Ведьмак: Перекрестки судеб

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Перекрестки судеб » Личные эпизоды » Беседа по душам


Беседа по душам

Сообщений 1 страница 30 из 81

1

Время: середина июня 1237 года. После событий "Империи Солнца", за день или два до "На распутье".
Место: Меттина, княжество под протекторатом Империи Нильфгаард. Постоялый двор.
Участники: Минька, Дэир, Медея и остальные желающие поболтать.

Описание:
Послесловие квеста "Империя Солнца".

Отредактировано Дэир (2014-09-13 20:54:49)

0

2

Постоялый двор, закрытая терраса на первом этаже.

Минька сидел на поручне террасы, опираясь плечом на покрытую облупившейся краской деревянную колонну, и пытался любоваться закатом, обреченно грызя яблоко. Солнце подползало к воротам, от которых начался путь к Ра-Шалю. Жаль, что вернулись не все. Для кого-то этот путь закончился в том самом замке, а не здесь, откуда все началось.
Фортрейн понимал, что с прежней жизнью придется расстаться, как бы ни было от этого горько. Интересно, какое ремесло ему лучше освоить, чтобы ему интересно было им заниматься и чтобы оно ему подходило?
"Предателя," - радостно шепнула совесть, клыкасто ухмыляясь.
Парень мотнул головой, отгоняя нахалку. Совсем слушать его не желает, что по-другому он не мог поступить, иначе Иль было бы не спасти.
Главное, чтобы было на что кормить себя и жену. Главное, чтобы был дом, может приютит кто, а может подвернется свободный домик, в котором уже никто не живет... Вот только единственное, что он умеет хорошо, это махать мечом. Наемничать? Таская повсюду за собой Ильку? Опасно, но оставлять ее дома одну еще опаснее.

Еще один момент - как магистр воспримет то, что он ему скажет? Вроде как в Миньке он видел своего преемника, и на момент их последней встречи тоже, когда Айван все еще страдал от последствий потери руки по, отчасти, Минькиной же вине. Только вот Фортрейн до сих пор себя корил, тогда как магистр ясно давал понять, что никто не виноват, кроме чертовой магии, что зачаровала меч. Но, остаться в ордене значило навлечь на него еще большие неприятности, а ему уже хватит. И самим Миньке с Илькой тоже хватит, с каждым разом все становилось серьезнее и опаснее, ставя под угрозу их жизни.
Был там у Айвана в сопровождении какой-то хороший ответственный парень, вот он пусть и будет преемником, а непредсказуемый Минька уж как-нибудь перебьется, станет учеником кузнеца, по вечерам будет строгать ложки, а по праздникам ездить с женой на ярмарку...
Мечты...
Рыцарь кинул огрызок в канаву и вздохнул. Удастся ли преодолеть все это с минимальными потерями, да и чтобы те были исключительно финансовыми?
Надеюсь...
Главное, чтобы не убили раньше времени за то же предательство, которое будто бы было, но будто бы его не было. У каждого своя правда.

+2

3

Что может быть лучшим лекарством от кровяного похмелья, груза принятых решений и простой усталости бывалого наемника, чем кабак, укромное место в углу для размышлений и бутыли отменного краснолюдского пойла? А ничего. Так здраво рассудил бесчестный наемник и высококлассный убийца, высший вампир Дэир Найтсан спустя несколько дней после своих похождений во владениях сородичей.
Прошло немного времени, все начинало вставать на свои места. То, что в Ра-Шале и сразу после событий произошедших там, воспринималось рассудком, опьяненным свежей кровью и горячей битвой, в одном ракурсе, сейчас уже виделось совершенно иначе. Фортрейн предатель, в первый же удобный момент оставивший тех, с кем сражался бок о бок и спина к спине? Возможно. Но черт возьми, он в своем решении. Так охрененно прав, что возможно но и сам не знал, насколько. Собственно, ровно насколько, насколько неправ был Дэир, когда убеждал всех остаться и принять бой. А остался только Барга. Остался, чтобы погибнуть без боя.
И никуда было не деться от того факта, что если Фортрейн был предателем, то и он сам был таким же, пытавшимся обменять свою жизнь на жизнь Хартуса, пусть даже тот и был смертельно раненым...
Очередной нахлынувший поток мыслей и воспоминаний заставил вампира вновь приложиться к горлышку бутыли солидных размеров, что стояла перед ним. Он был вампиром, крепкий алкоголь брал его примерно так же, как слабенькая брага пьянит пропитого насквозь алкаша - почти, что никак. Но что-то в этом людском ритуале все же было. Что-то такое, до чего не додумались высшие, привыкшие пьянить рассудок человеческой кровью. Что бы не говорили моралисты о том, что ответ на свои вопросы, якобы, не стоит искать на дне бутылки с вином, но иногда он там находился. Нашелся и сейчас.
Ты не воин, Найтсан. Ты охотник, убийца. Слишком часто тебе встречаются просто жертвы, а не противники. А когда встречаются настоящие противники, получается вот так.
Захотелось проветриться. Прихватив бутыль, опустевшую лишь наполовину, высший продрался сквозь плотный слой вечерних выпивох и выбрался таки на терассу постоялого двора, наткнувшись там аккурат на своего "товарища по предательству". Что ж, все складывалось слишком удачно для откровенного разговора. Если рыцарь вообще захочет разговаривать. Ну, попытка не пытка.
Он подошел. Оперся на локти о поручень, а бутыль пристроил рядом на нем же.
- Грустишь?..
Дурная привычка начать разговор с риторического вопроса. А с чего еще начинать?.. Вампир вздохнул и покосился на бутыль.
- Слышь, ты это... Забудь, что я тебе в замке говорил. Я не хочу мстить.
Дэир вновь откупорил сосуд, и глотнув из него, протянул Миньке. Вдруг согласится...

+2

4

Они направились с Вартбурга сюда все вместе. У каждого в Ра-шале были свои цели, но история с вампирским замком почти никого из них не объединила. В конечном счете все остались при своих. Рыцари с рыцарями, вампиры с... бухлом, как были замечены уже не единожды, а воры сами по себе. В чем им, ворам, собственно, было давно не привыкать.
   Не привыкать так же было и к безденежью, с чем их оставил поход в Ра-Шаль. Две гривны, которые она смогла выторговать на каждого из участников данной авантюры пропали в чертовом упырячьем замке так же, как и их наниматели, оставив всех с носом на чужой земле. Но хотя бы полученное от Ра-Шальских хорошее шмотье удалось успешно втюхать на городском рынке за небольшую сумму, чтобы было на что жрать в ближайшие несколько дней, и где ночевать в тепле и с крышей над головой. Орденский кинжал она пока оставила при себе. И полученную от того странного паренька на тракте костяную фигурку, что передал ей здоровяк Торгалл. А в остальном деньги не водились и это пока вряд ли предвиделось.
   Воротившись из города, Мэггерен не вернулась сразу же в снятую на постоялом дворе комнату, по крайней мере "цивилизованным" путем. Насидеться в четырех стенах еще успеет, а оставшиеся несколько часов до ночи можно потратить на, ставшее привычным, ничегонеделание. На крыше здания можно было спокойно провести хоть весь день, где тебя никто не заметит и тем более не тронет. Откуда хорошо просматривался передний двор и ворота, но не была видна воровка, устроившаяся в тени дымоходной трубы на уровне второго этажа, если только сама оттуда не высунется. Но та от дневного солнца предпочитала прятаться именно в тени, неспешно поглощая неизвестный ей южный фрукт, да размышляя, как быть дальше.
   Вечерело, просто наступало привычное и любимое время суток. Когда наступала легка прохлада и приятный полумрак. По-видимому любимое не только у Мэг. Внизу, на террассе, тоже кто-то молчаливо прохлаждался уже долгое время. А кто-то только вышел, если судить по скрипу открываемой и закрываемой двери и тяжелой поступи вышедшего.
   Она не знала, кто вышел во двор и зачем. Тут и так были слышны передвижения каждого постояльца разной степени кондиции опьянения. Кто выходил дотопать до нужника, кто просто проветривался после многочасовых посиделок в спертом воздухе главной залы, а кто тренировался на заднем дворе.
   Яснее стало, когда один из находившихся внизу заговорил. Голос принадлежал Дэиру. С кем он говорил, для Мэг пока оставалось загадкой. Но по услышанному могла судить, что и обыкновенное спиртное имеет какой-то эффект на вампиров, схожий на употребление им крови. По крайней мере того уже тянуло на разговоры, хотя могло и показаться. Но ему, видимо, самому надоело столько времени молчать.
   Воровка продолжала сидеть на насиженном месте, задрав голову и разглядывая облака. Наблюдая за тем, как те меняли свою окраску в лучах заходящего солнца, но еще слыша тех, кто был сейчас на террасе, благо, что их беседе сейчас никто не мешал.

+2

5

-Грущу, - бесцветным голосом отозвался Минька, даже не обернувшись, и так было понятно, кто пришел. Вот только зачем?
Фортрейн отлично помнил, что вампир запретил показываться ему на глаза, но при этом сам же его и выслеживал, отчего парень повадился куда-нибудь тихонечко исчезать, прихватив с собой жену, едва Дэир появлялся на горизонте, то есть, в общем зале постоялого двора. Плюс, с учетом наличия рядом Ильки, снова вышел бы скандал...
Интересно, он решил все-таки меня убить? Такие, как Дэир, вряд ли что-то прощают... Сначала покалеченная рука и сломанный нос, теперь вот "предательство" это.
Но следующая фраза вампира стала для Миньки неожиданной.
- Слышь, ты это... Забудь, что я тебе в замке говорил. Я не хочу мстить.
Парень медленно обернулся и во все глаза уставился на Дэира, не веря в происходящее сейчас.
А вдруг это он говорит только потому, что упился, а как протрезвеет, передумает?..
-Э... Ладно, - осторожно согласился рыцарь и принял из рук вампира бутылку. Принюхался. Как обычно скривился от запаха алкоголя, но все-таки глотнул, после чего вернул "зеленое змийство" Дэиру.
-У меня есть вопрос, но ты, наверное, разозлишься, - Минька покосился на вампира, оценивая, насколько быстро тот сможет свернуть ему шею, выводы не радовали, - Поэтому я спрошу о другом. Расскажешь, что произошло потом? Ну, после того, как я ушел. Хотя, тебя небось уже Мэг расспрашивала, и второй раз рассказывать как-то не очень...
Фортрейн притих, ожидая того, что будет дальше.

+2

6

Вампир клыкасто усмехнулся. Благо, тут они были наедине и незачем было скрывать свою вампирскую природу от того, кто и так видел ее во всей красе. В конце концов, не часто встречаются люди, которые зная, что ты вампир, ведут себя овно так же, как если бы ты был человеком. Ну, почти так же. Ну, почти так же. Удивленный и чуть опасливый взгляд на себе Дэир вполне мог заметить.
- Нечего на меня так смотреть, ваше пойло почти не берет меня... Прям как наше пойло - вас, хех. Правильно, глотни лучше.
Он отдал бутыль рыцарю, а потом принял обратно. Глянул на другую руку и чуть улыбнулся, констатировав, что свежая и молодая человеческая кровь как нельзя лучше влияет на регенерацию: за время похода и после него, к настоящему моменту, пальцы регенерировали на половину длины фаланги. Чувствовалось, как перчатка со сшитыми пальцами. начинала жать.
Приемлимая плата за спасение от неминуемой смерти, а?..
-У меня есть вопрос, но ты, наверное, разозлишься...
Дэир пожал плечами, мол, пока не с просишь, не узнаем. И не узнали.
- Поэтому я спрошу о другом. Расскажешь, что произошло потом? Ну, после того, как я ушел. Хотя, тебя небось уже Мэг расспрашивала, и второй раз рассказывать как-то не очень...
Убийца хлебнул еще из бутылки и поставил ее рядом, меж собой и рыцарем на поручень.
- Не спрашивала. Ну слушай...
Он выпрямился и вытянул из внутреннего кармана недавно приобретенную трубку и кисет с табаком. Купил это у местных барыг, неожиданно вспомнив о своей давней привычке попыхтеть иногда щепоткой хорошего табака. Последние деньги на это дело потратил, а теперь, глянув на приобретения и на собственные руки, понял, какой был дурак. В плане того, что двумя руками трубку забивать было удобнее, чем одной.
- Не подсобишь?..
Высший протянул Миньке табак и трубку, надеясь, что тот не откажет в просьбе и принялся за рассказ.
- Ну так вот... Баргу сразу убили. Маркиз убил броском копья. Я ничего не успел сделать, и тогда только дошло, что если бы вы остались, вас бы перебили точно так же. Из-за меня. Не знаю, может если бы вы приняли еще этого хартусова зелья, то шансы бы сравнялись. Но вы бы все равно погибли. А дальше... Дальше нам с графом сказали, что из замка выйдет только один из нас. Догадываешься, что я сделал? Правильно догадываешься. Хартус был смертельно ранен, я решил, что пусть лучше умрет один из нас, чем оба...
Найтсан уперся взглядом в пол и пригубил еще из бутыли. Солидно так пригубил.
- А, черт, кого я обманываю. Я поступил предательски и как сволочь. Ко второму мне не привыкать, а вот к первому... Тяжеловато. Ну да хрен с ним. Хартус тоже оказался не так прост, не дал себя убить первым же ударом. Поплясали мы с ним знатно. Никогда не видел воина, который будучи раненым, может так драться... В итоге очкастый перехитрил всех. Чуть не убил меня, а последний удар вместо меня достался его отцу. Вот такие сказки на ночь.
Высший немного помолчал, а потом спросил сам:
- Так с какого вопроса я должен был разозлиться?

Отредактировано Дэир (2014-09-14 16:51:07)

+2

7

Ноги гудели от усталости. Попутная телега довезла его до ближайшей деревни, от нее пришлось идти пехом, и Ден уже порядком вымотался. Он спешил и сам не знал, куда спешит. Найти Хартуса... да поначалу он и не собирался искать. Дурной очкастый упырь сам был мерзкого характера, достать мог кого угодно, сидел уже в печенках... и снова пропал. После Гратте он так нигде и не мелькнул, исчезла и Медея, и по всему выходило, что никто никого и не искал.
Они даже не разошлись, их расшвыряло, как соломинки в урагане.
Вампиры не устают. Вампиры не едят. Вампиры не спят. Вампиры не живут. Так говорили люди, но истина состояла в том, что вампир и ест, и поспать не против, особенно в кровати, и устать, как собака, которые вампиров, кстати, тоже не любят, способен.
Ден не хотел искать Хартуса, но потом его замучили сны.
Он напал на след Хартуса чуть позже - очкастый граф с кучей денег и скверной рожей сколачивал какую-то банду. Так говорили. Его сестра была там же. И направлялись они..
Умирать.
По крайней мере, Хартус. Он сам об этом говорил.
И пусть бы себе - да что там, велика потеря?
Но Дена замучили сны.
Он дошел до ближайшего трактира, устало поднялся по ступеням, услышал шум и гам, гул голосов, с одобрением приветствовавших кого-то, уже хотел было толкнуть дверь, как услышал имя. Развернулся и застыл, лишь немного убравшись из прохода, чтоб никому не мешать.
-... не дал себя убить первым же ударом. Поплясали мы с ним знатно. Никогда не видел воина, который будучи раненым, может так драться... В итоге очкастый перехитрил всех. Чуть не убил меня, а последний удар вместо меня достался его отцу. Вот такие сказки на ночь.
Ден тихо, очень тихо подошел к беседующим сзади. Так тихо, что его не услышал бы даже вампир.
- Так с какого вопроса я должен был разозлиться?
- Например, с такого: где он сам? - четко, медленно спросил Денкрау. Уже, впрочем, догадываясь. Он был напряжен и зол. И еще - устал. Переведя взгляд с говорившего, он вдруг понял, что второго человека где-то видел. Вот только где? Это было не важно. Поиски, похоже, подходили к концу. Кто бы ни был этот вот, говорун, он знает что-то очень важное. И.. говорун внешне выглядел выше и сильнее, и с виду опасным, но в этот момент Дену было все равно.

+3

8

Трактир не слишком отличался от всех тех, в которых Меда привыкла петь. Крепко сбитое строение с каминным залом и кухней на первом этаже и комнатами для постояльцев на втором. Привычные переговоры с хозяином завершились крышей над головой и задатком, а с хозяйкой – выкупленной у нее за тот же задаток парой платьев, рубашек и чулок.
Конец июня миновал, и Медея двинулась к замку, носившему до зубовного скрежета знакомое имя. Ра-Шаль. Сиал Ра-Шальски. Хартус Си-Ал… Как же пишется правильно это имя? Хоть какая разница для неграмотной оборотницы. Ехидный внутренний голос шепнул: «Чтобы на могильном камне прочесть…» Меда вздрогнула, привычно, как уже в тысячный раз за последний месяц, отогнав непрошеные пораженческие мысли. Нет, нет и нет. Ему есть зачем жить – чтобы вернуться к ней. Он сам так говорил. Месяц назад, когда на рассвете вернул ей лютню Миккена, потерянную в том проклятущем Гратте. И взял с нее слово месяц ждать его и не приближаться к замку Ра-Шаль. Сказал – чтобы не ослабить его, подставляясь под удар, чтобы было куда возвращаться… Не мог он забыть о своей оборотнице, не мог. Поэтому нужно просто, просто… Просто дать о себе знать. Как тогда, в Настроге, когда они встретились еще не доехав до Цинтры. Петь в таверне так, чтобы слухи о заезжем менестреле разлетелись как можно дальше. Да-да, так и будет… Она просто будет петь у очага, а из дверей шагнет Харт, в своих дурацких очках, тяжело опираясь на копье, израненный так, словно его сперва рвала стая оборотней, а потом пожевал и выплюнул за несъедобностью дракон. И она подбежит, обнимет, и как не первый раз уже, щадя его, попросит посидеть у очага и подождать пока она закончит петь для собравшихся людей. И еще несколько часов будет просто вдыхать его запах… улыбаться его спутникам… а потом будет ночь, и самая скрипучая кровать в гостинице, и какофония  звуков, взглядов и ощущений… Наверное, сейчас так надо – ждать друг друга, бурно встречаться, радоваться. А когда-нибудь они состарятся и откроют свою таверну, похожую на постоялый двор Червонни, и все их друзья смогут приходить и… Нет, Харт же не состарится никогда. Значит, таверну откроет она одна, когда устанет идти навстречу миру и будет опять ждать, ждать своего невероятного, невозможного… Наверное, это и есть счастье. Меда улыбнулась про себя, вновь отогнала как навязчивую мошкару невеселые думки.
Уже темнеет, пора спуститься в зал и петь. Меда замешкалась на лестнице, потерла нос: размечталась – вот и мерещится запах вампира. Подставила к очагу два стула, на одном устроилась сама, а на второй поставила открытую шкатулку для мелочи. Пусть будет свободное место, если Харт вернется сегодня. Подкрутила колки, улыбаясь и краем глаза наблюдая, как люди оглядываются, а некоторые перебираются ближе к очагу. Это было уже не первое выступление, так что Меда знала что им нравится. Она лукаво пробежала пальцами по медным струнам, не слишком задерживаясь на проигрыше:
- Начальник гвардии дворца
Был, как обычно, пьян
В одной руке он меч сжимал
В другой руке стакан.
Он в изумлении стоял –
Никак понять не мог
Зачем опять проклятый пол
Уходит из-под ног….

Уже знакомые почти за неделю выступлений работяги с глинобитной шахты начали подпевать, постукивая в такт кружками. Начинать с этой песни она стала практически на второй или третий день выступлений, когда стала почти «своей», радуя южан побасенками о придворной жизни, которой сама и не видела ни разу. Зато посмеяться над властьимущеми – кратчайший путь к сердцу простолюдина. Правда и в тюрьму тоже, но пока за крамолу Меду никогда туда не тащили – находились более достойные поводы.
Меда автоматически смеялась и зубоскалила, закончив задорный проигрыш, то и дело поглядывая на дверь. В шкатулку полетели первые медяки. Приятно. Что не серебро.
Какой-то запах, перебивающий и запах варящейся баранины, и кислого пива, и множества людей в конце рабочего дня не давал покоя. Дразнил и щекотал ноздри. Заставлял помимо воли вспоминать последнюю ночь в майском разнотравье. У высших вампиров такой… словно серебристый запах. И у Харта, и у Дена было так. У Дена – словно серебряный футляр, или ложка как он утащил из запасов графа Грате. У Харта… словно его серебряное солнц-медальон, которое он снял при ней впервые в ночь Саовинны у горящего дома  огнепоклонников. С кровавой ноткой, какая бывает только у оружия… Меда невольно снова покосилась на дверь.

+4

9

Минька принял из рук Дэира трубку и кисет, потом покосился на вампира, мол, чего делать то, и под чутким руководством клыкастого таки добился того, о чем его попросили. Так вышло, что в ближайшем окружении рыцаря никто не курил, и в семье тоже, правда, дед не курил только при внуках, которых видел в свои ежегодные визиты в Ринде, поэтому такими сакральными знаниями, вроде "как правильно набить трубку табаком и что после этого сделать", парень не обладал. А вот теперь научился. Вскоре он передал Дэиру дымящую трубку, а вампир тем временем рассказывал "сказочку на ночь".
-Жаль, что Баргу не вернуть. Он был мне другом, а Ильке - как отец или брат, - Фортрейн снова потянулся за бутылкой, - Ты... Ты правда не держишь на меня зла? И на Иль не сердись, я же говорю, он ей был очень дорог, вот и наговорила всякого...
Фе... Зачем я это делаю?
Сделав еще пару глотков, рыцарь поставил бутыль обратно.
- Так с какого вопроса я должен был разозлиться?
И не успел задать припасенный напоследок вопрос.
- Например, с такого: где он сам? - совсем не по-доброму спросил кто-то, возникая из ниоткуда.
Подошел он так бесшумно и внезапно, что Минька едва не навернулся с перил, вздрогнув. Голос оказался знакомым, как и лицо.
-Д... Дэн? - неуверенно спросил рыцарь, надеясь, что ему сейчас не прилетит от парнишки-лекаря за ненужные вопросы. Вспомнить хотя бы то, чего он ему наговорил, раненому, только он тогда еще добрый был. А теперь раздраженный и подкрадывается, словно кот к добыче.
Они говорили о Хартусе. Судя по реакции, Дэн его знал, и тот, наверное, был ему должен денег... А может и нет, черт его знает. Вдруг он тоже упырь? С другой стороны, Мэг, тоже знавшая графа, упырем не была...
Минька поерзал и уселся поудобнее, сцапав бутылку в руку. А то вдруг мордобитие начнется.

+3

10

Удивительно, но в лице собеседника высший нашел себе рыцаря, да не какого-то нильфского, а им обоим знакомого Фортрейна. Мэг чуть не поперхнулась фруктом, лишь фыркнув и утерев рукавом рубахи подбородок от стекающего по нему сладкого нектара
«И сколько ж ты выпил, чтобы снова заговорить, а не пожимать плечами?»
   Ра-шаль уже остался позади. И сам он оставил после себя многое, так же как и забрал, и так же оставил кучу неясностей. Но воровка не была подвержена большей их части, поскольку была в неведении в отношении некоторых произошедших в замке событий. Да и не интересовали они ее особо, ибо личности, у которых можно было поинтересоваться и заполнить пробелы, не особо-то хорошо косились друг на друга, и не разговаривали друг с другом. Похожее напряжение было и после вызимских событий, но сейчас-то что? Было непонятно, но Мэг это не шибко интересовало. По крайней мере настолько, чтобы спрашивать напрямую. Да и взрослые мужики они уже вроде... Хотя вели себя порой как... Воровка и сама не знала как, но явно можно было и по разумнее.
   Мэггерен продолжала молча сидеть на крыше и догрызать добытый себе сегодня на рынке ужин, слушая речь высшего. О чем поведает, чего так не хотел говорить, когда нагнал их лагерь из Ра-Шаля. Что за дурацкое мщение Меинхарду и кто на кого должен злится. Произошедшее пока было видно только со стороны вампира. Кто-то еще требовательный вклинился в беседу, словно зная, о чем была речь. Какая наглость, за которую могут послать и дальше самого Ра-Шаля.
  Доеденный фрукт остался в руке воровки в виде крупной косточки, которую она не преминула выкинуть за крышу на задний двор. Только полусидячее положение девушки не дало нормально замахнуться, и из-за чего косточка размером с мелкий камушек с силой сткнулась о черепицу крыши, не долетев до верхнего края всего какой-то фут. А потом с таким же звуком, но чуть приглушенным, несколько раз стукнулась о склон крыши спускаясь все ниже, пока тот не закончился, о плечо облокотившегося высшего и выпала на деревянный пол веранды, закончив там свой путь.
«Вот же криворукая...» - раздосадованно подумала Мэг, пронаблюдав часть падения косточки, и надеясь, что та просто упала в траву и она дослушает, о чем болтают рыцарь с вампиром.

+2

11

- Ты... Ты правда не держишь на меня зла? И на Иль не сердись, я же говорю, он ей был очень дорог, вот и наговорила всякого...
Вампир махнул рукой, мол, проехали. И чуть неуверенно, что уж было совсем ему не свойственно, похлопал рыцаря по плечу, держа в зубах раскуренную им же, рыцарем, трубку. За этим жестом и не заметил стукнувшейся о плечо косточки, даже не обратил на нее внимания. Может и обратил бы, если бы не еще одно событие. Тот вопрос, который должен был вампира разозлить, прозвучал совсем не с той стороны, откуда ожидался. Сзади. Да еще так неожиданно, что Дэир круто развернулся, рефлекторно сжав руку в кулак. Если бы Минька вовремя не сцапал бутыль с обжигающим горло краснолюдским напитком, то ей бы от такого маневра точно стало плохо... А вампир увидел перед собой паренька, светловолосого, ростом ниже себя... Обычный такой паренек, если бы не глаза и то, что тот смог подкрасться так, что Найтсан его не услышал.
Черт, где-то я уже видел такие глаза...
- Например, с такого: где он сам?
Высший перехватил трубку рукой, вытянув ее изо рта и выдохнув клуб ароматного белёсого дыма. Любой, кто проводил с Дэиром больше суток в одной компании, мог бы сказать, что на на такие вопросы он станет отвечать не всем и не всегда. Уж точно не первому встречному, хрен-его-пойми, откуда взявшемуся. Белобрысый паренек, естественно, об этом знать никак не мог.
- Где был, там уже нет, - ответствовал Найтсан, недобро ухмыляясь и отложил трубку на перила, ибо не хотелось в случайной драке сломать такую полезную вещь.
- А вот ты кто такой, что суешь нос в чужие дела, это еще надо разобраться.
Рука убийцы скользнула к воротнику парня с намерением припереть его к ближайшей стене, но от неприятного разговора того спас Мейнхард. По крайней мере, на ближайшую минуту.
-Д... Дэн?
- Ты его знаешь?.. -  недоверчиво спросил Дэир у Фортрейна, пока еще не торопясь выпускать воротник парня из стальной хватки.

Отредактировано Дэир (2014-09-14 19:18:09)

0

12

- Руки убери, - угрожающе сказал Ден говоруну с трубкой. Точнее, теперь уже без трубки. Ден не шутил и готов был в случае чего к серьезной драке. Правда... Хартусу он постоянно проигрывал, и если этот умник сильнее Хартуса... Только плохое настроение да усталость заставили Дена говорить таким тоном. И еще - некая зловредность, которой он не иначе как у "дядюшки" понахватался.
Потом Ден перевел взгляд на второго человека. Человека, который знал его имя. Осознание этого факта проникло в его голову с опозданием. Присмотревшись к нему, вампир приподнял брови.
- Ба, Меинхард Фортрейн, если не ошибаюсь. И уже не в компании рыцарей, а... - он глянул на умника-говоруна, потом прищурился. Что-то было не так. Тонкая нотка запаха, какие-то едва уловимые особенности. - Шутки в сторону, я ищу Хартуса. - Сказал он напрямую. - Это мой... - друг? - хороший знакомый. Он пропал недавно, и вот, что я слышу, его драгоценное имя. Что с ним? Он ранен? Или.... - Ден запнулся, лицо его было напряженным, он чуть ли не зубами скрипел, но не мог сказать этого слова.
Он шел умирать. Он сам сказал.
- Где он? - тихо, но всё так же требовательно спросил Денкрау. И глянул сначала на Миньку, потом на умника. Глаза его чуть-чуть сверкнули в ночи золотистым сиянием. Ден уже прикидывал, как бы половчее сломать умнику руку... но при этом все еще ждал ответа.
Где-то в отдалении звучал в шуме хлопков и стуков странно знакомый голос, тонущий и всплывающий среди музыки и других голосов, за закрытой дверью трактира. 
Что-то было не так. Что-то было неправильно.
Возможно, что даже всё.

+2

13

Косточка звонко брякнула о деревянные доски. Дэир почему-то не обратил на нее внимания, хм... Обычно, обгрызенные косточки не просто так падают с неба.
А, тем временем, беседа набирала обороты очень стремительно. И Дэн действительно оказался Дэном. Очень злым Дэном. Минька слез на пол, чтобы быть более устойчивым на всякий случай, а то мало ли что...
- Ты его знаешь?..
-Знаю. Он мне жизнь спас, - серьезно ответил Фортрейн, но все равно как-то не уверено. То, что назревало мордобитие, ему совершенно не нравилось. Потому что мордобитие, в котором участвовал как минимум один вампир, выглядело весьма страшно.
- Ба, Меинхард Фортрейн, если не ошибаюсь. И уже не в компании рыцарей, а...
Минька едва слышно фыркнул и промолчал, заталкивая обиду подальше. Да, не в компании рыцарей, и, скорее всего, уже навсегда. Да, уже без знаков отличия. Да, уже с виду не бравый рыцарь, а какой-то небритый кмет с бутылкой... Но Дэн не знал, что случилось, он не виноват. Но все равно обидно.
Парнишка продолжал спрашивать о графе, да с таки пылом, и Минька понял, что если они с Дэиром ему не ответят, добрый лекарь Дэн разнесет здесь все вокруг. И парень не ответил, решив, что вампир сам с этим справится, его то так просто не побьешь...
-Знаете, по-моему нас кое-кто подслушивает. Некий метатель фруктовых косточек... - Минька тронул "боевой снаряд" носком сапога и покосился на собеседников, мол, не пора ли снять татя с крыши и отправиться на ужин всем вместе, включая Дэна. А договорить можно и там, за бутылкой чего-нибудь печалеутоляющего.

+2

14

- Руки убери.
- Могу. Если сталь у горла тебя больше устроит.
У парня на поясе никакого оружия не болталось, как ранее успел заметить Дэир, а если пойдет в рукопашку, то точно поступит очень опрометчиво. Рукопашный бой был "коньком" наемного убийцы. Послышался Минькин ответ:
-Знаю. Он мне жизнь спас.
Вспыльчивого вампира это не очень-то убедило. Мало ли кто кому когда жизнь спас и при каких обстоятельствах.
- Ба, Меинхард Фортрейн, если не ошибаюсь. И уже не в компании рыцарей, а... Шутки в сторону, я ищу Хартуса. Это мой...  Хороший знакомый. Он пропал недавно, и вот, что я слышу, его драгоценное имя. Что с ним? Он ранен? Или... Где он?
Вампир уловил золотистый блеск в глазах светловолосого. Подсознательно очень знакомый блеск, только вот сознание никак не могло... Или не хотело уцепиться за некое воспоминание, в котором фигурировало нечто очень похожее. Он разжал кулак, опустив наконец таки многострадальный воротник, все еще смотря на не званного гостя с подозрением.
От тебя не пахнет, как от людей. Вообще почти не пахнет. У тебя золотистые глаза неправильной формы и ты лично знал Хартуса. Еще один вампир?..
-Знаете, по-моему нас кое-кто подслушивает. Некий метатель фруктовых косточек...
Чувствительное обоняние, немного отойдя от недавнего близкого контакта с парами спирта, уловило в воздухе нотки знакомого запаха. Что уж кривить душой, для вампира люди были все разными не только на вкус и цвет, но еще и на запах. Мина на лице высшего заметно потеряла в суровости, дополненная кривоватой улыбкой.
- Передай метателю, чтоб заканчивал лазать по крышам, аки белка, и присоединялся к трапезе.
Дэир с удивлением для себя отметил, что впервые после похищение Иль его собственное настроение поднялось выше планки "убью первого, кто не понравится", и обратился уже к Дэну:
- Пошли, парень. Если хочешь знать о судьбе Хартуса, то нас ждет долгий разговор.
Он сунул еще не потухшую трубку в рот, и выпуская новый клуб дыма, направился обратно в зал постоялого двора.
- И бутыль не забудьте...

+3

15

Ден глянул вослед умнику, потом сморщил нос, криво и как-то совсем невесело улыбнулся, и посмотрел на Миньку.
- Новости плохие, да? - спросил он напряженно, потом мотнул головой. - Ладно, этот вот расскажет.
Всё происходящее казалось сном. И таинственный метатель косточек, кто бы он там ни был, и рыцарь Меинхард Фортрейн, который явно преувеличивал, говоря, что Ден спас ему жизнь. Спас жизнь ему эльф, Ден только вовремя пригрозил этого самого эльфа прирезать. И какой-то хмырь, который знает о судьбе Хартуса. Если бы взглядом можно было сверлить предметы, у хмыря тут же появилось бы парочка дырок в спине.
Ден вдохнул прохладный вечерний воздух и, не дожидаясь ответа Меинхарда, пошел за ним.
В трактире было много людей, и он не знал даже, найдется ли свободный столик, чтоб присесть. Пытаясь понять причину такого столпотворения, Ден оглянулся...  и увидел Медею.

Это было как тогда. Совсем как тогда, когда Хартус спрыгнул с телеги и заковылял в трактир, откуда доносился ее голос. Он упал тогда, пришлось поднимать его, помочь стать на ноги, а он глазел и глазел на нее, на Медею.
- Меда...
Ден застыл, воспоминание прибило его, как молнией. Уже догадываясь, какие плохие новости услышит, но еще не сильно-то в них веря, он все равно вдруг резко потянул носом и быстро протер глаза, заслезившиеся от дыма. На миг ему захотелось выйти. Просто выйти. И ничего не знать.
Оглянувшись, Ден увидел рыцаря, потом ненадолго зажмурился, моргнул пару раз и сделал шаг вперед, навстречу новостям. И Медее.

0

16

Следить за назревающим конфликтом было немного сложно. По голосам было только ясно, что участвующих в нем на террасе трое: четкий и твердый Дэира, насколько неуверенный и местами неуловимый Меинхарда и чей-то третий нервный и напряженный.
   Конфликт вряд ли бы перешел в драку. С вампиром они просто не затягиваются на долго, а тот, кто влез безцеремонно в разговор, вряд ли горел желанием вылететь через перила террасы в канаву, что находилась рядом.
- Знаете, по-моему нас кое-кто подслушивает. Некий метатель фруктовых косточек...
   Воровка прислушалась. Все же ее криворукость не осталась незамеченной. Совсем.
- Передай метателю, чтоб заканчивал лазать по крышам, аки белка, и присоединялся к трапезе.
   Она досадливо скривилась, и хорошо, что этого выражения лица никто сейчас не видел.
   Голос вампира звучал немного мягче, чем он секундами до сказанного отвечал третьему неизвестному. Либо знал, что воровка сейчас отсиживалась на крыше, либо почувствовал ее присутствие, как два года назад в Аард Гинваэль, либо просто догадался. В любом случае предложение собраться всем за столом прозвучало как-то удивительно, как и минутами ранее высший изъявил желание поговорить с рыцарем. Кажется, человеческий алкоголь оказал на него интересное влияние за эти дни. Дэир смягчился?
   Играть в молчанку и делать вид, что ее тут нет, Мэггерен не стала. Она неспешно перешла на козырек террасы, похрустывая черепицей под сапогами. А затем спустилась на террасу, сначала встав ногами на перила, а затем спрыгнув на пол.
- Да вы расшумелись тут... - буркнула воровка, тряхнув головой. Словно и не она тут оказалась невольным слушателем мужских разговоров.
   Дэир уже зашел в шумное помещение и следующими в дверях скрывались спины Меинхарда и какого-то светловолосого парня. Воровка только поправила задравшуюся на животе рубаху, пока сюда спускалась, и скорым шагом нагнала уходящую компанию, успев задержать дверь, пока та не закрылась полностью. А когда закрылась, то чуть не врезалась в рыцарскую спину, поскольку в зале стоял полумрак, а перед выходом те, кто только что беседовал на террасе.
- Мм... Трапеза еще не отменилась? - без интузиазма поинтересовалась Мэг, попутно стряхивая пыль с одежды, что успела подобрать за время сидения на крыше, а то вдруг скажут, что ноги медленно передвигала, и к столу она опоздала.

+2

17

Запах крутился вокруг, дразнил человеческие ноздри, не способные уловить его и опознать так же точно как волчьи. Да, волчицей быть проще, улыбнулась про себя Меда, но  человеком – намного интереснее. Она уже решила про себя, что Харт где-то поблизости и готовит ей сюрприз, прячась и подглядывая. Ведь не так уж много высших вампиров на свете. Хартус да Ден. Может, конечно, кто-то из семьи Харта… Но об этом думать не хочется. К чему бы им понадобилось слушать бродячего барда? Решив и дать знать о себе, и поддразнить возможного наблюдателя, Меда запела:
-Милый мой друг, мой супруг незаконный,
Я умоляю тебя и кляну…

Песенка
В Настроге эта песня привела к ней Харта, Дена, Брун… У очага  подпритихли, за столами не обращали внимания, у стойки громогласно спорили… Меда снова оглянулась на звук открывающейся двери… Так и поверишь, что есть особая магия песен.В дверном проеме против тусклого света с улицы… Такие долгожданные…Сердце пропустило удар от радости встречи, а губы невольно растянулись в улыбке. Хорошо, что песня короткая – всего три куплета! Белобрысая макушка Дена, а за ним… Как странно – обознаться. Высокий черноволосый незнакомец, одетый в черную кожаную куртку по Нильфгаардской моде  не был Хартом, как по надежде да с первого взгляда решила Медея. А ноги уже подбросили девушку с ее стула. Легко раскланявшись и объявив перерыв чтоб промочить горло, Меда поспешила к дверям, протягивая руки для объятий:
- Ден! Ден, хороший мой! Ты в порядке! Как я тогда в Гратте испугалась! Мы даже в замок влезли, тебя искали, я же не знала, что ты выпутался! А вызволили – одну только лютню мою, помнишь, мы наши пожитки у стены закопали? Ну то есть не я, конечно, а Харт, я у стен ждала – не обращая внимания на инстинктивно сжавшегося вампира, Меда заключила его в объятия, расцеловала в обе щеки, ласковыми движением поправила волосы, прижалась к нему опять. -  Как ты? Кто это с тобой? Ты видел Хартуса? Ты в Ра-Шаль ходил? Я – нет, он запретил мне до конца июня приближаться к замку - сам знаешь, какая я вояка. Говорил, что мешать буду, а потом… Да ты весь дрожишь! Ты здоров?
Засыпая  Дена вопросами, девушка вела его за руку к столику у очага
- Что, девка, дождалась кого выглядывала? Что-то молод женишок-то! – Трактирщик ухмылялся у стойки. Конечно, если живешь под одной крышей с людьми почти дюжину дней – таиться слишком-то подозрительно. Да  что скрывать честному менестрелю? Полнолуние-то и вовсе далеко.
- То не женишок, дядька Гесо, а братишка мой меньшой – Деном кличут. Ден Червонни. Семья у нас большая, да мы двое на юг залетели и порастерялись. Вот жениха моего дождемся – и пойдем тогда. Ты не думай, брат за постой платить будет, все честь по чести! – Трактирщик кивну, но добавил строго:
- Смотри не долго болтайте! Самой-то за постой платить не пришлось бы! - Гесо сделал вид, что протирает стакан пряча в бороду улыбку.
Меда покивала, оглядываясь в поиске свободного стола, ведь сама-то она только пустой стул для Харта оставила, все не выпуская руки Денкрау из своей.

Отредактировано Медея Червонни (2014-09-15 12:19:07)

+1

18

- Да вы расшумелись тут...
-Это не мы, - невозмутимо ответил Минька, крепко держа в ладонях бутыль с краснолюдским пойлом как родную.
Появление Дэна стало сюрпризом, но на этом сюрпризы не закончились, все, кажется, только начиналось. Едва зайдя в зал таверны, Минька чуть не врезался пареньку в спину, то же по инерции случилось и с Мэг, она то, к слову, и оказалась коварным татем, что их подслушивал, а напоследок даже косточку кинул, видимо, разговор был неинтересный и совсем не смешной. Хорошо еще, что не гнилым помидором...

В этот вечер в таверне выступал менестрель. Девушка. А ведь красиво поет... Жаль только, что после того, как песня закончилась буквально через пару мгновений, как их разношерстная компания ввалилась в зал, не последовало следующей песни, потому что сюрпризы продолжились.
- Ден! Ден, хороший мой! Ты в порядке!
Оу...
Решив не мешаться, Минька осторожно отодвинулся в сторону, попутно оглядев зал на предмет свободных столов. Хм. Вот тем ребятам уже явно не до искусства... Таких легонько ткнешь в плечо - сами свалятся.
- Как ты? Кто это с тобой? Ты видел Хартуса? Ты в Ра-Шаль ходил?
Оу.

- Мм... Трапеза еще не отменилась?
-Я все-таки планировал поужинать, - негромко ответил Фортрейн и бочком стал протискиваться через толпу выпивох к заветному столу. По пути парень понадеялся, что Дэир с Мэг незамедлительно составят ему компанию, чтобы отвоеванный стол можно было оборонять.
-У вас не занято? - вежливо и сурово поинтересовался рыцарь, надеясь, что "татьская рожа" убережет от лишних вопросов. Уберегла. Даже от ответов. Хотя, может они еще не менее сурового Дэира позади углядели?..
Минька плюхнулся на лавку и торжественно поставил бутыль в центр стола.
-Дэир, вот ты умеешь правильно преподнести женщине дурную весть? - шепотом спросил он у вампира и покосился на подходящих к столу Медею и Дэна. Рыцарь понадеялся, что характер у менестреля не такой скверный, как у Ильки. В смысле, что она по-другому все это воспримет, хотя бы без угроз...

+2

19

Значит, они друг друга нашли. А я их потерял. И не искал потом уже. Дурак я.
Медея ничего не знала. Видимо, она и с этими вот, которые знали, знакома не была. Ра-Шаль. Этот идиот таки туда поперся. Ну вот зачем? - он попытался улыбнуться, но выдавил только слабую улыбку.
- Не видел. И не ходил. Меда, пойдем, тут... - он оглянулся, посмотрел на столик, который уже заняла компания. Заметил Мэг, посмотрел на нее удивленно и растерянно, потом снова нахмурился. Эти все сюрпризы его знатно раздражали. Так, что хотелось кому-то врезать.
- Пойдем.
Они подошли к столику, но присаживаться Ден не спешил. Глянув поочередно на хмурые лица "умника" и Меинхарда, он чуть прищурился с досадой, потом покачал головой.
- Я думаю, нам конечно надо поговорить. Но не здесь. Здесь... - он оглянулся, оценил расстояние до ближайших лишних ушей. - Народу слишком много. Меда, это вот Меинхард Фортрейн, доблестный рыцарь и все дела. Это Мэг. Это... - Ден глянул на Дэира, хмыкнул, - тип, которого я не знаю. А это Медея Червонни. И она тоже хочет узнать то, что вы готовы поведать. А я Ден. Денкрау Тардьё-Бенуа, если кому интересно.
Если новости слишком плохие, то в самом деле лучше говорить не здесь. Медее нельзя нервничать.
- И я предлагаю поискать местечко потише.

0

20

- Да вы расшумелись тут...
- А ты, как всегда, спалилась на какой-то ерунде. - пробурчал себе под нос вампир. Не со зла, а из природной "вредности". Его слова утонули в очередном клубе дыма и нахлынувших звуках постоялого двора в самый людный час.
Внутренний зал, как и раньше, был наполнен музыкой. Хорошей, теплой музыкой в исполнении талантливой девушки-барда. Правда до этого убийца в упор не замечал ни музыки, ни менестреля. будучи погруженным в собственные, темные и не очень, мысли. Хотя, скорее, очень темные. Мимоходом вслушиваясь в слова песни, высший, тем не менее, не забыл чуть помочь Миньке в отыскании хорошего местечка для ужина. Достаточно было состроить рожу средней суровости и многозначительно ухмыльнуться тем субъектам, к коим обратился рыцарь. Почему именно средней? А потому, что вампирская рожа высокой суровости скорее заставит местных выпивох бежать сломя голову, чем просто уступить местечко.
Менестрелия, тем временем, закончила свое выступление и порхнула прямиком к новому белобрысому пареньку, которого Минька представил "Дэном". Их встреча была теплой и явно долгожданной, а из сказанных слов можно было явственно уловить, что Ра-Шальский граф для них обоих был совсем не посторонним.
Не-не, снова подставляться под эту гильотину я не собираюсь, - подумал Найтсан в том ключе, что не так давно уже побыл "горевестником" для одной девушки, за что и узнал много нового о себе, о своих сородичах и о своей личной жизни.
-Дэир, вот ты умеешь правильно преподнести женщине дурную весть?
... а придется.
- Ну ты сам видел... - чуть обреченно ответил Дэир и затушил трубку, в которой дотлевали остатки табака. Затушил пальцем.
Тут подошли и парень с девушкой, жаждущие узнать о судьбе предводителя их похода в Ра-Шаль. Про замок они, кстати говоря, были в курсе, что доказывало их реальную близость к Хартусу. Дэн тут же представил каждого, кто был другом другом не знаком. Занятно было, что Мэг он тоже откуда-то знал. Прямо иллюстрация к поговорке "мир тесен"... Только Дэир был удостоен звания "тип, которого я не знаю", на что, по своему обыкновению, криво ухмыльнулся, с интересом поглядывая на парочку новых знакомцев.
Повезло, что не знаешь.
- И я предлагаю поискать местечко потише.
- Кто не в курсе дела, тот не поймет, о чем разговор, - пожал плечами убийца, чуть вальяжно устроившись на скамейке и положив локоть на стол.
- Впрочем, мне не важно, где болтать. Можно хоть в моей комнате, - продолжил он мысль, многозначительно покосившись на бутыль в руках Миньки с мыслью о том, она не так много весит, чтобы прихватить её в любое удобное для разговора место.
- В общем, раз вы такие привередливые, то с вас закусь. Иначе есть риск пропустить что-то важное за бурчанием желудков.
Сказав, как обычно, что первым пришло в голову, вампир стал выбираться из-за стола, намереваясь сделать всё так же, как и сказал.

Отредактировано Дэир (2014-09-15 21:04:48)

+2

21

- Это не мы
   Мэг лишь недвусмысленно хмыкнула, завидев как рыцарь красноречиво держал бутыль крепкого пойла в руку. Только знала, что бутыль принадлежит вампиру, а Меинхард в лучшем случае глотнет только глинтвейн зимой. Слов вампира она не расслышала и вовсе.

- Ден! Ден, хороший мой! Ты в порядке! Как я тогда в Гратте испугалась!
   Даже если Мэг действительно передвигала медленно ноги, то этой ей было даже на пользу и сейчас могла чувствовать себя спокойно - с такими громкими возгласами на нее не смогут кинуться, даже если и было бы кому. А беловолосыл был застан почти врасплох и пойман в объятия такой же светловолосой девушки, что тут же заобнимала и зацеловала парня, попутно засыпая его кучей вопросов и мало связанных реплик, как показалось со стороны. В одной из которых обозначила их родственные связи, что они сестра и брат.
- Я все-таки планировал поужинать.
- Тогда идем. - девушка прошла мимо обнимающихся, не обращая на них большого внимания.
   Воровка шмыгнула вслед за Дэиром и Минькой, перед ними как раз люд расступался охотнее, а их спины неплохо закрывали от нарочных, и не очень, тычков локтями.
- ...народу слишком много. Меда, это вот Меинхард Фортрейн, доблестный рыцарь и все дела. Это Мэг. Это...
   Девушка высунулась в первом ряду как раз, когда Денкрау начал всех представлять бардессе. И удивленно подняла на него взгляд, когда тот спокойно представил воровку по имени своей сестре. Вне сомнения - узнала сразу, увидев парня открыто лицом к лицу, а не со спины или сбоку, пока его расцеловывали в обе щеки.
- ...а я Ден. Денкрау Тардьё-Бенуа, если кому интересно.
  О, Ден. Точно он. Вроде внешне и не изменился, только серьезнее и взрослее показался.
- Привет, - кивнула она вампиру, чуть криво улыбаясь.
«Ну, я нашла тебя... в другой части света только» - не прошло и полгода с событий в Венгерберге.
  Какими судьбами он тут, и так было ясно. Дважды она с ним пересекалась, и дважды он был в компании Хартуса, но не всегда наоборот. Во время погрома он бросился в неуправляемую толпу на помощь графу, и тогда, по всей видимости, успел. Сейчас он опоздал почти на две недели.

- Впрочем, мне не важно, где болтать. Можно хоть в моей комнате...
  От внимания воровки не ускользнул взгляд высшего, что был направлен на бутыль крепкого пойла.
- ...в общем, раз вы такие привередливые, то с вас закусь.
Мэг лишь не удержалась от раздосадованного вздоха. Чего звал вообще?
- Это твоя закусь и трапеза уже последние несколько дней, - кивнув на бутыль у рыцаря, поделилась она с Дэиром своими наблюдениями.
   Потом глянула на Меинхарда с Денкрау. Если первый точно поддерживал ее в намерении насытить вечером желудок, то второй был с дороги и заметно вымотан, а значит тоже не откажется.
- Дэир у нас фигуру блюдет, - безразлично пожала плечами Мэггерен, обращаясь к Медее и Дену, чтобы сильно не заостряли свое внимание на "неизвестном типе" для них. - Мы тогда скажем, чтобы ужин наверх отнесли. Пойдем, - подтолкнула она рыцаря в бок, чтобы тот прошелся до стойки трактирщика с ней, заодно давая ей снова свободно идти за своей спиной и, может, даже чего помочь донести из того, что можно прихватить с собой.

+2

22

Столик быстро освободился, когда спутники Денкрау к нему подошли. Все-таки ребята-глинобитчики молодцы – подвинулись и задираться не стали. Что им в самом деле, места жалко? Видят, людям присесть негде…
Правда и услуга их оказалась излишней, потому что Ден неожиданно заартачился, не пожелав разговаривать в общем зале. Странно, он никогда не отличался особой застенчивостью. Скрывался, понятное дело, как и все нелюди, но не более. На душе тихонько начали скрести кошки. Сюда, конечно, долетали слухи о потасовке, но само по себе это новостью не было – не песни же петь собирался Хартус в своем родовом замке. Другое дело, где теперь искать и из каких кусочков собирать  любимого. Меде эта потасовка бессмертных казалась чем-то вроде обычной трактирной драки между людьми. То есть разбитых носов и выбитых зубов не сосчитать, а вот так чтобы все вовсе непоправимым стало – это нет. Хотя и в обычной драке бывают совсем невезучие… но не Харт. Вот за Дена стоило бы волноваться – совсем молоденький парнишка еще. А однако и он после болта в грудине оклемался тогда. А уж Харт…
Судя по всему, рассказ должен повести как раз тот парень, который в первый момент показался Медее Хартусом.
- Впрочем, мне не важно, где болтать. Можно хоть в моей комнате. В общем, раз вы такие привередливые, то с вас закусь. Иначе есть риск пропустить что-то важное за бурчанием желудков.
Парень говорил обыденные вещи, да и таким небрежно-равнодушным тоном, что Меда невольно разволновалась. Новости обычно рассказывают быстро и легко, без необходимости напиться прежде чем начать рассказ или хуже того – этот рассказ услышать. А потом уже пьют, болтают, братаются – все в зависимости от компании и уровня хмеля в крови.
Девушка Мэг заметно оживилась при упоминании еды.
-Дэир у нас фигуру блюдет. Мы тогда скажем, чтобы ужин наверх отнесли. Пойдем, - это уже рыцарю "и прочая", поднимая его из-за стола.
- Хорошо. Если Ваши новости проще переварить с кровяной колбасой и парой пирогов – так тому и быть. Я попрошу Гесо отправить еду наверх. Или и вовсе под навес. Гесо рассказывал мне, что у него, как в Зеррикании, есть обычай в самые жаркие дни выгонять постояльцев во двор на сено. Разумеется ту часть из них, которая не может позволить себе комнату и спит в общем зале, а ночевать в лесу не желает.  Там и длинный стол с лавками есть. – Медея посмотрела в глаза Дену. Если так нужно, то пусть так и будет, ей не привыкать доверяться спутникам. Или он за нее переживает? Боится, что как после арены, замкнет Меду в одной ипостаси?  Или новости могут оказаться таковы, что как бы не пришлось бежать в лес разгонять тоску?! Но что может случиться с бессмертным?!
Гесо как обычно поворчал, пригрозил, что не заплатит за сегодняшний вечер, но крикнул на кухне собрать чего господам и кивнул Медее на деревянный поднос со снедью.
- Забирай куда хочешь, но миски пересчитаю потом! Не приведи Вечный Огонь расколотите, аль сколов наделаетете! – Медея кивнула.
- Дядька Гесо, ты-то уж в накладе не останешься. Не на песнях так на сплетнях заработаешь. Все одно обсуждать к тебе все заявятся. Баллады балладами, а когда у всех на глазах встреча случается как в песне – это тоже зрелище, - примирительные слова, - завтра глядишь еще больше набежит, как мы с братом вместе петь возьмемся.
Меда поспешила назад к столу, всерьез решив про себя никого не торопить.

Отредактировано Медея Червонни (2014-09-16 00:38:25)

+2

23

Было жаль оставлять добытый честным трудом, то есть, суровой татьской мордой, стол, но, видимо, ничего не поделаешь. Вообще, Минька не видел необходимости искать местечко потише, потому что то после объявления новостей потеряет свой статус, а мордобитие - не столь редкое событие в трактире, когда уже близится ночь, и многие его посетители приняли в себя изрядно... Кстати, бутыль на этот раз снова пришлось отдать Дэиру, потому что полный поднос с плошками ну никак не сочетался с возможностью нести еще и ее.
Прошествовав вместе с Мэг до стойки, а после, дождавшись, пока трактирщик расщедрится на еду, рыцарь подхватил его в руки и потопал в комнату, где расположился Дэир.

Интересно, как познакомились Дэн и Мэг? Наверное, все было не так печально, как в случае с Хартусом, когда тот с порога напустился на девушку, а их всех обозвал бандой бандюков или как-то так... Было не особо обидно за такое опрометчивое заявление, особенно тому, что уже побывал в шкуре татя, а к татьству в их компании был непричастен, разве что, минькин оруженосец... Тот, натренировавшись за день, уже давно дрых в комнате, и, если комната Дэира перестанет быть тихим местечком, они имеют все шансы его разбудить.

Протиснувшись в комнату, Фортрейн огляделся.
-Столом сегодня будет пол? - задумчиво спросил он, смутно представляя, как такую спартанскую обстановку воспримет бардесса. Все остальные могли обойтись и так, включая Мэг, раз та облюбовала крышу в качестве места отдыха.

+1

24

Насколько Ден помнил, комнаты в таких заведениях маленькие, и впихнуть такую компанию, да еще и с едой и выпивкой, будет... проблематично.
Так и оказалось.
Мэг и рыцарь принесли еду. Забавно было наблюдать, что рыцарем, вроде как, командует именно воровка. С другой стороны, учитывая ее характер и магические способности, а также характер рыцаря, который ну прям так сильно озабочен своими титулами, или как он тогда выразился... короче говоря, рыцарь больше на рыцаря похож не был. Все та же рожа, вон и шрам приметный, и повзрослел с последней встречи, но почему-то совсем не рыцарский у него видок. Видимо, догулялся по лесу в одиночестве, или еще какая беда приключилась. Мало ли. Людям многое случается.
Мэг тоже почти не изменилась. Только притихла слегка, еще и хозяйственной стала, аж жуть. И за едой пошла именно она. Впрочем, кто знает, может, она такая и была. Встречались-то раньше мельком, особенно познакомиться времени не было.
Дэир... тот самый хмурый тип, который почему-то был отдаленно похож на того же Хартуса, только ругался поменьше и лицо делал попроще. Нет, не то чтоб совсем попроще. Так, сравнительно.
И Меда-Медея, такая сначала радостная, но теперь явно встревожившаяся от общей атмосферы и неизвестности. Меда, которой нельзя волноваться. Меда, которая пережила и без того слишком много. Эмоциональная, искренняя Меда. Которая в самом деле любит этого идиота.
И он сам.

В комнате в самом деле было тесно и неуютно. Увидев пока еще не занятый стул, Ден оставил его Медее, сам стал рядом. Компания подтягивалась. За окном совсем потемнело.
- Свечи у вас есть? - спросил Ден, потом приметил несколько огарков на окне. Свечи... зажигать свечи в маленьком тесном помещении, где все за всеми наблюдают, опасно. Для вампиров. Дену было плевать - они знали Хартуса, кто-то знает и его самого. Но лучше бы сейчас всем всех видеть.
- Мэг, зажечь сможешь? - протянул Ден один из огарков девушке. - Или ты только молниями кидаться умеешь?

+2

25

- Это твоя закусь и трапеза уже последние несколько дней.
- Ну, надо же иногда менять рацион. Говорят, полезно, - развел руками вампир, со своей традиционной ухмылочкой глянув на Мэг и не глядя, заодно, приняв из рук рыцаря бутыль. И развернувшись, пошел свою комнату, мысленно в шутку хваля себя за то, кк мастерски спихнул все хлопоты по приготовлению к ужину на остальных. А по пути сделал еще пару солидных глотков из бутыли.

Прошло минут десять перед тем, как все нужные люди и нелюди подтянулись наверх, утянув с собой значительную часть запасов дядьки Гессо, как трактирщика называла Медея.
-Столом сегодня будет пол?
- "Там под каждым им кустом, был готов и стол и дом..." - продекламировал вампир строчку из известного детского стихотворения, неизвестно когда и где услышанного, присаживаясь на подоконник и ставя всю туже многострадальную бутыль на него.
- Свечи у вас есть?
- А ты будто без них не видишь?.. - Найтсан характерным легким прищуром глаз и кривоватой улыбкой глянул на Дэна, интересуясь, была ли верна его догадка и если верна, то будет ли парень отнекиваться.
- Мэг, зажечь сможешь? Или ты только молниями кидаться умеешь?
Не только...
Он улыбнулся собственным воспоминаниям об Аард Гиваэле и их с Мэг совместных приключениях. Когда, наконец, все было обустроено для небольшого ужина и все, включая него самого, усевшегося на полу спиной к стене, нашли себе подходящие места, настало время начать таки этот непростой разговор. Предварительно, естественно, зажевав неслабый кусок кровяной колбасы. как всегда не зная, с чего толком начать повествование, высший немного задумался. затем заговорил, параллельно вновь забивая свою трубку. В сидячем положение тут вполне можно было справиться и одной рукой. Начать решил с вопроса.
- Вы в курсе, зачем Хартус пошел в Ра-Шаль? Это название я уже от вас слышал, так что наверняка знаете, что его путь лежал туда...
Он серьезно глянул на Медею и Дэна поочередно, ожидая ответа. Потому, что сам очень смутно догадывался о мотивах графа устроить такую резню, а получить адекватный ответ с большей вероятностью можно было сейчас, чем после рассказа о том, что произошло.

+1

26

Водрузив на рыцаря поднос почти со всем ужином, воровка сначала хотела попросить трактирщика выделить только четыре порции ужина, как и выходило по количеству желающих подкрепиться вечером, заодно облегчив рыцарю задачу донести это все до комнаты Дэира на втором этаже и не уронить. Сама же Мэг прихватила чарки и кувшин вина, полагая, что вряд ли хотя бы Медея предпочтет пить вампирово пойло, да и у нее самой как-то не было цели напиваться на сегодняшний вечер.
   Раз не захотел Ден более-менее свободно сидеть за столом в общей зале, то пусть теснится в маленькой комнатушке устроившись на полу.
«Странное желание» - лишь отметила про себя воровка.
- Свечи у вас есть? Мэг, зажечь сможешь? Или ты только молниями кидаться умеешь?
   Мэггерен поставила кувшин с чарками на прикроватную тумбу и подняла взгляд на парня, смотря на него выразительно и чуть с прищуром. Может, еще чего занятного о ней всем скажет?
- Могу еще повторить фокус, но уже с тобой, - ответила она, принимая найденные Денкрау огарки, которые не нашли своего применения, покуда здесь жил вампир.
   Проблемы их зажечь не оказалось - несколько заученных движений, и вот девушка возвращает Дену уже зажженные свечи, не задерживая их у себя в руках. Мэг снова вернулась к импровизированному столу с сегодняшним ужином.
   Себе она отхватила двойную порцию пирога и чарку вина, проигнорировав кровяную колбасу. Употребленной в Ра-Шале крови ей на долго еще хватит, чтобы порой ощущать этот противный привкус на языке и неприятную тяжесть в желудке, что по ощущениям скорее его вывернет наружу, если воровка закусит колбасой настолько же охотно, как и вампир.
   Сама же уселась на подоконник открытого окна, от коего вечерний свет еще проникал в комнату, облегчая работу свечам. Да и пространства в комнате она так занимала поменьше и не сидела в неудобной тесноте на полу или на кровати. Слушая, что же поведает интересного на ночь высший вампир.

+1

27

Маленькая комнатушка быстро и под завязку наполнилась народом, кое кто уже пригубил вино и  начал насыщаться пирогами и колбасой… Девушка, представленная ей как Мэг зажгла свечи, выдав в себе волшебницу. Хоть Меда и недолюбливала их – и ведь было за что – но одетая по-мужски темноволосая Мэг на столько мало напоминала ту, другую, что относиться к ней с опаской попросту не выходило. Да и Ден вел себя с ней мягче, чем со всеми.
Меда села на оставленный ей Денкрау стул, чувствуя себя как-то незаслуженно оказавшейся на троне, ибо все устроились кто где придется. А о ней позаботился ее младший «братишка». И сам остался стоять рядом, словно оберегая - прямо как дома. Он попросил Мэг зажечь свечи магией, дав знать оборотнице, что среди их компании есть волшебница… Ох, Ден. Надо еще тебя пораспросить, как ты вырвался из замка Гратте.
Как было бы хорошо вернуться туда и забрать Ориона, коня Роба, которого Меда увела тогда от пещеры дракона. Оборотнице очень сложно всегда было найти себе порядочную лошадь, достаточно легматичную, чтобы игнорировать волчий запах. В общем-то после Игрени у бардессы и не было лошади, что прискорбно. А Орион мало того что привык к ней и вообще много повидал в обществе ведьмака, так еще и обладал какими-то магическими свойствами…
  И еще надо добраться до города – все-таки продать драконьи яйца, за которыми оборотница отправилась сразу же после расставания с Хартусом. Он не одобрил ее намерения вернуться в драконью пещеру даже за таким ценным кладом, но помешать не мог. Впрочем, ничего серьезного Меде там не угрожало: все следы, в том числе ведьмачьи, были старыми, полуразложившуюся драконью тушу Девушка нашла в одном из залов внутри горы. А вот кладка, на которую она практически свалилась в первое свое путешествие по пещерам, оказалась практически не тронутой – хоть скорлупа их и заметно затвердела. Однако же драконьи яйца, рассудила оборотница, должны обладать примерно теми же свойствами, что ящериные или змеиные – а кто видел когда-нибудь, чтобы ящерица или змея высиживали кладку? Вот и оказавшиеся в ее сумке пять яиц, размером примерно с кулак, вполне могут заинтересовать какого-нибудь магика или просто купца. А за эти деньги отправить кого-нибудь выкупить Ориона. Но это уже после того как они встретятся с Хартусом. Если, конечно, у него нет своих планов. К примеру, познакомиться с его семьей… Вполне вероятно, что он поэтому и попросил Меду не мозолить глаза его родным в замке… Стеснялся ее – простолюдинку да еще и оборотницу. Конечно, одно дело – делить с девушкой дорогу и постель и совсем другое – представить ее матушке.
- Вы в курсе, зачем Хартус пошел в Ра-Шаль? Это название я уже от вас слышал, так что наверняка знаете, что его путь лежал туда... – Дэир вопросительно взглянул на Меду.
- Я знаю, что он возвращался домой. Что хотел выяснить какие-то отношения. Опасался, что может дойти до драки – но меня он не представлял родителям, так что… Как-то так. Это все, что я знаю - девушка пожала плечами.

… Нагретый за день камень лениво делится теплом с телом сидящей на нем оборотницы, едва прикрытой остатками порванной камизы. Полуодетый Харт обнимает ее, согревая с другой стороны.
-Я должен съездить домой.. В замок, где я родился. Я не знаю, сколько лет мне в точности.. Из тех лет, что я помню - сорок. А сколько.. Черт, не так давно я понял, что знай я правду заранее, не было бы наемника и охотника на вампиров Хартуса. Был бы.. Да хрен его пойми, кто был бы. И многого в моей жизни бы не было.. Многих..- он еще крепче прижал к себе оборотницу, словно боясь, что та сейчас возьмет да испарится.

Меда сняла с пояса фляжку с брокилонским отваром аконита, отхлебнула на всякий случай, вздохнула и перевела взгляд на Денкрау.

+1

28

- У него... были какие-то идиотские идеи на этот счет, - Ден запнулся, говоря эту фразу, и глянул на Медею. "Вот что ты ей сказал, да? Идиот. И я идиот. Почему я не сказал ей раньше?"
- Что задумал Хартус - то только Хартус мог и знать. Я в его голове не копался, но подозреваю, что ничего хорошего он не надумал. Так... что он делал в Ра-Шале? 
Охотник на вампиров, который сам долгое время не знал, что он вампир. Псих-одиночка, которого явно тяготила компания, и который всеми силами стремился поквитаться с родственничками. "Он хотел умереть. Я знал и не остановил его" Чувство вины скрутилось комом в груди и немилосердно жгло.
Ден чуть мотнул головой, убирая назад упавшую на чуть заостренные уши прядь волос. Его квартеронская внешность навряд ли обманывала тут кого-то. Впрочем... вели все себя относительно спокойно. Привычные, что ли? Хотя еще надо разобраться, кто такой этот хмырь. Свечи он поставил на прикроватную тумбу, рядом с чарками. А потом взглянул на Дэира и удовлетворенно кивнул.
Всё было вполне очевидно, если знаешь, куда смотреть.

0

29

Выяснять какие-то отношения... И он действительно не надумал ничего хорошего.
-Что ж, я могу рассказать то, что застал сам, а остальное - Дэир, - ответил Минька и устроился поудобнее. Конечно, вряд ли его рассказ будет длинным, ведь многое из него просто не важно для желающих его послушать, например, дорога до замка, или его собственные мысли по поводу самого графа, когда тот пил кровь его жены.
-Компания, которая отправилась в Ра-Шаль, была больше, не все выжили в процессе "выяснения отношений" с родней графа, - для справки обозначил рыцарь, - И сразу оговорюсь, что у меня, если возникнет такой вопрос, были свои причины идти в тот замок. Мне нужно было спасти оттуда жену.
Поймут ли они, почему я поступил так, как поступил, и как поступили остальные наемники? Не станут ли попрекать тем, что слабый человечишка, пусть и под декоктом, от которого до сих пор тело терзала слабость, не заступился за смертельно раненого графа?
-Когда мы прибыли в Ра-Шаль, нас представили как свиту и друзей графа. Все преподносилось как возвращение блудного сына, но у нас было оружие, предназначенное специально для того, чтобы выстоять против вампиров, и у нас были условия - по сигналу Хартуса мы атакуем. Он хотел убить отца. В бойне, которую никак не назовешь честным сражением, погибли многие приближенные отца Хартуса, а сам он смертельно ранил своего взбунтовавшегося сына, после чего взял вынужденную паузу. Людей отпустили - они были наемниками и не они это затеяли, так что они не представляли интереса для хозяина Ра-Шаля, оставили только Хартуса и Дэира.
Минька выдохнул. Предстояло проговорить самое сложное. Ну и что, что они с Найтсаном уже помирились, все равно тяжело.
-Я мог бы тоже остаться, чтобы выразить свою поддержку Дэиру, который очень мне помог, и Хартусу, за то, что предоставил шанс добраться до Ра-Шаля, но не остался. Мне была важнее жизнь жены, которую все-таки посчастливилось спасти. К тому же, как мы с ним уже выяснили, оставаться было глупо, потому что единственное, что можно было смочь сделать, так это погибнуть без боя.
То, что было дальше с людьми, этим двоим наверняка было неинтересно, поэтому Фортрейн закончил свою часть повествования и поглядел на Дэира, чтобы тот продолжил.

+1

30

Любопытство Дэира так и осталось неудовлетворенным. Никто их его новоявленных друзей не знал, или, как вариант, не хотел распространяться о его истинных мотивах графа Ра-Шальского наведаться в отчий дом. Исходил ли Хартус в своем решении из корыстных порывов или из какого-то иного чувства, похоже, навсегда останется загадкой, относительно которой лишь можно выдвигать предположения. Лично Найтсан склонялся к тому, что это было чем-то вроде акта мести, но за что... Загадки, загадки...
Тайны тайнами, а колбасу запить надо, тем более, что настал черед вампира быть сказителем. Отхлебнув прямо из горла бутыли и поставив её на место, убийца и глянул в окно. подбирая нужные слова. Нет, громко сказано. Скорее отсеивал те, которые будут сейчас ну совсем уж не к месту. Но не получалось. Какие слова не подбирай, из песни слов не выкинешь. Он поднял меч на Хартуса с целью убить его. Даже ранил легко, хотя это уже ничего не решало. С другой стороны, не будь в отряде Дэира, граф вообще не смог бы достигнуть своей цели... Не с кем было бы провести отвлекающий маневр. Да, сложная штука - жизнь.
- Когда люди ушли, все, кроме одного, мы остались втроем против десятка. Того одного звали Андрэ Барга. Все трое были ранены, если учитывать, что я получил ранение еще до Ра-Шаля.
Вампир стянул перчатку с левой руки показал культи медленно регенерировавших пальцев. Еще пару месяцев придется походить так, а потом потратить еще около месяца на разработку руки.
- Того смелого человека убили сразу и без церемоний. А нам с Хартусом поставили условие: из замка выйдет только один из нас. Тот, кто останется жив. Он был тяжело ранен, причем рана была не из тех, которые регенерируют. Наше оружие было покрыто ядом.Я не знаю, что это за чертова смесь, но она превращала тела таких, как я и Хартус, в камень. Достаточно лишь занести яд в кровь, а граф был ранен собственным отравленным копьем.
Высший сделал еще глоток и повернулся к Дэну и Медее, скользя по лицам тяжелым и мрачным взглядом. Взглядом сташестидесятилетнего наемного убийцы, того, для кого смерть человека или иного существа является непосредственной работой. Но который, тем не менее, еще не совсем утерял нечто, отдаленно напоминающее честь. То, что иногда заставляло жалеть о своих поступках.
- Да, я не стал рисковать своей жизнью ради того, кому в любом случае осталось жить минут двадцать. Меж нами был бой, я ранил Хартуса, а он, в свою очередь, выбил меня из равновесия и наверное, смог бы закончить наш бой одним ударом. И закончил. Только удар достался не мне, а его отцу. Граф использовал наши пляски со сталью, как отвлекающий маневр. Добился своего - проткнул отца копьем. И почти сразу после этого перестал сопротивляться и сам. Яд поглотил его тело, превратив в каменное изваяние.
Убийца замолчал, ожидая реакции. Хоть какой-нибудь, он был готов ко всему.

+1


Вы здесь » Ведьмак: Перекрестки судеб » Личные эпизоды » Беседа по душам


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC