Ведьмак: Перекрестки судеб

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Охота на дракона

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Время: 1236 год, первые дни сентября.
Место: Новиград, Редания.
Участники: Фафнир, Мойра.

Описание: прошел слух, что не так давно прибывший в город бард не тот, за кого себя выдает. На самом деле он подлый кровопийца, питающийся беспомощными девушками, и недавняя пропажа дочки известного в округе резчика по дереву - прямое тому доказательство. Безутешный отец ищет способ расквитаться со злодеем всеми возможными способами.

0

2

Днем ранее от начала событий. Поздний вечер. Ремесленный квартал Новиграда.

Олета шла рядом с менестрелем едва ли не танцуя. Это же надо, как складно получилось с ним встретиться. И если он согласиться взять ее в ученицы, то исполнится ее главная мечта.
Девушка всю неделю ходила слушать менестреля и все не решалась поговорить с ним, но сегодня решилась. И не зря.
-Мэтр Сенельд, спасибо. Тут я дальше сама дойду. Не хочу, чтобы батька увидел, как вы меня провожаете, - смущенно проговорила она. Батька был строгий и лишний раз не хотелось его тревожить. И брат весь в него...
-Только вы мне сообщить не забудьте, если решитесь давать уроки... - Олета скромно улыбнулась и, откланявшись, убежала. Дома ее так и не дождались.

Утро.

С добрый час подонимав стражу, ремесленник вернулся домой ни с чем, конечно, ему пообещали, что будут искать, но пока соберутся, уж год пройдет. Поэтому резчик по дереву решил взять инициативу и в свои руки тоже, чтобы хоть что-то да узнать. У его дома уже собрались сочувствующие, и с ними сейчас говорил Ранделл, его сын. Гомон стоял на всю улицу.
-Отец! - Ранделл кинулся к подошедшему, - Ну что?
-Сказали, будут искать, - махнул рукой ремесленник, - Только не сказали, когда начнут.
-Дядька Микола сказал, что видел Олету в его трактире. Она приходила послушать менестреля.
Трактирщик уверенно кивнул, мол, если надумаете ему морду бить, я даже вас провожу. То, что менестрель сейчас наверняка спал после позднего выступления, было им на руку.
-Сенельдом его звать, - отозвался дядька Микола.

До ушей магички, что проходила рядом, доносились самый разные фразы.
"Да это тот кровопивец был!". "Околдовал девку, и глазом не моргнул". "Ты теперь, Микола, гляди в оба, младшую дочку одну никуда нипущай". Все сводилось к тому, что есть какой-то "кровопивец", от которого нужно беречь дочерей. А еще, судя по всему, он какой-то колдун-ренегат. Интересно? Интересно.

-Я бы заплатил любую цену, лишь бы дочь вернуть, - с мрачной решимостью сказал ремесленник. Он надеялся, что Олета все же жива. А если нет... Если нет, то хотя бы узнать, кто лишил ее жизни и кто нуждается теперь в суде и мести.

0

3

Утро - самая неприятная часть застолья. Сенельд, проснувшись, еле-еле сполз на пол, встал в полный рост и, немного пошатываясь, отправился на первый этаж корчмы. Спускаясь по дубовым ступеням, он перечислял свои подвиги, совершенные накануне
-Я давал концерт в "Старом тролле", затем отправился в "Пьяную берлогу", далее с Ринсвидом в вернулся в "Старый тролль", потом у дяди Гугу я показывал фокусы и сочинил превосходный стих. Значит я у дяди Гугу.
Логическая цепочка привела в правильном направлении - на первом этаже в пустой корчме сидел дядя  и бормоэал что-то себе под нос.
- Ведь ежели так, то... Ну может, то, эта... - Сенельд сел напротив.
- Дядя Гугу, выпить есть чего?
Трактирщик замолк и стал клониться вперед,  словно  кто-то  пригибал его, взяв за  шею. Бард взял  кружку,  заглянул  в  нее,  потом  вылил
несколько капель на тыльную сторону ладони. Капли были сиреневые  и  пахли как-то странно. Сенельд рукавом тщательно  вытер  руку.  На рукаве  остались маслянистые пятна. Нечесаная голова дяди коснулась
стола и тотчас вздернулась.
ю- провозгласил он, наконец, перехваченным голосом.  -
Для растопки костров и произведения веселых фокусов. Какая же она горючая, если ее можно пить? Ее в пиво подмешивать цены пиву не будет! Не дам!  Сам выпью... И пью. День пью. Ночь. Опух весь. Падаю все  время.  Давеча,  Мой добрый друг, не поверишь, к тазу с водой подошел, увидел отражение - испугался...  Смотрю  -  помоги, святая Мелителе! - где же Гугу?! Главоглаз какой-то -  весь  цветными
пятнами  иду.  То  красный.  То  синий.   Выдумал,  называется,  воду  для фокусов...

Дядя  уснул окончательно, Сенельд же подрбрался к  с водой и сунул туда свою голову. Делать в этой корчме было нечего, так что он решил выйти на улицу. Хороший день намечался, вот только бард никак не мог вспомнить своё новоиспеченное произведение. На землю его вернули крики
-Вон он, сволочь, держи его.

0

4

Новиград не был любимым городом чародейки. Даже напротив, он был самым нелюбимым городом. Во-первых, слишком уж людный этот город и слишком уж разномастен тут люд. А, во-вторых, в этом городе правил культ Вечного Огня, а, значит, официально чародейкам тут никогда не были рады, так, терпели только да носы воротили. Но порой, увы и ах, Мойре все же приходилось посещать данный город, инкогнито, так сказать, под иным именем, которое носила лет эдак тридцать назад достопочтенная аристократка из Лирии. В этот же раз в Новиград Сёрвик привела необходимость встречи с одним достопочтенным мэтром, чародеем, слишком уж любившим сей город, ибо только здесь по достоинству могли оценить его экономическую жилку и его пристрастие к красивым девицам (ведь не зря же сюда приезжают лишь затем, чтобы посетить один из лучших борделей). Увы и ах, встреча со старым знакомцем началась не так хорошо, как хотелось бы чародейке, а закончилась она и вовсе отвратно, а потому рыжеволосой пришлось отказаться от "любезного" предложения остаться в доме мэтра на ночь и срочно искать себе комнату. Но, как всегда, все приличные постоялые дворы были под завязочку забиты купцами. И чародейка, ругая весь мир то на всеобщем, то на скеллигском наречии, то на чистейшей Старшей Речи, упрямо вышагивала по одной из самых паршивых улочек, куда ее отправил один из корчмарей забитой корчмы на поиски комнаты.
" - Старый хер, думал, я его развлекать приехала! Еще бы, конечно! Делать мне больше нечего, как с этой ходячей песочницей кувыркаться. Я к нему по делам, а он руки распускать! Арр, оторвать бы ему его шаловливые ручонки и запихнуть в..." - непривычно эмоционально негодовала в своих мыслях чародейка.
Но мысль она так и не закончила, ибо на горизонте творилось нечто интересное. Даже слишком занятая своими мыслями, по дороге в эту сторону она все равно слышала о том, как люд болтал про кровососа, повинного в пропаже чьей-то дочурки. Но значения тому не предала. И не предавала бы дальше, если бы не одно но... Это "но" было похмельным поэтом и музыкальным творцом (по таким сразу понятно, кто они есть) и подверглось нападкам со стороны разъяренной толпы, определенно жаждущей поймать и растерзать сего творца.
- Вон он, сволочь, держи его! - донеслось до ушей Мойры, окончательно вырывая ее из объятий собственного гнева и злобных мыслишек.
" - Все лжекровопийцев гоняют, глупцы. Небось он с этой дочуркой, максимум, поразвлекался под кустом после выступления, не больше, а теперь получит по полной. Хотя... Мало ли, вдруг он действительно вампир? Порой толпа не ошибается. А если толпа не ошиблась, то я смогу с лихвой компенсировать провал с "уважаемым" мэтром и заняться все-таки работой", - подумала Сёрвик и пошла следом, внимательно глядя по сторонам и не забывая неласково отзываться о тех, кто пытался ее толкнуть или случайно задеть.
- Да отойди же ты, курвин сын! А ты что меня толкаешь? Руки лишние? - гневно шипела рыжеволосая змея на людей, что доставляли ей дискомфорт, но шипела лишь до тех пор, пока не выступила из этой маленькой толпы вперед, оказываясь наиболее близко к мужчине, что явно был в том состоянии, которое следует за бурной ночью.
Сразу же на лице Мойры появилась вежливая, но крайне холодная улыбка. Быстрые руки прошлись по рыжим волосам, приглаживая их, и по платью, расправляя складочки. А после чародейка коротко махнула ему рукой, надеясь привлечь его внимание. Дабы тот понял, что с ним жаждут поговорить.

0

5

В голове болезненными импульсами отдавался гул толпы. Возвращаться в расположение дяди Гугу не было смысла, толпа была настроена серьёзно. Нужно было драться. Сенельд вспомнил о том, что он, как-никак, золотой дракон и может превратить город в крематорий, так что ему сделает небольшая горстка людишек? Бард выпрямился, вздохнул полной грудью и приготовился пустить в ход самое опасное оружие из всех, что имел - он взял лютню за гриф и замахнулся ей как какой-то межевой рыцарь из баллад. Убить этим полым куском дерева было невозможно, ну если только противник со смеху не умрёт, но идея казалась изящной, особенно для непохмелённой головы. Сенельд указал на какого-то мужчину из толпы
- Ты! Ели нападёте - ик...- ты умрёшь первым - далее последовали два взмаха лютней, описывающих кривые гиперболы. Потом поэт прищурился -нет, не первым - если я тебя убью, твоя жена перестанет пускать меня к себе.
Бард был готов завоевывать страны, покорять народы, завоёвывать и покорять женщин, но люди постепенно окружали его.
-Тому, кто пойдёт за мной - отрежу ухо.- после этих слов Сенельд пустился наутёк, но тут же встретил на своём пути барьер из злых горожан и постепенно начал пятиться, тогда-то он и заметил машущую ему чародейку. Прятаться за женской юбкой - нехорошо, но в таких ситуациях других выходов не бывает. Соблюдая стойку и угрожая всем лютней, Сенельд отступил к чародейке.
-Так, между нами возникла стена непонимания - я ничего не крал, никого не лапал... С твоей женой, мужик, само-собой всё получилось- а чародейке, стоящей за его спиной он прошептал -Солнышко, вызови элементаля, метиоритный дождь, нашествие блох, но вытащи нас отсюда, а то меня разорвут на части.

0

6

Казалось, будто эта творческая личность была все еще в нетрезвом состоянии. Хотя... Почему только казалось? Скорее всего, так оно и было. Вряд ли поэт рано закончил свои ночные разгулы. А раз закончились они поздно, то и протрезвеет окончательно он слишком уж поздно. Чародейка бы даже сказала, что очень и очень поздно. Особенно учитывая те выпады, что совершал он в сторону толпы, ухватив лютню будто заправский дуэлянт.
" - Какое отношение к инструменту! Позор на твою голову, бард. Позор!" - с усмешкой подумала она, следя за его пассами.
Бард уже был готов пуститься в бегах и оставить чародейку, позволив ей разочароваться в этом мире на сегодня еще больше. Но, увы, толпа отрезала ему пути к отступлению. Наверное, это было даже на пользу Мойре, которой очень уж не хотелось позволить барду уйти. Она, конечно, не часть толпы, жаждущей крови, но свои интересы по отношению к нему у нее были. И эти интересы требовали реализации возможностей, на которые они упирались. Так что чародейка продолжала призывно махать рукой ровно до тех пор, пока не убедилась в том, что привлекала внимание труженика поэтического поприща. А когда внимание было привлечено, результат не заставил себя долго ждать. Слишком уж безвыходная для него сложилась ситуация. Даже если он в действительность вампир, который не желает раскрывать свою личность толпе.
- Так, между нами возникла стена непонимания - я ничего не крал, никого не лапал... С твоей женой, мужик, само-собой всё получилось, - донеслось до ушей Сёрвик из уст отступающего к ней барда.
Рыжеволосая не удержалась и тихо хохотнула. Все же все они, любимцы муз, схожи в общей картине поведения. И даже если он и кровосос, то ведет себя поразительно по-человечески, даже как любой мужик-кобель.
- Солнышко, вызови элементаля, метеоритный дождь, нашествие блох, но вытащи нас отсюда, а то меня разорвут на части.
Мойра цокнула и ответила:
- О, дорогой, я бы рада, но нам придется ограничиться простым защитным полем и телепортацией. Не та у меня специализация, чтобы организовывать нашествие блох. Да и по головке не погладят за подобное.
Разговоры-разговорчики, но защитное поле не заставило себя долго ждать, проявив себя ровно тогда, когда из толпы в сторону барда полетел первый камень. Полетел, но не долетел. Отскочил, врезав ближайшему из толпы в нос.
- И чем ты им так не угодил? - с ложным интересом спросила Сёрвик, оглядывая наступающий люд и понимая, что если они ринутся все вместе, защита лопнет как мыльный пузырь, - Не важно, в прочем. Уходить отсюда надо. Приготовься к скоростной отправке на другой конец города.
" - А куда?" - спросил внутренний голосок чародейки, изображающий здравый разум и явно протестующий против необдуманных телепортаций.
Но этот голосок был успешно проигнорирован, ибо минутою позже в пространстве открылось окно портала, а чародейка самодовольно сдула со лба рыжую прядь, приглашая жестом барда пройти внутрь.
- Вперед, друг мой. Или останетесь один на один с людским гневом. Беспричинным, надеюсь.

0

7

Слова чародейки были не так важны, как её слова, но перед порталом  бард вытянул руку и сказал
-После вас, мадам- а затем и сам прыгнул в портал. Вывалившись с другой стороны, менестрель осмелел и даже позволил себе пару ласковых высказываний в сторону жителей вольного города, после чего начал отряхиваться. Голова всё ещё гудела, видимо, дядя Гугу опять эксперементировал с выпивкой. В личной фляжке Сенельда было пусто, но шляться по новиградским забегаловкам желания не было. Вольный город стал небезопасен, так что выход напрашивался сам на себя. Только после всех сложных умозаключений Сенельд вспомнил о магичке.
-Дорогуша, спасибо тебе большое, но заплатить за своё спасение я не смогу - денег нет, могу только сочинить балладу в твою честь. Приставать к тебе не буду, знаю что вы, чародейки того... По девочкам больше, так что у меня есть предложение. В Новиграде мне делать нечего, так что я отправлюсь вверх по Понтару, в Махакам, в Верхнем Аэдирне живёт мой знакомый, который держит целый райский уголок - бордель, пивоварню, да ещё и специалиста по зельям, так что от стресса я оправлюсь, ты не переживай. После чего уверенно зашагал, насвистывая какую-то мелодию. Погода была такой же прекрасной, как и до встречи с горожанами, солнце уже поднялось достаточно высоко, а на небе не было ни единой тучки.

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC