторону, - демонстрация оружия, ровно как и посыл куда подальше, не возымели на оборотня желаемого эффекта. Хотя куда благоразумнее было развернуться и уйти, как и просил незнакомец с мечом и пистолетом. Но Меинхард не был бы собой, если бы так и сделал. И дело было даже не в том, что при желании он с легкостью победит вампира, если тот полезет в драку, бывший коп действительно хотел распутать эту ситуацию. Единственной вещью, в которой он не был уверен, была причастность незнакомца к происшествию. Ждал он тут очередную жертву; надеялся, что неосторожный собрат вернется, и получится его поймать; или мечтал устроить темную мистификаторам. Вариантов была масса и не было ничего, что указало бы на один из них. Вот только... "Дела клана"? Возможно, вампиры отрядили этого типа на поиск вредителя. Или это клан такой обнаглевший? Мда, яснее не стало. Но оборотень весьма неохотно верил в то, что вампиры решили столь смело заявить о своем существовании, иначе бы уже другие кланы вмешались.
- Я думаю, что это дела не только клана. Это угроза для всех обитателей темного мира, - серьезно произнес Харди, - Если Вы здесь для того, чтобы выследить героя газетной статьи, мало просто сидеть и ждать. Я готов оказать помощь.
Да, Фортрейн чувствовал инстинктивную неприязнь к другому существу на физическом уровне, но прекрасно себя контролировал спустя десятилетия практики. Проблема вражды, имеющая достаточно оснований в давние времена, в двадцать первом веке казалась ему устаревшей. С каждым годом утаить что-то от людей становится все сложнее, так может не стоит увеличивать скорость этого процесса бесполезной грызнёй?

[icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/10/c4490373be340c6cbb65b23d57c8ced2.jpg[/icon]

+1

7

Оборотень оказался на удивление мирным. Даже не оскалился, еще и помощь предлагает. Что-что, а это совсем не входило в планы Вернера. Честно сказать, вампир был обескуражен. Он уже настроился на драку с идеологическим врагом, четко понимая, что для победы придется здорово постараться и разменять пару тузов в рукаве, а тут - нате вам. Мир, дружба, жвачка. И что теперь делать? Не бить же по морде того, кто искренне предлагает помощь... Для этого нужно было быть не вампиром, а последним упырем. Упырем Вернер, по собственному разумению, конечно же был, но явно не последним. Клинок он опустил, тихо срубив чуть возвышающуюся над остальными травинку.
- Откуда ж ты взялся, такой пацифист? Явно не местный.
Рассуждая вслух, клыкастый рассеянно сделал пару шагов в сторону. Боковым зрением он все же следил за оборотнем. Мало ли, что у этих блохастых на уме... Хоть этот и казался рассудительным, бдительности терять не стоило.
- Ладно, - пожал он плечами, - хочешь помочь - не вопрос. Никто не будет против, если нашего нерадивого сородича порвет какой-то левый оборотень. Вот только нахрена тебе эти проблемы, приятель? Я слишком долго топчу землю, чтобы верить в альтруизм.

+1

8

К счастью, собеседник Меинхарда был куда более адекватным и здравомыслящим, чем казался на первый взгляд. Оборотень облегченно вздохнул и улыбнулся. Его порадовало, что удалось обойтись без драки, ведь не хватало еще, чтобы следующая статья в вышеупомянутой газете освещала мордобитие двух чудищ, произошедшее на известном кладбище. Да и, честно говоря, Харди не хотелось, чтобы ему снова портили шкуру пулями. Неприятное это дело.
- Да, не местный, - ответил он. Снабжать незнакомца информацией о своем гражданстве и профессии не стал. Ремесло, конечно, не пропьешь, но вампиру вряд ли интересно то, что оборотень, сующий нос не в свое дело, делает это по привычке, поскольку в прошлом немало лет отслужил в полиции.
- Я уже был участником подобной истории и прекрасно понимаю, чем все может закончиться, если не разобраться с этим как можно скорее.
Фортрейн хмыкнул. "Левый оборотень порвет нерадивого сородича"? Хэй, дядя, ты же меня только что пацифистом назвал! Естественно, никого он калечить или убивать не собирался, если это слово можно применять к тому, кто формально уже мертв. Хотя, кто знает, как там дела повернутся. Ничего нельзя исключать, когда имеешь дело с бывшими людьми.

Вампир, тем временем, сделал пару шагов в сторону, выходя из густой тени. Этого оказалось достаточно, чтобы Харди сумел, наконец, разглядеть его в тусклом свете.
Улыбка медленно сползла с изрядно побледневшего лица бывшего копа. Судя по реакции, Фортрейн словно призрака увидел, и это, отчасти, было правдой. Не отрывая растерянного взгляда от лица вампира, он несколько раз порывался что-то сказать, но горло сдавливало от волнения, и вместо слов случался шумный прерывистый вдох дрожащими губами.
- Отец? - едва слышным шепотом выговорил Харди, невольно переходя на немецкий.
Когда в далеком тридцать седьмом году девятилетний Меинхард перебрался вместе с родителями в Нью-Йорк, он еще не знал, от чего отец стремился уберечь его и маму. Вскоре Европу захлестнула война, а потом наступил день, когда он видел отца в последний раз. Харди надеялся, что тот вернется домой невредимым, но одних надежд, видимо, было мало. Война безжалостно отняла у него отца. Человека, который спасал жизни, а не был вынужден их отнимать.
И вот же... Стоит перед ним, как живой. То же лицо. Ни капли не изменился...
- Отец, это ты? - кое-как продолжил Меинхард, до сих пор не веря своим глазам.
[icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/10/c4490373be340c6cbb65b23d57c8ced2.jpg[/icon]

+1

9

- И какая тебе разница, чем тут всё закончится, раз не местный? - не унимался Вернер. Нет, при жизни он не был закоренелым прагматиком и эгоистом, скорее даже наоборот. Но очутившись по ту сторону жизни, в мире Тьмы, он, признаться, знатно подрастерял веру в... Нелюдей. Вообще, неживых практически не беспокоила всякая чушь, вроде привычной человеческой морали. Здесь были другие правила.
- Или собираешься осесть здесь? У тебя, вроде бы, немецкий акцент...
Вампир вышел чуть на свет, глянул куда-то вдаль. При жизни он ведь и сам был эмигрантом. Перед войной они с женой и сыном переехали в штаты, спасаясь от ужасов режима в своей стране. Потом война, фронт... И другая жизнь. Точнее, совсем не жизнь. Помнил ли он, как выглядят его родные? Смутно. Мир людей и вампиров разделяли границы, и границы эти были нерушимы. Незачем было терзать себя воспоминаниями.
Вдруг воздух прорезало одно лишь слово, звучащее, как голос с того света:
— Отец?
Он молниеносно перевел взгляд на оборотня, в свете луны цепляясь за отдаленно знакомые черты лица, подобно тому, как солдаты, вернувшиеся домой с травматической амнезией вглядываются в лица своих родных и близких.
- Нет... - тихое, враждебное. Нет, этого не может быть. Это какой-то морок, наваждение. Так не бывает. Какие-то проделки Шабаша или черт его знает, что. Пистолет из кобуры будто бы сам оказался у него в руке.
- Не подходи. - уже громче. Вернер наставил дуло на оборотня, а клинок отвел назад для удара, делая шаг назад.
- Дурить меня вздумал, засранец?
Но оборотни не могут принимать форму других людей. Чертовы тремерские фокусы? Магия крови?
— Отец, это ты?
Так не бывает. Только не так. Вампир усилием воли заставил себя всмотреться в сущность того, кто выглядел, как его сын, игнорируя телесную оболочку.
- Майнхард?.. Но как?.. Это ты... Сын...
Он упустил оружие, которое секундой позже с глухим стуком ударилось о землю, и быстро сблизившись, стиснул плечи оборотня крепкой хваткой, безмолвно вглядываясь в его лицо. Только губы беззвучно шептали одно и тоже, раз за разом...

Отредактировано Дэир (2018-11-27 15:25:33)

+1

10

А он знал, куда следует бить. Фортрейн с некоторой опаской глянул на приготовленный для удара меч. Полная обойма, выпущенная из направленного в грудь пистолета, могла нанести очень серьезные повреждения, но не смертельные. Чего нельзя было сказать об острой стали японского меча. Отсечет голову - и на одну "нечисть" в мире станет меньше. Нет, конечно, Харди мог бы и побегать от воинственно настроенного вампира. Возможно, для спасения собственной жизни пришлось бы даже перекинуться, но насколько легко удалось бы ему это провернуть? Все-таки, не случайный человек с улицы был перед ним.
К счастью, обошлось. Харди не знал о том, какие вампирские способности помогли Вернеру убедиться, что он не лжет, но результат впечатлял. Отец выглядел потрясенным и даже немного растерянным.
Меинхард уже давно не слышал правильного произношения собственного имени - записи из документов на немецком языке в Штатах, по незнанию или невнимательности, заботливо перенесли без изменений. Устав исправлять собеседников, он со временем свыкся с ошибкой, а в дальнейшем предпочитал представляться сокращенным именем. Впрочем, сейчас это уже не особо важно, по документам его нынче зовут совсем по-другому. Да и год рождения на ближайшее время не должен вызывать ненужных вопросов.
- Ты... Не поверил, что это я? - решился нарушить тишину Фортрейн, - Ну да, люди на восьмом десятке выглядят куда хуже, бывает, уже лежат в гробу и, в большинстве случаев, не являются оборотнями.

Вот же насмешка судьбы - сделать двух близких людей чудовищами, племена которых друг друга на дух не переносят!
Он прикусил нижнюю губу и, вздохнув, отвел взгляд.
- Нам сначала сказали, что ты пропал без вести. Потом признали погибшим, - произнес Меинхард сдавленным голосом, - Теперь вижу, что произошло.
Говорить было тяжело. Воспоминания о тех страшных днях накрепко отпечатались в его памяти и были свежи до сих пор, как и чувство надежды на благополучный исход, медленно умирающей, остывающей, как уголек в прогоревшем костре.
Все хотелось спросить у отца, почему никак не дал о себе знать. Но ответ был известен. Это было слишком опасно. Прежде всего для самого Вернера. И все же... Харди мотнул головой, отгоняя гнетущие мысли, и вновь решился взглянуть на вампира.
- Расскажешь, что случилось? Если захочешь, конечно... - он сподобился улыбнуться, - Да и нам не помешает обсудить насущные дела.
Только стоит ли оставаться здесь? Как бы Блэйды доморощенные не набежали. Но и ушлым журналистам оборотень тоже был бы не рад.
[icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/10/c4490373be340c6cbb65b23d57c8ced2.jpg[/icon]

+1

11

- Не поверил... Естественно, я не поверил. - пробормотал вампир, понемногу приходя в себя. Он, наконец, отнял руки от плеч сына и повернувшись, задумчиво уставился куда-то вдаль. Если бы ему нужно было дышать - непременно бы вдохнул полные легкие прохладного воздуха, успокаиваясь.
- Хрен кто поверит, что так бывает.
Он снова посмотрел на оборотня, скользя взглядом по знакомым чертам лица. Он помнил сына другим. Не успевшим еще возмужать подростком, которому Вернер обещал, что непременно вернется. И не вернулся.

- Меня ранили при бомбардировке, - сказал он, подбирая с земли свой клинок и засовывая его в ножны, - всё бы ничего, но один из осколков продырявил мне сердце. Только не насквозь. Он засел в нем и оно каким-то чудом продолжало работать, худо-бедно поддерживая во мне жизнь, но вынимать осколок было нельзя - я бы мгновенно истек кровью. Такую операцию хоть и с мизерным шансом на спасение, можно было бы провести в условиях стационара, но никак не в полевом госпитале. Транспортировать меня тоже было нельзя, да и не на чем. Ничего было нельзя. Не двигаться, не есть. Только лежать и ждать собственной смерти. Через день, три, неделю - исход один.
Он повертел в руках пистолет, медленно прохаживаясь взад-вперед и ставя оружие на предохранитель.
- А потом... Потом я ничего не помню. Очнулся за линией фронта уже... Таким. Не знаю, понятия не имею, как это получилось и кто "подарил" мне "спасение".
Последние три слова он будто бы выплюнул, как нечто мерзкое, попавшее в рот. Наконец, пистолет, подобно клинку, был послан в кобуру.
- Я... Я думаю ты понимаешь, почему я никак не дал о себе знать, раз уж оказался здесь. Вам лучше было получить похоронку, чем это.
В Воздухе не надолго повисло тягучее молчание.
- Ты наверное знаешь... Твоя мама... Ее давно уже нет? Прости, я не могу не спросить. И что случилось с тобой?

+1

12

Харди напряженно вгляделся в лицо отца. С каждым словом Вернера все отчетливее становилось неприятное тяжелое чувство в груди, словно это ему самому угодил в сердце осколок. Его запоздало, но неотвратимо накрыло шквалом эмоций, который в первый раз был подавлен изначальной реакцией отца и демонстрацией оружия, но теперь ему ничего не мешало.
Каждое предложение - как хлесткий удар, отчего-то вызывающий иррациональное чувство вины. Меинхарду стало страшно и больно от того, что его отцу пришлось пережить. Страшно и больно настолько, что слезы наворачивались. А ведь он столько лет учился владеть собой, чтобы сильные эмоции перестали быть лазейкой для поселившегося внутри зверя.  Оборотень снова прикусил дрогнувшую губу. Хоть бы удержать себя в руках...
Он силился представить, что Вернер чувствовал в тот злополучный миг, но не мог, хоть и сам, будучи на службе, однажды получил ранение. Правда, было еще первое полнолуние. Все его естество составляла одна лишь боль, от которой не было спасения даже в периодически накатывающем забытье. Тогда Харди казалось, что он непременно умрет, но волк был немилосерден и лишил его этого шанса. Но даже тогда он не был уверен в том, смертельно ли то, что с ним происходит, а вот отец, в силу своей профессии, ясно представлял, что его ожидает. "Лежать и ждать смерти"... Врагу не пожелаешь.
Оборотень сжал кулаки, пытаясь унять дрожь. Наверное, не стоит делать то, что задумал, но становилось уже невмоготу. За три шага он преодолел расстояние, отделяющее его от вампира, и, крепко обняв отца, зажмурился, утыкаясь ему в плечо.
- Даже представить не могу, каково тебе было... - едва слышно прошептал Меинхард.
От бившего в нос чужого неживого запаха волк ощерился и зарычал, но все же простил человеку такие выкрутасы и не предпринял попытку трансформации. Вот и славно.
- Ты бы знал, как мне тебя не хватало, - он невольно шмыгнул носом, - Как же я мечтал снова тебя увидеть.
Харди сжал отца в объятьях еще сильнее. Обычно, в такой момент сдавленным голосом произносят "задушишь!" и смеются, но Вернер уже, наверное, и не помнит, каково это.
- Мама... - он тяжело вздохнул и немного помолчал, собираясь с мыслями, - Да. Уже почти двадцать лет прошло. Жалею о том, что из-за своего проклятья долгое время не мог быть с ней рядом, боялся, что все еще плохо контролирую себя и могу совершить что-то непоправимое, оставаясь в полнолуние в городе.

Фортрейн неохотно отстранился, несколько раз глубоко вдохнул и медленно выдохнул, пытаясь вернуть себя в обычное стабильное состояние.
- А я так, весьма неосмотрительно влюбился. Точнее, это и есть та самая история, о которой я упоминал, - Харди невесело улыбнулся, - Я тогда работал в полиции, разбирал серию дел о растерзанных бродячими собаками людях. Только не собаки это оказались, а оборотница. Ну и... С тех пор я такой.
Оборотень нашарил было в кармане пачку сигарет и зажигалку, но, передумав, не стал их доставать. Еще не хватало наткнуться на укоризненный взгляд родителя!
- В первые несколько месяцев мне хотелось наложить на себя руки. Со временем я, конечно, нашел положительные стороны в своей новой жизни. Повезло с сородичами, поддержали и научили всему, чему было нужно. Нынешняя эпоха мне нравится куда больше, но прятаться от людских глаз становится все труднее.
Развернув газету, Фортрейн вновь окинул взглядом заметку о вампире.
- Когда происходила моя история, в похожей газетенке вышла статья о нью-йоркском оборотне. Вот думаю, то ли тогда у журналиста фантазия разыгралась, то ли это было предостережение от "своих"... Но уже полвека прошло, вряд ли удастся узнать правду. Так что же стряслось у вас?
Кажется, еще в семидесятых лондонскую общественность всколыхнули распространяемые прессой слухи о вампире с кладбища Хайгейт, который якобы охотился на людей. Были даже сообщения о том, что в этом районе доблестные борцы с нечистью изничтожили вампирское гнездо. Интересно, насколько сильно все это дело пересекалось с реальностью?

[icon]https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2018/10/c4490373be340c6cbb65b23d57c8ced2.jpg[/icon]

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC