Ведьмак: Перекрестки судеб

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Перекрестки судеб » Квесты » Костер правосудия


Костер правосудия

Сообщений 1 страница 30 из 67

1

Конец сентября 1237. Королевство Каэдвен, Ард Каррайг
Да поплатятся малефики за свои злодеяния пред простым народом, пред великим людским родом. Небывалая казнь через сожжение будет проведена прямо на главной площади столицы Каэдвена. Трактирщики пополняют запасы перед сим мероприятием, зеваки готовят деньги и протирают глаза, чтоб ничего не пропустить, жители восхваляют справедливейшего короля, а "Медведи" чистят доспехи и готовятся к усмирению беспорядков.

0

2

Когда впереди показались городские ворота, Анирил вздохнула и накинула на голову капюшон плаща.
-Не люблю Каэдвен, - поделилась она с Альфредом, - Вечно у них чего-то...
А ведь и впрямь - это "чего-то" так и витало в воздухе, город чего-то ждал, жил слухами и пересудами, а на въезде в город орденцев встретила усиленная охрана. Но ничего необычного не произошло. Пока что.
День был в разгаре, когда орденцы управились с поиском гостиницы и обедом в ней, после чего эльфка высказала предложение пройтись до местного травника и пополнить запасы трав для снадобий, все еще нужных магистру, но в значительно меньших количествах. Тот был уже более чем здоров и хорошо себя чувствовал, но целительница настояла на еще нескольких приемах снадобья, чтобы Айван был здоров уже наверняка.
-Надеюсь, мы все-таки с вами доберемся до Оксенфурта, - обратилась она к Айвану, - Мне бы хотелось бы исцелить вас более чем полностью.
Речь шла о потерянной руке. Целительница всерьез подумывала над тем, чтобы разыскать в трудах магов информацию по восстановлению утраченных частей тела. Протез, как говорится, протезом, но для такого активного человека как магистр он будет обузой.
Войдя в лавку, целительница перекинулась парой приветственных слов с травником, после чего в речи лекарей стали изобиловать какие-то непонятные рыцарям термины и названия, что проще было тоскливо смотреть в окно, чем пытаться вникнуть и понять. За окном, что выходило в переулок, намечалось что-то ругательное и бегательное. Сначала это было похоже на ссору двух приятелей, но когда один из них достал из-за кушака нож, стало не до шуток. Совсем потерявший страх грабитель пырнул ножом горожанина и, подхватив со сползающего по стенке человека злополучный кошель, принялся удирать. Горожанин, к слову, выглядел богато и вполне мог являться представителем дворянства.

Торговки увлеченно сплетничали. Сплетни были что ни на есть любопытные - в разговоре то и дело упоминались ведьмы с колдунами, их злодеяния и грядущее наказание. Естественно, никто не задумывался о том, что та травница все равно не смогла бы помочь смертельно больному господину, но "безутешные" родственники заподозрили женщину в том, что она его прокляла, с целью выудить побольше денег, пущенных на лечение. А вот тот паренек, уехавший учиться чародействам и прочему, лучше бы не возвращался, колдун проклятый. Все сводилось к тому, что так им и надо. Как страшно иногда бывает отличаться от остальных людей...
-Изволите чего? - одна из торговок, наконец, снизошла до Доннигал и Йорвета, стоящих возле лотка с печеными яблоками. Лакомство вкусно пахло и было весьма соблазнительным на вид.
Женщина придирчиво оглядела чародейку. От зоркого взгляда не укрылся меч, посох, больше похожая на мужскую одежда, и, естественно, лицо девушки. Мало ли, вдруг тоже ведьма... Но на лбу у чародейки такой записи не было, а магики все разодетые и без мечей. Подозревать тетка не перестала, конечно, но избавила Доннигал от пристального рассматривания.

На ведьмака посматривали косо. Вроде бы и страховидлов всяких, плод стараний колдунов, убивает, а вроде бы и сам колдовское отродье... Но общая полезность ведьмака, кажется, перевешивала.
Реван почувствовал на себе чей-то взгляд, он был отличен от тех косеньких поглядываний, коими награждали его периодически посетители таверны, разносчицы и мрачно протирающий кружки хозяин. Взгляд был уверенным и исходил от сидящего за соседним столом человека наемничьей наружности. Наемник тактично подождал, пока Реван управится с обедом, и только потом подошел, как ни в чем ни бывало присев рядом, словно они были старыми знакомыми.
-Ведьмак возьмется за работу не совсем по профилю? - без малейшего намека на "здрасьте, милсдарь" начал мужчина. Лицо его было в шрамах, как у заправского наемника, но что-то в нем казалось не настоящим. Мимолетное ощущение, которое невнимательный человек не воспринял бы всерьез.

+2

3

- Спасибо,  вы очень любезны, - с натянутой улыбкой ведьмак поблагодарил разносчицу. 
- Давайте, живее! Что вы как мухи сонные, разве за это я вам плачу? - Хмурый корчмарь протирал кружки и периодически шипел на своих помощниц. На ведьмака он посматривал с явной неприязнью, всем своим видом показывая, что совершенно не знаком с этим верзилой.
Реван наблюдал за ним, ожидая пока разносчица накроет стол и оставит его в покое. 
Как же он похож на тебя Алекса, жаль, что характером не вышел, видела бы ты его сейчас.
Ведьмак предался воспоминаниям. Прежняя хозяйка уже как год покоится на кладбище, и теперь ее корчмой заправляет сын.
Тот еще барыга. Да, Алекса, без тебя здесь совсем не уютно. Мне не хватает тех радушных приемов.
Продолжая наблюдать за корчмарем, воин в очередной раз удивлялся причудам судьбы. Раньше, при каждом посещении, Алекса не упускала случай рассказать постояльцам историю о благородном юноше, что спас ее жизнь. А в конце громко представляла вниманию смущенного ведьмака, который и являлся героем ее рассказа. Старушка боготворила его, будто он и в самом деле посланник вселенной...
...я посланник своей задницы. Не припри мне тогда справить нужду и свернуть с тракта, кто знает, как закончилась бы встреча семейной четы с бандитами.
Глоток вина.
Хах. Как же давно это было? Около пятнадцати лет назад? Да уж, как быстро идет время, недавно поучала сына, а теперь... вот я один тут сижу. Время не знает пощады, а смерть забирает лучших. Я же, слегка пообтесался и далеко не каждый догадывается о моем возрасте.
Девушка закончила с приготовлениями и робко улыбнулась ему. Ведьмак лукаво ухмыльнулся и покачал головой, медленно переводя свой взгляд с разносчицы на хозяина заведения. Девушка обернулась, ойкнула, и, под испепеляющим взглядом корчмаря, поспешила скрыться на кухне.
Милочка, тебе точно влетит...
Вкусный запах шкварок отвлек Ревана от размышлений. Желудок болезненно буркнул и ведьмак приступил к приему пищи. Он ел не торопясь, явно наслаждаясь каждым кусочком изысканного жаркого, изредка отхлебывая вина.
Тем временем народу в таверне изрядно прибавилось. Гул нарастал, посетители суетились, нервничали. Кто-то косо посматривал на занятого трапезой ведьмака, кто-то делал язвительные замечания корчмарю, пару раз до острого уха Ревана донеслись обрывки фраз про "колдовского выродка".
Смутные ныне времена, что же я не виню это сброд. Люди... что с вас взять. Хорошо, что заказчик принял тушку кокатрикса в ранний час, иначе сейчас добром до стойки я бы не добрался. 
Ведьмак начал подумывать, стоит ли все бросить и пойти пройтись по торгашам: благо недавняя награда превзошла все ожидания, и Реван собирался приобрести хороший лук. 
- Ваш заказ, сударь. Как и просили, пиво, - все та же миловидная девушка принесла еще один поднос с выпивкой.
- Правда? Но я...
- ...сделали заказ, я не забыла. Все как просили, - девушка подмигнула ему, и только тогда под кружкой мужчина заметил пергамент.
- Да, конечно. Видно вино в голову уже ударило. Надо же! - Виртуозно солгал Реван. Пододвинув поднос, он аккуратно приступил к изучению записки.
Тот хмырь в углу расспрашивал о тебе. Будь осторожней. М.
Воин в очередной раз бросил взгляд на корчмаря. Тот, как ни в чем не бывало, спорил со своими клиентами. 
Спасибо за предупреждение. Он смял бумажку, порвал и смешал с остатками еды. Откинувшись на стуле, Реван потягивал пиво и ждал.
"Хмырь" все же показался. Он уверенным шагом пересек комнату, отодвинул стул и занял место напротив. Внешне напоминавший наемника, он показался Ревану слегка странным. Ни выказав, ни капли удивления, ведьмак лениво рассматривал шрамы на лице незнакомца.
- Ведьмак возьмется за работу не совсем по профилю? - без малейшего намека на "здрасьте, милсдарь" начал мужчина.
- И о чем же идет речь? - Так же бесцеремонно ответил Реван. Он сделал глоток пива и продолжил. - Кстати, вы не поспешили представиться. Как я понял, вы знаете, кто я. А вот кто вы... стоп, знаю, все инкогнито. Вы представитель какого-нибудь короля и вам срочно нужна голова дракона...
Он выдержал паузу.
- Надеюсь, вы понимаете меня.

Отредактировано Реван (2014-11-09 15:05:16)

+2

4

Айван по-прежнему носил плащ, сдвинув его на правый бок. Каэдвен ему нравился природой, люди тут тоже были не очень злобными, насколько это возможно в этом мире, но государство.. Государство подкрепляло свою власть тем, что проводило политику против ведьм и колдунов. Этим охотно пользовались ублюдки, желавшие урвать свой кусок, делая ложные доносы на соседей, у которых дела шли лучше. Аппарат расследований, как правило, особенно не заморачивался и костры продолжали гореть. Дознаватели выбивали показания и признания. Костры продолжали гореть.
Эльфка сказал, что ей необходимо зайти в аптеку. Что ж, нужно, значит нужно. Магов тут открыто не бьют, но недолюбливают. Да и платить должен орден, а не эльфка за то, что она использует на его благо.
Маркиз посмотрел на несколько порошков, что стояли на полках, потом на сушеный кошачий хвост или что-то очень на него похожее, и отвернулся. Не то, чтобы ему было неинтересно, но интерес этот был сродни "дяденька, дяденька, а можно меч потрогать?". То есть абсолютно профанский. Было интересно макнуть палец в тот вот сиреневый порошок и лизнуть, но магистр прекрасно представлял себе что в лучшем случае пара дней очищения в деревянном сооружении типа сортир ему обеспечена. В лучшем случае. Поэтому, чтобы не поддаться соблазну, он отвернулся к окну, где разворачивались трагические события.
-Мэтресса Анирил,- спокойно произнес Айван, ухватив Альфреда за плечо рукой и сильно сжав.- Кажется, мне нужен ваш совет..
Айван знал, насколько страшными могут быть удары в живот. Казалось бы, руку отрубают - люди выживают, а с животом все очень печально - повредили потроха, задели селезенку, проткнули почку. И все, привет, если денег на помощь мага нет. Сколько бравых вояк погибало в ножевых потасовках.. Магистр видел даже людей, которые пережили такой неприятный момент в жизни, как перерезание горла.- Человека ударили ножом в две ладони длиной в живот. Что посоветуете делать?- он не отрывал взгляда от сползшего по стенке. Выбегать и звать на помощь Айван не собирался. Несколько секунд ничего не решат.- В свою очередь я бы посоветовал обойтись без магии.. В столице этого государства открыто никто не нападет на представителя Братства магов.. Открыто.
Будучи фигурой, скажем, не самого низшего звена, маркиз понимал кой-чего в политике и методах действия. Сделай все тихо, а потом сострой из себя удивленного, мол, как пропал мэтр? Быть того не может! Ай-ай-ай, наши следователи с этим разберутся. А разбираться меж тем будет уже не с кем.
Айван медленно разжал хватку на плече рыцаря. Не очень хотелось влезать в то, с чем должна справляться стража.инициатива, как известно, имеет инициатора, если он не придумает, как поиметь кого-нибудь другого. Придумывать не хотелось. А костры меж тем горели.

+2

5

- Ты есть хочешь?
Плохое начало разговора, но…
Ей не нравился Каэдвен. Никогда в прошлом, и никогда в будущем она не полюбит это королевство. Ард Каррайг одним своим видом навевал какую-то необъяснимую тоску, уныние и желание поскорее сбежать. Но для долгого путешествия обратно в Оксенфурт чародейке нужны были припасы. К тому же, хотелось отдохнуть. Поспать не на сырой земле, укутавшись в плащ, а на какой-никакой кровати; принять душ. И поесть. О, живот девушки омерзительно урчал от одних мыслей о еде.
Но была проблема. Чародейка в Каэдвене – ещё ничего, стерпят, если не пытаться колдовать, но чародейка под ручку с остроухим разбойником так и просится на костёр. Вон, на площади как раз готовятся несколько. Однако к этому они подготовились.
Вернее, кое-кто над кое-кем порядочно поиздевался.
Замаскированный под человека эльф выглядел несколько угрюмее обычного, что веселило Доннигал всю дорогу. Она откровенно развлекалась, то пытаясь поправить бинты, закрывающие отсутствовавший глаз, то перезапнуть узковатый кафтан, то отпуская комплимент.
- Человечность тебе неимоверно идёт. Если тебя это хоть немного успокоит… - сказала она тогда, закончив игру в переодевания. Кажется, её слова эльфа не убедили. И с того момента интерес медленно угасал. К подходам в город она уже перестала издеваться.
- Есть хочешь? – повторила она вопрос, как только они оказались в торговом квартале. На прилавках лежала не самая лучшая еда, но её было много, а разнообразие – вовсе тема отдельная. Словно в городе намечался праздник, который хотели отметить с неимоверным размахом. – Осмотрись пока. Веди себя… Естественно.
Сама же она, словно пиявка, прилипла к палатке, где торговали сладостями и фруктами. Рассматривала крупные виноградные гроздья, алые бока печёных яблочек… А воздух полнился печальнейшими слухами.
Чародеев тут не любили. Чего скрывать, они тоже не любят Каэдвен.
- Изволите чего? – торговка изучала Доннигал с головы до пят. Так пристально, словно дырку прожечь пыталась. Либо ожидала, что всё случится как раз наоборот.
Чародейка машинально опёрлась на посох, скосила левую ногу и сделала страдальческое лицо. На всякий случай.
- Пару яблок, пожалуйста. Ой! И вон тех леденцов тоже.


- Нужно найти ночлег. Не нравится мне то, к чему местные готовятся. Слышал, о чём говорят? Хочу здесь задержаться ненадолго.
Они присели на ступенях на выходе из торгового квартала. По логике вещей, все хромые хоть иногда да останавливаются передохнуть. Если уж Доннигал решила притворяться, что посох ей рунный не для магии дан, то нужно соответствовать.
Девушка всунула одно яблоко в руки эльфу. Второе покрутила в руках, подкинула, поймала, и откусила кусок. Проглотила, почти не жуя, не ощущая вкуса.
- Помню, мать нам часто их делала. По целой бочке! Яблонь у нас много было… Вот только семья-то тоже большая. Кто успел – тот и съел. Мне доставалось редко, к столу не могла протолкнуться временами. Я ведь самой младшенькой была. Каждый раз с горящими глазами, с таким радостным лицом брала эти яблоки… А сейчас сколько хочу, столько и ем. Всё так изменилось…

Отредактировано Доннигал (2014-11-09 13:22:00)

+3

6

Однажды, при первой встрече с чародейкой, Йорвету пришла на ум отличная идея: снова и снова повторять не совсем удачную шутку, а точнее, совсем не уместное обращение. Тогда его забавляли угрозы и нахмуренные бровки спутницы, а теперь, похоже, она решила на нем всласть отыграться. "Ты в нем так хорош", "Ах, как стройнит" и от всех этих касаний, ушастому хотелось отчаянно взвыть. Подобные переодевания, учитывая его ремесло, редкостью не были, но Доннигал удалось вывести эту рутину на новый уровень. Чего стоила одна новенькая одежда, что даже на его тощем теле сходилась впритык и так отличалась, своей незамысловатой простотой и, как она говорила, "у-тон-ченностью", от его обычного многослойного тряпья. "Посиди ты в таком костюмчике несколько часов в грязи или на дереве, поймешь для чего такие "тряпки" ношу" - с обидой он говорил сам себе, стараясь не вестись на провокации. А эти комментарии… ему еще никогда не было так стыдно за свою маскировку, а ведь еще пришлось почти все оружие упаковать и спрятать в большом заплечном мешке, где были все их вещи.   
В город они проникли без сложностей, и в нос ударила так хорошо знакомая вонь города, которая включала в себя приятный аромат доносившийся с торговых лотков. От такого изобилия и соблазнительного вида на прилавке, рот одноглазого мгновенно наполнился слюной. Впечатление портили разве что малоприятные продавщицы, которые говорили слишком громко. Это только мне на руку.   
— Спрашиваешь, — старясь как можно незаметнее сглотнуть накопившуюся слюну, ответил разбойник. — Я ведь не проныра какой, разберусь.
Йорвет кивнул, словно соглашаясь с собой, и спрятал мешающуюся прядку волос под бинт. Слишком они отросли.
Пока продавщица обратила на них внимание, путники не только успели выбрать что-то для себя, но и разжиться неплохим запасом сплетен.
— И еще парочку этих пирожков положите. Нет, нет, только этих. Хорошо, тогда один пирожок такой и один такой.
Не нужно так на меня смотреть. Раз уж я с тобой таскаюсь, нужно попробовать. Первый пирожок был с клюквой, ну, как был… наверняка он таким задумывался,  а на деле начинки сильно пожалели. А ведь не хотел же брать. Лучше Валея их никто не приготовит.
Ушастый предпочел бы задержаться на площади и побольше послушать, может чего интересного удалось узнать из этого потока мусора, как это обычно бывает. Вот только соответствующей компании у него нет, как и цели кого-то убить или подставить. А значит, город этот проходной и нет нужды отслеживать свежие новости и запоминать каждый тупик и переулок. Но с сожжением ведьм считаться стоит. Он посмотрел на Доннигал, что с такой теплотой рассказывала о своих воспоминаниях.
— В теплой компании еда всегда вкуснее, - он поймал и откусил яблоко, — Это суховато, наверно с самого утра лежит. Дорога нам предстоит долгая, так что как-нибудь запечем сами, во много раз вкуснее, — он снял тяжелый мешок и поставил его около себя, — Я здесь впервые, так что стоит спросить об этом у местных.

Отредактировано Йорвет (2014-11-09 20:30:41)

+2

7

Эльфка резко обернулась к тому окну, куда не так давно смотрел магистр и все еще напряженно глядел Альфред.
-Если  обойтись без магии, человек с большей вероятностью умрет.
Она подхватила с прилавка скляночки и расплатилась с аптекарем сама.
-Я не могу допустить, чтобы это произошло у меня на глазах, простите... - целительница перебросила ремень сумки через плечо и быстрыми шагами прошла к двери, - Если что, можете меня прикрыть.
Она понадеялась на порядочность аптекаря, что тот никому ее не выдаст, и выбежала на улицу. И понадеялась на то, что Айван с Альфредом просто постоят рядом, закрывая ее магические пассы от любопытных глаз.
Анирил действовала быстро, боясь терять драгоценные секунды - погрузив пострадавшего мужчину в искусственный сон, она напрямую занялась раной, с помощью магии останавливая кровь, стягивая меж собой края поврежденных тканей, и позволила себе оставить багровый шрам на месте ранения, больше опасаясь за жизнь человека, нежели за сохранность чистоты его кожи. После этого женщина плотно перевязала смазанный снадобьем рубец, который еще мог сочиться сукровицей и мог объяснить человеку, почему его камзол продырявлен и в крови, и вообще, кажется, придется соврать очнувшемуся мужчине по поводу произошедшего...
-Милсдарь? Вы как? Сильно больно? - спросила эльфка, - Он вас не сильно задел, я перевязала уже...
Мужчина пытался сообразить, что к чему, поглядев сначала на целительницу, затем на рыцарей.
-Не сильно, - наконец выдал он, рассматривая свою окровавленную ладонь, - Ай да работничек попался... Мне можно встать?
Дождавшись кивка от Анирил, он снова посмотрел на рыцарей, ища помощи уже у них.

- И о чем же идет речь? Кстати, вы не поспешили представиться. Как я понял, вы знаете, кто я. А вот кто вы... стоп, знаю, все инкогнито. Вы представитель какого-нибудь короля и вам срочно нужна голова дракона...
Любой другой наемник бы усмехнулся или даже расхохотался на последнюю фразу Ревана, но этот был предельно серьезен.
- Надеюсь, вы понимаете меня.
-Понимаю. Мое имя Иджи. Мне нужна помощь в спасении человека, - отрапортовал наемник, оглядевшись перед этим, не подслушивает ли кто, - Думаю, вы уже услышали достаточно трактирной болтовни, мэтр, чтобы понять, что будет происходить завтра? Связано все с этим самым... Я бы попытался сделать все сам, но мне в любом случае нужна подстраховка.
Мужчина достал из сумки увесистый кошель.
-Заплачу я достаточно, если вы надумаете согласиться.
А ведь можно было и не соглашаться, чтобы не потерять лояльность каэдвенцев и, в частности, правителя и высших чинов.

+

Йорвет и Доннигал, общайтесь пока без меня)

+3

8

- Заплачу я достаточно, если вы надумаете согласиться.
Ведьмак оценивающе покачал головой, глядя на кошель Иджи. Почему-то Реван не сомневался, в том, что сумма денег действительно внушительна. Но стоит ли она того, чтоб портить отношения с властями? Медведь любил Каэдвен, это королевство подарило ведьмаку куда больше приятных воспоминаний, чем любое другое место.
Бред какой-то... Он серьезно? Интересно, что это все значит? Быть может это ловушка? Но зачем?
Ведьмак нахмурился, его совершенно не прельщала возможность быть обманутым,  а уверенная настойчивость парня начинала раздражать.
Это мышеловка с бесплатным сыром. Кстати, о сыре...
Он в один залп допил остатки пива, поблагодарил проходящую мимо помощницу за вкусную еду и, повернувшись к Иджи, жестом пригласил его следовать за собой.
- Я в стойло, проведаю зверюшек. Там и народу поменьше, сможем открыто поговорить.
Едва они вышли за дверь, ведьмак перешел к разговорам.
- Что это за дело такое, в котором ведьмак должен выступать спасителем? Вижу, вы не глупый человек, возможно, вы не этих краев? Мы, ведьмаки, занимаемся истреблением чудовищ. Почему я? Денег у вас предостаточно, можно позволить себе высококвалифицированного специалиста. В конце концов, свору тех же наемников.
Реван не спускал глаз с потенциального работодателя. Видя, что тот обдумывает свой ответ, он решил разом засыпать его вопросами.
Уж если это ловушка, он точно оговорится.
- Вы и вправду думаете, что завтра будет нечто из рамок вон выходящее?  Здесь, в столице, в Ард Каррайг? Очнитесь, это Каэдвен.
Ведьмак открыл следующую дверь и мужчины стали спускаться по лестнице.
- Эти показательные суды - дикий фарс, меры по устранению волнений среди простого народа. Бан Ард, немногим уступающий столице, вместил в свои стены магическую академию для мужчин. Вы серьезно считаете, что братство магов позволит надругаться над своим чадом? Ипат... да что там ипат! Сам король до горшка не снизойдет без одобрения советницы, а та, как известно, чародейка.
Реван зашел в стойла, прежде чем продолжить двигаться вперед он добавил:
- Казнить могут лишь действительно опасных представителей магического ремесла, но те, как правило, живыми в руки не даются. Что вы задумали, Иджи? Вы еще уверены, что вы обратились по верному адресу?
Ведьмак прищурился, развернулся и прогорланил:
- Шмель, скотина несносная, я тебе где велел ждать?

+2

9

- Запечём сами, да? Вижу, ты вошёл во вкус, - недоеденное яблоко, отпущенное, звонко застучало по ступеням и скрылось под ногами прохожих. Послышалась ругань и громкий шлёп, будто кто-то тяжёлую корзину уронил. Доннигал тихо захихикала в кулак, но тут же попыталась сделаться серьёзной, продолжить начатую мысль.  - Иные люди моей профессии путешествуют, скача по порталам, словно трусливые зайцы по норам. Не понравилась дорога – взмахнула рученькой с перстнями. Шаг, момент дискомфорта – и она уже разгуливает по главной площади Венгерберга. Разве это путешествия? Чушь собачья! Пока одежда твоя не пропахнет лошадью, пока волосы не соберут половину дорожной пыли, встреченной на пути, пока не приготовишь первый обед на костре, для которого ещё нужно живность поймать и насобирать хвороста, пока не переночуешь на сырой земле, не прочувствуешь, как желанна может быть жёсткая кровать дешёвых таверн и безвкусная, но простая в добыче еда, которую там подают. Чародейки спят на пуховых перинах, одеваются в откровенные наряды из нежнейшего шёлка, едят лишь самые лучшие блюда. Но жизнь их скучна и однообразна, пусть они и выглядят лучше меня. 
К концу своей тирады чародейка, как могло показаться, даже погрустнела. Будто жалела о сказанном. Возможно, так и было. Забылась, с кем говорит. Кому, как не этому одноглазому, знать, какой на самом деле «весёлой» бывает жизнь? Вмиг она почувствовала себя слишком искушённой и избалованной. В отличие от Йорвета, она в любой момент может сменить грубые доспехи на шёлк.
Доннигал кинула на спутника полный сожаления взгляд и комично поджала губы, словно не знала сама – смеяться она будет или плакать. Ведь сейчас он был одет именно так, как никогда не должен был, и в тоже время ворчал о непригодной данных одёжек для его работы. Что ж, каждому своё… А шёлк я всё равно ненавижу. От него всё чешется.
Иногда хорошо и приятно осознавать, что никто из находящихся поблизости не умеет читать мысли. Сейчас это было бы лишним.
- Ты только чародейкам никаким не говори. Они обидчивые пошли в последнее время. И кстати о перинах… Надо бы ночлег найти. Близится вечер, будет уже не до того. 


В таверне было слишком громко, слишком людно и слишком пахло пивом. В прочем, как всегда бывает в тавернах. Только на этот раз народ даже тут был разодет по-пижонски, да выглядел прилично. Ни одной достаточно пьяной физиономии пока замечено не было. Наверное, ещё не успели напиться как следует.
- Правила ты знаешь: слиться с местностью, сделать вид, что ты – скамейка. Развлекайся. А я выбью комнатку побольше и со всем нужным. Как нагуляешься и отдохнёшь, зови. Я буду наверху.
С этими словами Доннигал застегнула выскочившую из петли пуговицу на кафтане Йорвета, и с довольной улыбкой побрела в поисках приключений. Вернее, какого-нибудь управляющего, или что там в тавернах, где Златка не работает… Она обычно так сама подходила, и дела быстрее делались.
Сперва день она решила коротать в компании подвыпившего мужика, травившего незаурядные истории о своих лесничих похождениях, но ей слишком быстро наскучил его лепет. Затем она попыталась развлечься, надоедая молоденькой рыженькой работнице таверны с нелогичными вопросами и спором по поводу того, как лучше следует протирать столы повышенной шершавости, по которым тряпка толком не скользит. В общем, развлекалась, как могла и как было дозволено. Лишь потом, получив приглашение занять подготовленную комнату, оставила свои притязания.
Она мечтала о горячей воде с того самого дня, как покинула постоялый двор господина Никко. И вот, наконец, получила желаемое. А после неспешного принятия ванных процедур, села за чистописание.
Нужно ведь как-то убивать время.
Острое гусиное перо, обмакнутое в чернила, отчаянно царапало бумагу, но не могло вывести и нескольких полноценных строк. Доннигал не знала, что писать. И кому. Злате? Вряд ли бы девушка когда-либо вновь захотела говорить с ней. После их похода прошло совсем мало времени. К тому же, они его так и не завершили. Чародейка пыталась откинуть всякие мысли, касающиеся произошедшего, или вовсе пыталась забыть. Не хотела ввязываться в споры с высшими силами, которые так беззаботно и обыденно поигрались с их жизнями. Да и кто волен утверждать, что это действительно не было простым кошмаром? В последнее время они опять снятся ей всё чаще, всё напористее заставляют искать решения проблем или способы отвлечься.
И поэтому она пишет письмо. Только не знает, кому. И что писать.
Она прикрыла глаза, глубоко и печально вздохнула, осторожно помассировала тонкими пальцами виски… Она устала и выдохлась.
Поэтому и не сразу заметила огонь.
Он был везде. Багрово-алые языки пламени танцевали на стенах, коптили потолок, лизали мебель. Прыгали туда-сюда… А потом образовали силуэт. Огненный  мужчина улыбался. Тянул руки в приветливых жестах, звал к себе, в тёплые и смертельные объятья. Чародейка никак не могла разглядеть его лица. Незнакомое, чужое и… Опасное? Нет, будто родное. И ей вовсе не страшно.
Шаг навстречу. Ещё шаг… Кожа трескается, вздувается и лопается от нестерпимого жара. Но ей не страшно. Только очень-очень больно в тёплых, смертельных объятьях…
Доннигал закричала. Пронзительно, отчаянно и жалко, словно подстреленный зверь. Зашептала что-то тихо, невнятно, прося защиты, помощи, понимания.
Она так и не поняла, что уже проснулась. И руки - тёплые, живые, согревающие сквозь льняную рубаху, - не сотканы из огня и боли. И только они сейчас действительно реальны.

0

10

Грусть одолела эльфа, когда он смотрел на надкушенное укатывающееся яблоко. Ведет себя как маленький ребенок. Каким бы суховатым оно ни было, это не повод раскидываться едой, тем более оплаченной. За городом это яблоко могло послужить кормом для почвы, растений, жуков, птиц, а здесь оно лишь сгниет и грязью разнесется по многочисленным улочкам на подошвах чужих ботинок, еще раз доказывая тупиковость искусственной среды. Это привлечет крыс, а за ними и болезни. Так им и надо. А вот Доннигал, похоже, это действительно развеселило.
Речи ее тоже, словно из губ избалованного ребенка с весьма специфическими предпочтениями, и Йорвет четко понял, зачем она его такого замученного и подозрительного позвала с собой. Ну не зовут даже дамочки в мужской одежде одноглазых эльфов просто так погулять  с ними под ручку по королевству, когда  эти самые эльфы избивают и грабят добрых крестьян. Есть же чародейки, что плавают в государственных интригах, как рыбы в воде, падкие только на женское тело или готовые в жертву принести деревню, ради платья, что будет прекраснее чем у "подружки". Так почему не существовать тем, кто увлечен хождениями в народ? Я такое же развлечение, как это брошенное яблоко? Разбойник смотрел на толпу и не спешил отвечать спутнице.
— Они делают это, потому что могут, — он кивнул в сторону мешка, на который опирался его лук. — Использовать магию для чародея то же, что я использую его. Использую, потому что могу, — он вытянул руки вперед. — Если буду голоден, я не буду отгрызать себе их, а возьму лук и заберу чужую жизнь в обмен на свою. Так же и с чародеями, только у них возможностей больше. Представь себе, сколько бы кроликов съела эта твоя чародейка или скольких простых мужиков успела бы околдовать, разрушая семьи, по дороге до Венгерберга. А так телепортировалась и пошла по своим делам, ни кому не мешая, — тут он усмехнулся. — Хотя, трать она и подобные ей столько свободного времени правильно, мы бы не становились свидетелями таких праздников.
Жалось Доннигал, он прочувствовал всем своим существом. Она осела в затылке ущемленной гордостью и нагло щелкнула по носу. Спутница не впервые смотрела на него так, а эльф всё не указывал ей на это. Но запоминал.
— Словно я с чародейками целыми днями беседы веду, — он фыркнул, и, подражая девушке, стряхнул с кафтана невидимую пыль. — Но раз уж я в таком виде, — одноглазый самодовольно улыбнулся.


— Хорошо хоть не бревном, — проворчал эльф про себя.
Эта женщина то ли любила раздавать советы и важничать, то ли ей просто нравилось разговаривать. Во время путешествия Йорвет больше убеждался во втором. Если так не любит тишину, мне нужно ей сыграть. Как только вопрос с ночлегом разрешился, одноглазому в таверне больше делать было не чего, и он пошел изучать местность. Улочки, прилавки, тупики, дома и площадь — все это складывалось в его голове большой мозаикой. А пока он отвоевывал у группы мальчишек территории, кидая тяжелые камешки на нарисованный круг, чужие разговоры накрывали его свежей грязью чужих жизней.
За день Йорвет наткнулся не на  одно развлечение, отлично вписавшись в пеструю толпу гостей города. Когда он вернулся в шумную таверну, сразу направился в приготовленную для них комнату, чтобы наконец-то избавится от тяжелого мешка и как следует отдохнуть. Внутри было всё необходимое для отдыха путешественника, и даже больше. По крайне мере столов он раньше в таких местах не видел, а если даже и видел, то их явно использовали не как альтернативу для кровати. И кому это она писала? Вновь его укололо что-то вроде обиды и чего-то еще, в чем себе не смел признаться.
Хоть читать чужие письма пусть не упакованные и не дописанные считалось дурным тоном, но недоверчивый эльф вертел эти условности. Какая-то ерунда. Одноглазый, стараясь не потревожить чародейку, аккуратно взял ее на руки и положил на кровать. Холодная. После нескольких минут изучения письма, на наличие тайного шифра, эльф услышал возню, подбежал к Доннигал и крепко сжал ее плечи. Еще немного, и ты бы щеголяла с синяками прекрасных фиолетовых оттенков. Вот только девушка продолжала метаться по кровати, и даже зов эльфа и болезненно впившиеся руки не смогли вытащить её из беспокойного сна.   
— Очнись, mannas! Доннигал! — он надавил сильнее. — A d'yaebl aep arse!
Разбойник придавил спящую своим телом и, схватив за запястья, перевернул на бок. Она старалась освободиться, но, не смотря на борьбу, оставалась слишком холодной. Хоть ты и умеешь выпускать искры из пальцев, тут я тебя намного сильнее. Руки и ноги эльфа вмиг опутали её тело, не позволяя шевельнуться, а корпус прижимался к хрупкой женской спине.
—Если это шутка, то я тебя сейчас же и придушу.
Йорвет глубоко вздохнул и начал напевать спокойную мелодию. Я тут в няньки не нанимался. Доннигал еще несколько минут сопротивлялась, а когда её тело расслабилось, усталость взяла вверх и сейдхе провалился в приятный сон.

+1

11

Айван вышел следом за Альфредом, который тут же вынырнул за магичкой. Что-то подсказывало, что добром это не кончится, но в некоторых вопросах спорить с Анирил было затеей не лучшей, чем пытаться перебодать здоровенного барана. То есть попробовать можно, но потом сам жалеть начнешь, что вообще затеял это. Маркиз встал к недалеко от стены так, чтобы собой и плащом максимально скрывать целительницу и тело человека от зевак, которых уже набежало немало. Кто-то из зевак посматривал на это с сожалением, мол, приперлись тут, чего-нито делают, а перстни на пальцах у раненного золотые. Впрочем, откровенно возмущаться наглости пока что ни у кого не хватило - хмурый, изрядно заросший уже даже не щетиной, а недлинной бородой, магистр и широкоплечий, хоть и молодой, опоясанный широким поясом, на котором пока что в ножнах покоился длинный меч, рыцарь со знаками своего статуса не создавали впечатления кротких агнцев. Айван вгляделся в толпу и заметил остроконечные с небольшими шпилями для плюмажа и меховых хвостов шлемы, пробирающиеся сквозь толпу. Через некоторое время он даже слышал голос командира отряда стражи. Точнее, тяжелоодоспешенных "Медведей". И добрых ощущений это не добавило. Открыто схватываться с "Бурыми" магистру не улыбалось. Это означало бы, что орден теряет свой нейтралитет и объявляет войну Каэдвену. Исход был примерно ясен заранее - Сокола разотрут в порошок.
Айван немного нервно потрогал магистерскую толстую цепь на груди и положил единственную имеющуюся в наличии руку на рукоять меча. На всякий случай.
Оставалось только ждать и надеяться на благоразумие офицера. Но, понятное дело, офицер офицеру рознь.
Маркиз обернулся через плечо и глянул на то, в чем понимал примерно столько же, сколько понимал в добыче руды - почти ничего.
-Поторопитесь, миледи, настоятельно рекомендую поторопиться. Альфред, что бы ни произошло, держи себя в руках.
Дело было действительно очень серьезным.
"С самого начала ведь не хотел сюда ехать.. Сам ведь себя уговорил, что заехать в Ард Каррайг заехать нужно.."
Маркиз ждал и ждать оставалось недолго.

+1

12

Тишина угнетала. Убивала не хуже камнепада и резала лучше самого острого меча.
Она не спала. Лежала с открытыми глазами, невидящим взглядом уставившись в стену.
Тёплые сильные руки, обнимающие её – не те. Дыхание, обжигающее тонкую кожу шеи – не то. И измученное сердце, тихо стучащее внутри эльфского тела – не то. Это не она… Её никогда не было рядом. Она приходила потом, кидала зелье, как кость изголодавшейся собаке, а потом садила за книги. За что я могла... Любить её?
Реальность накатывала медленно, щадя выдохшееся сознание. Ночь всегда приносила сюрпризы.
Просыпаться от собственных диких криков и несуществующей боли, вся в липком и холодном поту. Боясь того, что видела она там, в глубинах собственных фантазий. Страх оставался с ней до следующей ночи.  И до самого утра.Чёртов Корье!
Вот только Доннигал уже привыкла к кошмарам. Она бы соврала, сказав, что больше не боится. Теперь плохие сны – всего лишь вредная привычка.
... ни ногой, ни рукой как следует пошевелить не удавалось. Чёртов… Маленький… разбойник!
- Пусти, - грубым, но тихим голосом прошипела чародейка, попытавшись освободить запястья от захвата, но даже у сонного эльфа вырвать преимущество, оказывается, слишком трудно. В конце концов, она – всего лишь человек. Слабый, беспомощный и бесполезный.
Йорвет недовольно промычал, не собираясь просыпаться. Сквозь сон он все же прореагировал на раздражитель и перестал изображать из себя железную деву, которая удерживает в себе особо опасную ведьму. Вот только заложнице еще рано было вздыхать спокойно:  эльф хоть и выпустил её из хватки, но тут же навалился всем корпусом, обнимая.
Чародейка обречённо зажмурилась, нахмурила тонкие брови и с хриплым недовольным вздохом попыталась привыкнуть к новому положению дел.
- С эльфом поведёшься – домой не вернёшься… - обречённо протянула она. Теперь придётся сделать эту фразу своим девизом. Какое-то время Доннигал пыталась что-то сделать: скулить чего-то жалобно-невнятное с просьбами об освобождении беззащитных чародеек, постучать по тому, до чего (или до кого) дотягивалась освободившаяся левая рука, попытаться освободить другую или полностью выбраться, но все попытки оказались тщетны, а дрема эльфская – беспощадной и глубокой. Чего-чего, а люди на неё ещё не падали, поэтому как себя вести в подобной ситуации, оставалось загадкой. Ну не заклинаниями же кидаться, в самом деле. Женщина нервно вздохнула – вся решимость улетучилась, а на смену ей пришло какое-то странное равнодушие. Мол, ну и пусть лежит, если ему так удобнее. По крайней мере, снится ему что-то хорошее и приятное.
Дорога ненависти, по которой шел одноглазый, огибала все прелести юности, делая его взгляд уставшим, но лишая определенного жизненного опыта. Бывало, что ужасы дня награждали его прекрасными снами, наполненными яркими картинками и запахами: собственным домом, вкусной едой, теплом любимых и маленькими ушастыми детишки. Но все эти видения, недоступные в реальности, только дразнили его и заставляли больше ненавидеть людей.
Чужие прикосновения своенравно хозяйничали по его телу, даря тепло без намека на ласку. Ухо обжигали слова, смысл которых ему не удавалось уловить. Он отвечал, ощупывая в темноте силуэт. Лепил, извлекал чужую фигуру из бесконечной тьмы, что поглотила весь мир и лишала его земли, неба, законов физики. Если эльф справится с этим, если это начинание удастся, то и задача восстановить все остальное ему будет по силам. Это дитя, его первое дитя, созданное из пустоты, имело взрослую женскую фигуру и когда оно приблизилось, щелкнуло одноглазого по лбу.
Разбойник проснулся, не сразу поняв, где находится. А как оценил ситуацию, поднялся на руках, нависая, и уже не придавливая собой Доннигал.
С тобой творилось что-то странное, поэтому…
Кровать была слишком маленькой, чтобы на ней могли спокойно уместиться два взрослых человека, так что Йорвет не нашел здесь ничего странного и быстро подавил смущение.
Мне жаль, что я заснул, такого обычно не случается, — он сел на край кровати, — Наверно все дело в долгом путешествии.
- Иногда плата за силу бывает высока, - выдыхает она и поворачивается. И оказывается слишком близко. Намного ближе, чем позволено. – Всё в порядке. Ты заслужил хороший отдых. И немного понимания.
Чародейка прикладывает ладонь к его щеке. Осторожными движениями медленно скользит вверх, пальцами проникая под неплотно лежащую на глазу повязку. Кончики пальцев нащупывают отчётливый грубый шрам. Но она не смеётся, не говорит вообще ничего. Приподнимается, придвигается ближе. Её взгляд, обычно колкий и насмешливый, сменился нежным. Тем самым, который дарят кому-то родному, нужному и понимающему.
- Спасибо тебе за всё, - тихо шепчет она и приникает губами к изуродованной глазнице. Целует осторожно, а потом отстраняется. И смотрит уже с вызовом. – Думаю, я выспалась. Так что можешь занять кровать до утра.
Йорвет перехватил руку чародейки и большим пальцем начал вырисовывать на её ладони круги. Горячий шепот на коже и легкий поцелуй, коснувшийся метки его слабости. "Никому не позволю касается её," — запоздалая мысль, ведь он уже разрешил слишком многое.
Уже звонкий, нахальный голос. Эльф не выпускает её руки из своей, понимая, что она открыла дверь, куда не стоило заходить. Если любишь игрушки. Поиграем.
Займу, — уверенно, наполняя пустую комнату шумом.
Шорох простыни, одноглазый снова сморит сверху вниз на хрупкое тело, на искривленные в ухмылке губы. Никому не позволю. Спускает бинты на увечье. Так лучше. Целует в уголок рта, спускается ниже…
Те, кто живет как попало и ходит на грани, отличаются наблюдательностью и любопытством. Днем Йорвет изучил каждый закоулок столицы, сейчас же ему предстояли открытия иного рода и, чтобы все хорошенько запомнить, он не будет торопиться.
Их дыхание сбилось одновременно, стало прерывистым, резким, непостоянным. Он легко приподнимал и опускал её, расслабившуюся, разморенную. Он томился и маялся, чувствуя, как медленно-медленно разливается по венам живительное тепло; ощущал, как нестерпимо быстро, так непривычно часто бьётся в груди усталое, измученное невзгодами сердце.
Её пальцы безнадёжно запутались в коротких чёрных волосах, щёки горели алым пламенем. Она целовала его неумело, но очень старательно, так страстно, как только могла. До боли впивалась ногтями в собственные ладони. Выгибалась до хруста в позвонках, подавалась навстречу, а потом давилась немым, беззвучным криком, рвущимся из обожжённых частым дыханием лёгких.
После уже не имели значения узкая кровать, тонкие стены и различия рас. Важным были лишь объятия и тепло, что дарит жизнь. Обо всём остальном можно подумать позже. Гораздо позже.

Свернутый текст

Теперь можно скинуть на нас потолоквпихнуть в сюжет по всем фронтам

Отредактировано Доннигал (2014-11-16 15:40:15)

+1

13

+

Доннигал, Йорвет, товарищи, вы как-то слишком убежали вперед, пожалуй, уроню на вас кирпич в следующем круге  :unsure: Можете пропустить очередь, можете еще немного пообщаться в небольшом промежутке времени, пока я подтягиваю остальных.

Наемник вышел следом за Реваном.
- Почему я? Денег у вас предостаточно, можно позволить себе высококвалифицированного специалиста. В конце концов, свору тех же наемников.
-Боюсь, вы сами ответили на свой вопрос, мэтр Реван. "Свора" мне не нужна. От нее лишний шум, она не скоординирована и может провалить то, на что я иду, с такими последствиями, что мало не покажется. Мне нужен профессионал. Вы - профессионал, как и любой другой ведьмак, но я больше никого не нашел, увы.
Иджи смотрел на мужчину серьезно. Для него это была далеко не игра, а вопрос жизни и смерти. Он слушал рассуждения Ревана и сравнивал его со своими рассуждениями, которые были почти так же произнесены им пару лет назад почти слово в слово. Правду говорят - не поймешь ничего, пока не окажешься по ту сторону баррикад.
- Вы и вправду думаете, что завтра будет нечто из рамок вон выходящее?  Здесь, в столице, в Ард Каррайг? Очнитесь, это Каэдвен.
Слово в слово... Мужчина грустно улыбнулся, но перебивать не стал.

После этих слов он решил, что не будет навязываться и пойдет один, если после оговаривания деталей ведьмак не согласится. Что ж, риски повысятся во много раз, но делать будет нечего.
- Казнить могут лишь действительно опасных представителей магического ремесла, но те, как правило, живыми в руки не даются. Что вы задумали, Иджи? Вы еще уверены, что вы обратились по верному адресу?
-Боюсь вас разочаровать, мэтр. Братство магов действительно не позволит так просто убить своих братьев. Впрочем, мне известны случаи, когда братство просто не успевало среагировать, и... Был мэтр - и нет мэтра. И никто ни сном, ни духом. Но что делать простым людям, мэтр Реван? Охота на ведьм приводит к тому, что в огне сгорают невинные люди, просто так, по доносам, которые никто не проверяет. Вы слышали разговоры на улицах? Каждый считает своим долгом уличить "неудобного" соседа в колдовстве или наведении порчи. Да, это Каэдвен, и я думал в точности как вы, пока меня не окунули в это с головой.
Иджи напряженно осмотрелся - вдруг кто намылился в конюшню и сейчас будет подслушивать, но, на его счастье, дураков не нашлось.
-У них мой брат. Он не чародей и даже не доморощенный колдун, которые, как известно, долго не живут. Простой горожанин, отучившийся в университете и вернувшийся домой, но кто-то пустил слух, что он был не в Оксенфурте, а в Бан Арде, а перед визитом домой и в Вызиме, где произошло что-то... колдовское, связанное с темными силами, чего только в слухах не наплетут и тебе не припишут с легкой руки. Сейчас он в застенках, ждет завтрашнего рассвета. Я хотел заплатить за него выкуп, но мне не позволили этого сделать и выгнали взашей, пригрозив тоже сцапать за взятку, если я заявлюсь еще раз. Я уверен, там много таких - несправедливо обвиненных только потому, что они чем-то насолили своим недругам, которых, как известно, не бывает только у мертвецов. Я не буду настаивать, ведь все равно выбирать будете вы, браться за это дело или нет.
Он покосился на существо, названное "Шмелем", и едва заметно улыбнулся, но потом вновь серьезно посмотрел на собеседника. Ему был важен ответ.

-Поторопитесь, миледи, настоятельно рекомендую поторопиться. Альфред, что бы ни произошло, держи себя в руках.
-Да, уже все, - Анирил осторожно придержала раненого под локоть, - Осторожнее, милсдарь, вот так.
Стычки со стражей удалось избежать. Конечно, спасенный сначала говорил о том, что нужно сообщить о преступлении сейчас, но Анирил высказала разумный аргумент, что ему лучше сейчас отлежаться, чем таскаться по кабинетам от одного офицера к другому, и она была права. Соколы благополучно проводили дворянина до дома. До такого, к слову, добротного дома с садом и с двумя этажами. Это оказался владелец нескольких ювелирных мастерских, а напал на него подмастерье, который был недоволен своими доходами, которые были бы неплохими, если бы не его опоздания и прочие нарушения устава мастерской. Целительница пожелала мужчине скорейшего выздоровления, что наступит, к слову, как минимум к вечеру, и на этом они расстались.
-Вы сердитесь, сэр? - через некоторое время спросила Анирил у магистра, потому что ей стало совсем неуютно идти в тишине. Оправдываться она, конечно, не собиралась, но... Угрюмый Айван - зрелище не из легких.
Целительница подозревала, что после этого происшествия их пребывание в городе пойдет не так гладко, по крайней мере, у нее. Мало ли, кто и что там высмотрел. Сохранить свою жизнь или спасти чужую? Вечный выбор...

Когда они вернулись в трактир и Анирил приготовила снадобье, время уже приближалось к сумеркам. Еще не темнело, но вот-вот.
-Айван... Сэр... Когда мы выезжаем дальше? - спросила целительница у магистра, подавая ему в руки последнюю порцию целительного снадобья. Состояние подопечного ее радовало, то есть, состояние тела, а уж что творилось у него в душе?.. Но чувство такта запрещало ей лезть рыцарю в душу, тем более без спросу. Дождавшись ответа, Анирил улыбнулась и покинула комнату магистра, направившись к себе. Там точно должен был быть Альфред. А после приема снадобья она всегда рекомендовала немного полежать и отдохнуть, ну хотя бы отдохнуть, чтобы все максимально хорошо усвоилось.
Прикрыв за собой дверь в комнату, Анирил подошла к стоящему у окна Альфреду и обняла его со спины, старательно перед этим обозначив свое присутствие хлопнувшей дверью и слышными шагами, пугать рыцаря совсем не хотелось. Примерять на себя последствия этого - тоже.
-Я правильно поступила? - спросила она, утыкаясь лбом в спину мужчины, - Что бы сделал ты на моем месте, Альфред?..
Ей было неуютно. Вдруг расплата за применение магии в Каэдвене средь бела дня затронет не только ее, но и близких людей? Сделанного не воротишь, но не хотелось бы, чтобы опасения сбылись.

+1

14

Воровато оглядываясь по сторонам, полосатая крыса аккуратно пересекла стойла по деревянной балке. Больше напоминая пьяного акробата, чем ловкого грызуна, животное умудрялось уверенно двигаться вперед. Недовольно попискивая, Шмель все же изловчился забраться на своего хозяина и немедля приступил выражать свое негодование, барабаня лапками по плечу мужчины.
-У них мой брат. Он не чародей и даже не доморощенный колдун, которые, как известно, долго не живут...
- Пожрать мы любим, да, - ведьмак, казалось, забыл о присутствии Иджи. Его внимание было приковано к маленькому четвероногому другу. Друг в свою очередь уже во всю хрустел едой, довольно распушив черно-желтую шерсть.
- Я уверен, там много таких - несправедливо обвиненных только потому, что они чем-то насолили своим недругам, которых, как известно, не бывает только у мертвецов. Я не буду настаивать, ведь все равно выбирать будете вы, браться за это дело или нет.
Реван медлил с ответом, продолжая наблюдать за своим питомцем. Мужчина тщательно обдумывал все, что ему успел поведать заказчик.
Хорошо, уже что-то больше и походит на правду.  Большинство "подсудимых", наверняка не имеют ни чего общего с магией. Может, прихватили пару пастухов, что хорошо разбираются в травах. Или какого-нибудь бедолагу, давно уже съехавшего с катушек, что каждый  день громогласно провозглашает себя новым святым пророком. А тут... гм, что-то  тут не сходится. Так или иначе...
- Я выслушал ваше предложение, Иджи. Вы сказали, что вам нужен профессионал, ведьмак. Боюсь, вы допускаете распространенную ошибку, вам нужен наемный убийца, но, ни как не ведьмак. Сожалею, только ваша авантюра закручена на подобный акцент работы, а я не нанимаюсь убивать людей, под какими бы благородными целями не прикрывался наниматель.
Теперь ведьмака занимал его конь. Реван разглядывал бока жеребца с таким видом, как будто ожидал, что сейчас там вырастут крылья. Помедлив, ведьмак достал из своей сумки яблоко и протянул его лошади. На время, "хрумканье" грызуна перестало быть одиноким.
Как жаль, что нас так часто путают с простыми рубаками. Ни какого уважения.
Собственная мысль позабавила Ревана, но на лице эта эмоция, ни как не отразилась.
Конечно, в какой семье не найдется урода? Даже среди уродов есть уникальные экземпляры поросшие гнилью. Ни чести, ни самоуважения. Думать не хочу об этом.
- Мне жаль. Может, вам стоит обратиться к детективам? У них неплохие связи, за хорошее вознаграждение эти парни кого угодно оправдают.

+1

15

-Вы сердитесь, сэр?
-Нисколько,- не солгал ни в малейшей степени магистр.- Я допускаю, что видение защиты людей у каждого свое. И, сколь бы я ни гордился тем, что я рыцарь, отдельных жизней вы спасли больше, чем я, - он повел калеченным плечом.- Быть может, и не тех, что стоило бы, но я не могу запрещать вам делать для других то, что вы делаете для ордена. Как бы мне того, теоретически, не хотелось. Мы с вами примерно в одинаковых условиях. Я не могу запретить вам выполнять ваш долг, а вы не можете запретить мне - выполнять мой. Однако тот факт, что я не сержусь, не говорит о том, что нам не о чем беспокоиться. В Каэдвене не очень любят магов. Понятное дело, школу чародеев прикрыть не могут, но.. Вы сами прекрасно понимаете, как на вашем номере появляется нарисованный мелом крестик.
Маркиз проводил взглядом весьма привлекательного вида женщину, по всей видимости, гувернантку, судя по осанке, чуточку не дотягивающей до осанки графини. И по отсутствию украшений на платье. Потом перевел взгляд на плащ и скрытое под ним увечье и вздохнул. Не очень легко, но так, чтобы желание уточнять, отчего был этот вздох отпадало у собеседников само по себе.

-Айван... Сэр... Когда мы выезжаем дальше?
Айван проглотил декокт и поморщился. Вкус этого снадобья ему категорически не нравился. Оно не было горьким, но и сладким его язык не поворачивался назвать. Скорее, просто никакое. Но раз уж говорили, что надо его принимать, ничего не оставалось, кроме как подчиниться.
-Как только я сделаю все возможное, чтобы выполнить то, что принято называть долгом,- усмехнулся он не очень уж и сладкой усмешкой.- Точнее, как только выберемся из авантюры, в которую я из тщеславия и вздорных предрассудков собираюсь втянуть всех приехавших со мной.
Едва захлопнулась дверь и шаги целительницы удалились по коридору, магистр поднялся с постели, на которой сидел и уселся за стол. Ложиться спать было страшно. Копаться в памяти  - еще страшнее. До чего же был реален тот сон. Каждое мгновение сна отпечаталось в памяти так, будто та чертова стена огня действительно пожрала приграничный городок, названия которого Айван не знал до сих пор. Не знал он и куда подевалась Офелия. Впрочем, к черту всех, к черту всё! Маркиз упер подбородок в кулак единственной руки и принялся раздумывать, что делать завтра. До середины ночи требовалось не уснуть. Чтобы проснуться к утру и не слоняться по трактиру, как оживший призрак.

Альфред не обернулся на хлопок двери. Анирил почувствовала, как едва заметно рыцарь вздрогнул и немного расслабился в объятьях. Взгляда от площади он, впрочем, не отвел. На площади отчетливо сновали люди. Таскали хворост и длинные бревна, к которым собирались прикрутить веревками несчастных. Возможно, среди них были действительно злые люди, которые наводили порчу на простых людей. Но не полсотни ведь!
-Не знаю,- задумчиво протянул рыцарь, нахмурившись.- Кто может оценить правильность поступка? От чего отталкиваться, чтобы судить правильно или нет? Правильно ли поступает магистр, когда велит вздернуть преступника, не дав тому даже шанса исправиться? Правильно ли подчиняться таким приказам? Не знаю. Знаю лишь, что боюсь за тебя,- он мягко повернулся и обнял эльфийку.- Я никогда не смогу представить себя на твоем месте, как бы ни старался. Откуда мне знать, что ты чувствуешь, обладая такой мощью, которую мой разум не в силах даже представить? Правда, не знаю, Анирил.
Альфред правда не знал. Каково это - управлять потоками магии и приказывать крови переставать течь, а ране затягиваться? Каково это, врачевать тела?
-Уже поздно,- отметил он,- когда наступает ночь, мне кажется, будто все нереально. Кажется, что я сплю, а когда проснусь ты растаешь как видение. Потому и одновременно жду ночи и боюсь ее наступления.. Я, наверное, глупее, чем ты думала?- спросил он и захлопнул ставень, отчего и свеча на столе опрокинулась и покатилась, забрызгивая стол воском. Пламя, разумеется, погасло вместе с падением. Комнату окутал полумрак. Юноша подхватил чародейку и шагнул к постели.

+1

16

- Я выслушал ваше предложение, Иджи. Вы сказали, что вам нужен профессионал, ведьмак. Боюсь, вы допускаете распространенную ошибку, вам нужен наемный убийца, но, ни как не ведьмак. Сожалею, только ваша авантюра закручена на подобный акцент работы, а я не нанимаюсь убивать людей, под какими бы благородными целями не прикрывался наниматель.
-Об убийстве не было и речи, мэтр Реван, - спокойно ответил наемник, - Но я не смею настаивать.
- Мне жаль. Может, вам стоит обратиться к детективам? У них неплохие связи, за хорошее вознаграждение эти парни кого угодно оправдают.
Детективы не успеют... Разве можно заставить эту неповоротливую бюрократическую мельницу остановить за одну ночь хотя бы для одного человека? Вряд ли. А на главной площади уже вовсю шли приготовления к показательной казни. Детективы точно не успеют.
-Прошу меня простить, что отнял у вас время, - произнес Иджи с необычной для наемника-рубаки вежливостью и, развернувшись, вышел, оставив Ревана наедине со своими зверюгами и мыслями. Но это было не надолго, та девушка, что подавала ведьмаку пиво с записками, тихонько проскользнула в конюшню.
-Он странный, - поделилась она своими мыслями, осматривая ведьмака, не сделал ли чего с ним этот "хмырь", впрочем, что с ведьмаком можно сделать? А на "хмыря" донести бы, что он что-то замышляет против устоявшихся порядков, вот только страшновато было.

Был уже поздний вечер - самое время для авантюр и иже с ними. Время татей и заговорщиков. Последние, кажется, и напомнили о себе нежившейся в постели чародейке. Впрочем, эльфу тоже могли напомнить, ведь его слух был гораздо острее.
-Болтать под окнами гостиницы - не лучшая затея, скажу я тебе, - топающие по мостовой шаги и голоса вместе с ними приближались.
-Мне плевать, все уже спят. А кто не спит, все равно занят чем-то своим, и ему тоже плевать. Я тебе говорю, что видел магиковское отродье. Девка, чего-то колдовала над раненым стариком.
-И что? Деньжат тебе захотелось?
- связываться с настоящими магиками стражу порядка ну совсем не хотелось, пусть на это идут более опытные коллеги.
-Так если она его сама ножиком чикнула, а потом вылечила? Может ей тоже деньжат захотелось. А бабка моя сказала, что на базаре видела еще одну - говорит, вроде на странника смахивает, а посох знаками весь изрезан. Ну какой ж это странник?
Страж протяжно вздохнул. Информатор был слишком настойчив. Придется что-то делать.

-Я тебя понимаю, это совсем не глупость, - ответила целительница с улыбкой. Слишком знакомое чувство. У него горький вкус, потому что однажды все так и растаяло, словно и в самом деле было видением. Но это прошлое. Сейчас есть лишь настоящее - возлюбленный и... магистр с какой-то очередной авантюрой, сидит небось сейчас, обдумывает... Ну, пусть обдумывает.
Анирил легонько поцеловала Альфреда в щеку и прижалась к рыцарю, устроив голову у него на плече, млея от тепла и ласк. Она уже начала проваливаться в дрему, как вдруг в дверь постучали. В ночной тишине стук был подобен ударам набата. Наверняка его слышал и Айван, но ведь могли постучать в любую другую дверь на этаже, не обязательно в ту, за которой находилась занимаемая целительницей и рыцарем комната.
Эльфка резко села, напряженно уставившись на дверь. За дверью молчали. Затем постучали еще раз. Она потянулась за одеждой, быстро нырнув в рубаху, а в следующее мгновение уже расправлялась со штанами и сапожками. Незваные гости ночью обычно были посланцами от больных, либо... кем-то очень нехорошим. Ну или хорошим, с их точки зрения.

+1

17

Айван как раз было собрался спуститься вниз, чтобы взять вина и попробовать забыться в пьяном подобии сна, даже накинул камзол по такому поводу, однако этому не суждено было случиться. Что-то там было в народных поговорках про такие случаи.. Кажется, что-то связанное с зеркалом и рожей, точнее маркиз сказать не мог. Он только было собирался открыть свою дверь, как кто-то постучался, весьма нагло и настойчиво, в дверь соседнюю. Магистр чуть помедлил, но дверь в свою комнату открыл - подслушивать и подсматривать он считал ниже своего достоинства, да и все равно собирался выйти, так почему бы не сейчас?
-Извольте объясниться, милсдари и милсдарыня, чем постояльцы комнаты, в которую вы так ломитесь обязаны столь высокому визиту?- спросил он, требовательно уставившись взглядом в двух мужчин и одну женщину. Похоже, это были простые горожане среднего достатка. Не богачи, но и отнюдь не нищеброды. Не крестьяне. Это было хорошо видно по тому, как они носили одежду. Даже почти не горбились.
Айван мысленно чертыхнулся - лучше бы плащ одел. Впрочем, кто скажет, что у вышедшего в общий коридор богато одетого однорукого в комнате не застоялось парочки дуболомов, готовых поработать кулаками и дубинками, если господин прикажет?

Альфред тоже подскочил, подслеповато щурясь спросонья. Вот, вроде, была сказка, прекрасный сон, а сейчас какой-то.. Какая-то.. Кто-то, кто очень бы удивился, как его называет Альфред, своим грохотом в дверь перебудил половину гостиницы. В том числе и такую.. Рыцарь так и не сумел подобрать достойного слова для характеристики всех достоинств эльфки, которая, видать, по недосмотру Богов и чрезвычайной удачливости парня разделила его чувства.
-Подожди,- шепнул он, едва не рухнув на пол, запутавшись в штанах. Он торопливо одел портки и на всякий случай подхватил правой рукой пояс с оружием, оттесняя себе за спину чародейку. Альфред тряхнул головой и отодвинул щеколду, готовый дать отпор, если понадобится. Обстоятельства в городе были таковы, что подобные меры безопасности не казались параноидальными.
В коридоре гости уже вовсю объяснялись с магистром.

-И что же слугам милсдаря ювелира понадобилось в столь поздний час от спасшей его женщины?- спросил чрезвычайно участливым тоном маркиз, делая шаг в сторону слуг. Во всяком случае, они назвали себя именно так.

+1

18

Служанка пряталась неумело, не хотела, чтоб этот странный тип, привязавшийся к ведьмаку, видел её. Затаившись, она слушала разговор мужчин, терпеливо выжидая, когда новоявленный заказчик уйдет и ведьмак окажется в её распоряжении.
-Прошу меня простить, что отнял у вас время, - наконец-то произнес Иджи. Он довольно быстро покинул стойло, к облегчению девушки наемник не заметил её. Ведьмак молча продолжал баловать яблоками своего коня.
Служанка поправила прическу, расстегнула неуместные для обстановки, по ее мнению, пуговицы, и, пытаясь придать себе невинное выражение лица, шагнула к ведьмаку.
- Он странный, - если она и сумела застать ведьмака врасплох,  то он не подал виду.
Он-то странный? Раз так, что ты можешь сказать про меня?
Девушка позволила себе выразить смешанные чувства смущения и интереса.
- Вы другой. Я не знаю, насколько действительно вы отличаетесь от нас, но хотела бы это узнать...подробнее... кстати, у меня сейчас перерыв, хозяин не будет меня искать.
А она достаточно хороша собой. Хех, как и достаточно глупа.
- Ого. Что ж, полагаю я попался в ловкие сети, и мне придется удовлетворить твою жажду знаний? Хм, а если кто-нибудь зайдет и помешает нашему уроку? - почти шепотом говорил ведьмак, при этом делая едва заметные пассы рукой.
- Оу, не волнуйся волчонок, у меня с собой есть ключик. Уверяю, нас ни кто не побеспокоит, - разносчица поцеловала мужчину и поспешила совершить задуманное, то есть закрыться от посторонних.
Весьма не дурна собой, а как дверь-то закрывала. Ой, зря ты девка задумала это все.
Желая усилить желание ведьмака, она задержалась у последнего загона. Припоминая последние сплетни подружек, похотливо улыбаясь, служанка начала, пританцовывая раздеваться. Что-то промелькнуло у стены, девушка на секунду отвела взгляд от вожделенного ведьмака.  Лик девицы, мгновение назад изображавший страсть, медленно-медленно переходил в стадию изумления, а затем вовсе застыл маской ужаса на её лице - с бортика стойла,  поднявшись на задние лапки, на служанку взирал Шмель. Его передние конечности были слегка приподняты и если бы крысы могли говорить по-человечьи, то полосатый непременно бы ляпнул: "Бу!" 
Дикие вопли уведомили постояльцев таверны, о том, что девушка явно не любительница грызунов. В панике, любвеобильная персона не сразу воткнула ключ в скважину, а попав провернула его в замке излишнее количество раз. Не смотря на сломаный замок, дверь все же поддалась и барышня стрелой вылетела из помещения.
- Передавай мои благодарности хозяину! - Реван прокричал ей в след. Гогоча как безумный, ведьмак открыл ворота и вывел лошадь. Ловко прыгнув, сверху на плечо мужчины приземлился крыс.
- Моя школа, не зря я его дрессировал, а Камыш? Ты видел это?
Конь лишь фыркнул.

В целом, остаток дня ведьмак провел неплохо. Оставив животных у одной знакомой знахарки, он пошел прогуляться.  Побродил по рыночной площади, заглянул к кузнецу, затем зашел в бакалейную лавку. Совершив незначительные покупки, Реван направился к торговцу в охотничью лавку, товар ждал.
Лук пришелся ведьмаку по вкусу. Аккурат по летучей дичи стрелять, а при желании и против двуногих врагов сойдет. 
Следующая необычная встреча случилась после того, как ведьмак вышел из дверей дома охотника.
- Это он. Ведьмак, - грубый голос принадлежал капитану отряда грозных мужчин, носивших бобровые шапки. Воинственный предводитель был коренаст. Возрастом его был таким, когда смело могут называть дедушкой. Бородатый старик с вызовом смотрел на обладателя лука.
- Медвежья хоругвь, - протянул Реван. Он не отводил взгляда от главаря группы. - Легкая кавалерия Каэдвена.
- Реван! Тот самый убийца монстров и упырь в одном лице!
- Нурик Фэлл! Гроза преступного мира, страх для любого продажного лорда... и по тому - жирный прыщ на жопе королевского казначея!
Обстановка накалялась с каждой секундой. Казалось еще чуть-чуть, и капитан бросится на ведьмака.
Не угадал. Я быстрее.
Но ведьмак ошибся. Мужчины одновременно двинулись и... громко хохоча, заключили друг друга в братские объятия. Один из молодых солдат с грохотом упал в обморок.
- Старина Нурик! А я уж думал ты ушел на пенсию!
- Брат Медведь! Да разве с сучьим казначеем уйдешь на пенсию? - тут расхохоталась вся орава. Пара "медвежат" уже приводили в чувства своего друга. Фэлл снова сменил свой тон. - На тебя поступила жалоба от некой Хелены Брогг. Она смеет утверждать, что какой-то ведьмак пытался изнасиловать ее.
Неловкая пауза.
- Но когда я узнал имя ведьмака, я сразу, же понял, что это полнейший бред. - Старик повернулся к своим парням, его рот растянулся в улыбке. - Что бы он её? Да я как вспомню дело о той банде шлюх, пытавшихся охмурить Медведя, до сих пор живот надрываю!
Последние слова он еле выдавил, сорвавшись на смех. Его веселье снова поддержал отряд, а когда молодой солдатик заявил, что теперь понял про кого любят петь менестрели в кабаках, не удержался и Реван, разразившись гулким басом.
Немного побеседовав, ведьмак все же покинул компанию.  Все запланированные дела на сегодня он выполнил, можно было возвращаться к знакомой.
Готов поспорить, сегодня меня ждет вегетарианский ужин.

Отредактировано Реван (2014-11-26 00:58:02)

+1

19

Некоторым людям, очевидно, по жизни написано водиться со странными людьми. Или нелюдьми, какая суть разница? Если так даже подумать, острый на язык эльф с большим зелёным глазом, по сути, не худшая компания, в которой приходилось бывать чародейке. А если ещё немного постараться, возможно, повторив уже содеянное, у них, может, даже получится провести это время если не с пользой, то с удовольствием для них обоих.
Негромко вздохнув и скинув с талии тёплую мужскую руку, Доннигал встала с кровати. И поняла, что больше отдыхать ей попросту не светит, пусть на дворе ещё ночь и все хорошие и не очень девочки должны именно этим и заниматься. Под окнами, словно мартовские коты в середине весны, разорались местные островитяне. До приоткрывшей окно чародейки доносились обрывки фраз, описывающие, как она поняла, некий целительный ритуал, происходивший на глазах у одного из говоривших обывателей, и, собственно, саму подслушивающую у окна.
- Вот оно как… - тихо проговорила она. – Либо этот целитель настолько глуп, чтобы помогать местным доброжелателям, за год сжигающим полсотни его коллег по цеху, либо настолько уверен в своей быстроногости… Либо у него не было выбора. Или выбора этого не оставили. Даже и не знаю, какой вариант интереснее.
Нагой высовываться на прохладный ночной воздух, ожидаемо, не очень-то и хотелось, хотя бы из нежелания показаться вконец неприличной чародейкой. О застуженных лёгких думалось, как водится, в последнюю очередь.
Она не знала, спит ли Йорвет, разбудили ли крики снаружи и его, однако быть причиной пробуждения не хотелось. Отчего-то мало хотелось и вовсе показываться ему на глаза ближайшие несколько недель, но куда уйти? Бросить здесь после того, во что втянула против воли? Доннигал знает, как поступают с эльфскими разбойниками в человеческих городах: не лучше, чем  с провинившимися чародейками в любой части Каэдвена. Если на площади и правда будет массовое сожжение, я должна это видеть. Но без знакомых лиц среди участников церемонии.
Она старалась передвигаться едва слышно, словно мышь, рыскающая в поисках еды под носом у злобного кота. Натянув штаны и накинув льняную рубаху, села на край стола, поближе к окну, и приготовилась внимательно вслушиваться в диалог. Если он имел место быть далее. Сейчас это интересовало её куда сильнее выяснения причины нехорошего чувства, поселившегося в груди.

0

20

Сон не шел, что с одной стороны странно, ведь эльф уже и не помнил, когда спал на кровати как следует в последний раз. Хотя нет, помнил. Но тогда он был совсем болен. С другой стороны, одноглазый был слишком возбужден из-за подросткового самодовольства и новых ощущений. "Я мог бы и еще раз" — стыдливо прокручивал в своей голове эльф, придумывая новые образы. Вот только пока он решался, Доннигал от него сбежала.
— А они и не очень-то стараются.
Такой не профессионализм просто фантастическим делал тот факт, что людям вообще удавалось реализовывать свои планы. Против толпы не попрешь. Йорвет тихо подошел к окну, прихватив маленькое яблочко, которое нередко можно встретить в округе в этот сезон.
— Либо все и в самом деле так, как сказал стукач, — так же тихо, с усмешкой.
В темноте с такого расстояния попасть в голову яблоком, казалась задачей недостойной для лучника. Тем более персона, могла слишком уж оскорбиться и наведаться в гостиницу к обидчику, обеспечив путников нежелательным вниманием.     
— Чего добрым людям не даете спать, упыри? — протараторил скрипучий голос.
Над плечом  стражника пролетел фруктовый снаряд и остановился недалеко от ступни информатора. В темноте они не могли рассмотреть возмущенную фигуру, как и траекторию пролетевшего снаряда.
— Вон отседова!
Эльф сильнее сжал в кулаках большой кусок ткани, что стащил с постели и накинул на себя. Он надеялся, что эта проделка сойдет ему с рук и отпугнет ночных гуляк. За все эти годы он же хорошо успел узнать повадки людей.

0

21

-Извольте объясниться, милсдари и милсдарыня, чем постояльцы комнаты, в которую вы так ломитесь обязаны столь высокому визиту?
Анирил замерла за спиной рыцаря, осторожно дотронувшись рукой до его плеча. Люди не вызывали у нее подозрений, вот только как они узнали, что она здесь?
-И что же слугам милсдаря ювелира понадобилось в столь поздний час от спасшей его женщины?
-Мастеру стало нехорошо, милорд, - ответил один из мужчин, мявший в руках шапку и смотревший на благородных и не очень господ с некоторым испугом, будто бы магистр мог одним лишь взглядом с него шкуру спустить, затем посмотрел на Анирил, - Вы ему помогли, должно быть, вы знаете, что с ним.
Целительница осторожно кивнула - долг звал ее, но все же от ночного визита ей было не по себе, конечно, с грозой за окном было бы еще эффектнее, но хватало того, что есть. Вот только... Почему после ее исцеления мастеру вдруг стало плохо? Она же влила в него столько сил... Такого в ее практике еще никогда не было.
-Если бы вы снова ему помогли, мы были бы очень благодарны, - учтиво поклонилась женщина, зябко затем потирая плечи.
-Вы проводите меня? - спросила Анирил у магистра и рыцаря, подозревая, конечно, сейчас они начнут ее отговаривать от этой сомнительной прогулки.

— Чего добрым людям не даете спать, упыри? Вон отседова!

Стражник витиевато выругался и сплюнул на мостовую.
-Давай зайдем, выпьем чего-нибудь, - уже чуть потише предложил он, - Заодно расскажешь про ведьму с посохом со знаками. Хочу ее отыскать.
Информатор хмыкнул. Внизу еще повозились и, после звука шагов, хлопнула дверь, ведущая в трактир, где остановились Доннигал и Йорвет.

У знахарки Ревана ждал неприятный сюрприз. Конечно, пока ничего угрожающего жизни и здоровью женщины не происходило, но, зная обстановку в городе и накаляющие ее слухи, вполне можно было опасаться.
-Не знаю я про него, капитан, не слыхала никогда, - знахарка терпеливо объяснялась с одним из трех стражников, - Ко мне всякие наемники за припарками ходят, но этого точно не было.
К слову, сам стражник тоже иногда ходил сюда за припарками, видел, какой люд здесь бывает, поэтому сразу решил поговорить со знахаркой.
-Что ж, ну ладно, будем искать дальше, - шутливо козырнув, капитан улыбнулся и тихо-мирно ушел со своими людьми.
Женщина только покачала головой и, заметив приближающегося ведьмака, не стала пока покидать крыльцо домика.
-Идет веселый, - знахарка добродушно улыбнулась, - Уж думала, что ты чего натворил, да описание не подходит.

0

22

Заметив столпотворение у загородки нужного ему дома, Реван прибавил ходу. Стражники лениво дожидались своего капитана, на ведьмака особого внимания они не обращали: был уже поздний час, солдаты уныло вздыхали, вяло плели недовольный разговор о том, что их вытащили на дежурства вне очередной смены.
Чтоб я поседел, если эти люди здесь ради лечебных мазей и припарок.
Знахарку Селесту ведьмак знал примерно столько же, сколько и покойную трактирщицу Алексу. Травница уже давно постарела, но в целом, оставалась очень энергичным человеком и продолжала активно вести свое ремесло. В целом, Селеста была законопослушна, ее услугами пользовались всевозможные слои населения: от бедняков-крестьян до градоправителей и их жен, желающих омолодиться драгоценными эликсирами. Если задуматься, с чего бы она могла заинтересовать стражу?
Твоя драгоценная матушка - чародейка. Не поэтому ли пришли эти господа? В свете последних событий от этих охотников на ведьм можно ожидать чего угодно.
Реван невольно вспомнил недавний разговор с Иджи. На душе стало неприятно, беспокойство за знакомую возросло.
Чертовы душегубы...
Второпях, ведьмак едва не столкнулся у калитки с капитаном стражи.
- Смотри куда прешь, дубина! Спешишь как на пожар! Небось, кутас посинел, так это надо в бабах толк знать!
Капитан самодовольно улыбнулся,  а солдаты наиграно заржали.
Ничто так не заразительно, как смех твоего начальника.
- Нет, этот точно не подходит. Наемник, верно? - не дожидаясь ответа ведьмака, страж начал громко  приказывать своим подчиненным. - Чего вылупились? Нам еще пол района прочесать надо, что домой ни кто не торопится?  Пошли дальше, да поживей!
Солдаты ушли, Реван закрыв калитку, направился в дом. У крыльца его ждала Селеста.
-Идет веселый, - знахарка добродушно улыбнулась, - Уж думала, что ты чего натворил, да описание не подходит.
Что-то больно много народу сегодня заинтересованы моей скромной ведьмачьей мордой. Не нравится мне все это.
- Я? Что-то натворил? - хмурился мужчина, - Да я самый безобидный ведьмак на всем севере!
- Как же! - продолжала улыбаться Селеста, - Давай в дом, там поговорим.
Они прошли в уютный домик целительницы. Еще с порога ведьмак почуял резкий запах трав и эликсиров.  Внутри было душно, травница поспешно открыла окно на кухне и распорядилась, чтобы ведьмак готовился к ужину. Тот быстренько сполоснул руки, прополоскал рот и возвратился на кухню.
Кухонная комната была просторной,  несмотря на то, что значительную часть пространства занимала старая кирпичная печь. Потолок был увешан  подвязками и пучками веревок, увенчанных разнообразными травками.  Шкафы также были забиты всевозможными ингредиентами и разноцветными склянками, содержимое которых было известно лишь для самой хозяйки. Стол уже был накрыт, знахарка суетилась, разливая по тарелкам свои знатные крапивные щи. С верхнего яруса печки, на ведьмака величественно взирал крыс Шмель. Набив до отказа брюхо, грызун лениво потягивал лапки и собирался немедленно отойти в мир сновидений. Заметив, куда смотрит ведьмака, Селеста позволила себе комментарий:
- Ты его не кормишь?  Бедная мышка.
- Кормлю, чего это ты?
- Ну... он так просил покушать, а когда я спросила про то, как он питается у тебя, знаешь как мышонок жалобно запищал?
Ведьмак снова зыркнул на Шмеля: полосатый "мышонок" поспешно закрыл глаза и притворился дохлым.
- Смотри, хорош актер! Маэстро, браво! - захлопал в ладоши Реван.
- Вот видишь, какой талант прозябает у тебя за пазухой! С голоду не помрете!
- Это точно, - мужчина отхлебнул из тарелки. - Так зачем приходили стражники? Судя по тому, что я видел, твоя матушка здесь не причем?

Отредактировано Реван (2014-12-13 20:53:04)

+1

23

Доннигал болезненно закусила губу, чтобы не разразиться рядом язвительных проклятий, схватила со стола незаконченное письмо и подорвалась с места, меряя длинными беспокойными шагами комнату, сжимая и разжимая кулаки, не в силах ни на мгновение остановиться. На фоне удовлетворяющего шороха комкаемой бумаги, думать ей стало легче.
А думала она о том, что ей обязано было стать лучше. Думала, всё забудется страшным сном, если она погрязнет в житейской рутине и чужих проблемах. Думала, этот чистый сознанием и бесстрашный перед вихристой судьбой эльф, согласившийся на её компанию, очистит и её разум. Поделится силой. Успокоит.
Но спокойствие приходить не спешило. Моментами становилось даже хуже.
Моментами приходили мысли, что зря она решилась посетить Ард Каррайг, зря прислушивалась к слухам на базаре, зря захотела задержаться, чтобы как раз и погрязнуть в чужих, более насущных, реальных и опасных проблемах, зря выбрала именно этот трактир, зря…
Чародейка остановилась, прекратила шататься из угла в угол.
И усмехнулась собственным мыслям, материализующимся с невероятной скорость.  Хотела погрузиться в проблемы с головой – пожалуйста. Как по расписанию, внизу громко стукнулась о стену входная дверь. Будто специально. Чтобы все слышали это короткое, но звучное ознаменование начала погружения. Вот тут и появилось второе за вечер желание сквозь землю провалиться. И чем глубже, тем лучше, надёжнее.
Она не хотела показывать себя уязвимой, слабой и беззащитной. Она хотела казаться сильной, независимой… Взрослой, способной самой решать проблемы. Однако неприятности нарастали, словно снежный ком, а решения упорно отказывали находиться.
А потом Доннигал подняла голову и увидела, что Йорвет за ней наблюдает. Это естественно, когда кто-то загнанным зверьком мечется вокруг, пытаясь найти ходы отступления, но теряется, паникует и оседает в уголке, надеясь, что так отбиваться ему будет легче.
Подхватив брошенную у кровати рубашку, слишком узкую для эльфской широкой в плечах, пусть и худощавой, фигуры, она подошла. Медленно, осторожно, будто боясь спугнуть. И протянула скомкавшуюся, помятую одежду одноглазому. А потом приблизилась. С раскрасневшимися щеками, с нежностью вглядываясь в изувеченное нечеловеческое лицо перед ней.
- Точно, - едва слышно пробормотала она, поднимая руку к его волосам и решительно потягивая за прядку. – За последнее время это единственное, о чём я жалеть не собираюсь.
Гордой птицей эта чародейка никогда не была. Она обвила дрожащими руками его шею, без зазрения совести прижимаясь к единственному существу, которому понемногу, но начинает доверять. Она чувствовала, как у него в груди сердце бьётся. Гораздо тише и спокойнее, чем её собственное. Хоть в этот момент ей и казалось, будто чувствовать ничего она не может больше, помимо глубокой, всепоглощающей тоски.
- Я спущусь к ним, когда начнут обсуждение, - тихо проговорила она после минуты молчания, нервно, невесело улыбаясь. – Хотят чародейку – пусть получают. Только, увы, липовую, потому как колдовать перед ними я не собираюсь. А без этого никак не докажут, хоть из кожи пусть выпрыгнут. Хоть одно слово дерзкое услышу – заверещу о домогательствах. Потом найду и действительно шкуру сдеру. Заживо. Чтобы потом не жаловались - неблагодарное чудовище поклонников обижает.

+2

24

"Да пусть этот жирный болван хоть копыта протянет, мне-то что?"- хотел было ответить маркиз, но прикусил язык. Какого черта? Что за мысли посещали мужчину? В груди он почувствовал укол раздражения, однако тяжело вздохнул и заиграл желваками.
-Я бы потолковал с этими людьми, откуда они так быстро узнали, где остановилась мэтресса Анирил, но тогда, боюсь, ювелир может не дожить до вашего визита. Подождите, нам нужно одеться. Вы ведь дождетесь?- красноречивый взгляд был брошен в сторону Альфреда и чародейки. Подозревал магистр, что рыцарь побежит за целительницей даже босиком по заплеванной мостовой. И как в достаточной степени разумный командир препятствовать бы этому не стал, просто потом всыпал с десяток плетей за то, что позорит облик рыцаря ордена и сам орден. Да и ничего Айван не имел против отношений эльфийки и Альфреда...
Айван вернулся в комнату, подхватил пояс с перевязью под меч и кинжал, накинул дублет, не желая морочиться с пуговицами, накинул плащ. Немного поразмыслив, взял с собой кошель и вышел обратно в коридор, застегивая на ходу пуговицы. Не очень ловко, однако самостоятельно. И это было немаловажно.

Пока Айван одевался, Альфред тоже времени даром не терял, он быстро управился с одеждой и потянул эльфку в комнату.
-Что-то не нравятся мне эти люди. Может быть я стал излишне подозрительным,- шепотом произнес он в самое ухо остроухой женщины,- однако это выглядит действительно подозрительно. Среди ночи трое людей приходят к чародейке в городе, где чародеи не в почете и на днях собираются спалить пятьдесят людей, подозреваемых в колдовстве.. Может не стоит идти?

-Госпожа Анирил, я готов составить вам.. хм.. Эскорт, если можно так выразиться,- маркиз застегнул очередную - третью снизу - пуговицу и глянул на слуг ювелира.- И я напомню на всякий случай слугам достопочтенного ювелира, что Сокол всегда отвечает взаимностью добрым людям. Недобрым - тоже,- он учтиво улыбнулся и брякнул шпорами. В глазах, однако, учтивости едва ли можно было прочесть. Разве что надменность..

0

25

Стражника эльф действительно спугнул, вот только практического толку от этого все равно не было. Разве что ночные разговоры действительно смогли бы разбудить кого-то из постояльцев.
— Как нехорошо тут обращаются с гостями, но хотя бы в отсутствии наблюдательности их нельзя обвинить.
Вместе с удаляющимися шагами людей, исчезали и надежды Йорвета на скорейшую развязку так и не начавшейся истории. Плохое время для прогулки и бесед вы выбрали, господа. Почему чародейка так беспокойно ходила по комнате, ушастый понимал. Все таки речь шла о её жизни, которую бессовестно и без причины хотят оборвать. А что мог сделать он? Сейчас только стоять, укутавшись в ткань, и наблюдать. В таких ситуациях он обычно использовал не особо богатый перечень приемов, но всегда эффективный.
— По здешним разговорам можно подумать, что в этот раз они решили для вида и настоящих ведьм сжечь.
Одноглазый взял из тонких, дрожащих рук эту уродливую человеческую одежду.
— Хочешь, я убью их?
В ответ только набор слов, слишком быстрый и тихий, чтобы разобрать. Такое же дрожащее тело.
Чародеи игроки. Они управляют чужими жизнями как куклами кукловод. Только их нити не надежны и к горлу приставлен клинок. Пятки обжигает безумное пламя. 
Разбойник обнимает в ответ, прижимает к себе хрупкое тело. Её сердце стучит слишком быстро, и именно оно завязывает на нем первую нитку. Дергает как захочет.
— Или можно просто сбежать прямо сейчас. У тебя здесь дела? Меня тут ничего не держит. А вот у стражника наверняка не найдется людей и ресурсов, чтобы отправлять их в погоню за слухами. А если и найдется — им хуже.
Ткань сползла на пол, а эльф завозился с ненавистным облачением.
—Это тебе решать. Я за тобой.

+1

26

- Так зачем приходили стражники? Судя по тому, что я видел, твоя матушка здесь не причем?
-Совсем нет, вот если бы у меня батюшка был ведьмак, тогда другое дело, - ответила знахарка, тут же сделавшись серьезной, - Искали наемника с двумя мечами за спиной, говорят, что ведьмак. Чего натворил, не сказали, кто ж об этом распространяться будет, но, видать, перешел дорогу страже. Может и вовсе кого убил...
Последнюю фразу женщина проговорила с опаской.
-Есть в вашей братии такие разве? - она с подозрением поглядела на Ревана, явно не веря в то, что среди ведьмаков бывают непорядочные монстробои, ступившие на скользкую дорожку.

-Может не стоит идти?
-Я... Я не могу так, - Анирил виновато глянула на рыцаря, все-таки, он переживал за нее и грозился повеситься, если ее убьют. Или не грозился и это было во сне?
-Прости, но, вдруг действительно человеку стало нехорошо и без моей помощи он погибнет? - целительница шагнула вперед, крепко обняла парня и легонько его поцеловала, - Быть может, ты подозреваешь этих людей не напрасно, но если я не пойду, меня совесть съест с потрохами. И я знаю, что ты меня понимаешь. К тому же с нами будет магистр, если кто и осмелится на него напасть, то ему сильно не поздоровится...
За дверью тактично покашляли, мол, разговоры разговорами, а там мастер помирает. Что ж, пора идти.
Слуги шли торопливо, ведя "господ" за собой по темным улицам. Они прошли уже достаточно много переулков, казалось, вот-вот покажется особняк, но в последний момент троица свернула вбок и остановилась.
-Что все это...
Женщина из провожатых обернулась, коротко взмахнув рукой, и рыцари с целительницей остановились, не в силах пошевелиться. Скосив глаза, эльфка заметила, что рыцари не только неподвижны, но и взгляд их затуманен, словно их магически оглушили.
-Долг иногда играет с нами злую шутку, - незнакомая чародейка сжала кулак, еще сильнее затягивая магические путы эльфки, заставляя ту болезненно поморщиться.
-Вы знаете, куда идти и что делать, - бросила она, уже через мгновение провожая взглядом удаляющихся в сторону тюрьмы слуг с целительницей, после чего повернулась к "соколам", - Развлекайтесь, мальчики.
Айван пришел в себя, когда получил от Альфреда удар острыми костяшками в скулу и ударил рыцаря в ответку в живот, заставляя того согнуться пополам. Собственно, тогда же в себя пришел и Альфред. Троих слуг нигде в округе не было, ровно как и целительницы.

Стражник и его информатор о чем-то увлеченно беседовали в полупустом зале, сидя с кружками пива. Дверь снова хлопнула, впуская еще одного человека - это был угрюмый наемник, судя по его манере держаться, и с двумя мечами за спиной. Если бы  капюшон не мешал бы разглядеть глаза мужчины, то любой встречный уверено заявил бы, что это ведьмак. Однако впечатление портила простая одежда, больше подошедшая бы слуге. Мужчина прошел к столу, занимаемому двумя товарищами, и уселся напротив стражника.
-С одной разобрались, - сообщил он и, запустив руку в кошель, кинул монету информатору. Тот ловко ее поймал и заулыбался.
-Но у меня проблемы. Кто-то из ваших, - наемник ткнул пальцем на стражника, - Решил мне помешать. Что все это значит?
-Впервые об этом слышу, - растерянно ответил мужчина, и потер подбородок, задумавшись, - Может тот, у которого сестру в колдовстве подозревают?
-В общем так, если кто-то еще помешает из твоих, отвечать передо мной тебе, -  с угрозой в голосе закончил наемник и, встав из-за стола, направился к выходу.
Стражник похолодел. Кажется, один из его подопечных сегодня упокоился где-то в канаве...

+2

27

Он не сразу ответил на вопрос знахарки.
Ведьмак? Убийца? Это шутка такая?
Мысли в голове возникали хаотично. Нельзя сказать, что эта новость серьезно ошеломила Ревана, в конце концов - где уверенность, что это был действительно ведьмак? Покачав головой,  он заговорил:
- К сожалению, в семье не без урода. Особенно у ведьмаков. - Реван выдавил из себя кривую ухмылку. Чем больше он рассуждал, тем меньше хотелось есть. Щи, вдруг, потеряли свой яркий вкусовой контраст.  Вяло помешивая  ложкой в тарелке, ведьмак начал рассуждать.
- Не все готовы принять свое предназначение. Ведьмак - не просто какой-то там мутант, которого с ранних готов перелопатили магией. Наше ремесло не из легких в постижении, обучение дается не каждому.
Он вспоминал период своего обучения в Каэр Морхен. Казалось, мастера готовы были спустить с него семь шкур, за его упрямый нрав и ученические ошибки. Но  он прошел все испытания, что не скажешь о его сверстниках - некоторые не дожили до того момента, когда их организм претерпел изменения, другие не смогли пережить сам процесс мутации.
А сколько молодняка погибло, едва успев выйти на большак? 
- Нам кажется, что если ты преодолел все преграды ведьмачьего обучения, жизнь сразу пойдет иначе. Слава и великие победы ждут нас, предупреждения наставников остаются где-то позади - куда там, ведь у новоиспеченного борца с нечистью впереди жизнь, как у великих ведьмаков из сказаний и легенд...
Мир не жесток, это мы сделали его таким.
Реван совершил еще одну попытку поесть. Неудачно, кусок в горло не лез. Заметив это, Селеста сразу засуетилась: хорошее пиво с копченым мясом редко оставляют равнодушным даже сытого мужчину. Ведьмак поблагодарил знахарку, сама же Селеста поудобней уселась и продолжала слушать своего гостя. Из его рассказов она узнала, что не все ведьмаки ограничиваются убийством монстров. Хозяйка чувствовала, с какой горечью об этом говорил мужчина, изредка его голос выражал раздражение и чувства схожие с гневом.
- Я не пытаюсь оправдать их поступки, но мне их жаль. Не все были такими изначально, некоторые поступали так от безысходности,  другие просто ненавидели нас, особенно те, чья мутация прошла не совсем успешно.
- Но не ты.
- Мои внешние отклонения от нормы человеческого восприятия не так уж и велики. А благодаря твоим мазям, мне на какое-то время можно вернуть здоровые оттенки кожи. Но бывают случаи, когда не поможет даже самая сильная магия. Представь, как это - жить без надежды?..
Селеста подлила пива, разговор был ей интересен. Громким шлепком на стол обрушился Шмель. Животное учуяло запах мяса, и крыс активно проявил интерес к беседе.
- Вот, алкоголик, - женщина плеснула пива в блюдце, грызун не побрезговал отведать и это угощение. Не ожидавшая такого поведения от животного, Селеста с укором выглянула на  ведьмака.
- А что я? Он сам, я тут не причем!..
- Не отвлекайся от темы, что ты думаешь об убийстве? Ты все же пойдешь против буквы закона, укроешь собрата?
- Я этого не говорил. Повторюсь: да мне их жаль, но они ставят под угрозу и так шаткое положение ведьмаков. В любом случае, в этом деле необходимо разобраться, завтра я займусь этим делом. Мне совсем не хочется узреть своими глазами мясорубку, подобно той, что была в Каэр Морхен полвека назад. Стоит лично убедиться, насколько эта весть соответствует действительности.
Ведьмак и знахарка еще долго болтали, к предыдущим разговорам они не возвращались.  Поблагодарив хозяйку за замечательный вечер, ведьмак откланялся и ушел в комнату. Завтра он обязательно навестит Нурика, если все серьезно, капитан должен быть уже в курсе событий.

+2

28

- Это тебе решать. Я за тобой.
Доннигал лишь хмыкнула в ответ и отвернулась. Чтобы не отвлекаться на осмотры… достопримечательностей. Высоких, стройных и гибких, словно кошка.
Нелюдя впервые она увидела в Храме, будучи ещё совсем подростком; несмышлёным, веснушчатым и неугомонным. То есть, ещё хуже, чем обычно. Это был прелестный эльфский юноша. Его салатовые, потянутые пеленой нескончаемой боли глаза, в которых отражалась вся несправедливость этого мира, чародейка не забудет никогда. И их выражение, когда он смотрел на человеческих женщин, обрабатывающих его глубокие, смертельные раны. Он был удивлён и напуган.
Она не знала ни что произошло, ни как, ни почему. И она не пыталась помочь.
Йорвет глядит на людей иначе. И до сих пор Доннигал не смогла понять, что её в этом взгляде так отталкивает и привлекает одновременно. Надменный? Вызывающий? Не то. Холодный? Исключено. Там, в глубине зелёного омута, пылает огонёк. Лишь природа его остаётся неизвестна.
- Временами ты меня ужасно пугаешь, Йорвет. Ты позволяешь вести себя, прекрасно зная, что ни к чему хорошему в конечном итоге не придёшь. Я ведь не держу тебя, и никогда не держала.  Теперь, когда свобода машет рукою из-за двери, ты всё равно идёшь за мной. Играть в чужие игры порой бывает опасно, особенно когда не знаешь ни правил, ни соигроков. Ты знаешь не хуже меня, что если сунешься, то трясина заговоров, интриг и игрищ с чужими судьбами затянет тебя по самые кончики острых ушей. Перетрёт в порошок и безжалостно избавится от останков. И всё равно идёшь… Даже если я не прошу составить мне компанию. Даже если не прошу помощи…
Она остановилась в дверях и оглянулась. Всего на мгновение.
- Осторожней. Не то могу подумать, что и ты со мной играешь.
Спускаться вниз Доннигал не думала. Ей хватило сесть на ступенях, ведущих со второго этажа, где располагались жилые комнаты, на первый. Устроилась так, чтобы не видел никто, помимо тех, кто решит лестницей пройти, и вся превратилась в слух.
Лишь проскользнула мысль о длинных ушах Йорвета и том, кто из них услышал бы больше, как, будто пощёчина, её ударили слова:
- С одной разобрались.
Чародейка не знала, говорили ли они что-либо до этого, но и дальше она слушала вполуха.
Её захлестнул поток немых вопросов о личности бедняжки; предположений «а уж не та ли это…» и прочит дурных спутников хорошей прослушки. Говорил в основном незнакомый баритон, да и говорящие разошлись слишком быстро. В конечном итоге, она достала лишь жалкую долю от всей информации, на которую рассчитывала.
Поэтому в комнату вернулась она рассерженная и злая на саму себя. А скорости, с какой собиралась, могли бы позавидовать все, кто когда-либо имел дело с пожарами.
- Что же, одним истинным чародеем в округе недавно стало меньше. По крайней мере, так говорят вон те паршивые крысоловы внизу. Если бы… Если бы можно было найти чуть больше тех, кому можно доверять… Просто… Кажется, у меня есть план.

Отредактировано Доннигал (2014-12-21 18:24:46)

+2

29

Айван очнулся от удара по лицу и чувства сладкого удовлетворения, что удар в чужой живот прошел как надо. Он по въевшейся привычке чуть повернулся на носках, чтобы добавить правой рукой в лицо, однако руки-то не было, и он провернулся на месте. Затем до него дошло, кому он вмазал и кто попытался бить его. Последнее, что он помнил ясно - это как они повернули. Дальше все куталось в пелену звуков и неясных видений, как в полудреме.
-Дерьмо,- неаристократически выразился маркиз и огляделся. Да, тот самый переулок, куда их довели "слуги". Он глубоко вздохнул и помог распрямиться Альфреду, которому сам же и попал в солнечное сплетение, а затем потер глаза, в которые словно песка швырнули. Внутри Айвана сновали очень и очень противоречивые чувства и очень сильные. Раздражение, ярость, злость, желание действовать и одновременно желание привалиться к стене и начать причитать. Последнее он попытался засунуть поглубже, стараясь не давать волю эмоциям.- Обвели нас вокруг пальца, Альфред.
Альфред выглядел неважно. Видно было, что парень готов зубами стену грызть от досады и боли. Как же - не уберег любимую. Только парень понимал, что это бесполезно. Также бесполезно было кричать, рычать, клясться всеми богами и бросаться проклятиями. Богохульства тоже делу помочь не могли.
-Великий магистр,- голос Альфреда дрожал. И неясно было, то ли он сей же час расплачется, то ли достанет клинок и пойдет рубить головы горожан.- Что же.. Как..
-Очень просто, Альфред, очень просто..- магистру захотелось спать. Просто завалиться спать, проснуться и увидеть, как в обеденной зале трактира сидят чародейка и рыцарь и мило беседуют, держась за руки. Этого не будет. Не будет, если упасть спать и пустить все на самотек.- Пойдем, в этом городе наверняка есть те, кто за деньги готов продать любые вести с любого уголка мира. К счастью, деньги у нас есть.
Магистр одернул плащ, закрывая увечье, и направился на выход из переулка. Стоило поговорить с ювелиром. В том числе и о том, как это так случается, что человек за помощь и милосердие платит неблагодарностью и доносит..
Айван направился к дому ювелира и хорошенько приложил носком сапога в дверь, чтоб не было недопонимания, пришел ли кто-нибудь или показалось.

+1

30

+

магистра, не смог тебя застать в сети, поэтому мастерский произвол, если чо, поругайся мне в личку, поправлю чо надо  :unsure:

На стук Айвана через несколько мгновений вышел заспанный слуга, недоуменно осматривающий появившихся на пороге господ. К мастеру редко заявлялись гости среди ночи, тем более, такие.
-Вы к мастеру, верно? Сейчас, простите мою нерасторопность... - слуга развернулся и нос к носу столкнулся с ювелиром, - Ох, простите, мастер Новак, тут...
Ювелир отослал слугу, решив, что говорить лучше лично, и пригласил рыцарей войти. Айван мог заметить, что боль не сковывала движений мужчины, значит причина, по которой те слуги упрашивали целительницу пойти с ними, была ложью.
Новак же видел, как в Айване полыхает подавленная ярость, а его сопровождающий выглядит немногим лучше. Что ж, ему повезло, что магистр не убил его, предварительно не выслушав.
-Тому описанию, что вы предоставили, милорд, не соответствует никто из моих слуг, - ювелир опустился в кресло, потирая раскрасневшуюся шею, натертую воротом халата. Как легко удалось магистру поднять его в воздух одной рукой и хорошенько потрясти, когда он ответил, что не понимает, что случилось.
-И, раз уж здесь замешана магия... Проклятье, это все усложняет.
Нервно меривший шагами комнату Альфред начинал потихоньку раздражать.
-У меня есть знакомый ученый, и у него, я надеюсь, есть знакомства с кем-то из здешних магов. С тюремной охраной, к сожалению, будет сложновато. Но, я уверен, что мы что-нибудь придумаем.

Иджи ненадолго вернулся в свой дом, после тщетных попыток что-то разведать и найти союзника, пусть временного и за деньги. Тот ведьмак... Жаль, что он не согласился. Все равно никто не узнал бы его под личиной, сплетенной магией. Но этого он не мог открыть сразу. Потому что...
В дверь постучали.
-Мэтр Турик? - это был знакомый голос. Но открывать не хотелось. Зачем он кому-то среди ночи?
Зараза...
Иджи набросил капюшон на голову и стал пробираться к черному ходу, но ярко вспыхнувшая мысль его остановила. Если он не откроет, то люди, этого желающие, убедятся в том, что он где-то шастает по ночам и донесут, кому не надо. Так ведь? Черт, его мнительность стала переходить все пределы... Решившись, мужчина, сбросил плащ и, нарочито громко топая, приблизился к двери, по пути расплетая морок, скрывающий его лицо.
-Мэтр!..
-В чем дело?
- грозно рявкнул он, рывком открывая дверь, и недоверчиво прищурился на ювелира, его слугу и двух рыцарей Сокола.
-У этих господ важное дело, мэтр Турик, - предупредил Новак и, пройдя в дом следом за рыцарями, замолчал, ожидая слов уже от Айвана, как от старшего.
Дом был завален книгами, свитками, на столе лежала старая карта, с которой, видимо, делали копию, на полочках уместились статуэтки. Что ж, вполне похоже на обитель ученого.

+

если требуется, мы можем обсудить нужные сведения и я дополню эту часть.

Внизу притихли, затем снова хлопнула дверь. Двое приспешников тайной полиции покинули трактир, что, к счастью, открывало некоторый простор для того плана, который зародился в голове мэтрессы Доннигал. Или не к счастью. На этот случай, те двое успели не так далеко уйти.

В середине ночи Ревана что-то разбудило. Возможно, тишина. Она была звенящей и ничего не нарушало ее до того момента, как в дверь постучали, Селеста повозилась с замком и через мгновение уже шепотом разговаривала с подругой.
-Я видела, как колдуют, - испуганно произнесла она, - Двое типов схватили благородную девицу, а ее телохранителей заставили драться между собой. И все это сделала женщина в простом как у слуги платье. Мне так страшно... Надеюсь, они не заберут меня только за то, что я случайно выглянула в окно и увидела это?
Женщина всхлипнула, и знахарка тут же поспешила ее успокоить.
-Я не желаю тебе зла, Ивона, успокойся.
-Наверное, я уеду куда-то в другое место. Мне страшно... Пока еще дороги не размыло дождями,
- она снова всхлипнула, - Как только я закрываю глаза, как сразу же представляю себя на месте той девицы, и мне... И...
-Ну-ну, не плачь. Не плачь.
-А.. Потом к той женщине подошел мужчина, у него было два меча, и одет он был не как стражник. Они о чем-то поговорили и разошлись. Мне кажется, он видел, как я смотрела в окно.

Ивона снова расплакалась.

+1


Вы здесь » Ведьмак: Перекрестки судеб » Квесты » Костер правосудия


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC