Ведьмак: Перекрестки судеб

Объявление

Последние новости

Форум закрыт. Но можно доиграть незаконченные квесты и эпизоды, а так же разобрать памятные сувениры. Спасибо за то, что играли с нами

Администрация
Мэг

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Перекрестки судеб » Архив незавершенных эпизодов » Шёпот дремотных трав


Шёпот дремотных трав

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Время:1235 год, осень.
Место: небольшой провинциальный городок Вэатлик (Темерия, в трех днях пешего пути по тракту до Марибора).
Действующие лица: Габриэль, Мойра
Описание: старые сказки оживают: то тебе в лесу прячется злая колдунья, то в буреломе притаился Страшный Волк... А по ночам да вечерам поздним на тракте пропадают спутники. Девицы, юноши - лихо никого не щадит, никого не обходит стороной.
Особенность у жертв лишь одна - все они, помимо молодости, были необычайно хороши собой.

0

2

Все же Мойра была из тех чародеек, что предпочитают роскошь и комфорт, которые дают большие города, а не тишину и мнимый покой маленьких городков . А ведь в маленьких городах меньше народа, меньше грязи и меньше проблем, чем в больших, но до народа, грязи и проблем ей никогда не было дела, так оного в больших городах для Сёрвик определенно не существует. А в маленьких городах для нее существует скудный выбор постоялых дворов, какое-то легкое убожество всего, что окружает ее в этом городе и легкий дух деревни (которые она любила еще меньше), виной которому было чрезмерное количество трудолюбивых кметов, навоз и солома. И пускай все это было в изобилии только на окраине города, а ближе к центру он казался куда более цивилизованным, впечатление о нем это значительно портило. Впечатление чародейки точно.
Прибыв в этот город буквально позавчера, она не намерена была оставаться в нем больше дня - именно столько нужно, чтобы дать отдохнуть спине и заду от верховой "прогулки" через Северные Королевства, а так же привести себя в порядок. Все же существенный минус долгих дорог именно в невозоможности соответственно своему статусу выглядеть. Даже в самые удобные и (по мнению Мойры, разумеется) простые одежды пыль въелась настолько, что это казалось уже неприличным, а рыжие волосы давно требовали внимания к себе и тщательной помывки. И, как кстати!, нынешняя остановка, Вэатлик, вполне позволяла эти процедуры. Как и дорогой постоялый двор, где даже нашлась (еще бы не нашлась!) бадья для того, чтобы чародейка привела себя в порядок. А потом... А потом планы редко поменялись. Едва Сёрвик успела расположиться поудобней, как сразу же к ней пришел посетитель. Жирный мужик в одеждах весьма достойных, хотя и провонявших потом, представился как... Черт, кажется, Мойра и не слушала, когда он представлялся. Слишком уж велико было ее недовольство тем, что отдых был прерван. А потом был долгий разговор, более походивший на монолог. Разговор, в котором Мойра отвечала односложно, а мужчина говорил много и быстро. Из его раздражающей речи магичка поняла не так уж много. Точнее, не так уж много старалась понять и запомнить. Во-первых, ей неимоверно рады (хотя, тут и гадать не надо, прежде о ней даже не слышали), во-вторых, мужчина - важная шишка, уважаемый и богатый гражданин, и, в-третьих, времена нынче неспокойные, хотя последнее и без него было известно. И единственное из всей речи, что вызвало у женщины неприятное удивление, так это искренняя радость тому, что она живой добралась до города, такого безопасного и гостеприимного. Ведь, видите ли, люди стали пропадать в пути. И даже дочка одного из купцов, милейшее и прекраснейшее дитя, пропала, едва вышла за ворота города. И виной тому, конечно же, не шайки бандитов или какой-то одинокий преступник. Виной тому что-то неведанное и страшное. Возможно, какое-то чудище из лесов-болот, да как на зло ни одного ведьмака под боком нет, все разъехались, ибо уже осень, дело к зиме идет.
Время шло. Прошла стадия долгих разговоров (или уговоров?) и пришло все к тому, что городу нужна помощь от чародейки. Своим чародейством разузнать и разрешить все. Ведь что может быть проще?
" - Много чего".
А платой за то будет вечная благодарность, безопасность горожан и путников, а еще во-о-от такое материальное вознаграждение.
" - И туша монстра, если это действительно монстр, в чем сомневаться напрасно".
А теперь, после этого предисловия, можно уже ближе к делу. Взвесив все за и против, подготовившись и немного разузнав о том, что произошло, Мойра узнала интересный факт. Она не одна, кому придется в это лезть. Кто второй? Не ясно. А надо бы это узнать.
" - Что ж, раз мой дорогой друг не соизволил об этом сказать, придется узнавать самой. Надеюсь, не мысленно прощупывать весь город", - думала Мойра, пытаясь найти оптимальное решение, но, увы, не находя его.
Наверное, таким решением было только двинуться к месту последней пропажи - за стены города, в сторону тракта. Искать там невесть чего. Или кого?

+2

3

Когда "любимая" работа находит тебя прямо в твоем логове поздней ночью, то удовольствия от него ты получишь вряд ли. Мог ли один повидавший всякое на белом свете оборотень знать, что этой ночью, наплевав на сытный ужин, почти выпитую бутыль водки и скрипучую, но такую родную кровать, в его дом ворвется дело, о котором каждая сыскная ищейка желает несколько лет? Если бы знал, то запер бы дверь получше и спрятался под куцым одеялом поглубже.
Увы, потерянного не воротишь - сонному Волку предстояло открыть дверь, увидев на пороге морды мордоворотов, мундиры стражи и полное нежелание слушать все здравые (и не очень доводы) о том, что темной ночью поговорить можно только о дерьме да бабах.
Среди страшных и, по хорошему говоря, бандитских рож мелькнула одна, на которой ум оставил свой отпечаток.
Поэтому и только поэтому Габриэль не сломал одним из ублюдков дверь, а второго не познакомил с косяком.
Его пришли не бить, а значит раньше драки кулаками махать и не стоит.
Впрочем, то дело, о котором вдруг заговорил щуплый франтик с козлиной бородкой пахло фарсом и причудами.
- Погоди, то есть я должен прямо сейчас выезжать и выяснять куда пропал твой... кстати, кто тебе этот Марек? Племянник? - Волк закашлялся от смеха, ловко набивая трубку табаком. Остановил оборотня лишь здравый смысл да кислая мина заказчика. - А что если парень просто-напросто запропал у какой-нибудь красной девицы? Что? Не интересуется?
"Он что, больной что ли?"
Первые затяжки, как и всегда, раскалили трубку, а сизые клубы дыма приятно пощекотали ноздри. Габриэль выдохнул, уже прикидывая, какими путями он ночью будет добираться до Вэатлика, и так ли страшен оборотень на ночном тракте?
- Сколько?
Услышав предложенный гонорар, оборотень подумал, что слух его подводит. Старость не радость.
Но оказалось, что он не ошибся, совершенно не ошибся.
- По рукам. Живым или мертвым, но я найду твоего Марека, папаша! Будь спокоен!

Дорога до Вэатлика, которая бы обошлась любому обыкновенному человеку о двух ногах тремя днями пешего пути, у оборотня заняла всего ночь.
Переодевшись в придорожных кустах из мешка, который волк всё это время нёс на себе, Габриэль отправился в город.
Уточнив известные горожанам факты и узнав, что пропажи в этом городке уже не впервой, волк трижды пожалел, что связался с таким делом.
Вероятно, в окрестностях орудовало какое-то чудовище. Тут не сыщика нужно нанимать, а ведьмака - у них слишком разные специализации.
"Я эту хрень жрать не буду. И искать в её кишках Марека тоже не стану".
Но выбирать не приходится - Габриэль, перекусив чем Мелитэле послала (а трактирщик передал за пару монет), отправился на место последней пропажи.
Тракт был всё тем же трактом, только смотрел в сторону Вызимы, а не Марибора.
Развороченная телега была окружена возмущенными людьми, среди которых выделялся лишь один - лысоватый старикан, сгорбленный и в порванных на коленях портках.
- Дочу... дочу мою, - причитал старичок, но жирный на вид (и естество) служитель закона его почти не слушал. И не слышал.
- Подвинься. - в ход пошли локти и даже кулаки. Протиснуться к пострадавшему было проблемой той ещё.
Ухватив старичка под локоток и оттащив его в сторону, Волк, выслушав все причитания на свете, которые только могли только существовать.
- Тихо! Нет, я не ведьмак! Но я могу помочь найти твою... дочу. Как её звали? Алина?
"Плохо у вас с именами!"
- Как всё было в деталях? Давай, рассказывай, без этих фактов мне никуда.
Старичок замолк.
Вместе с ним как-то странно замолкла на мгновение толпа. А затем заволновалась и задрожала.
Габриэль принюхался - тонкий аромат духов (того, что у обычных кметов и днем  с огнем не сыскать) пощекотал ноздри.
"Ого... интересное дельце намечается"

+2

4

На дороге было более людно, чем того хотелось чародейке. Не особо она любила толпы. И еще меньше любила толпы зевак, которые только и делают, что глазеют и мешаются под ногами, не принося никакой пользы. А здесь была именно такая толпа. Разномастная, но, в основном состоящая из черни (кому еще понадобится глазеть с таким интересом, как не им, людям необразованным, но чрезмерно любопытным?). Мойра заприметила столпотворение еще издали, что заставило ее выругаться коротко и тихо, но ругательством, которого бы не постыдился завсегдай питейных заведений из краснолюдов, а после она чуть попридержала кобылку в яблоках, заставляя ее идти куда медленнее. Конечно, до этой части тракта можно было бы дойти и пешком. Можно было бы. Но кому-нибудь иному, не магичке в сапожках из мягкой телячьей кожи, которыми было бы кощунственно месить дорожную грязь. Кобыла в яблоках шла медленно, то и дело нервно дергая головой, словно отгоняя кого-то. И чем ближе они подходили к толпе, тем более нервно вела себя кобыла. И когда оставалось всего-ничего, та упрямо остановилась, запереминалась с ноги на ногу, определенно показывая то, что даже самая покорная лошадка не двинется дальше. Сёрвик вздохнула. Шумно и недовольно. И спустилась на землю, держа кобылу за удила.
Неладное чувствовалось сразу. Оно витало в воздухе. Ощущение затаившейся опасности, словно бы чудовище, натворившее все это, сейчас таилось в придорожных зарослях, а не исчезло вместе с жертвой.
" - Может, поэтому лошадь и упрямится? Чувствует что-то..." - подумала чародейка, оглядывая не людей, а место.
Удивительно, как легко она позволила себя обмануть. Ведь, стоило бы ей чуточку подумать, то она бы поняла, что дело не в том, кто устраивает засады на дороге, а в ком-то ином, кто сейчас среди людей. И именно этого кого-то иного боится лошадь. Втягивает носом воздух, дергает головой, удерживаемая не сильной, но властной рукой чародейки, перебирает копытами. Потому что что-то такое, что сулит ей опасность, близко. Близко к месту, которое сейчас среди людей. Но Мойре не до этого, сейчас ее голова занята другими мыслями.
" - Ну и времена пошли. На кой ляд мне надо лезть к тварям-монстрюгам, если для этого есть ведьмак? Ведьмак, который знает и умеет, а не чародейка, которая чаще продает омолаживающие эликсиры и проблемы с потенцией или бесплодием, чем показывает навыки самообороны. Ну и дура же я", - мысленно корила она себя, и чем сильнее корила, тем глубже становилась хмурая складочка на лбу.
Внимательный взгляд холодных зеленых глаз окинул толпу. Сброд, мешающийся сброд. Толкутся здесь, затаптывают следы, загрязняют информационный фон, мешают осмотреться и разобраться. Один взгляд Сёрвик полноценно выражал отношение к собравшимся людям. Если бы взглядом можно было убить, то каждый, кто сейчас попался ей на глаза, уже упал бы, сраженный острым и холодным взглядом чародейки. Но, увы, убийство взглядом она не практиковала, а потому все стояли живые-здоровые. Может быть, немного удивленные.
Чародейка прошла сквозь толпу без особого труда. Она рассекала ее, заставила расступиться. Виной тому был ли высокомерный вид чародейки и дорогие одежды или же едва видимый барьер, отталкивающий тех, кто отступить не успел, не ясно, но все это способствовало удовлетворяющему Мойру результату. Внимательный и уже более хмурый взгляд окинул телегу, а после наткнулся на служителя порядка.
" - Еще раз... Зачем я в это ввязалась?"
Упрямо сжатые в недовольной гримасе губы разомкнулись. Коротко, но весьма четко прозвучала фраза, сопровождаемая кивком в сторону разбитой телеги:
- Чье?
Такой же холодный, как и взгляд, голос требовал незамедлительного ответа. Но она не стояла и не ждала напрасно. Оглядывалась, изучала, примечала детали. Детали, которые в очередной раз помогали сделать вывод, что это ведьмачья работа, не ее.

+1

5

И если есть в этом мире неприятности, то обычно у них всего лишь несколько имён: глупость, лень, чародеи и... женщины. И если чародей был еще и женщиной (а те, как известно, зачастую ленивы и глупы), то это сочетание грозило обернуться проблемой вселенского масштаба.
О том к какому социальному слою принадлежит этот странный рыжий цветочек, выросший словно бы из-под земли среди немытых тел и недюжинного интереса, Габриэль сомневался всего пару мгновений: колебался между женщиной продажной, чародейкой и дворяночкой. В итоге решив, что девица могла оказаться всем вместе и сразу, Волк совершил первую оплошность, которая не прощается ни одному из охотников: упустил свою добычу.
- Чье?
Старичок, выскользнув из цепких лап, отправился бить челом, заставив оборотня приложиться ладонью к лицу.
"Придурок! Тупой гребанный кмет! Что б тебя порвали на куски!"
- Мое, милсдарыня! Мое! - у старичка дрожали губы и коленки. - Мы, сталбыть, с доченькой моей! С дочерью! Ночью! А оно как из кустов выскочит! Да как выпрыгнет! А я... я...
Оборотень обратился в слух, скользнув за спину одного из дородных мужиков.
Пускай старый выхухоль треплет своим языком, а уж Волк своего не упустит - послушает, запомнит. Да подивится, как это старый пердун успел убежать от страховидлы.
Впрочем, объяснение нашлось просто: чудище предпочитает молодое мясо, а засохшая кровь на обломках телеги свидетельствовала, что у дочери старика шансов практически не было.
Поспешно набив трубку и закурив, Габриэль поспешно прикинул размеры чудовища, способного так разворотить телегу.
Выходило, что тварь немаленькая, с крепкими лапами и пастью. Таких оборотень еще не видел, и что-то подсказывало,что не встречался бы еще с ней пару-другую лет, обходя стороной её логово и место охоты.
- Я... я сознание потерял, как до лесочка добежал и в овраг скатился, милсдарыня. А когда очнулся, то всё уже кончено было. - старик всхлипнул.
"Ага, значит, чудище любит свежатинку да помоложе - стерва её не интересует, хотя это не помешало ему порвать кобылу. Кобылу..." - Габриэль поглядел в сторону и поморщился: растерзанная туша, которой уже успело полакомиться воронье, выглядела отвратительно. Даже подумать гадко, что оборотню когда-то приходилось питаться и таким. -" ... оно ударило первым. Отсюда и кровь на обломках оглобли. Девчонка, видимо, лишилась сознания. Не в пример её папаше, убежать она не успела или не могла - кто знает, может, тварь обладает гипнозом. Или еще какой-нибудь премудростью."
Старичок закончил, трясясь под цепким взором чародейки.
Затянувшись трубкой, Волк сделал шаг вперёд, с шумом выдыхая сизый дым.
- Мэтресса собирается взять за расследование или пытает несчастного из праздного любопытства?
Подперев руками бока, Волк глядел на неё снизу вверх, не боясь того, что лошадь его распознает - много ли кобыл распознает волка в овечьей шкуре, тогда тот пахнет табаком за лигу?
- Если же первое, то предлагаю объединить усилия - я могу быть полезен.
"А ещё ты не будешь путаться под ногами, а я спокойно найду это чудовище да приголублю его посильнее. Что делать - придётся искать останки Марека в его желудке".

+1

6

Кажется, чародейка ни минуты не сомневалась в том, что на ее вопрос сразу же найдется ответ. Она просто привыкла получать ответы на свои вопросы с минимальными задержками. Уж такова ее природа, если можно так сказать. Природа весьма властолюбивой особы. Если бы не старичок, то в толпе бы обязательно нашелся тот, кто даст ответ. Или тот же необъятный служитель закона, который в присутствии Мойры стал чувствовать, кажется, себя весьма неуютно. Ибо осознал, что теперь он здесь не пуп мира. И не самый наделенный властью. А если бы все и дальше молчали, то парочка великодушно брошенных в ноги монет развязала бы языки. Нет, она не сыщик, у нее другие методы ведения дел. Ей помогает не чутье и прозорливость, а способность убеждать и туго набитый кошелек. Конечно, не лучший способ действовать, но самый эффективный в ее случае.
Стоило старичку показаться перед ней, как острый взгляд глаз-изумрудов впился в него. Буквально вцепился и не отпускал. Ровно до тех пор, пока он не закончил свою речь. А потом интерес Сёрвик к этому человеку сразу же угас. Лишь легкий кивок свидетельствовал о том, что она приняла к сведению все сказанное старичком.
" - Надо же... А монстр весьма избирателен. Не всех подряд ест, а только тех, кто повкусней будет. Дочурку да лошадь. Сытно, нежно, мяса достаточно. А старик. Старик жив не потому, что быстро бежал, а потому что стар. Хотя... Если бы монстр задался целью, он бы просто придавил его за то время, пока тот без сознания валялся. Повезло тебе, кмет. Просто повезло", - думала Мойра, снова оглядывая телегу.
Она не морщилась при виде крови или растерзанной туши. Брезгливость не то, что свойственно чародеям, привыкшим проводить сомнительного рода эксперименты с дальнейшим вскрытием объекта исследований. Да и, не секрет, что почти любая резиденция мало-мальски опытного чародея обставлена не только книгами да магическими артефактами, но и банками с формалином и странным (а то и страшным) содержимым. Взгляд чародейки снова вернулся на старичка, который был готов уже по одному лишь велению рухнуть на колени в дорожную грязь. Без каких-либо разрешений или стеснений Сёрвик "залезла" тому в голову. Секреты кмета ее интересовали не больше, чем куча дерьма, но вот точность сведений была важна. Увы, ничего нового там было не откопать. Как запомнил, так и выдал.
" - Чуть со страху не помер, наверное. Даже не пытался понять, что происходит".
Чародейка снова недовольно нахмурилась и погрузилась в пучину размышлений. Тут и долго думать не надо, на звать ведьмака. Они хотя бы разбираются в видах тварей. Будь тут такой знаток своего дела, у него уже было бы предположение, кто мог начать охоту на молодых людей (и не только людей)
" - Что у меня из книг есть с собой? Совсем мало... Но надо будет глянуть потом, что за тварь на такое способна. Если есть что-то по бестиям".
Из собственных мыслей ее выдернул мужской голос. Быстро ее глаза нашли человека, выступившего из толпы. Держался он не так, как остальные. Да и по виду был больше похож на путника, чем на работягу из местных. Еще и трубка. Непривычно видеть кого-то, кто курит не сидя спокойно у костра, а так, между делом. Это и не только это отличало его от остальных. Но для чародейки эти отличия были явно несущественными. Чуть удивленно вскинув брови, она окинула его оценивающим взглядом. В очередной раз не заметив беспокойства кобылы. Пускай лошадка в яблоках уже была чуть спокойней, но не совсем утихла.
- Первое, если это так важно. Кто вы, позвольте узнать? Прежде чем я решу, стоит ли объединять усилия...
Мысли этого мужчины Мойра читать даже не собиралась, но непроизвольно уловила несколько негативное отношение. Но мало ли как к ней относятся? Это дело десятое. Если этот человек знает, что делает, то действовать вместе было бы куда проще. Ей много не надо. Только туша да признание того, что она действительно делала то дело, о котором ее попросили.

+1

7

Знаете, как обмануть самую профессиональную чародейку, которая вздумала читать ваши мысли? Напевайте про себя что-то дурацкое! Прилипчивую и всем известную песенку, которая сидит в печенках у любого нормального (и не очень) человека. Будьте спокойны - такой ужас заставит несчастного обладателя магическим даром выблевать свой завтрак (обед, ужин, перекус) в ближайшие кусты и отобьет желание читать мысли на весь остаток жизни.
Габриэль не знал, правда это или нет, но пользовался данным способом, полученным им от одного почти спившегося чародея лет так двадцать назад, каждый раз, когда встречался с чародеем. Показывать ему свое нутро желудка г-да чародеи не спешили, но, кажется, в голову его залезать не спешили: то ли были слишком культурные и относились ко всему с уважением, то ли методика действительно работала.
Чародейка осталась чародейкой даже в такой непростой ситуации, которая разыгралась вокруг. Стоило ли говорить, что на хамовитого чужака и рыжевласку сейчас смотрели все, включая мертвую кобылу? О, это было лишь начало!
- Я? Специалист из Марибора. По щекотливым вопросам. Габриэль.
Оборотень выдохнул едкое облачко дыма.
- А ты?
Выкать и строить из себя святошу да пришибленного этикетом дворянчика Габриэль не стал.
Не стоит обманывать ни себя, ни чародейку.
- Я собираюсь взяться за это дело. - Габриэль кивнул в сторону развороченной телеги. - Лошадку жалко, представляешь.
Врал - себя оборотень жалел больше других. Особенно сильнее, нежели мертвую стерву. Габриэль просто уже догадывался, что попытаются с ним сделать те самые мордовороты дядюшки пропавшего Марека, знал к чему это приведет и даже догадывался, чем всё это закончится.
Уезжать из Марибора не хотелось. Очень не хотелось - Габриэль прикипел к месту, прижился.
Да и Логово становилось уже знаменитым в особых кругах - постоянный заработок и возможность пожить, как обыкновенный человек - стоит дорогого.
Толпа заволновалась, видя то, что их никто не хочет спасать. Кто-то даже закричал нечто в духе "вы все - продажные твари!", "зарабатываете на нашем горе!". Оборотень поморщился, хлопнул несчастного старика по спине.
- Не дрефь, папаша! Я найду ту курву, честно.
О ком говорил оборотень: о дочери или о твари, что её сожрала, Габриэль не уточнил.
Представитель закона, двинув пузом, чихнул.
- Вы или за дело беритесь, или валите! Тут, стал быть, место преступления!
- Так что, чародейка, работаем вместе?
На руку плевать, как было заведено старым обычаем, оборотень не станет.
Да и уговаривать помочь - тоже.
Пусть Рыжик решает сама - нужна ей помощь Волка или нет.
А этот нос не обмануть!

0

8

Наверное, хорошо, что Мойра и не намеревалась читать мысли этого мужчины. Нет, дело не в том, что она уважала чужие мысли, а в том, что не горела желанием копошиться в чужих мозгах без дела. Да и меньше знаешь - крепче спишь. А чародейка предпочитала спать долго и крепко, не тревожась понапрасну о том, что извлекла из чужих мыслей. А человек, что предстал перед ней был по виду одним из тех людей, чьи тайны знать себе дороже. Но пусть продолжает напевать свою песенку, вдруг оно и правда работает против чародеев, если те не особо упорствуют при попытках влезть в чью-то голову?
Кажется, если наглость и не особо уважительное отношение этого "специалиста" и не нравились Сёвик, то виду она не подавала. Или же ей было абсолютно все равно, как с ней разговаривают, если эта манера разговора не переходит все границы и если собеседник не распускает руки. А по лицу чародейки не было даже заметно, что она хоть каплю заинтересовалась этим Габриэлем. Но заинтересовалась, ибо взгляд был на удивление внимательным. Таким взглядом она чаще окидывала предметы, чем людей. Потому что вещи порой ей были интереснее чем живые существа.
- Мойра, - коротко представилась она, не считая нужным добавлять фамилию или что-нибудь еще.
Хватит одного имени, если ему нужно хоть как-то к ней обращаться. Да и чувствовалось, что даже если она и скажет фамилию, уважительного обращения все равно не дождаться. Лишь неуместной фамильярности, которая, определенно, специалисту из Марибора была не чужда.
- Лошадку, значит, жалко. Какой сочувствующий. Что-то слабо верится, что ты пришел сюда из Марибора лишь потому, что прослышал, как тут зверски погибают лошадки, уважаемый Габриэль. Но да дело ваше. Ибо я тут не из сочувствия к лошадкам... - не особо громко, но отчетливо проговорила Мойра.
Волнения в толпе все же намекали, что нельзя просто стоять, говорить и "любоваться" зрелищем развороченной телеги и растерзанной лошади. Народ требует действий. А даже при всей самоуверенности чародейки попадать под гнев толпы желания особого не было. Уж больно много может эта толпа, если ее должным образом расстроить. Но Сёрвик все же не отказала себе в удовольствии окинуть люд очередным убийственным взглядом, выискивающим самых беспокойных. Увы, беспокойные успешно укрывались от ее глаз, а потому они быстро устремились на пузатого блюстителя закона.
- А то я не заметила, что тут место преступления, - кинула она в ответ на возмущение оного, а после, вздохнув, обратилась уже к мариборцу, - Попробуем. Все лучше, чем по одному пытаться что-то сделать.
" - А еще безопаснее, быстрее и есть шанс свалить часть работы на другого, прикрывшись разделением обязанностей".
И вновь очередной взгляд на округу. Честно говоря, сил никаких сегодня что-либо делать у нее не было. Сегодня ей хотелось вернуться в комнату постоялого двора, сытно поесть и незамедлительно лечь спать. И дело даже не в некотором нежелании действовать, а больше в усталости. Хотя, казалось бы, ничего она особо сегодня и не делала, чтобы устать. Но все же эта усталость легкой тенью залегла на холодном лице.

+1

9

Итак, чародейка звалась Мойрой. В том, что это чародейка, Габриэль сомневался всего пару минут, когда рыженькая не прогнала блохастого бродягу взашей. Спасибо.
Но на этом вся благодарность, которую можно было бы услышать от оборотня, заканчивалась - Волк предпочитал действие разговору. Поэтому, лихо подмигнув рыженькой и всплеснув руками, словно безумный органист, повелительным жестом махнул на толпу:
- Прочь пошли! Да-да, катитесь! Посмотрели на лошадку да на телегу? Вон!
Представитель местного порядка  даже рот раскрыл от удивления, но оборотень был неумолим. Решительные жесты, крики да пинки кончились тем, что Габриэль едва не потерял трубку, отвесил пару пинков и едва не получил по зубам.
Но это был благополучный исход. Почти самый благополучный - переусердствовав сверх меры, Волк прогнал с несчастной полянки и старичка, который был единственный, курва его мать, свидетелем! Но останавливать людей было поздно да и не хотелось.
Вот если бы ещё от чародейки избавиться и понюхать получше...
- Есть какие-нибудь идеи?
Нет, он совершенно не просил помощи, не искал повода завязать дружбу. Габриэль просто-напросто использовал чародейку по назначению: нередко одаренные магической силой видят гораздо зорче звериного глаза, а нюх на некоторые дела у них куда лучше, даже чем у оборотня.
Подойдя к телеге поближе, поближе рассмотрев разломанные оглобли да спицы, Габриэль присвистнул.
Словно цепом прошлись - все перемололи!
"И всё-таки что-то здесь не так, что-то не сходится. Еще бы понять что..."
Растянувшись на земле и подлезая под останки несчастного транспортного средства, оборотень громко чихнул: забыл вынуть трубку из рта, и табак сразу же ударил в нос.
- Интересно.
А из интересного было много: телега не треснула под весом чудовища и даже не проломилось в днище. Могло показаться, что существо просто поколотило повозку поверху, пытаясь всячески показать следы своего пребывания, но внутрь не запрыгнула.
Вылезая из-под телеги, Габриэль уткнулся носом в ножки Мойры. Симпатичные такие ножки.
Колкости или пошлости не сказал.
- Смотри, как натоптали. - короткий кивок в сторону уходящих горожан. - Сколько следов. А вот следов когтей я не вижу нигде кроме телеги.
"Летающее чудовище? Вполне возможно. Существо с острыми когтями да сильными крыльями способно на такое. А тварь наземная... нет, это вряд ли".
Внимательный взгляд на лицо чародейки позволил заподозрить недоброе: рыженькая либо скучала, либо устала, как ломовая кобыла.
Цокнув языком, оборотень медленно поднялся и отряхнул штаны.
- Полагаю, здесь мы ничего не найдем. Не отправиться ли в город? Нам нужно... - Волк запнулся, что-то прикидывая, - мне нужно будет узнать у горожан кое-что о прошлых происшествиях. Я бы не противился твоей компании, но если у тебя есть дела, то скажи, где тебя искать?

+1

10

Все же вел себя этот мужчина более, чем странно. Излишне фамильярен (что никогда не нравилось этой высокомерной чародейке в людях) и нагл, но, удивительно, обладающий специфическим обаянием. Обаянием, которое имело воздействие даже на Мойру, особу обладающую стойким "иммунитетом" к подобным вещам. И, нет, дело даже не в том, что Сёрвик маловато общалась с людьми (а уж тем более с мужчинами) и испытывала некоторый дефицит общения. Но, возможно, это тоже сыграло свою роль. И сейчас, несмотря на то, что, на первый взгляд, Габриэль был просто набором тех качеств, которые вызывали обычно у чародейки негативизм, воспринимала она его сейчас весьма спокойно и даже с интересом, так успешно притаившемся за уставшим взглядом.
Еще минута и он снова демонстрирует во всей красе некоторые свои черты. Смелость и наглость, с которой он разгонял толпу зевак, а так же служителя закона и пострадавшего были удивительны. Но, увы, не похвальны. Ибо служители закона личности весьма ранимые и обидчивые, а старичок был бы еще немножко полезен. Всегда стоило бы спросить у него лишний раз как, откуда и куда. И пускай Мойра уже увидела его воспоминания, хоть для виду стоило бы поинтересоваться. Да и чужие воспоминания - это не часть собственной памяти. Не все в голове хорошо ложится и не все лично она может воспринять. Но увы, что сделано, то сделано, а потому старичок уходит, а Мойра, чуть нахмурившись, провожает его взглядом, в последний раз на всякий случай заглянув в его голову, но мельком. Все же на расстоянии подобное было проблемно.
- Идеи? Смотреть внимательно. Но вы и так это делаете. Пока не осмотримся, то и решать дальше нет смысла.
" - Хотя он и сам это понимает. И сам все делает. Кажется, каждый из нас и поодиночке бы справился, но было бы весьма неловко что-то испортить друг другу, а потому лучше уж работать так"
Переборов свою усталость и нежелание работать, девушка сосредоточилась и присела. Аккуратные ухоженные ладони заскользили вдоль земли рядом с телегой. Пускай она и лечила людей, но основной ее спецификой было далеко не лечение. Но искать что-то в информационном поле было бесполезно. Слишком долго и много тут толклись люди. Да и монстр был явно странный. Если он и был тут, на земле, то следов не оставил. Но не оставить следов трудно, верно? А потому вывод не заставил себя ждать, но прозвучал он не из уст чародейкий, а он мариборского "специалиста".
- Сколько следов. А вот следов когтей я не вижу нигде кроме телеги.
Сёрвик коротко ему кивнула, а после встала, быстро сжимая и разжимая пальцы руки.
" - Никаких следов. Нет на земле. Вообще. Конечно, следы могли затоптать. Но след от пребывания здесь скрыть трудновато. Значит..."
- Оно не ходит по земле, - довершила она свою мысль, - Есть ли у вас карта, Габриэль? Карта окрестностей. Нужно, думается мне, узнать, есть ли тут места, где разного рода твари могли бы прятаться. Гроты, пещеры. Если оно летает, то из леса оно вряд ли может взлететь, а в открытом поле не укроется. Если это тварь достаточно крупная, то у нее большой размах крыльев. И, скорее всего, нужен разгон для взлета. Не голубь, вертикально вверх не взлетит.
Чародейка говорила, а взгляд скользил по окрестностям. Медленно она поворачивала голову, смотрела по сторонам. И ничего не видела. Да и вряд ли с дороги что-то увидишь.
" - Может быть, это низина в лесу? Деревьев нет в самой низине, места для подъема хватает, но и скрывает успешно от посторонних. Сейчас в леса только смертник сунется спокойно..."
Знала чародейка много, но, увы, знания определенно не хотели приносить ей пользу в этом начинании и путались в ее голове. Мойра вздохнула, потерла пальцем переносицу, а после посмотрела на мужчину.
- Времени в обрез. Как посмотрю, следы и детали ты замечаешь быстро...
" - Да и по грязи скакать не противишься".
- ...Было бы неплохо осмотреться. Может, оно где-то караулило. Может, что-то есть не только у телеги. Хоть что-то... А если ничего нет, то в город...
" - К мягкой постели"
- ...Опрашивать тех, кто хоть что-то может знать. А потом...
" - Вкусный ужин и сон".
- ...Я посмотрю, что могут сказать книги. Хотя бы парочка из них, что у меня есть.
Кажется, распланировать все было просто. Но вот как будет с выполнением планов?

+1

11

Умом оно не блещет, смотрит вызывающе и также одетое. Речами своими блудливыми смущает мужские сердца, тревожит разумы, открывая двери лукавому.

Ксендз Ольшан из Голопутья. "Слово о магичках"

Если бы Габриэлю однажды сказали, что ему предстоит работать в одной упряжке с самовлюбленной девицей, то Волк бы в это не поверил. А если бы и поверил, то сразу бы придумал тысячу и одну причину, по которой ему стоит этой самой девице отказать, ссылаясь на выдуманную аллергию на все магическое, включая чародеек.
Но вот сейчас оборотень и чародейка составляли боевой тандем, где Габриэль раз от разу брал практикой и навыками, а Мойра - теорией и глубокими познаниями  в этой странной жизни.
Рыженькая, вопреки учениям старика Ольшана (которого мэтр оборотень читал и чьих учеников по молодости вкушал в собственном соку), умом блистала раз от разу, говоря такое, что выдавало в ней женщину практичную. Женщину - не девушку. Чародейка была самой настоящей женщиной, а не глупой курицей или смиренной овечкой - это только радовало Волка и продвигало дело вперёд.
- Нет у меня карты да и с местами я окрестными не знаком. А ты?
Было похоже, что нет. Но Габриэль интересовался не из праздного любопытства - любая мелочь в таком деле могла пригодиться. Например, количество спиц в колесе говорило, что изготовлено оно в Темерии, что старичок был как минимум местный, а как максимум - собирался этим местным стать.
Скарб у старика был маленький, не было товаров, припасов, каких-то ценностей. Ничего такого, что могло привлечь разбойников и грабителей. Кроме, конечно, дочери.
Но грабители и разбойники крадут молодых девчонок лишь для того, чтобы использовать по назначению в ближайших кустах.
И грабители с разбойниками не крадут молодых парней, которым и был Марек.
"Так что же за чепуха происходит вокруг? Почему только молодые?"
Дело становилось всё интереснее и интереснее.
За интересом Габриэль отправился в ближайшие кусты, долго в них шуршал, попыхивая трубкой, осторожно нюхал (чтобы чародейка чего-нибудь не заподозрила), искал необходимые следы и даже успел справить малую нужду по-тихому (ну, что поделать, жизнь такая жизнь).
Наконец, оборотень вылез из кустов, отрицательно покачав головой.
- Ничего. Ни следов других телег, ни человеческой засады, ни следов лап, когтей, шкуры, примятой травы и кустов. Я ничего не понимаю, но очень надеюсь что-то понять.
С наслаждением затянувшись последний раз, Волк высыпал остатки раскаленного табака на землю, мысом старого башмака растирая его в труху.
- Что мы имеем: презанятную ситуацию с исчезновением человека. Мы имеем несколько похожих случаев, когда на трактах пропадают исключительно молодые люди обоих полов. Как говорят свидетели, каждый из пропавших выделялся своей внешностью и был чуть привлекательнее обыкновенного обывателя - факт.
Внимательный взгляд темных глаз коснулся глаз рыженькой чародейки.
Вычищенная трубка осторожно вернулась в специальное отделение кисета - Волк еще ни разу не потерял её.
- Я задам странный вопрос, который будет звучать абсурдно в сложившейся ситуации, но даже самая нелепая версия имеет право на жизнь: слышал ли кто-нибудь в северных королевствах об избирательном чудовище, которое пожирает только лиц, достигших определенного возраста и выделяющихся среди других лишь определенными факторами?

А после они вернулись в город, не обнаружив на месте преступления более ничего.
Волк занялся тем, что снял комнату. В той самой корчме, в которой поселилась Мойра.
Не мудрствуя лукаво, оборотень решил, что такое соседство будет весьма выгодным для их общего дела, а милсдарыня чародейка как-нибудь потерпит волчий вой в маленьком провинциальном городке. Что поделать.
Отмывшись от дорожной грязи и даже перекусив на скорую руку чем небо послало (а трактирщик не углядел), Габриэль, спустя несколько часов после расставания с Мойрой, посетил рыжую чародейку, очень учтиво постучав в дверь.
Не дожидаясь ответа на стук, Волк тихонько произнёс:
- Я бы поговорил с местным представителем власти. Но одного меня он может не выслушать, а твое присутствие будет держать его в руках.
Его... и меня.

Отредактировано Габриэль (2014-08-13 20:40:30)

+1

12

Как и ожидалось, карты у Габриэля не было. Но спросить стоило. Вдруг он не местный, а вызванный по особому поводу откуда-нибудь. Вдруг при карте, чтобы не потеряться. Хотя... При более внимательном взгляде на него чародейке начинало упорно казаться, что при нем вообще ничего лишнего нет, что уж говорить о карте. А ведь она могла бы быть кстати. А почему же сама Мойра всегда без оной, хотя порой и немного не знает тех мест, в которых останавливается.
- Нет. Я не знакома с окрестностями.
А откуда ей быть знакомой? Детство на островах и в Редании, юношество - на Таннеде, а взрослая жизнь снова преимущественно в Редании. В Темерии совсем недавно и, как следствие, окрестностей знать просто не может. Все же чародейки не всезнающи, запас их знаний весьма ограничен или направлен на какую-то область, в которой им приходится работать. Мойре не было равных в нахальном чтении мыслей и почти во всех прочих аспектах ментальной магии, она хорошо выполняла свою работу, обеспечивая свою жизнь помощью богатым особам преимущественно женского пола, с анатомией и зоологией она хоть немного, но дружила (спасибо некоторым более старшим магикам, которые не раз приглашали молодых чародеек на вскрытие и демонстрировали свой домашний анатомический музей), но вот с географией Северных Королевств она знакома не была ни в коем виде. Не помогало даже то, что в Аретузе учили не только магии, но многому прочему.
Пока мужчина лазил по придорожным кустам и их окрестностям, Мойра думала и крайне внимательно смотрела на телегу.
" - Много ли летающих тварей? Нет, не так уж много. Покуда я знаю, большинство из них предпочитает скот, а на людей нападают только самые голодные. И нападают на всех, без какого-либо глупого избирательства. А здесь только молодые. Да кровь столько, словно монстр демонстративно рвал свою жертву. Не унес в свой угол сразу, а сначала растерзал. Да еще и лошадке кишки вынул. В голове не укладывается. Что такое может быть? Разве что дракон. Мелкий какой-нибудь и крайне привередливый, предпочитающий молодую плоть..."
Мысль о драконе Мойра сразу же откинула, решительно и отрицательно мотнув головой, да так, что рыжие локоны пришли в крайний беспорядок от этого действия. Но этот факт был легко и быстро исправлен. Ибо не гоже ходить с беспорядком на голове и тем более - показываться с оным мужчине. И пускай, честно признаться, Мойра редко пыталась произвести удачное впечатление на противоположный пол и в целом распутством, которое уже можно считать легендарной чертой чародеек, не промышляла, все равно предпочитала быть всегда в должном состоянии.
- Ничего. Ни следов других телег, ни человеческой засады, ни следов лап, когтей, шкуры, примятой травы и кустов. Я ничего не понимаю, но очень надеюсь что-то понять.
Чародейка кивнула, а после тихо добавила:
- Так мне и думалось.
Уж слишком все странно с самого начала. Было бы слишком хорошо найти в кустах разумное объяснение происходящему или же хотя бы зацепочку. А раз оных нет, то пора в город. Может, удастся отдохнуть немножко, хотя бы часок прежде чем продолжать охоту за чем-то таким, о чем понятия они не имеют.
" - Иди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что", - раздраженно подумала чародейка  и вновь на лбу залегла морщинка недовольства сложившейся ситуацией.
Быстро, даже резко она вспорхнула в седло кобылы в яблоках. Уже тогда, когда чародейка повернула лошадь мордой к городу, ее догнал вопрос мариборца. Вопрос, который заставил задуматься, притормозить, а не двинуться сразу в город.
" - Разве что... Какая-нибудь ручная мантихора. Поголовно пропадают одни красавцы да красавицы. А все чародейки - бывшие девочки без возможности удачно выйти замуж. А мантихоры, мощные крылатые твари, не редко выполняют чью-нибудь злую волю , ибо приручаются. С проблемами или без, но приручаются и контролируются. Тем более сильными магами.", - быстро и резко возникло в ее голове, но мысль, такая неприятная от того, что виноват может быть маг, была быстро откинута, и в ответ на его вопрос она лишь пожала плечами и катастрофически быстро предпочла удалиться.

Кто ж знал, что и в городе волей-неволей ей придется соседствовать с Габриэлем, как и на "работе". Сказать, что она была недовольна, нельзя, но и какого-то особого восторга от этого не испытала. Еще меньше был ее восторг тогда, когда она поняла, что все же придется сегодня куда-то еще идти. Поняла она это сразу, стоило раздаться стуку в дверь, а после голосу мужчины. Выдав что-то нечленораздельное, но определенно ругательное, Сёрвик открыла ему дверь. Открыла, не отрывая задницы от постели. Словно передавая настроение чародейки, дверь раскрылась весьма резко, звучно ударившись о стену.
- Думаете, они хоть что-то знают? А если и знают, то и присутствие чародейки не прибавит у них желания говорить, - выдала Мойра, убирая с колен книгу (небольшую, но потертую временем и частым пользованием) и вставая с кровати, - Но звонкая монета развязывает языки.
Чародейка встала с кровати и подняла с нее книгу. Прямая, резкая, гордая, она стояла и смотрела на мужчину внимательным взглядом, взглядом, в котором скрывался вопрос "Так ли ты глуп, чтобы не понять простого, или тебе просто нужна компания". А прямое и весьма простое (что не уменьшало его цены) платье из темно-зеленого атласа, что сменило дорожную одежду, прибавили в образ высокомерия и женственности. Кажется, в таком виде ей не хотелось ходить к блюстителю порядка. Но категорично "нет" мариборцу чародейка еще не сказала. Словно ждала какого-то ответа.

+2

13

И в милости своей несите Ей дары...
Сказать то, что подобный опыт работы для оборотня в новинку - не сказать ничего. Габриэль давным-давно привык жить в одиночку, спать одиночку, страдать в одиночку. Работать тоже приходилось в одиночку. Это было не жизненным кредо, а лишь необходимостью. Не каждый партнер мог выдержать вид оборотня. Не каждый партнер смог бы не опорожнить желудок, увидав огромного косматого зверя, который выпускает неугодным личностям внутренности. Бррр, пренеприятное зрелище!
Дверь распахнулась, едва не прибив серого и не стукнув его по носу. Именно в этот момент сотрудничество могло прекратиться раз и навсегда, а обозленный и обиженный оборотень с расквашенным носом первым делом сожрал пропавшего Марека. Как только найдет. И если найдет живым вовсе.
Но удача благоволила им, нос оборотня остался цел, а Марек получил некий гарант безопасности. На время.
Зайдя в комнату, Габриэль расстроенно моргнул: чародейка надела пеньюар, не была ногой и вообще не была похожа на тех распутных бабенок, о каких говорит людская молва. Разочарование.
Небольшое - они здесь не для этого. Не за этим.
Те, кто ищет плотских утех, явно не заходят в гости к чародейкам.
Те, кто эти утехи любит, вряд ли станет спать с оборотнем.
- По крайней мере он знает, когда эти происшествия начались, с чего именно и где.
Габриэлю очень хотелось закурить. Пальцы привычно нащупали кисет, табак и трубку. Но кто же курит, курва мать, в покоях всяких чопорных мазелек? За это и оглоблей промеж ушей можно получить. И еще хрен знает чем.
- Я не отрицаю того факта, что место происшествий поможет нас натолкнуть на мысли, когда и где нападает чудовище, всегда ли оставляет похожие следы. Или не оставляет их вовсе.
Внимательный испытующий взгляд на чародейку.
Кто она такая? Откуда? Давно ли здесь?
Это вряд ли.
А что если это она? Что если это её происки? Оборотень не отбрасывал этот вариант.
Подозревать в таком деле нужно всех. Даже себя.
А уж чародеек, которые использовали в своих опытах все, что можно и нельзя было использовать, подозревать нужно было в первую очередь. Но ненавязчиво. Волк не знал, защитит ли его проклятие от превращающих чар, но всю жизнь квакать в облике лягушки не хотелось.
- Нам бы не помешала карта. Не знаешь, где мы можем её достать? Хотя бы примерную.
"А также карандаш... уголек?.. пара кульков терпения и желание местных стражников сотрудничать".
- Еще будет лучше, если официальным лицом будешь именно ты. - кривая усмешка выглядела несколько грустно. - Видишь ли, меня не очень любят. Многие считают, что я сую свой нос в чужой вопрос, а чародейки - дело другое. Пред вами все двери открыты. Ты готова?

0

14

Ей даже не нужно было читать его мысли, чтобы тогда, когда дверь распахнулась и он прошел в комнату, понять, что мужчина ожидал увидеть совершенно не то, что он увидел. Волна разочарования и оное же на его лице. Мимолетное, но не ускользнувшее от глаз Сёрвик. Это разочарование вызвало на лице чародейки несколько странную усмешку. Тут и гадать не нужно, что он ожидал увидеть. Молва носит слухи о редком распутстве чародеек и полном отсутствии у них стыда. Но нет, слухи остаются слухами. Не все чародейки встречают своих гостей в неглиже. Не все чародейки делают попытки совратить каждого мужчину, что хоть немного оказался для них привлекательным. Не все вечеринки магического сообщества представляют из себя оргии. И уж тем более нельзя причислить к этим некультурным исключениям из приличного общества чародеев ее, Мойру, страдающую не столько от излишнего приличия, сколько от гаптофобии. Увы, нельзя полноценно предаваться распутству, если ты боишься тактильного контакта.
К чародейкам не ходят за сомнительными утехами. За такими утехами ходят в бордели, где маман выставит своих девочек и предоставит богатый (или не очень) выбор.
- По крайней мере он знает, когда эти происшествия начались, с чего именно и где.
Она весьма согласно покачала головой. Спорить с ним она не намеревалась. Зачем оно ей? Знать законник, конечно, знает. Но как-то местный служитель порядка не вызвал у Мойры положительных эмоций. Мало кто вообще вызывал оные у чародейки, но этот зажравшийся свинтус был из тех, кому чародейка с большим удовольствием бы устроила промывку мозгов заместо приличной беседы. И мысленно Сёрвик даже воспроизвела пару заклинаний, что способны это сделать. Но лишь мысленно и не полностью, дабы избежать каких-нибудь неприятных ситуаций связанных с тем, что и мысленные формулы имеют эффект. Но все же Габриэл был прав. Осмотреть место происшествия - одно. И этого одного никогда не будет достаточно даже в том случае, когда там много следов. А в этом случае, когда следы есть лишь на телеге, это вообще имело лишь крошечную пользу. В любом случае нужно поговорить с ем, кто за этим хоть немного понаблюдал в течении длительного срока.
- Откуда мне знать? - с тяжким вздохом спросила чародейка, - Ты так интересуешься, милейший, будто в мои обязательство входит знать все на свете. Вот придем к служителю закона и попросим карту. У него должна она быть. А если нет, то он знает, у кого может быть. В крайнем случае на его совести будет, если я пойду за картой к войту.
Мойра отошла к столу, на котором лежал тонкий поясок из кожи с прикрепленным к нему маленьким кошельком. В таком кошельке много денег не возьмешь с собой. Но ни для кого не секрет, что многие чародеи пользуются сумками с расширенным магией пространством. Так что о том, что в этом кошельке, знать может лишь сама Мойра. Она застегнула поясок на талии и посмотрела на мариборца своим убийственным взглядом.
- Конечно. Чародеям открыты все двери. Никто не хочет иметь дело с Братством. Да и с не в меру обидчивыми Просвещенными, - пробурчала она себе под нос, направляясь к двери, - Пойдем. Надеюсь, ты знаешь, куда идти, ибо я понятия не имею, где этот служитель закона.
" - И не хочу тратить силы на его поиск".
Возникало ощущение, будто чародейка могла бы потеряться в двух соснах, если бы не ее телепатия и прочие дары.

+1

15

Чародеям открыты все двери - те, что не открываются сами, обычно более не открываются вовсе. Нечему открываться. Или больше некому открывать. Габриэль, некогда прославлявший фамилию Ридаво, помнил и знал это на собственно, прожженной в одном месте шкуре. Знал, что с чародеями и чародейками шутить грешно и за такие игры обычно бьют. Больно бьют.
Поэтому в ответ на чародейкины слова оборотень лишь хмыкнул, вкладывая в этот звук нечто весомое, необъятно и понятное лишь ему одному. Казалось, в этом хмыканье уместилась бы целая библиотека Оксенфурта.
Они покинули постоялый двор и, ведомые чутким носом, очень быстро отыскали сторожевую башню, где квартировались местные стражи порядка. Нет, оборотень не объяснял Мойре каким образом он в совершенно незнакомом городе ориентировался лучше, чем местные жители. Но как здесь не ориентироваться, если подобные места всегда пахнут... так паршиво. Пот, нечистоты, запах стали. Так пахнет либо казарма, либо кузня - иного не дало.
Колдунья была права - двери им открыли. Когда узнали кто и зачем, едва не выставили взашей, но статус чародейки сыграл свою роль. Кто мог знать, что волшебницы бывают такими полезными?
Тот самый служитель порядка, которого Габриэль и Мойра лицезрели сегодня утром, оказался капитаном местной стражи.
Пузатый, словно бурдюк с водой, со сверкающей проплешиной, обрамленной лишь венчиком скудных рыженьких волос, он был похож на хитрого диавола из сказок - такой же суетливый, такой же расторопный. Даже ладошки у него были такие же потные - Габриэль отказался их пожимать.
- Значит, вы за дело взялись - похвально! Ох, похвально! - казалось, что капитан начнет им целовать ноги. Оборотень даже не знал - за или против он такого исхода. - А я уж думал, что никто нам не поможет! Вот никому дела не было - даже местному чародею... правда, он околел с недели полторы назад. Выпил чего-то такого - мы его за башней и схоронили. А нового еще не прислали.
Габриэль слушал. Даже делал вид, что слушал внимательно, учтиво наклоняя голову и пытаясь запомнить каждую мелочь, каждую деталь, которую оборонит из своих уст диавол-капитан.
А деталей было предостаточно.
- Вот здесь всё началось, у мельницы, - начал служитель порядка, ткнув пальцем в раскинувшуюся на столе карту. - Дочь мельника пропала - лишь венок её остался и ленточка. Затем здесь и здесь, вдоль реки. И чего первый случай людей не напугал - диву даюсь. В первом случае местный дурачок. А вот здесь сразу пара - мы думали, что утопли - вещи на берегу, а людей нет. Но трупов в воде не нашли. И сегодняшний случай, да-а-а-а...
- Не сходится,  - проворчал Габриэль. - должен быть еще один - паренек из Марибора, Марек. Слышал о таком?
Капитан округлил глаза.
- Да ни в жизнь! Я же на всех местах побывал - никакой пришлый парень не пропадал. Лишь только нашенские или из соседних деревенек.
"Что-то здесь не так, что-то здесь не чисто... эх, курва мать, понюхать бы эти местечки да на пузе там поползать - может, что дельное и нашел бы! Так поздно уже - все затоптали, а что не затоптали - дождями посмывало!"
- А следы были какие-нибудь? Кровь? Останки?
Служитель порядка покачал головой.
- Следы лап, когтей... что-нибудь необычное?
На мгновение повисла звенящая тишина. А затем служитель неожиданно промолвил:
- Когти были. Странные. В паре мест. Аккуратно так, словно черточки сходящиеся. Словно солнышко.
"Солнышко? Что за солнышко? Что за... или магия?"

+1

16

Мариборец двигался поразительно быстро и проворно. Для человека, являющегося гостем этого города, он был слишком уж осведомлен о том, куда двигаться. И Мойру, что скрывать, поражало то, что он не останавливался, не смотрел потерянным взглядом по сторонам и не спрашивал дорогу у прохожих. Он просто шел и вел за собой чародейку. И привел ее прямиком к казарме. И никуда иначе.
" - Этот Габриэль не так прост, как кажется. Что-то у него есть. Что-то такое, что он никогда не скажет добровольно. Любопытный кадр. Что ж, он будет основной причиной того, что я не бросила все это еще и не поехала дальше. Он, а не людские проблемы. Я хочу знать, что это за человек такой".
Когда Сёрвик говорила "я хочу", это означало "я получу". Целеустремленности этой особы можно было бы позавидовать. Как и умению достигать своей цели любыми путями. Даже если ей придется нагло вломиться в его голову и выудить его тайну, она так сделает, дабы утолить свое желание. А сейчас... Сейчас же на подходе к казармам она ограничилась лишь легкой и неощутимой попыткой проникновения в его мысли. И, вот досада!, вместо мыслей уловила глупую и навязчивую песенку, что крутилась в голове у этого мариборца. На лице Мойры залегла тень недовольства. Но исчезла почти мгновенно.
" - Либо он дурачок и просто мысленно насвистывает эту песенку, либо знаком с некоторыми банальными хитростями. Надеюсь, что второе, а не первое. Так интересней будет", - подумала магичка, подходя поближе к открывшимся дверям и попутно отгоняя навязчивые предположения о том, кем бы мог быть сей человек, что работает вместе с нею.
Никто не рискнет сказать "нет" чародейской братии. Ибо в слове "нет" они слышат "я вас не уважаю". А неуважение - это, обычно, последнее, что человек себе позволяет по отношению к чародею. Тот, кто не уважает чародея, либо не уважает его в тайне, либо уже мертв. Третьего не дано. А если и дано, то еще не изведанно самими чародеями. Так что лишь статус рыжеволосой делал ее желанным гостем в любом уголке Северных королевств. Ну, так хотелось думать этой самовлюбленной женщине.
Что тогда, на дороге, что сейчас, в казарме, капитан местной стражи не вызывал у Мойры симпатии или даже банального интереса. Он был настолько прост, что даже скучен. И настолько же противен всем своим видом и поведением для нее. Как и это место. Что скрывать, она была из тех чародеек, что никогда не опускались до низов общества и при обычной жизни, а с приобретением способностей стали совсем нетерпимы к подобным кампаниям, как сей стражник. Все по верхам да по верхам скачут, общаются лишь с достойными общения. А сейчас. Сейчас Мойра искренне строила само очарование. На лице застыла, словно вытесанная в мраморе, вежливая полуулыбка.
- Резидента, значит, лишились. А до или после того, как все это началось? - строя искреннее участие, поинтересовалась Сёрвик, поглядывая на этого пузана.
Взгляд, как и всегда, пытался оставить дыры в собеседнике. Но не оставлял. А лишь выражал то, что все же Мойра внимательно слушала мужчину и, на всякий случай, проверяла достоверность его слов, сравнивая их с мыслями. Но в мысли лезла неохотно, будто двумя пальчиками брезгливо выуживая каждую из головы человека. Более ничего не спрашивала. Все же Габриэль такую работу знает лучше, чем Мойра. И знает, что спросить, что сказать, что сделать. Да и высокомерный тон снизошедшей до людских бед чародейки будет очень уж не к месту сейчас, когда лучше бы наладить контакт и надеяться на помощь стражи в ведении дел. Или хотя бы на невмешательство.
" - Черточки сходящиеся? Что? - мысленно переспросила она, - Где-то что-то не сходится. Я... Теперь я совершенно сбита с толку. И, черт бы побрал это чудо!, не знаю, что могло бы такое устроить. Теперь и догадки нет даже".
Она не любила быть в неведении. Мойра всегда считала, что знает хотя бы большую часть того, что следует знать, и гордилась умением оперативно узнавать нужное, дабы ее планы не замирали из-за мелочей. И сейчас на лице, прежде лишенном всяких ненужных эмоций, отразилась почти первая за сутки настоящая эмоция - недовольство и слабо скрываемое беспокойство. Если чародей чего-то не знает, значит, дело дрянь.
- Еще что-нибудь было необычное? Хоть что-нибудь? - спросила Мойра, поглядывая на карту, стараясь запомнить ее

+1

17

прости мне мою слоупочность, рыжевласая дева моих грёз, учеба и суровый реал едва не обратили меня в тетеирит

Когти. Солнышко.
Слова стража порядка и служителя собственного брюшка настораживали и сбивали с толка. Словно кто-то хитрый, опасный и страшный путал след с помощью глупого человека. Оборотень поморщился - волк не любил, когда его оставляли в дураках.
А что, если эта тварь разумная? Высший вампир или еще что-то там... оборотень?
Но тогда бы он точно учуял противный смрад кровопийцы, отыскал след лохматого собрата, нашел бы ниточку, зацепочку, которая бы подсказала и приоткрыла завесу тайны.
Ничего. Совершенно ничего.
Ни когтей, ни лап, ни шкурки, ни клочка шерсти.
Дурят их.
Как есть дурят.
- Рези... чародей наш, мэтр Гольмар, вначале вздумал это дело поизучать, а потом, прибыв первый раз на место происшествие, сослался на кикимора и рукой махнул: мол, не для него работа. Ловчего посоветовал искать.
У стражника тряслись бульдожьи щеки. Щекам вторило лягушачье толстенькое брюшко.
Габриэль не знал, в каких местах выводят подобных чудовищ, но в который раз порадовался, что его "дар" дает некую защиту от подобной внешности.
- Только вот что я думаю, милсдарыня! Схитрил он, как есть схитрил - кикиморы же много кровищи после себя оставляют, а здесь чистенько. Даже... не пахнет.
Оборотень, словно услышав что-то особенное, встрепенулся.
Прав! Прав, жирдяй, пусть леший его сожрет!
Не пахнет!
Ничем там не пахнет, а это уже начинает задуматься о...
- Спасибо, офицер, вы нам очень помогли.
"... пусть и походишь ты на борова, но я не буду тебя есть. Пока не буду".
Кивнув чародейке, оборотень поспешил "приятное" общество стражника покинуть, дожидаясь Мойру на улице.

Именно там, предварительно закурив и оглядевшись по сторонам, оборотень расхохотался.
До слез.
Пожалуй, ни одно живое существо не видело оборотня столь довольным и весёлым.
- Не пахнет! Понимаешь ты, не пахнет!
Она не понимала.
Да еще, наверное, подумает, что "специалист из Марибора" свихнулся, но Габриэля было не остановить.
- Не пахнет !Ха! Никогда бы не подумал!
Насмеявшись вдоволь, оборотень наконец опомнился.
- Извини, не удержался. Очень уж меня позабавила собственная глупость и тот вариант, что я отмел в самом начале. Место преступление не пахнет. А не пахнет у нас что? Правильно, не пахнет у нас магия. Значит, дело за малым - найти чародея.
"Вот только знать бы где его искать".

0


Вы здесь » Ведьмак: Перекрестки судеб » Архив незавершенных эпизодов » Шёпот дремотных трав


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC