Ведьмак: Перекрестки судеб

Объявление

Последние новости

Форум закрыт. Но можно доиграть незаконченные квесты и эпизоды, а так же разобрать памятные сувениры. Спасибо за то, что играли с нами

Администрация
Мэг

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Перекрестки судеб » Личные эпизоды » Гордость до Вызимы доведет


Гордость до Вызимы доведет

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Время: 1232 год, лютый октябырь
Место: Редание. Поместье семейства Фортрейн
Опейсание: Иногда жизнь поворачивается к тебе лицом. Вернее, порой некоторые задницу жизни склонны воспринимать, как лицо, наблюдая ее постоянно. А когда означенная жизнь поворачивается лицом..? Айван Окь де Лот, дезертир, заклеймивший и опозоривший свою семью уже два года как в бегах и не использует фамилию, представляясь нанимателям. И не иначе как предназначение приводит его во владения семейства Фортрейн, с которым семейство Окь де Лот очень и очень дружно.

0

2

Нудный дождь барабанил по крыше повозки. Редания вообще страна не особенно солнечная, а в октябре, как говорят краснолюды, дает просраться. Дождь не прекращается ни на секунду. Обоз месил колесами грязь, как делали это копыта двух волов и доброго десятка лошадей. Всадники, сгорбившиеся и изрядно замерзшие, хмуро смотрели по сторонам. Разговаривать не хотелось никому. Каждый, в том числе возничий на телеге, сейчас хотели бы торчать в теплом трактире, пить горячую бодягу, которая греет изнутри, как жар дракона, попариться в бане и завалиться на крытый сеновал с какой-нибудь формастой служанкой. Даже возничий, который разменял уже пятый десяток и приближался к размене шестого. Даже хозяйка обоза, пожилая милсдарыня Дрейка Шенява, согласилась бы, что с бабами на сеновале гораздо лучше, чем в сырой телеге в этот проклятый дождь. Мерно скрипели колеса - единственные участники шествия, кому было, по сути, наплевать. Скрипели колеса, месили грязь, в расползающихся колеях, то и дело норовя сползти на обочину.
Молодой обросший и весьма грязный парень, едва доживший до двадцати одного года, разделял всеобщее мнение по поводу сеновала, бани и трактира. Равно как и о пакте неговорения. Никакого настроения трещать не было. Потрепанный плащ, некогда из добротной шерсти, а ныне добротно заштопанный, не справлялся с прохладой и влагой. Молодой наемник шмыгнул носом и сменил руку на поводьях, отогревая замерзшую ладонь под мышкой. Молодому вороному жеребцу, на котором сидел означенный наймит, все было нипочем.
Вдалеке показалась цель поездки. Там, по приезду, охране обоза заплатят положенное жалование, выдадут боевые - по пути оказались охотники до наживы, поэтому два скакуна шли без всадников, а молодой наймит морщился от боли в бедре, когда жеребец оступался.
"Ничего.. Главное чтобы дядя Дарий не узнал меня.. И Минька.. И вообще, получить жалование и проскакать часа три до трактира, там перемотаю ногу и отдохну.. И пожру.."
В животе буркнуло, уркнуло и забурлило. О жратве сейчас думать.. О теплой жратве, а не об соленой селедке и сырой капусте, сейчас не стоило. Айван поправил плешивую шапку на голове, прикрывая замерзшие уши и вздохнул. Всего-то от него требуется упасть папеньке в ноги, поумолять о прощении, выслужиться перед Его Величеством..
"И перестать быть собой за теплую постельку и сытный стол. Нет уж, принял решение, следуй ему до конца,"- оборвал размышления дезертир.-" Хотел вольной жизни - жри ложками, пополам с дерьмом, сам выбрал."
Спустя час крытая телега и сопровождение из десятка вооруженных всадников прибыло к поместью, встреченные разъездом дружинников благородного барона Фортрейна.
-Вот, господин Фортрейн,- произнесла хозяйка обоза, нехотя выбираясь из своего укрытия,- привезли все, как было уговорено. Позволите погреться нам с мужиками?

0

3

Минька топтался рядом с отцом, украдкой оглядывая новоприбывших. Какому мальчишке пятнадцати лет все это не интересно - походы, сражения, приключения, - особенно когда он сам уже умеет держать держать меч с нужного конца и сносно с ним управляться?
-Проводи гостей в дом, - велел отец стоящему без дела младшему сыну, а сам поспешил рассчитаться с хозяйкой обоза за проделанную работу, после чего самолично сопроводил пожилую даму в обеденную залу и усадил за стол. Сам Дарий Фортрейн прекрасно понимал, что такое дорога осенью, да еще и под дождем, поэтому не стал скупиться и распорядился, чтобы к столу подали что-нибудь горячительное и закуску, что было исполнено практически немедленно.
Тихонечко притулившись рядом с отцом, Меинхард все так же украдкой продолжал рассматривать наемников, пока благородный барон взялся беседовать на отвлеченные темы с милсдарыней Шенява. Даже было их как-то жалко - все потрепанные, хмурые, порядком уставшие с дороги, но ведь настоящие воины. Не рыцари, конечно, сделаться одним из которых было минькиной тайной мечтой, но тем не менее. Возможно, образ наемника был сильно приукрашен в юношеском восторженном сознании, но, краем уха слушая пересказ произошедшего в дороге сражения, Минька невольно проникался уважением.

Взгляд остановился на молодом наемнике, который, как парнишка приметил до этого, получил в этом самом сражении рану и теперь хромал. Наверное, надо сказать отцу, чтобы его перевязали, а то нехорошо как-то выйдет. Конечно, можно сказать, что после расчета за товар и боевые никто никому больше ничего не должен, но доброта и милосердие были против такого подхода. И... Что-то в этом наемнике было неуловимо знакомым. Странное ощущение.
Уловив момент, когда наемник вышел из-за стола, Минька ловко и незаметно шмыгнул за ним, чтобы осторожно подергать его за рукав, чтобы хоть как-то обратить на себя внимание, и для приличия поинтересоваться, давно ли была перевязка и не пора ли сделать новую.
Хм... Глаза знакомые, совсем как у... Откуда бы Айвану взяться среди этих людей?
Паренек нахмурился по своему обыкновению, смотря на наемника снизу вверх, и, забыв отпустить его рукав, принялся ждать ответа, потому как голос наверняка уж подтвердит или опровергнет его догадку. Опровергнет скорее. А может и нет.

Отредактировано Меинхард Фортрейн (2014-03-25 07:14:53)

0

4

Даже наемников пустили за общий стол. Небывалая, на самом-то деле, щедрость со стороны аристократии. Обычно за стол вместе с хозяином дома допускались лишь хозяева обозов да ее доверенные люди. Самые близкие. А тут всю дюжину прибывших накормили, напоили, расспросили, как доехали. Главное - согрели.
Когда пальцы начали слушаться Айвана, когда горячая еда перестала обжигать руки, нынешний наемник, в прошлом маркиз Окь де Лот, всего пару лет как ушедший из дома - невероятно долгих, растянувшихся на несколько бесконечных жизней, пары лет - сейчас чувствовал себя почти счастливым. Горячее вино плескалось внутри, обволакивая содержимое желудка. Тепло разливалось по телу. Да, снаружи бушевала непогода. Тихонько бушевала, поливала дождем и прихватывала прохладой, но снаружи ведь. Каких-то несколько часов дороги конным и можно будет перевязать раны, промыть их, вымыться, в конце концов. И покормить Кровососа. Жеребец требовал на свое содержание львиную долю не сказать чтобы уж частых и огромных прибылей дезертира. Но прирожденный кавалерист предпочитал сам потуже затянуть ремень, чем потуже затягивать сбрую на скакуне. Скакун за это не раз и не два вытаскивал Айвана из таких передряг, которые вполне могли стать последними. Как в прошедшем бою, например..
-Их было семеро. Двое с луками.. Спасибо непогоде, черт бы ее побрал,- вещала госпожа Шенява,- у остальной пятерки тетивы размокли - то ли дуралеи, то ли чего, но провощить тетиву они не додумались.. Иначе перестреляли бы нас, как уток на охоте.. Двоих из седел выбили.. С концами, да согреет их души Вечный Огонь..- она осенила себя соответствующим знаком, как и большинство из наймитов и постоянных охранников госпожи обозницы.- А потом сеча началась.. Не успела я опомниться, как двое из наших сиганули в заросли, верховые, как есть бездоспешные.. Эльф вон тот..- она указала на невысокого остроухого, вооруженного коротким мечом, что никак не подходил для конного боя, длинноволосый, выглядящий молодо, как и все эльфы. И замолчала, вспоминая, как зовут эльфа.
Айван меж тем встал из-за стола и поклонился барону в знак признательности. Кто ж признает в высоком худом и широкоплечем бродяге потомственного аристократа? Оброс, зарос густой бородой по самые впалые глаза. Вечно шмыгающий носом и утирающий сопли левым рукавом поношенной куртки. И пошел в сторону нужника. В седле особенно некогда опорожняться, тем более, когда ранят в ногу.
-Ильвиавин, вот,- донеслось до Айвана.
"Черт, нужно было просить деньги сразу и разворачиваться. Сейчас уже на полпути был бы.."
Кто-то подергал за рукав, маркиз по рождению, лишенный титула и привилегий, резко развернулся по образовавшейся за годы скитаний привычке. Если кто-то дергает за рукав, значит в следующий момент тебе попробуют втереть так, чтоб кулак проглотил.
-Чего тебе?- прокаркал он простуженным голосом, увидев Миньку и глядя на него сверху вниз. Да, подрос за два года, возмужал, чего уж там. Видно сразу - скоро в оруженосцы к кому пойдет и рыцарем станет. Еще лет пять и будут у него свои оруженосцы, пажи.. У Айвана тоже будут, если не сгинет где и накопит деньжат. В подметке сапога он уже зашил гривну, накопленную за все это время.
"Пора уезжать.. Забрать у госпожи Шенявы гонорар и мчать отсюда.."

0

5

Невольно отпрянув назад, чтобы нервный наемник ненароком не стукнул его по носу, Минька спохватился и отпустил рукав. И даже забыл недовольно фыркнуть на грубоватый вопрос. И чего наемник так его разглядывает, взглядом что ли испепелить хочет за прерванный путь до нужника? Хотя, может, зря он вообще полез...
Парнишка отошел еще на шаг. В простуженном голосе не было ничего примечательного, потому как такой голос мог принадлежать кому угодно, и узнать кого-то по такому голосу бывает очень сложно, зачастую невозможно. Неужели подвели память с интуицией?
-Я говорю, рану вам перевязать надо... - осторожно ответил Фортрейн, боясь чем-то разозлить гостя, а то тот, не смотря на простуду, наверняка может вдарить так, что весь ум из головы вылетит. И не посмотрит наверное, что хозяйский сын и все такое прочее.
-Ну, в смысле, обработать сначала, чтобы зараза какая-нибудь не пристала, а потом перевязать хорошо, - сбивчиво проговорил Минька, - Вот.
Айвана в последний раз он видел два года назад, и тот казался ему высоченной громадиной, потому как сам Минька тогда был еще мелкий и худенький, и ведь не гнушался он общением с этой самой "мелкотой", с которой даже старший брат не разговаривал, аргументируя свой выбор тем, что младшему будет не интересно из-за разницы в возрасте. Парнишка скучал по тому времени, но больше скучал по своему другу, даже, если говорить точнее, по своему единственному другу. Отец Айвана, не так давно видевшийся с Дарием Фортрейном, рассказывал про сына ужасные вещи, но барон, решив не расстраивать Миньку, ничего ему не передал, так что паренек по прежнему не знал, отчего же друг больше не приезжает погостить и даже не пишет письма, а до Ринде темерийские слухи не доходили, чтобы хоть как-то прояснить ситуацию.
Неуловимое ощущение знакомства с этим человеком не испарялось. Все же странно... Надо все же как-то проверить, чтобы уж точно убедиться. Секретный вопрос какой-нибудь задать... Только пойди его сейчас вспомни.

0

6

"Нахватался.. Обработать, перевязать.."
Айван еще раз шмыгнул носом и утер влагу с носа - вроде и не сопли, но если не вытирать - по бороде побежит, как пить дать.
-Коня мне почистить надо..- вечная проблема, когда с холода заходишь в тепло, помимо бегущих соплей, мочевой пузырь начинает напоминать о себе все чаще и навязчивее. Хоть припрыгивай, если кому вдруг приспичило с тобой поболтать. А напрямую сказать, что требуется оросить нужник, не позволяли остатки воспитания. Не к лицу аристократу показывать слабость и говорить о вещах низменных, диктуемых природой. Во всяком случае, об их части.
"Аристократу.. Хм.. Хорош же аристократ.."
К огромному счастью опального маркиза, зеркал в помещении не было, поэтому полюбоваться на нынешний свой внешний вид возможным не представлялось. Даже случайно - серебро не подают на ужин без особого повода. Да и помнил Айван, что семья Фортрейнов была не столь богата, чтобы позволять себе кормить наемников с серебряной посуды. И причина даже не в том, что могут спереть, а в том, что серебра бы на всех не хватило, а ставить кого-то выше, а кого-то принижать благородному барону не позволяла гордость. В конце концов, сила благородства не в том, чтобы возвышать себя над другими, а в том, чтобы другие возвысили себя и признали благородным. В свое время герцог Окь де Лот пытался донести сие до своего младшего сына. Что-то осело, что-то выветрилось..
В общем, Айвана сейчас больше беспокоил переполняющийся мочевой пузырь, чем внешний вид, приходящий с каждым новым днем во все большую негодность.
-Если сыну благородного барона угодно и не обременительно будет продолжить разговор позже,- просопел он, изрядно гундося и стараясь не повышать голос.- То я буду в конюшне.. Через пару минут..
И Айван похромал в сторону нужника - деревянного сооружения, при посещении которого по соответствующим нуждам нередко приходят дельные мысли, если не засиживаться. И не застаиваться..
Так или иначе, лишь минут через пять маркиз добрел до конюшен, с изрядно облегченными душой и мочевым пузырем.

0

7

Минька привычно скуксился, буравя спину наемника насупленным взглядом. Ну вот, какая досада, его будто бы и ненавязчиво послали куда подальше, но и одновременно с этим пригласили к какому-то разговору, да еще и в конюшне. Вот как, спрашивается, перевязку в конюшне делать? Паренек фыркнул и целенаправленно пошел к ящику, содержащему в себе аптечку, с непреодолимым желанием причинить добро и насадить справедливость. Выудив из ящика все нужное, Фортрейн направился в конюшню для продолжения разговора, столкнувшись в дверях со старшим братом, проводившим его озадаченным взглядом, который тут же сменился на довольно безразличный.

Когда Минька вошел в здание конюшни, наемника еще не было.
Не слишком хорошее место для перевязки...
Парнишка с невольной улыбкой разглядывал лошадей, все-таки какие красивые животины. А вон ту беленькую отец обещал ему подарить, когда кобылка чуток еще подрастет и попривыкнет, чтобы носить на себе всадника. Взгляд остановился на одном из наемничьих коней. Конь покосился на Миньку совсем не по-доброму, Минька же в ответ покосился на него с подозрением. Вороной адский конь как-то уж слишком выбивался из этой компании лошадей. Интересно, чей он? Того свирепого на вид амбала, который сидел по правую руку от хозяйки обоза? Парень так засмотрелся на коня, что не услышал как вошел Айван.

0

8

Айван снова утер нос и почесал затылок. Да, помыться не помешало бы, только мыло стоило столько, что можно два дня хоть и посредственно, но пожрать. Два дня пожрать или помыться.. Помыться, в конце концов, можно и без мыла, вшей утопить, а вот пожрать.. Особенно, когда уже пару лет как не видел обеда плотнее, чем на полжелудка. Ну почти.. В конюшнях его уже поджидал младший Фортрейн. Маркиз покашлял в кулак. Взгляд его уперся в льняные полосы ткани и пузырь спирта.
-Тебе не говорили, что заниматься перевязкой грязных наемников в собственном доме - ниже чести и достоинства дворянина?- прокаркал простуженным голосом наемник, морщась при каждом шаге. Видать, все же придется шить. Тем не менее, он подошел к вороному жеребцу, недобро косящему на Миньку и на других жеребцов, погладил его по шее и достал из седельной сумки щетку для вычесывания. Сначала нужно заботиться об оружии, броне и скакуне, а потом уже о себе. Хотя, по чести сказать, хотелось оприходовать сейчас же пузырь, принесенный Меинхардом, и трава не расти. Завалиться в сено и продрыхнуть, сколь получится. Откинув предательские мыслишки куда подальше, Айван огляделся. Кроме него, сквайра и лошадей в конюшне, вроде как, никого не было. Это было странно - у семейства Окь де Лот конюх даже ночевал в конюшне и отлучался только на сенокосы и по приказу герцога. То бишь, главы семейства.-  Давай сюда эту дрянь,- Айван спустил до колен портки и уселся задницей на сено, едва не взвыв от боли. Рана выглядела отвратительно. Пока еще не гноилась, но была довольно глубока и постоянно сочилась сукровица вперемежку с кровью. Взяв спирт из рук Миньки, маркиз сначала сделал добрый глоток из пузырька, крякнул, тряся головой, выдохнул, снова вдохнул поглубже и почти не глядя ливанул на рану. Захотелось взвыть, вместо этого он зашипел сквозь скрипящие зубы.- Рассказывай,- произнес он, когда смог говорить, промакивая рану одной из лент ткани, смотанной в тампон.
"Лишь бы тяму не хватило следом увязаться.."

0

9

Ничего себе, это его конь, оказывается...
Минька и Кровосос вновь обменялись взглядами.
-А почему я должен оставлять без помощи нуждающегося в ней человека, если у меня есть необходимые ресурсы и время? - возмутился Минька, вперившись в наемника взглядом. Тот сильно хромал и было довольно хорошо заметно, как при каждом шаге боль искажает его лицо. Паренек насупился. Почему его упрекали? Разве быть милосердным это плохо? Ниже чести и достоинства? С каждым днем все больше сталкиваясь с миром, лежащим за пределами отцовского поместья, младший Фортрейн начал задумываться о том, что ему "посчастливилось" родиться не в то время, или даже не в том мире. Мир, кажется, не хотел принимать его таким, каким он был, а меняться в угоду миру Минька не хотел, потому что не желал становиться жестоким, черствым, безжалостным. Говорят, без такой брони не выжить.
Парень следил за действиями наемника и сам невольно поморщился, когда тот залил спиртом рану.
-Что рассказывать? - осторожно спросил он, - О чем мне говорили, а о чем забыли сказать? Может мне все-таки дядьку позвать? Он хорошо перевяжет...
Между тем, ощущение того, что этот человек ему давно знаком, все никак не спешило покидать Миньку. Он был осанист, словно учился военному искусству с детства, и был не простой солдатней, а, возможно, даже рыцарем... И взгляд знаком. А не рискнуть ли? Ну посмеется, ну может обругает, ну и что...
-А вас, случайно... - парень запнулся, думая, продолжать или не продолжать фразу, - Не Айваном зовут?
Ну вот и все. Впору зажмуриться и позорно сбежать.

0

10

-Потому что слуги должны заниматься тем, за что им платят. Иначе зачем слуги вообще нужны?- маркиза бросило в пот. Сейчас ему придется штопать самого себя. Приходилось уже, конечно, но привыкнуть к этому невозможно. Немного дрожащими руками Айван вдел в иглу нить и завязал узелок. Самое простое позади, впереди - самое сложное. Решиться штопать собственную шкуру и не голосить, будто из него евнуха делают.- Погоди с дядькой.. Подай лучше вон ту деревяшечку,- дождавшись означенной деревяхи, наемник сунул ее в зубы и проколол край кожи, стискивая зубы. Тут либо боль чуять, либо не штопаться. Во что может вырасти не зашитая рана Айвану доводилось видеть - заражение крови штука неприятная, ногу отнять могут, если успеют до того, как придется ящик под тело колотить. В ящик молодому дезертиру не хотелось ни в коем случае. Во всяком случае не так и не тогда. А сейчас приходилось шипеть, пробивая иглой кожу, снова и снова заставлять собственную руку причинять боль собственной ноге.. Вскоре - маркизу показалось, что прошла вечность - пытка была закончена и Айван в два глотка допил спирт из бутыля, не забыв выплюнуть деревянный кляп с отпечатками зубов.
-Запомните, Ваше Благородие сквайр Фортрейн, благородные господа простому наемнику не выкают и не пытаются собственноручно помочь, если помимо этого господина есть кому это сделать. Впрочем, рад, что хоть что-то с годами не меняется..- он грустно вздохнул и принялся аккуратно натягивать портки на их законное место. Шовчик, конечно, получился кривым и профанским, но это получше, чем.. Чем злоупотреблять гостеприимством и доверием хозяев.- Верно ты догадался, Айван, сын герцога Окь де Лота, от которого Его Сиятелсьтво отрекся, лишил титула и фамилии, соответственно. А еще дезертир, грязный наймит и..- Айван горько усмехнулся.- Как-то еще называли, не помню.
Кровосос косился на Миньку, то и дело переступая с ноги на ногу. Судя по всему, собирался лягнуть, как выдастся таковая возможность. Айван, впрочем, пока на скакуна внимания не обращал.
-Минь, не становись наемником.

0

11

Теперь же с одного лишь взгляда было понятно, что Минька подавлен и расстроен. Все то он делал не так... Даже думал не так, и рассуждал как-то странно. Тут можно было бы сказать, что, мол, отдадим тебя на годик в кметскую семью, чтобы почувствовал разницу и перестал выделываться, через сколько дней домой запросишься? В общем, любой образцовый дворянин, давненько знакомый с младшим Фортрейном, счел бы его про себя ненормальным, вот только был бы прав при этом? Кто знает...
Он опустил голову, чтобы не смотреть на Айвана, пока тот управлялся с раной. Страшно все же, вдруг хуже станет, пока он над собой издевается? Может, попробовать уговорить остаться хоть на пару дней? Парнишка едва слышно шмыгнул носом и даже попробовал себя поставить на место отца Айвана. Не получилось. Минька слишком от него отличался, и дело было даже не в возрасте. Он бы не смог вот так поступить с родным человеком, особенно если этот человек очень даже хороший, а не какой-нибудь там... проходимец, например.
-Ты все еще мой друг, - тихо ответил Минька, все так же не поднимая головы. Может, Айвану не нравится, что его видят таким - слабым от раны и, вдобавок, грязным наймитом и дезертиром. Впрочем, Фортрейну была не интересна эта откровенная клевета. Клевета ведь? Как это "нет"? Врете вы все, Айван же такой отличный человек...
Не становись наемником, говоришь? А вдруг другого выхода когда-нибудь не будет?..
-Может... Может останешься на пару дней? Ну хотя бы на день, - парнишка все-таки решился поднять на Айвана взгляд и хотел было подойти поближе, но недобрый взгляд коня его остановил. Как-то не улыбалось ему валяться с переломом или тяжелым ушибом, хоть погода и весьма располагала.

Отредактировано Меинхард Фортрейн (2014-04-05 21:23:16)

0

12

-Друг..- вздохнул Айван. Таких друзей, как маркиз, за хобот и в музей. В смысле, врагов не надо с такими друзьями.- Я не хочу подвергать дружбу семейств.. Как это сказать.. В общем, с одной стороны,- Айван почесал затылок. Точно надо помыться, а то вши заедят. А там недалеко и до тифа.- Как тебе объяснить-то.. Я ж и вправду дезертировал. Не хочу в гвардию. Не хотел, то есть. Вот батюшка и взбесился, выставил меня из дома, лишил титула, меч, который он мне подарил, когда я оруженосцем стал, я ему под ноги швырнул и хлопнул дверью. Он мне еще что-то вслед орал, а у меня перед глазами аж все плыло от злости..
Айван еще раз вздохнул и попытался подняться. В глазах поплыло, но он ухватился за гриву жеребца и оперся на него. Похлопал по шее, шепнул что-то в ухо.- Это Кровосос..- представил по имени вороного дьявола в конском обличье Айван Миньке.- Я вообще копил на толковый меч, но.. В общем, ни разу не пожалел, что не сдержался и выкупил его по цене краснолюдских доспехов. А остаться я не могу. Твой отец наверняка пошлет гонца, если узнает, а он узнает. Не хочу, чтобы в семье обо мне слышали.. Мать опять расплачется, ей только напомни.
Будущий магистр не самого слабого ордена, пусть и самого малочисленного, все же принялся вычесывать коня от комков грязи, налипших за время дороги. Если этого не сделает Айван - не сделает никто. Кровосос уже отправил парочку конокрадов в госпиталь при темнице..
Конюхи же не рисковали заработать пару медяков и столько же переломов. Правильно говорят, строптивый конь - хуже женщины со скалкой.
-Тут в часах двух от вас есть таверна, я туда заеду..
Снаружи послышались уверенные шаги по чавкающей от сырости земле. Шагов этих могли не узнать наймиты и хозяйка обоза. Обитатели же поместья и Айван эту походку знали весьма хорошо. Еще бы да не знать, как шагает глава семейства Фортрейн.

0

13

-Но... - Минька был подавлен. Он в очередной раз разочаровался в мире и в людях. Если бы это произошло с кем-то другим, с кем-то недостойным, то, возможно, все было бы и правильно - все это изгнание и прочее, но...
-Тогда... - паренек поднял взгляд на друга, брови его были нахмурены, - Тогда докажи им, что ты и без гвардии можешь добиться успеха!
Пусть они поймут, что были не правы, отправляя тебя не по тому пути...
-Я бы хотел помочь, но я пока даже не оруженосец, - Фортрейн на мгновение отвел взгляд, прикусив губу, но решительность тут же вернулась к нему, - Но я скоро им стану. И попытаюсь сделать все, что в моих силах, чтобы гвардия не была единственно верной дорогой.
Не всем же гвардейцами быть, в самом деле...

Послышались шаги. Минька невольно вздрогнул и обернулся, увидев в дверях конюшни отцовский силуэт. Ну все...
-Потрудитесь объяснить, молодой человек, что здесь происходит? - остановившись рядом с сыном, барон крепко и даже больно сжал его плечо, чтобы тот не удумал вдруг удрать, пусть этого за ним и не водилось никогда, но обращался он все же к Айвану, потому как ругать и всячески наказывать своего ребенка при посторонних - дело недостойное.

0

14

Маркиз закашлялся, опираясь о Кровососа левой рукой и на время прекратив вычесывать его шерсть. Щетка вывалилась из судорожно сжатой руки.
"Ага.. Докажи.. Тут бы копыта не протянуть от голода и холода, еще и доказывать.."
Ответить Айван не успел. В конюшню вошел барон Фортрейн и грозно оглядел наймита. Не будь наймит так замучен дорогой, ранением и кашлем, он бы непременно вытянулся в струнку и принял глуповатое выражение лица. Бытовало мнение, что у изгнанного аристократа с каждым разом все лучше и лучше получалось строить из себя простого наемника - слегка туповатого, слегка недалекого и очень тушующегося перед господами дворянами.
-Сэр.. Барон.. Ваше благородие,- наконец нашелся Айван, сгорбившись.- Ваш сын был столь добр, что помог мне перемотать рану, полученную в бою.
Маркиз еще не знал, что хозяйка обоза, расписывая подвиги караванщиков, не забыла упомянуть и его, намекая на то, что неплохо было бы поднять бойцам оплату и добавить чего-нибудь за доблесть. Разумеется, самых отличившихся назвала поименно. А сын какого-нибудь Лаптя из Старых Жопок никак не может зваться Айваном. Слишком непростое имя для кмета.
-Благодарствуйте, господин барон,- шмыгнув носом, добавил сын герцога Окь де Лота,- за сытный ужин и заботу. Не смею больше вашим гостеприимством злоупотреблять.
Айван коротко поклонился, насколько это позволяла рука, лежащая на гриве жеребца. И принялся подтягивать подпругу. Действительно, нечего было делать дезертиру в гостеприимном доме. Дезертир от этого ничем не рисковал, а подставлять под удар добрых людей - такого за Айваном не водилось. В конце концов, посвящение в рыцари он прошел, а лишение титула и заслуг никак не повлияло на принципы, в которых он воспитывался. Хотя, по чести сказать, уходить не хотелось. Даже в конюшне было теплее, чем на улице. И уж точно - суше. Но два часа - это не двое суток. Как-нибудь переживет.

0

15

-Не стоит благодарности, - холодным голосом ответил барон. Губы его сжались в тонкую ниточку, а глаза смотрели так строго, что хотелось провалиться сквозь землю даже Миньке, который этого пока что не видел. Вообще, Фортрейн не был сейчас предрасположен к тому, чтобы что-то выяснять, у него с своих забот хватало, и уж если этот оборванный простуженный наемник ничего не утащил, то пусть себе проваливает, забрав жалованье. Заработал все-таки. Скользнув взглядом по разорванной и окровавленной штанине наемника, барон развернулся и вышел, прихватив с собой сына.
Знавал он одного Айвана... Наверное, стоило Миньке рассказать о его судьбе, иначе так и будет кидаться к каждому с таким именем.
-Ты забыл о том, что я говорил тебе? - спросил он сына достаточно сдержанно, при том, что интонация источала лед, - Почему ты так себя ведешь?
-Но ему нужна была помощь, - Минька понурился, - Они же для тебя старались...
-Не за бесплатно, заметь, - ответил барон.
-Знаешь что... - парнишка выдохнул, решившись, - Я человек. Я не хочу, чтобы в доме, в котором я живу, творилась несправеливость и безучастность к чужой беде! Я буду помогать тем, кому действительно нужна помощь, и если я в силах буду помочь!
Барон Фортрейн помолчал, рассматривая плоть от своей плоти, своего ребенка, который никак не хотел усваивать его уроки, предпочитая, видимо, уроки, преподнесенные самим миром, а уж они будут куда больнее и горше.
В кого он такой?
Отец ударил его по лицу в первый и единственный раз. Это было так унизительно и, казалось бы, несправедливо, что Минька, не сумев сдержать слезы, просто развернулся и убежал в дом, прогрохотав сапогами по лестнице и звучно хлопнув дверью, а барон Фортрейн так и остался стоять под дождем, в глубокой задумчивости потирая подбородок.
Наверное, я сам виноват. Провожу из-за этих дел с детьми слишком мало времени, а наставничество моей леди воспитало в мальчишке мягкий характер и слишком много слепого милосердия. И наивности, Пекло ее забери. Но это пройдет, вот только через сколько шишек и синяков?
Еще раз оглянувшись на конюшню, барон вернулся в дом, даже если это тот самый Айван, не нужно тратить на него время, раз перевязку ему уже и так сделали.

Отредактировано Меинхард Фортрейн (2014-05-12 06:37:35)

0

16

"И действительно, не стоит.."
Айван проверил, плотно ли подтянул седло, не перетянул ли - калечить верного друга маркиз не собирался ни за какие коврижки. Коня себе наймит покупал сам на свои деньги. Но черт бы с деньгами, Кровосос уже показал себя пусть и строптивым, но понятливым жеребцом. Поначалу торговец лошадьми вообще отговаривал от покупки, мол, красивый-то красивый, сильный-то сильный, но убьет всадника и все, здравствуй Вечный Огонь. Но если уж сын герцога Окь де Лот вбил в свою непослушную башку что-то, то он этому следовал и менять коней на полпути не собирался. И не прогадал, за почти десяток гривен он получил верного друга, который вынесет тебя из боя, не выкинув из седла, не даст себя увести конокрадам, укусит вражью лошадь или лягнут супостата.. По чести сказать, проблемы с ним тоже были, но они с лихвой окупались достоинствами. Покупал жеребца, а получил друга.
-Поехали, дружище, туда, где мы оба поедим и попьем всласть,- произнес маркиз, отвязывая поводья от столба. Кровосос в ответ глянул на наездника недоверчиво, но не возражал против краткой прогулки.
Кое-как забравшись в седло, маркиз выехал во внутренний двор поместья. Во дворе, как и полагается в осенний вечер, когда дождь льет и льет, было пусто. Ни единой живой души. Договорную часть оплаты маркиз уже получил, а чтобы получить сверх оговоренного, следовало вылезти из седла и войти в дом. Ни первого, ни второго делать не хотелось, поэтому Айван направил вороного в сторону выезда с территории вотчины Фортрейнов. Жеребец ступал аккуратно, словно зная, что наезднику неприятны резкие движения. А может потому, что боялся попасть копытом в яму и сломать ногу? Кто его знает, лошадь говорить по-человечьи не умеет, а Айван не был друидом, чтоб разуметь речь звериную.

Спустя час маркиза нагнало двое из обозной охраны. Тоже наймиты. Один высокий усатый громила с шестопером, второй сидеть в седле умел, но видно было, что не очень оно ему по нутру. Собственно, второй был гладко выбритый невысокий крепыш поперек себя шире. Не краснолюд, но близко к тому.
-Эй, гусь важный, ты чего это за пырмиальными не зашел?
Айван пожал плечами и принял протянутый мешочек с серебром.
-Меня Райк звать, эт братец мой, Сайк. Айда к нам, втроем все веселее, да и нам рубаки нужны отменные.. Так глядишь, отряд сколотим лет через пару, да уже в наем к господам будем ходить..
Айван снова пожал плечами и махнул рукой.
-А почему нет?
-По рукам!- вместо рукопожатия, собственно, огромная пятерня хлопнула по плечу парня, едва не вышвырнув того из седла. Трое будущих рыцарей еще не знали, что им предстоит основать орден. Айван не думал, что станет магистром, а братья - командорами. Три всадника пробирались по раскисшей дороге до кабака и не думали ни о чем, кроме жаркой бани, грудастых девок да сухой теплой постели.. Хотя бы сухой, а уж согреть ее наверняка найдется с кем.

0


Вы здесь » Ведьмак: Перекрестки судеб » Личные эпизоды » Гордость до Вызимы доведет


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC