Ведьмак: Перекрестки судеб

Объявление

Последние новости

Форум закрыт. Но можно доиграть незаконченные квесты и эпизоды, а так же разобрать памятные сувениры. Спасибо за то, что играли с нами

Администрация
Мэг

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Перекрестки судеб » Квесты » Золото подгорных Королей


Золото подгорных Королей

Сообщений 91 страница 116 из 116

91

Маркиз оглядел всех прибывших. Пара его оруженосцев, Альфред, Анирил, Доннигал, проводник из местных, которого Райк порекомендовал, высокий немолодой мужчина.. Мэтр.. Как его там? Имя его Айвану известно так и не стало, стало известно, что сия фигура очень и очень влиятельная, как в кругах магии, так и в политике - эти два искусства идут рука об руку. Если у них имеются руки, как таковые.
-Простите,- Пауль Корье снял плащ и сомнения в ошибке отпали окончательно.- Дело в том, что.. Насколько мне известно, вы отправляетесь в одну из пещер. Мэтресса Анирил помнит, вероятно, наш разговор.. Дело в том, что ваша подопечная, мэтресса, странным образом связана с этим местом. Не знаю точно, как, но, если это не будет претить ничьим принципам и нарушать чью-либо свободу, я бы порекомендовал взять вам ту светловолосую девицу с собой. Прошу прощения, если помешал. Великий магистр, мэтрессы,- он изящно поклонился и отступил во тьму. Доннигал могло показаться, что последний взгляд он кинул в ее сторону. И взгляд этот был одобрительным.
-Не ночной выезд, а проходной двор,- вздохнул маркиз.- О ком он говорил?- вопрос предназначался целительнице.- Впрочем, неважно. Если означенная персона вам знакома, миледи Анирил, и если она готова выезжать за соответствующее вознаграждение, пусть едет с нами. Времени искать ей хорошую лошадь у нас уже нет, поедет на коне.. Виглафа. Виглаф, ты же уступишь лошадь даме?
Виглаф понуро кивнул и поерзал в седле. Переть несколько недель в седле - то еще развлечение, однако это лучше, чем топать по горным дорогам, которых может и не быть, пешком. Целых три дня. Или больше. А скажи, что нет, говном закидают. Или с говном же и сожрут.
-Вот и съезди за дамой. Если найдешь себе другую лошадь в дорогу, я подумаю о том, чтобы у тебя появилась личная животина. Смекаешь? Двадцать минут тебе сроку.
Виглаф закивал энергично и пропал в темноте, только топот копыт - его лошади, разумеется, а не его копыт - был слышен еще какое-то время.
Айван же посмотрел на Анирил немного исподлобья. Как правило это значило, что он кое-что уже вбил себе в голову и выбить это в ближайшее время не представляется возможным.

Златку разбудил шорох открывающейся полы целительского шатра. Внутрь кто-то вошел. Отчетливо чувствовалось, что это молодой мужчина, недавно проливавший кровь. Не далее, чем несколько часов назад.
-Милсдарыня,- шепотом, но так громко, что лагерь беженцев должен был подняться и заорать, чтоб не мешал спать, протянул парень. Во всяком случае, покусанной вервольфом Златке могло так показаться.- Вы не спите? Там магистр наш хочет вас с собой взять, вы ехать можете?
Парень явно ожидал ответа и то и дело переминался с ноги на ногу. Судя по всему, спешил.

-Судя по данным разведки,- произнес Великий Магистр,- ехать нам около двух-трех дней до входа. Ты,- он указал на человека, что недавно водил Райка по лесам,- говорят следопыт. В ловушках разбираешься?

+1

92

-Милсдарыня, Вы не спите?
Входная дверь оглушительно бахнула, протопали тяжелые сапоги. Снова кто-то ни свет, ни заря явился, Злата с трудом разлепила глаза. Уже иду, сонно сказала она,сейчас только..  и осеклась, вспомнив, что это не дом, и хлопает не дверь, просто она теперь слышит буквально все, и хлопанье полога палатки прозвучало оглушительно для ее обострившегося до предела слуха.Палатка?! Неужели?! Снова! Я ведь уходила вроде.. тем не менее, рыцарь, наклонившийся к ней, был вполне реальным. И очень вкусно пах. Парень между тем продолжал, даже не предполагая, как действует на обоняние девушки:
-Там магистр наш хочет вас с собой взять, вы ехать можете?
- Ехать?Девушка села на лежанке, с которой совсем недавно вставала, на лошади? А как поведет себя лошадь? Это, между прочим, тот еще вопрос..Могу, наверное. Я гораздо лучше себя чувствую, спасибо вашей целительнице. Я у нее в долгу.Златка опустила глаза, лихорадочно приглаживая волосы. Ее еще никогда не называли на «вы» и «милсдарыня», не по чину как-то,  не привычно. Обычно «эй, девка» и чего-то в этом роде, а тут милсдарыня.Господин, я поеду, заторопилась она, конечно, поеду, раз зовут. Только зачем господам простая кметка?  Она мялась, не зная, что бы еще сказать. Опомнившись, вспомнила, что ждут их, встала на ноги. Благодарение богам, ничего не кружилось, даже слабость вроде отпустила, хотя плечо ныло, напоминая, что все по-настоящему. Висок тоже ныл. Но припухлости под пальцами не ощущалось, как выглядит лицо,  Златка даже боялась предположить. Милсдарыня.. а! он, наверное, по платью судит, платье-то эльфкино.
Девушка оглянулась, в поисках возможно забытых вещей. На лежанке остался плащ. Она прихватила его, набросила на плечи и пошла за провожатым. Выйдя из палатки огляделась. С виду лагерь спал, да не спал на самом деле. Обострившийся  слух улавливал разные мелочи, но скрип веревок под тяжестью мертвецов служил лейтмотивом всем остальным звукам. Златка вздрогнула. Перед ней стояла еще одна проблема. Она стояла как раз напротив, прядала ушами и подозрительно на нее косилась. Девушка  осторожно протянула руку, чтобы погладить  теплый храп. Конь дернул головой, сбрасывая руку, и тревожно заржал, но не отступил, только шумно потянул воздух. Трактирщица принюхалась, и уловила исходящий от платья запах. Запах был мужским, и, судя по всему, его оставил тот, кто ее нашел в лесу и принес назад, в лагерь.Если рассуждать здраво, то возможность уехать с рыцарями – большая удача. Одной тяжело выжить и сегодняшняя ночь – лучшее тому  доказательство. Кроме того, то, что ее уже два раза вернули – лучшее доказательство тому, что было принято неверное решение. Не стоило убегать. Теперь эльфка не только будет знать ее секрет, но и отнесется подозрительно к решению ехать с ними. А может быть дело ещё в чем-то?
- Господин, помогите мне, пожалуйста,  забраться на коня. Трактирщица скромно опустила глазки,  втайне надеясь, что хорошо вымуштрованная скотина не сбросит ее тут же на землю, он очень большой для меня, кроме того, я… я… немного боюсь ехать по лагерю.Не имело смысла объяснять ему, не хотелось, да и времени не было.
- Разве Вы не умеете ездить верхом?Вопрос закономерный, и что ей сказать? Что  она, мягко говоря,  не доверяет лошади?
- Я умею, господин, просто не уверена, что смогу с ним справиться.
Рыцарь забрался в седло, подхватил ее, посадил  перед собой, и они направились видимо в место сбора, туда, куда ему было велено ее доставить.  Златке было не по себе. Тут смешалось множество факторов и происшествий, но в основном, ей было невыносимо стыдно перед целительницей. Как теперь смотреть ей в глаза? Одним только она могла как-то оправдаться. Если ее пустят готовить – то кормить всех как должно. Примирившись, таким образом, с собой, девушка обратила внимание на окружающее. Лошадь немного нервничала, но ведомая твердой рукой хозяина, слушалась. Посвежело. Скоро рассвет, думала Злата, плотнее заворачиваясь в плащ.  О своем собственном напряжении она старалась не думать, хотя запах крови, шедший от мужчины, который особенно остро улавливался в холодном предутреннем воздухе, беспокоил ее. Она не признавалась себе, но хотелось уткнуться ему в шею носом, подышать часто, наслаждаясь как бы послевкусием, может даже немножечко укусить. К счастью, она не успела испугаться собственных мыслей, так как они приехали. Рыцарь соскочил с лошади и, сняв ее, аккуратно поставил на землю. Златка вежливо поклонилась господам, как только оказалась на земле и руки мужчины отпустили ее. Затем  обвела взглядом присутствующих. Почти всех она уже видела сегодня, но были и новые лица. Или наоборот… Мужчина средних лет показался смутно знакомым. Вот кто меня нашел… Она сразу определила это по запаху. Я знаю его, только откуда? А… Наверное столовался у нас. Трактир-то у дороги стоял. Наемник, видать, а может сам по себе. Но я его точно знаю. Запахи навалились на нее, каждый из находившихся здесь, имел собственный их  набор. Магистр пах сталью, кожей и почему-то гарью, эльфка – усталостью и снадобьяи. Молоденькая заспанная чародейка, Златка ее еще не видела, пахла как-то странно. Была еще одна женщина. Девушка неверяще улыбнулась, всматриваясь в знакомые черты.
- Донн?
Какая удача! Теперь она точно не одна!

Отредактировано Златка (2014-09-04 10:11:14)

+2

93

Проснуться неожиданно рано, входит список неприятных вещей наряду с "переесть" или "громко чихнуть на важной встрече". Вроде ты отдохнул и выспался, но хотелось бы этого добра побольше. Кроме того, эльфу было немого стыдно, что он крепко спал среди потенциальных  врагов.
Первым делом Йорвет отправился забрать свое оружие. Когда он подошел к палатке, то чуть не столкнулся с шустрой тенью, в которой только чуть позже узнал целительницу. Главное не ворье, а то ходи, ищи потом такие хорошие клинки. Хорошенько зевнув напоследок, он зашел в эту обитель изувеченных тел и душ.
В палатке так же пахло травами, жженой плотью и гнилью, и на удивление светловолосая девушка так и осталась покорно коротать тут свое время, зализывая раны. Может она от меня убежать хотела? Больные в разнобой похрапывали, а кто-то даже пускал слюни. Ушастый осторожно перешагивал лежащие тела, чьи положения пестрили оригинальностью. Один мужик, вдруг начал беспокойно метаться и ударил эльфа своим огромным кулачищем по голени, за что чуть не поймал пятку в свое обгорелое лицо. В остальном его маленькое путешествие к тайнику прошло без приключений.
Разбойник аккуратно раскладывал скопление вещей, с удовольствием отмечая, что лежали они все в той же знакомой небрежной манере. В такое раннее время даже легчайший шорох словно гремел. Но все-таки это не смогло потревожить утомленных горем и болью пострадавших. Хотя им явно стоило недоумевать от наглости посетителя, который посмел оставить оружие в их обители и здесь же его на себя нацепить.
Услышав движение и фырканье лошади снаружи, эльф присел, "растворившись" среди тел и груды тряпья. Один из соколов имел какие-то дела в этом месте и дела к конкретному представителю людишек. Прислушавшись к голосам, которые разве что глухой не разберет, он последовал следом за визитером на приличном расстоянии. Где есть магистр, там наверняка будет чародейка и самое пекло веселья.   
Такой простой вывод оказался действительно верным. Йорвет разглядел со спины знакомую фигуру и встал рядом. Внимание остальных было привлечено другими людьми и другим беседам, так что пока никто не заметил тихонько приставшего сбоку эльфа.

0

94

Эльфка позорно прослушала речь мэтра, на что-то отвлекшись по сонной рассеянности, а когда снова включилась в атмосферу собрания, на нее строго и упрямо смотрел магистр. Кажется, ее о чем-то спрашивали, а она все прослушала... Вот черт.
Анирил покосилась на Альфреда, когда магистр глянул на нее исподлобья, потом снова перевела взгляд на предводителя Соколов. Ну все... Он смотрит точно на нее, а не на стоящего рядом Альфреда.
Можно было подумать, что на эльфку лишний раз и взглянуть нельзя без того, чтобы она сразу же себе чего-то навоображала, а многие были как раз такого мнения о ней, наверное... Но такое случалось только от взглядов близких и дорогих людей. И некоторых коллег на букву "Д".
Целительница за рекордно малое количество времени успела перебрать возможные причины такого взгляда рыцаря, выделив в ряд самых вероятных брошенную фразу про "передать магистру, что она будет через минуту", которая была сказана без "пожалуйста", словно передающий ее Альфред был мальчишкой на посылках, а не рыцарем, очередной случай пренебрежительного отношения к себе в пользу пациентов, хотя Айван, как раз-таки эльфку за такое не ругал, роман с рыцарем Ордена, ну и "мало ли чего...". Но все, вероятно, крылось в прослушанных вопросах и высказываниях мэтра Корье.
-Что?... - осторожно спросила эльфка Альфреда через пару мгновений, да еще шепотом для пущего эффекта, потом снова покосилась на Айвана, но спрашивать его побоялась, - Что-то не так?
А вдруг Альфред в курсе... Мало ли. Хотя... Не стоило его спрашивать, сейчас отправит спать и дело с концом.

Явилась Злата. Эльфка смутилась, но постаралась этого не показать. Тут-то до нее вроде бы дошло, почему Айван так смотрел - он брал с собой без эльфкиного спросу ее пациентку. То есть со спросом, но кое-кто прохлопал ушами.
А вдруг она слышала это "Опять?!"... Если слышала, ей, возможно, это было неприятно.
А магистр тем временем начал чего-то выспрашивать про ловушки, проводников и прочее, что относилось к поездке в горы.
Глаза закрываются... Нет, надо держаться, иначе оставят в лагере.
Целительница украдкой подобралась ладонью к руке Альфреда и легонько сжала его пальцы.

><

простите за бред

+1

95

- Ловушки? Умею. Ставить. - задумался Юрген. В самом деле, ни к чему гонять за дичью по всему лесу, подобно зверю, когда можно просто придти и проверить силки. Каждый охотник это знает. Если это настоящий охотник, для которого это труд, ремесло, которое его кормит, а не просто средство развлечь себя, развеять скуку. На скучающего бездельника собеседник, даром что маркиз, пока не походил, ему наверняка нужны факты, а не охотничьи байки. - Искать и снимать - сложней. Может потребоваться помощь.
Благо помогать есть кому. Волшебниц всяких разных едва ли не больше, чем людей.
Озвучивать оную мысль публике Юрген, конечно, не стал. Публика не выглядела благодарной. Кроме того, маги слыли существами не только обидчивыми, но и, порою, полезными, всё лучше иметь таких в помощниках, чем во врагах. Те же ловушки, что ждут в пещере, и о которых уже начал беспокоиться магистр. Да и мало ли что ещё может вылезти там, внутри. Сокровища редко просто лежат и ждут, пока кто-нибудь придёт и просто их возьмёт - во всяком случае, не настолько долго, чем нужно, чтобы их просто придти и взять. Когда вещь выглядит ценной, она недолго остаётся бесхозной.
Однако, состав в самом деле любопытный. - пройдя по вырванным из сна лицам, взгляд наёмника зацепился за девчонку, которая, как он сам полагал, он оставил в палатке. Зачем она здесь? Объяснения того колдуна, которые он преподнёс, не выглядели особенно убедительными. Будто бы тот придумал их сходу. И, что важнее - сам-то с отрядом, похоже, идти не собирается. Во всяком случае, открыто. Вполне в духе ихней чаробратии. И, пожалуй, наводит на некоторые мысли.

0

96

Айван кивнул на слова наемного провожатого. А что еще оставалось делать? Изначально в планах как-то не особенно было, что возникнет так много сложностей и такого весьма недурного размера. Вот как полыхающая не особо далеко стена огня. И ее последствия.
Когда же все были в сборе, маркиз махнул в сторону, куда все должны были направляться и возглавил шествие. Пока что в гордом одиночестве. Вернее, один из его оруженосцев сразу же занял место чуть позади и сбоку. Искать лошадь у Виглафа времени не было и он решил надеяться лишь на то, что галопом скакать в процессе не придется. Не то, чтобы девица весила так уж и много, но.. Оруженосец расправил плечи и зажмурил глаза, чтобы не начать засыпать. В сон клонило ужасно.

-Все в порядке,- Альфред шепнул на ухо эльфке и сжал ободряюще ее ладонь.- Насколько это может быть в сложившейся ситуации..- оглядываясь на пресловутую полыхающую стену, произнес он совсем тихо. Он помог Анирил забраться на лошадь и сам запрыгнул в седло своего гнедого жеребчика. Не особо маститого, но выносливого и добродушного. Покладистого и спокойного.

-Милсдарыня, вы так же поедете?- спросил Виглаф Злату. В голосе слышалась неуверенность. С одной стороны ехать, придерживая девушку все время было ужасно приятно, с другой - если завяжется схватка неизвестно с кем, неясно будет, что делать. Терять время и ссаживать с лошади хозяйку сгоревшего постоялого двора или мчаться в бой с ней. Абсурдно. Ну да время покажет, философски махнул он мысленно рукой и принялся ждать ответа.

Трое суток в покое и тишине. Изредка в сторону того городка проезжали повозки или проходили ходоки. Постоялые дворы встречались достаточно часто, но отдыха в них маркиз позволял крайне мало - чтоб из седла не вываливаться и чтоб совсем не отощать. Часов по пять-шесть передыха в постоялых дворах на ночь и по часу на роздых днем пару раз в день. Таким образом спустя три дня и две ночи группа остановилась в предгории величественного кряжа. Даже издалека он смотрелся не очень уж дружелюбно. Вблизи ближайшая гора не стала выглядеть менее неприступно.
-Виглаф, сэр Альфред, миледи Анирил, останетесь внизу, последите за лошадями, разобьете лагерь. Если через день никаких вестей и нас не будет, я запрещаю вам лезть внутрь и пытаться разнюхать, что случилось,- спрыгнув с Кровососа, сказал маркиз.- Мэтресса Доннигал, ты, ты и вы, милсдарыня,- он поочередно указал на Юргена, второго оруженосца и на Злату,- пойдете со мной в лоно богатств и сокровищ. Выходим через полчаса после короткого ужина. С собой брать все, что посчитаете необходимым.

ЗЫ

собственно, пора уже доводить квест до окончания, давайте поднапряжемся и еще поста по три, я думаю, осилим

+1

97

-Виглаф, сэр Альфред, миледи Анирил, останетесь внизу, последите за лошадями, разобьете лагерь. Если через день никаких вестей и нас не будет, я запрещаю вам лезть внутрь и пытаться разнюхать, что случилось.
Ах вот значит как.
Целительница опасно прищурилась. Был соблазн оборвать Айвану уши.
И вот за каким я с вами ехала?
Эльфка спешилась и, после того, как магистр закончил свою речь, тихонечко под локоток отвела рыцаря в сторону.
-То есть вы хотите сказать, что я должна сидеть здесь в относительной безопасности, пока с вами там что-то случается по стечению обстоятельств или по состоянию здоровья? - голос целительницы не предвещал ничего хорошего, и вряд ли теперь у магистра повернулся бы язык назвать Анирил ангелом-хранителем Ордена, - Напомню, что вы, Айван, все еще под моим целительским наблюдением. Я не согласна с вашим решением.
Айван нахмурился и глянул своим упрямым взглядом на эльфку.
-То есть вы хотите, чтобы в случае обвала или еще какой гадости в пещере или в горах, орден лишился магистра, целителя и чародея в одном лице да к тому же гадал, что тут прошло да как?
На лице маркиза зашевелились желваки.
-Помимо меня здесь остаются еще два рыцаря, - не менее упрямо напомнила Анирил, - Думаю, разницы особой нет, скольким людям придется гадать о возможном происшествии - трем или двум.
-Разница в том, сколько людей на руководящих должностях подвергаются опасности единовременно. Миледи Анирил, я понимаю, что вы считаете себя ответственной за мое здоровье, но сейчас не лучшее время спорить о приказах и причинах, которые их спровоцировали. Если кто-то выберется раненным и ему никто не сможет оказать помощь - он погибнет.
Целительница нервно дернула уголком рта и отступила на шаг назад.
-Воля ваша, - холодно произнесла она и, развернувшись, подошла к своей лошади и взяла ее под уздцы, направившись к коновязи.
Было обидно. Вот так вот выхаживаешь их, выхаживаешь, а они потом раз! - и снова в пасть приключениям еще более опасным, чем предыдущее, даже толком не вылечившись.
Она погладила Ромашку по теплой морде и скормила ей морковку, специально с собой взятую.
-И вот только попробуйте не выбраться, - буркнула она.
Айван вздохнул и посмотрел в серое сумеречное небо. Скоро обещала опуститься на землю ясная ночь. Первая ночь полнолуния. Как раз в такие ночи, по легендам, происходит что-то донельзя жуткое. Жуткое и опасное.

Альфред почти бесшумно оказался рядом с Анирил.
-Судя по выражению лица маркиза, победа в споре осталась за ним. О чем спорили?- тихонько спросил он тоном, не обязывающим к ответу.
-О том, что он совсем себя не бережет после такого ранения, - откликнулась целительница, но вносить больше конкретики не стала, - Пойдем, там вроде бы на ужин звали...
После ужина путь, как и сказано было, продолжился. Но у Анирил и еще двух рыцарей - только до места, на котором нужно было разбить лагерь. И ждать. Всего лишь сутки.
Эльфка внесла свою лепту в обустройство лагеря - при свете небольшого магического пульсара насобирала хворост, после чего разожгла костер и уселась рядом. Ждать.

0

98

Полчаса так полчаса. А ужин - не главное.
Сложно сказать, что думали по этому поводу остальные. Юрген, во всяком случае, мыслей не читал. Как и любой обычный человек, не умел попросту, а спрашивать было как-то недосуг. Разбираться во внутренних проблемах Ордена - тем более. Поэтому, едва только занялся костёр, наёмник, подобрав с собой горящую ветку, направился в сторону от посторонних взглядов. Сомнительный поступок маркиза, потащившего с собой баб, если вдуматься, сыграл ему лично на руку. В ином, то есть чисто мужском обществе, наверняка не удалось бы так просто уединиться. А сейчас стремление побыть одному выглядело вполне понятно и объяснимо, даже для простолюдина. Не перед ними же своими причиндалами махать, в самом деле.
Удовлетворив дела первой необходимости, Юрген подсел к костру, где остальные уже приступили к жрать. Осторожно похвалил еду, обращаясь явно к Златке - ну, не магичка же будет готовить, в самом деле. И, стремительно поедая предложенное, принялся гадать, что именно взять в пещеру. Выбор, признаться, был небогат. Следопыты вообще не любители таскать с собой мешки с вещами, только самое необходимое в работе. Тяжело, знаете ли, да и смысла в большинстве случаев не слишком много.
Златка пока молчала. Не потому, что хотела помолчать. Просто вспомнила, когда прежде видела этого человека.
В трактире, конечно. Месяца три назад.
Их было пятеро. Хмурый, наголо бритый верзила. Второй, ещё больше, но вдобавок с совсем уж тупой рожей профессионального золотаря, или ученика кузнеца, которого в детстве ударили молотом по башке. Высокий худой старик, со злым пронзительным взглядом и нервными пальцами. Мальчишка, на вид лет пятнадцати. Ну и, конечно сам наемник. Судя по поведению, скорей всего главный. Больше ничего интересного, обслуживал их отец. Кроме одной вещи. Тогда они не выглядели местными.
А ещё - тот мальчишка в одном из постоялых дворов, которые они проезжали. Конюх, кажется. Уже тогда он почему-то показался смутно знакомым.

+1

99

Сбор, судя по лицам самих собравшихся, подходил к концу. Оно ведь и верно, не языками молоть ехали, пора бы заканчивать уже. Многим скорее не терпелось оказаться дома, в своей тёплой постели и родном окружении. А таким чародейкам, как Доннигал, не терпелось быстрее раствориться в дороге. Или трактире. Да где угодно, лишь бы подальше от жуткого взора Паула Корье… Неимоверных усилий стоило ей не разругаться при одном взгляде на старого мэтра магии. И ещё больше было потрачено на то, чтобы остаться на месте, не убежать.
Глубоко внутри, пусть чародейка и не желала признавать, ей было страшно. Жутко от осознания продажности. И невыносимо грустно от мыслей о грядущем. Скором, возможно, грядущем.
Так, погружённая в свои думы, и не заметила она светловолосую девушку, подобравшуюся слишком близко. Ближе, чем стоило.
- Донн?
Это прозвучало как гром среди ясного неба.
Знакомый голос, тембр и манера обращения. Лишь два человека на всём чёртовом свете имели возможность так её называть. И первый, по словам мэтра Корье, заточён в димеритовой комнате. А со вторым, если память не изменяла, расстались они не самым лучшим образом. Если это можно было считать расставанием, а не наглым побегом одной голубоглазой прохвостки.
Однако решение созрело быстро. И неожиданно.
- Не собираюсь извиняться, что бы ты ни думала… - тихо. Так, чтобы лишь обострившийся слух оборотня мог уловить, проговорила Доннигал. Устраивать представление она не хотела. Даже не обернулась. Она прекрасно знала, кто позади неё. – И… Верно обозналась ты, девочка. Не друг я тебе и тем более не Донн.
Не было никакого желания продолжать диалог. Злате будет лучше, если всякие чародейки прошлого не будут мелькать перед глазами, а Доннигал – проще работать на свежую голову, не забитую мыслями не по теме. В конце концов, кто знает, с чем они могут столкнуться в горах. Лёгкий ход мыслей обеих группе явно не повредит.
А потом были несколько дней и ночей сплошного затишья и дороги. Долгой и тягучей, словно густой сахарный сироп.
И привал перед последним рывком. Долгожданный и напряжённый. Последние полчаса. Слишком мало времени, чтобы сказать ранее недосказанное. Извиниться, если есть за что.
Но Златы рядом не оказалось. Назло или к лучшему, чародейка не знала. Зато приятно было увидеть такое знакомое и уже почти привычное лицо остроухого мужчины с красным платком, закрывающим жуткий шрам.
- Думалось мне, ушёл. Сбежал, как только из виду тебя я потеряла. Или решил идти до конца? Похвально. Но зачем? Какая тебе с этого выгода? Расплатиться можно здесь, и не рисковать понапрасну.
Чародейка не выглядела по-утреннему заспанной в отличие от большинства людей. Куда пропала эта легкая опухлость лица вместе с затуманенным взглядом из глаз-щелочек? Похоже, магички не уступали природе и в проявлении таких мелочей. Ну а если Доннигал проводила в палатке время как-то иначе, то это явно было не его дело.
- Так плати сейчас, - сказал он с видом обиженного ребенка, который проиграл в споре на "слабо". - У тебя явно есть потенциал щедрого нанимателя. Потенциал. А сейчас с тебя вряд ли можно много взять, - в подтверждении слов он осмотрел не подобающей приличной даме наряд и припомнил недавние нюни. - Да и тебе не за что мне платить.
- Вот как? Стало быть, верно утверждение, и ты уже набрался от меня всяческих гадостей. Даже о человеке судить по тому, как он одет… - она наигранно-брезгливо окинула оценивающим взглядом внешний вид собеседника и невинно улыбнулась. -  Может лишь тот, кто одевается в разы лучше. Пока на мне подобное тряпьё, я этого и не делаю. Зато в нём легче лазать по пещерам, нежели в накрахмаленной до скрипа юбке. Да и сделано это может быть для простой экономии. Например, при необходимости кому-то заплатить… Если он сам не отказывается от оплаты.
Лицо чародейки резко стало серьёзным, а голос пронзило холодом:
- Что же тебя тогда влечёт в этом походе?
- Тогда плати, и мы разойдемся, - по виду ему явно все это надоело, в особенности разговор о крахмаленых юбках.
"Наши такого с вещами точно не делают, или делают? Скорее всего, не делают, да и сама одежда эльфок лишь немного отличается кроем. Они то знают что в этом деле важней," - все эти разговоры о юбках унесли сознание одноглазого совсем в иные степи плавных линий и мягких тел. Но даже в таких местах его позабавила возможность того, что чародейка расстроена его немым комментарием по ее внешнему виду.
- Что еще меня влечет в этом походе? - он выделил тоном второе слово. - Хм, пусть это будет любопытство и, и отдых. Да, пожалуй, именно так, - эльф несколько мгновений вглядывался в глаза напротив. - А тебе нужен какой-то магический артефакт, чье существование так же маловероятно, как и сама пещера? Или ты враг и следишь за магистром. Или тоже убегаешь.
- А если скажу: ни то, ни другое, ни третье? Поверишь в скуку? Или в такое же любопытство? Тогда здесь мы схожи, мой дорогой эльф. Ты прав: я убегаю. Всю свою жизнь, каждую минуту. Тебе повезло: ты знаешь, от чего бежать. Я бегу от самого осознания.
Фыркнув, Доннигал поправила лямки заплечной сумки, несколько раз стукнула посохом по затоптанной земле.
-...а ещё ты назвал меня госпожой. Значит, всё ещё работаешь на меня.
Бросив по-особенному грустный последний взгляд на одноглазого собеседника, она зашагала к магистру, который, как ей показалось, уже собирал тех, на кого пал его выбор.
- Все же смирилась с моей компанией? - эльф ухмыльнулся и пошел следом, но не как собачка, а как… Соратник, да.
Поверить чародейке? Йорвет бы посмеялся, вот только компания была не подходящая, так что он лишь неопределенно пожал плечами. "Иглы в куклу с моими волосами не втыкает и ладно", - хотя и в этом были сомнения.
- Бегуны всегда могут похвастаться своей хорошей формой.
Ответил ради самого ответа, наблюдая за чудным ритуалом Доннигал. Утверждение о сходстве загнало иглу в затылок. Рана поныла и затянулась рубцом-воспоминанием из детства, таким же убогим, как и шрам на лице.
- Я тоже пойду, лишняя рука вам не помешает. Можете считать небольшим дополнением к чародейке или мясом. А еще… Слышал я от тех мужиков, кое-что о ловушках.

0

100

Наверное, в общей картине проклятого дня не хватало одной единственной капли. Будто мало было того, что ты осталась одновременно сиротой, погорельцем, нищей и чудовищем. Разве не достаточно одного того, что вокруг какие-то чужие и совершенно непонятные люди? Которые к тому же еще и во… пахнут? Так еще единственный действительно знакомый человек отказался даже узнавать." Когда кто-то поворачивается к тебе спиной – прими как должное". Слова отца всплыли в сознании. Не цепляйся ни за кого,- лихорадочно думала Златка, -не привязывайся.  У тебя есть ты сама, это самое ценное, что у тебя есть и будет. Возможно, еще будут дети, но пока – только ты сама. Так что, возьми себя в руки и занимайся своим делом. Тебя взяли с собой, чтобы не марать господских рук о стряпню, вот и делай. Делай да помалкивай. Боги с этой магичкой, держись от нее подальше  да не расклейся, как в прошлый раз, дура.
Несколько дней, проведенных в дороге к предгорьям, прошли для девушки как в тумане. Мерная поступь лошади, которую  удалось добыть в одной из деревенек, убаюкивала. К счастью Златки коняга был обычный, флегматичный одр. Если он и чуаял чего-то, то не высказывал никаких претензий, предпочитая спокойное передвижение излишним побоям. Тем не менее, окончание пути явилось для дремавшей в седле трактирщицы неожиданностью. Кроме того, прошло уже три дня, напряжение нарастало вместе с Луной, и как раз сегодня, по прикидкам Златки, ее зверь окончательно должен был проснуться. Теперь она точно знала, что чувствует человек, приговоренный к смерти. Страшно до предела и скорей бы все уже произошло. Она старалась  сдерживаться, но все равно руки слегка дрожали, когда девушка спрыгнула с лошади на землю. К счастью, это могло быть расценено как простая усталость.
Решение магистра оставить такую полезную целительницу в лагере, а ее, бесполезную Злату, забрать с собой, привело девушку в недоумение и досаду. Теперь спрятаться не получится, а Луна прибывала. Она еще не взошла, но уже чувствовалось ее притяжение, ее зов. 
Златку снова начал бить озноб. Губы обметало, кожа побледнела, туго обтянула скулы, румянец пропал. Она все никак не могла согреться. Скоро наступит ночь. Что с ней будет? Что ее ждет? Что делать и как так устроить, чтобы остаться в живых? И.. и какой он, ее зверь? о звере ей думалось постоянно. Сначала отвлекали мысли об одноруком маркизе, она сперва почувствовала, а потом и увидела его увечье. В дороге разве можно что-нибудь скрыть? Спутники его, рыцари, тоже занимали ее внимание какое-то время. На Доннигал она старалась не смотреть. На сопровождающего ее эльфа тоже. А вот следопыт был знаком. Девушка никак не могла вспомнить, как следует, при каких обстоятельствах видела его. В трактире, это точно, но запомнила-то отчего? Что особенного в этом мужчине, что все время притягивает разбегающиеся мысли? голова отказывалась соображать категорически. Куда же они едут? Неужели у них хватит дерзости лезть в проклятые пещеры? В народе болтали, что там живет всякая погань, и, кроме того, ловушек полно. На памяти Златы еще никто, ушедший туда, не вернулся. Правда,  в трактире треплются в голос только пьяные пустомели, которые обычно просто не доходят до гор. Запал кончается, надо думать. Но о счастливых экспедициях тоже не было ни единого слуха. «Проклятое золото проклятых королей» - вот и все. И теперь они шли именно туда, в эти пещеры. Сейчас закончится ужин, распоряжения для дальнейшего пути отданы. Трактирщица краем глаза увидела появившегося из ранних сумерек следопыта, и не удержала вздох.
Ей было очень страшно.

+1

101

Ужин показался Айвану безвкусным. Вернее, еще с неделю назад он не преминул бы похвалить и отблагодарить повариху за такое походное угощение, которое в домашней печи не у каждой хозяйки получается. Но сейчас, после того пожарища, после трех дней пути толком не оправившийся от увечья маркиз понял, что измотан. Морально, физически, душевно. Быстрее добраться до этих чертовых сокровищ, обойти или обезвредить ловушки, если таковые имеются. Потом останется вывезти это до Вартбурга, но конвоирование грузов и персон было коньком Ордена. Уже более полугода отряды рыцарей сопровождали повозки с золотом, получая за это очень серьезные выгоды. В виде щедрой платы и серьезных связей в королевстве Ковир, Повис и прочие-прочие.
-Выдвигаемся,- хмуро сообщил он и поднялся на ноги. Дальше предстояло идти пешком. Что характерно, из доспехов с собой Айван прихватил только полный латный наруч на левую руку, закрывающий пальцы, кисть, предплечье и плечо с плечевым суставом, а также часть ключицы и лопатку. Сталь наруча отливала красным. Немного не так, как недавно отливал в кустах Юрген, но.. Впрочем, не об этом.

Когда истоптанная тропа кончилась, Айван подозвал следопыта и принялся пояснять задачу. Довольно подробно, как и полагается пояснять задачу кметам и наемникам:
-Где-то неподалеку должна начинаться не особо приметная тропка, помеченная соколиными перьями. Во всяком случае в нескольких местах она отмечена именно так. Твоя задача найти тропу и вести нас так, чтобы мы пришли именно по той тропе, что отмечена перьями. Задача ясна? Можешь приступать, мы пойдем следом за тобой.
Он отошел чуть назад, оказываясь рядом со Златой и Доннигал с одноглазым seidhe.
-Мэтресса Доннигал, прошу прощения, если отрываю вас от важных мыслей. У меня просьба,- поглядывая на черное чистое небо, на котором уже начали прорезаться звезды. И в скором времени обещала взойти полная луна. Вернее, она уже была на небе, просто еще не была видна за-за нависшей над путешественниками горы.- У меня к вам просьба, не предусмотренная контрактом. Я буду у вас в долгу, если вы присмотрите за этой девушкой, которую я по своей глупости и уповая на мудрость того мэтра взял с собой. Мне было бы неприятно и обидно, если из-за моих амбиций пострадает ни в чем не повинная красавица, которая к тому же готовит лучше, чем соловьи поют.
Айван поклонился вежливо чародейке и скользнул усталым взглядом по эльфу и дочери трактирщика.  И пошел следом за своим оруженосцем, который шел позади следопыта.

-Как думаешь,- накрывая своим плащом плечи целительницы, когда та уселась,- успеют за сутки обернуться. Я магистра таким упрямым не видел с тех пор, как он после ранения поднялся с постели.. Впервые..
Рыцарь уселся рядом и поворошил толстой веткой угли, отчего пламя стало несколько ярче и прямо за костром показалась какая-то фигура. На короткое мгновение вспышки.
-Ты тоже это видела?- В руке рыцаря был уже кинжал. Повторная вспышка света показала, что за костром никого нет. Это с учетом того, Что Виглаф в палатке оказался как только уехал магистр. И скорее всего он там уже десятый сон видел.

+1

102

-Надеюсь, - совсем упавшим голосом ответила эльфка. В небе светила луна. Полная.
Только после того, как уехали остальные, она пожалела о том, что не предупредила магистра о том, что может им всем преподнести Златка, и пожалела, что не настояла на своем непосредственном участии в сопровождении Айвана, пожалела, что так быстро сдалась, не пожелав бессмысленно спорить. Что, если не вернется никто? Что тогда? Или вернутся потом, обезумевшими от зова Луны... Она бы закрыла Сокола собой, если бы ни одно из заклинаний не дало эффекта, а так... Что там будет? Что произойдет сейчас по ее вине?
Целительница смотрела сквозь огонь, где во всполохах костра на мгновение показался неясный силуэт. Ни всплеска магии, да и вообще ничего пугающего или враждебного Анирил не почувствовала, но дала понять рыцарю, что ему не показалось. Поднявшись на ноги, она затеплила в ладони магический огонек и осмотрела окрестности. Никого.
-Мне хочется нарушить приказ, я чувствую, что должна быть там, - поделилась она с Альфредом, - Если ангел-хранитель будет отсиживаться за тридевять земель от тех, кого как раз таки надлежит хранить, много ли он сможет сделать?
Эльфка не повышала голоса, старалась говорить спокойно, но ее волнение сложно было не заметить.
-Что, если раненые будут не в силах выбраться, а мы, следуя приказу, просто уберемся восвояси?
Фыркнув, целительница обернулась в сторону палатки.
-Еще чертовщина тут какая-то разгуливает. Надеюсь, она не по Виглафову душу пришла...
"Чертовщине" впору было обидеться на такое.
Но, тем не менее, осторожна эльфка решила перестраховаться и осторожно заглянула в палатку, готовясь увидеть съеденного при загадочных обстоятельствах и без единого крика рыцаря.

+1

103

Меченая тропа? Соколы установили свои ловушки?
Этот вывод напрашивался. Юрген не рассчитывал встретить каких-либо ловушек уже здесь, да и рядом со входом тоже. Учитывая древность клада, на них неминуемо успело бы наткнуться местное зверьё. Хотя с другой стороны, кто может сказать это наверняка, не проверив? Карлы, или кто там обитал в когда-то подземельях, говорят, мастера хитромудрых устройств, вполне могли и это предусмотреть.
Впрочем, всё может быть гораздо проще. Горы вообще, а тем более ночью - не лучшее место для праздных прогулок. Даже человек опытный, знающий, куда идёт, вполне может что-то напутать, заплутать. Гораздо лучше сразу подстраховаться, чем к утру внезапно оказаться по ту сторону хребта. Да и остальному отряду куда проще контролировать перемещения самого проводника.
А ещё, такая тропа выглядит как хорошее место для засады.
О засаде думать было нельзя. Всячески гоня от себя лишние, неудобные мысли, Юрген, тихо и осторожно, проверяя, куда ступает, медленно направился вперёд, стараясь не пропустить заветную метку. Если его расчёты верны, луна вскоре должна показаться, и будет гораздо проще. А если нет - что ж, просто придётся идти не так быстро.

0

104

С каждым следующим шагом становилось все более душно. Злата оттянула ворот платья, и, не отрываясь, глядела на вершину горы, за которой разливалось призрачно-молочное свечение. Вставала Луна. Под ноги она не смотрела. На своих супников – тоже. Все умерло вокруг. Оставалась только Луна и она сама. Тело наливалось душным жаром, становилось непослушным, каким-то угловатым. Рядом кто-то что-то говорил, а Златка слышала лишь гул собственной крови в ушах. Резко потянуло потом. Запах был буквально осязаем. Она сделала пару судорожных вдохов, пытаясь обуздать рвущееся наружу новое "я".Почему все так топают? Нарастала злоба. Зачем они мне? Для чего я здесь? Луна величественно выплыла из-за пика, высеребрила камни, траву. На тропе отчетливо стали видны перья. Мир приобрел совершенно другой вид. И аромат. Девушка проследила, куда убегает тропа, заприметила расщелину в камнях, но все это мельком. Ее заливала волна боли и ликования. Внезапно и сильно толкнув вперед идущую рядом Доннигал, она соскочила с тропы под защиту выступа горной породы, дающей глухую тень. Эльф, конечно, видит все, но оружия при нем нет, а нож.. Девушка оскалилась. Платье становилось тесным. Нож – детские игрушки.  Душно! Инстинкт заставлял отходить как можно дальше. Стараясь не шуршать травой, прячась в тенях, она  уходила к горной гряде, инстинктивно стараясь избегать освещенных Луной мест. Тогда сознание еще как-то могло удержать контроль над телом, хотя платье трещало по швам, а ноги уже не держали свою обладательницу вертикально. Зверь рвался наружу, он хотел бежать и охотиться, ему не было дела до всех этих людишек. Хотя кушать хотелось.  Слишком много разных чувств! Златка упала на колени, вскрикивая от пронизавшей тело боли. Боль заливала тело, резкая, острая, пронзительно-сладкая, изменяющая.  Платье треснуло,  распадаясь как куколка, ставшая тесной для бабочки. Из платья выбралось нечто новое, на заплетающихся ногах, голенастое, как щенок-подросток, растерянное и радостное одновременно. Попробовав пройтись и свалившись, молодая волчица полежала минутку-другую, прядя ушами и прислушиваясь к звукам человеков на тропе.  Вроде паники не было и не шуршала под грузными ногами трава, но это временная передышка. Волчица была отчего-то уверена, что они опомнятся и примутся ее искать. Чтобы убить. Она оскалилась, демонстрируя снежно белые острейшие зубы, поднялась на лапы, постояла, покачиваясь, привыкая к новому балансу тела,  и двинулась вперед, оставляя за спиной порванное платье. Плащ еще некоторое время волочился  за ней по траве, но вскоре пряжка не выдержала, лопнула, оставляя его за спиной. Зверь переборол человека, волчица взбежала на пологий каменный выступ, скрытый от людей более высокими обломками скал, запрокинула морду к Луне и запела.
Перья пронзительно пахли. Люди тоже. Она лежала в засаде у самого входа в пещеру, над каменным козырьком, в зарослях молодого березняка, такого густого, что человеку в него было не пролезть, и ждала.

+2

105

На кой магистру понадобилось тащить с собой эту кметку, видно даже черти не знали. Девка явно от удовольствия стонать не собиралась, да и что уж тут, выглядела весьма дурно. У неё с щёк пропал здоровый румянец, её знобило, а лицо выражало подавленную сосредоточенность. Эльфу было даже жаль девушку. Казалось, она старается избежать зрительного контакта с ним, словно именно Йорвет её пытался взять в том лесу. Хотя мало ли что дурной голове причудится во тьме, да при пожаре, особенно когда рядом мелькает такая страшная морда.
— Вечером они, когда сил почти не оставалось, пели песню своей толи бабки, толи прабабки. Песня эта та еще безвкусица и слова частенько мужики заменяли, но это текст не спасало. А что самое странное, меня заставляли в него вслушиваться, — лицо одноглазого замерло в странном выражении, и он чихнул.
С наступлением темноты у разбойника, почему то сильно начало чесаться в носу. Такого еще никогда не случалось, если не считать того случая неудачной разведки, где его с сородичем обучали вдыхать Пыль Силы. Йорвету от такого поведения стало неловко, но остальные на такую мелочь не собирались тратить свое внимание, поэтому он продолжил развлекать Доннигал.
— Самое странное, что в эту песню были "вшиты" слова на Hen Llinge, и их расшифровка, по их мнению, должна нам помочь отыскать сокровище. Но как, как вообще возможно разобрать что они лопочут, если на родном то языке её исполнить не могут?
Сейчас эти слова казались необычайно важными, ведь любая подсказка, даже самая глупая, могла привести на верную дорогу. А пока все полностью положились на этого следопыта, что подходил к ним ночью. "Для чего ему сопровождение ордена? Они-то явно себе на награду не поскупятся" — всё не давала эта мысль эльфу покоя.
Доннигал, вопреки отсутствующему выражению лица, слушала внимательно. Несмотря на то, что практически целиком её внимание было приковано к Злате. Независимо от личной просьбы магистра. Немалую роль играло здесь и их общее прошлое, от которого несколько часов назад чародейка попыталась откреститься одной-единственной фразой. Больше всего она надеялась, что девушка не обидится на её слова. Но сейчас так было нужно.
- Вижу, вы неплохо развлекались в путешествии. По взгляду и виду твоему легко сказать: бывалый, многое повидал, и беда стороной обходила тебя не всегда. Не сочти за грубость, но… Шрамы твои как у нашего Алого магистра – в глубоком наличие. А ведь он тоже многое явно пережил. И так я всё спросить хотела: как же ты попался-то тогда? Неуж пара дикарей сумели обхитрить пытливый эльфский ум? В жизни не поверю.
— Меня ранило и только одно чудо, что имеет вполне конкретное лицо, сохранило мне руку и жизнь. Восстановление должно было занять какое-то время, но судьба не расщедрилась на передышку. Тут то эти мужики меня больного и поймали, — он пожал плечами, мол такие происшествия совершенно его не беспокоят. — Моим друзьям не так повезло.
А вот последнее совершенно не стоило упоминать, и эльф надеялся, что чародейка не захочет удовлетворять свое любопытство по этому поводу. Тем более он не собирался тут сопли разводить. Хоть те события продолжали его тяготить, и влиять на решения.
— И я уже думал, что ты и не слушаешь меня вовсе. А тут надо же, такие откровенные вопросы, — эльф повел локтем в бок, что люди, по его наблюдениям, воспринимали как жест дружелюбия.
- Я ещё многим могу тебя удивить. И не только умением слушать, - на дружественный жест эльфа чародейка ответила яркой улыбкой. Что было странно: она не улыбалась всю дорогу от Оксенфурта. Надменно, высмеивая чьи-нибудь действия, но не искренне и беззаботно.
Она в очередной раз обернулась на Злату, удостовериться, всё ли в порядке, но… Нет, всё было определённо не в порядке. А в следующий момент Доннигал уже барахталась в траве, пытаясь выкопаться из-под накрывшего её с головой алого плаща и бормоча под нос проклятья. Звуки удаляющегося бега подсказывали чародейке, что поручение она благополучно не выполнила.
Йорвет снова сильно чихнул и остановился. С их подопечной точно было что-то не так. Конечно, он не особо понимал в людских женщинах, но наверняка такие метаморфозы для них не являлись нормой. Да и делать это вот так, при всех! Как не прилично.
— Опять сбежала, — устало вздохнув, сказал эльф, помогая чародейке встать.
Слова магистра он истолковал по своему, а потому не попытался задержать оборотня. Такой вот животине не понять, что в голову взбредет. Так что тут либо убивай, либо вступай врукопашную. Убивать ему на кой толк, оружие пачкать? Пусть себе бегает, может по дороге парочку dh'oine загрызет. А уж кидаться на псину с объятьями — смешно и бесполезно. Ну, хоть нос теперь не зудит.

0

106

Виглаф посапывал и похрапывал. Дергал еще порой ногой, будто отпинывался от кого-то во сне. Наверняка от толпы почитательниц всех сортов и видов. А может, чем черт не шутит, еще и от почитателей - сладеньких мальчиков, у которых на уме только и есть, что сорвать нежную розу достойного рыцаря, тем самым его обесчестив. В общем и целом, было не особенно-то важно, что сейчас видел во сне румяный здоровый с виду оруженосец Айвана, но никакая чертовщина и нечистая сила, равно как и чистая, к нему не прицеплялась и ничего с ним не делала.
-А..нирил,- запнувшись, тихонько позвал Альфред. И голос у него был такой, что невольно хотелось бы его сводить в нужник, вдруг в портки наделал.- С.. смотри,- рыцаренок совсем не по-рыцарски ткнул в темноту пальцем. На какой-то светлый и прозрачный силуэт. И на слегка светящиеся руны Старшей речи, расплывающиеся в воздухе от взмахов руки невысокого, при ближайшем рассмотрении оказалось - гнома. Некрасивого, низкого, пузатого карла в две трети ростом по сравнению с нормальным человеком.
"Лишь один путь продолжится шагом,"- вещали руны и тут же исчезали, как дымка, рассеянная ветерком. Хотя ветра и не ощущалось.-"Когда луч осветит вершину, настанет час Покоя, а затем не будет покоя никому. И пойдут те, кто сумеет шагать, остальных путь - Тьма и Покой."
Несколько противоречиво и неясно, но говорить гном явно не собирался или не мог. И каким-то странным чудом сей призрак не был пропитан магией, как положено любому уважающему себя или не особенно, страховидлу.
Спустя десяток минут откуда-то из гор послышался протяжный хруст. И наступила хрустальная, бьющая по ушам тишина.

Айван никогда бы не подумал, что уследить за одной раненной женщиной столь сложная задача для чародейки и ушастого. Впрочем, уследить за раненным и калеченным мужчиной у чародейки и эльфки в одном лице тоже не получалось. Беспокойные, как говорил один коновал, пациенты. Так или иначе, маркиз лишь глянул в сторону чародейки и холодно бросил:
-Благодарю.
Без сарказма, без заявлений о том, что на нее, чародейку, магистр потратил лучшие годы своей жизни, а она даже за дочерью трактирщика усмотреть не может. Никаких претензий. Гоняться по ночным горам за полоумной девкой, которая рванула куда-то в сторону от тропы, Айван не собирался. Равно как не собирался никого заставлять гоняться за ней. Более того, скорее всего стал бы удерживать от опрометчивого шага, соберись кто в погоню. Скорее всего.
И вот, когда по идее, до пещеры оставалось идти совсем немного, с полчаса, не больше, раздался протяжный треск и наступила полнейшая, абсолютно тихая тишина. Слышно было, как шуршит плащ. Лошади, разумеется, попятились все до единой.

Волчий инстинкт подсказывал новой оборотнице о том, что бежать отсюда нужно, не разбирая дороги. Чуткий слух был просто ошеломлен тем, как громко простонали горы. Казалось, до этого тоже был какой-то звук, но настроенная на другое оборотница упустила возможность понять, что именно это был за звук. Страх накатывал, а лунный Зов приказывал быть зверем. Не чудовищем, как привыкли представлять себе оборотней люди, а простым зверем, который ищет повкуснее и посытнее поесть да берлогу или нору побезопаснее.

-Что это было?- спросил маркиз. В Дол Блатанна не так уж и часто случались обвалы, но любой, кто слышал подобный звук не в силах был его забыть. Йорвет не был исключением и наверняка помнил последствия этого стихийного бедствия.

0

107

Эльфка резко обернулась, готовая к чему угодно - к крадущейся страховидле, к резво приближающейся стене огня, подумавшей вдруг, что она не достаточно сильно напугала орденцев, к маленькой девочке в беленьком платьице... Но это был призрак.
"Лишь один путь продолжится шагом,"- повторила целительница, чтобы Альфреду тоже было понятно, что означают руны, -"Когда луч осветит вершину, настанет час Покоя, а затем не будет покоя никому. И пойдут те, кто сумеет шагать, остальных путь - Тьма и Покой."
Силясь понять, что это за предсказание или предостережение, Анирил замолчала, сосредоточенно хмурясь.
-Какой-то бред, - буркнула эльфка и, подойдя к рыцарю, осторожно взяла его за руку, мол, не бойся, это просто кто-то из подгорных королей развлекается, - Я ничего не поняла... Может, у них есть время до рассвета, чтобы вернуться с гор? Или нет? Черт.
Он коснулась свободной рукой виска.
-Надо связаться с магистром, - она прикрыла глаза и настроилась, пуская мысль, усиленную магией, догонять ушедший два часа назад отряд.
Надеюсь, обвал их не задел...
Мысль не ушли в никуда, она действительно достигла магистра, и магистр был в сознании. Возможно, с ними со всеми действительно все в порядке. Стараясь как можно мягче провести вторжение в чужую голову, целительница собрала все свои силы.
"Айван, вы целы? Уходите оттуда, ради всех богов! Ваши жизни ценнее любого золота," - телепатировала эльфка, невольно сильно сжимая руку Альфреда. Затем она передала магистру послание карла. Возможно, они смогут обсудить это с Доннигал, вдруг коллега более начитана, и сможет понять хоть что-то...

+1

108

Тишина. Только стук собственного сердца, чужих шагов и тепло чужого тела на кончиках пальцев выдает здесь наличие жизни. Молчали звери, жуки и даже деревья. Глупо было не заметить этого раньше. Странно это заметить, если на твоих глазах оборачивается оборотень. Насторожились даже люди, их пульс стал чаще и эхом отдавался в длинных эльфских ушах. Или это был его?
Гора кричала.
Йорвет не отпустил руку чародейки, а только сильнее её сжал, до боли, и настойчиво потянул за собой.
-Что это было?
— Ara inne показывает свою силу. Нужно уйти выше и надеяться на ее милосердие, — кинул, проходя уже мимо магистра.
Вернуться они уже не успеют, а вот спрятаться - вполне. Выше. Выше и левее от крика. Объяснять времени не было, оставалось лишь наедятся на реакцию и чувство самосохранения остальных. Йорвету было все равно на жизни чужаков и на людей в особенности, но сейчас кто-то должен выжить. После всего, что произошло — это было ему нужно.
Дорога к пещере королей приглашала, манила к себе не только путешественника-авантюриста, но и серьезного толстосума. Сейчас же эльф шел по тропе не существующей, отталкивающей, резкой. Она пыталась показать, что даже сейдхе здесь лишний, щедро подставляя под ноги толстые корни и осыпающиеся камни. Сыпала в лицо хвойными ветками и паутинками. Старалась как могла, но все равно проигрывала своими ловушками его ловкости.
Разбойник двигался достаточно быстро, так же благодаря своей спутнице, которая не собиралась уступать последнему в прыти. След в след, немного поддержки и, похоже, что появляется шанс на выживание.

0

109

Если громко кричать в горах, духи гор могут разгневаться. Но мы вроде пока не кричали.
Мысль, если вдуматься, была нехитрой, вполне в духе следопыта, человека знающего, но только в пределах собственного мирка и недалёкого за его пределами. Поэтому Юрген её озвучил.
Как выяснилось, некоторым - уже в спину. Эльф, очевидно, успел сориентироваться в ситуации раньше, и сейчас настойчиво пёр куда-то в сторону, видимо, надеясь уйти от гнева загадочного "Ара", или как он там сказал. Это было разумно - но, в то же время, всё-таки очень глупо. Карабкаться куда-то по горам, ночью, непроверенной тропой, да ещё ничегошеньки не зная о здешних местах - куда более верный способ сломать себе шею, чем горный обвал, который ещё неизвестно где будет.
- Можно попытаться вернуться назад, туда, где оставили остальных. Или переждать в пещере. Хозяева сокровищ точно должны были подумать и об этом, иначе вход бы завалило задолго до нашего появления. - судя по тому, как стремительно припустил наёмник в указанном направлении, сам он уже определился. Золото, судя по всему, его привлекало куда больше бегства и перспективы бесславной смерти под грудой камней. Пусть даже в случае золота смерть тоже становилась куда более вероятной.

0

110

Чародейка всё ждала, когда мимо с нечеловеческим грохотом пронесётся огромная бесформенная масса камней. Ждала и надеялась, искренне надеялась, что эта проклятущая дура не зашибёт никого из их маленького отряда искателей приключений на пикантные части тел. Лишь тогда бы Доннигал вздохнула спокойно. Однако даже несмотря на грядущий обвал, оставались две нерешённые проблемы. Внизу, насколько память позволяла выудить из себя приказы магистра, располагался их лагерь. По закону подлости, именно он мог пострадать. Плевать ей хотелось на всех алых плащеносцев, они знали, на что идут. Но… В лагере были не только люди.
Вторая же проблема даже носила красивое светлое имя. И являлась самой животрепещущей и быстроногой из всех.
Чародейка не крикнула тогда ей в след, не попыталась остановить и не собиралась догонять. Оборотня лучше искать, когда он вновь станет человеком. И когда он позволит себя найти. Если позволит.
Если бы… В голове билась одна мысль: «Почему никто мне не сказал?!». Почему? Потому что сделать ничего уже было нельзя. Она бы всё равно обратилась при нужной фазе луны. Теперь оставалось только сожалеть.
А мимо пока никаких камней и не проносилось. Зато мелькали люди. Безымянный пока следопыт, Айван… Нет, это она мелькала рядом с ними. Несколько секунд ей нужно было, чтобы окончательно придти в себя и понять, что сейчас происходит. И отчего у неё ноги горят огнём, сбивается дыхание.
Доннигал споткнулась. Раз едва не клюнула носом землю, другой чуть не распласталась на траве, запутавшись в собственных ногах. Но эльф упрямо тащил её за собой, не давая времени на передышку.
- Йорвет! Пожалуйста, прошу тебя!
Крик улетел в пустоту. Он не услышал. Или сделал вид, что не слышит. А повторять не было сил. Она не вырывалась, больше не звала его по имени, лишь глубоко дышала и бежала так быстро, как только могла. Чародейка устала – куда уж ей сравняться с быстроногим остроухим - в глазах темнело и слишком мало воздуха было вокруг. Но не сдавалась, не позволяла себя тащить.
Ей нужно было закончить начатое, найти триклятое сокровище. Найти Злату и извиниться. И спасти свою душу из цепких лап Корье.
Пока она не сделает это, она не умрёт. Не имеет права.

+2

111

"Айван, вы целы? Уходите оттуда, ради всех богов! Ваши жизни ценнее любого золота."
— Ara inne показывает свою силу. Нужно уйти выше и надеяться на ее милосердие.
- Можно попытаться вернуться назад, туда, где оставили остальных. Или переждать в пещере. Хозяева сокровищ точно должны были подумать и об этом, иначе вход бы завалило задолго до нашего появления.
Айван стоял на месте и смотрел на происходившее так, будто все происходило не с ним. Будто он - всего лишь сторонний наблюдатель. И все это - сон. Здоровенная глыба пролетела в паре локтей от магистровой головы, а тот даже глазом не моргнул. Он видел сейчас каждую мелочь. Видел здоровенного волка, улегшегося неподалеку от пещеры, видел отчетливо и ясно глазами волчицы серую, поблекшую ночь. Видел, как эльф и чародейка бегут вверх по склону. Видел, что еще дюжина шагов и оба они наступят на шатающийся камень, который унесет их в бездну и размолотит по склонам. Видел гору сверху, словно какая-то птица кружила над горой. Видел попятившегося, но взявшего себя в руки и так и не ударившегося в бегство оруженосца.
"Букашки..- пролетела в голове мысль.- Вы всего лишь шевелящиеся букашки, оттягивающие неизбежное. Прочь с горы, не ройтесь в ее внутренностях. Не слышите, как она кричит?"
И гора закричала вновь, словно вторя мыслям маркиза. На сей раз земля под ногами дрогнула у всех, даже у Анирил с Альфредом.
-Что за..?- рыцарь не закончил фразы, поток камней накрыл его и эльфку, размалывая в кашу три тела - целительницы, рыцаря и маркизового оруженосца.
Камень под ногами Йорвета и Доннигал, казавшийся массивным и устойчивым, поехал вниз, дрогнув под ногами. Сверху обоих, пытавшихся убежать от гнева гор, накрыло здоровым валуном, расплющивая человечку и эльфа.
Юрген, бежавший по тропе, оступился и покатился в стороне от тропы. Несколько раз его перевернуло и сознание погасло. Лишь боль в затылке - последнее осознание в этой жизни.
Огромная волчица видела, как из входа в пещеру вышло пять десятков низкорослых мужчин - судя по бородам из-под шлемов - в полных доспехах из стальных чешуек. Все были вооружены. Острая боль в районе спины и девушка перестала чувствовать ноги. Вернее, задние лапы. Последнее, что успела она увидеть - это бесшумно падающий на голову шипастый шар булавы.
Айван видел, как выпадает из седла его оруженосец. Видел, что горло парню пробил стальной болт выпущенный с невероятного для арбалета расстояния. Видел глазами того, кто выстрелил. Чувствовал, что никакого удовлетворения стрелок не испытал. Как подметальщик, выполняющий рутинную ежедневную работу.
-Золото или жизни?- крикнула гора и по сторонам от гарцующего на месте Кровососа скалы ушил в бездну.
Айван молчал, чувствуя, как наливаются свинцом желваки, выделяясь на лице. Погибни его оруженосцы и рыцари с тем наемным проводником, он пошел бы дальше. Но в чем была виновата девица из трактира? Анирил? Рыцари знали, что рано или поздно они могут погибнуть не в своей постели. За то им и платили, за то их и уважали. Наемник тоже знал, что в горах может приключиться всякое. А женщины? Чародейка, вытащившая с того света уже не меньше десятка рыцарей с помощью магии и черт его знает сколько сотен искусством врачевания? Дочь трактирщика, потерявшая все только потому, что Алый Сокол решил расшатать гору.
Легендарное золото, с помощью которого можно поднять свой орден до небывалых высот или..
-Верни их,- крикнул он в пустоту. Что кричит муравей, когда его давишь? Никто не слышал ничего, кроме хруста хитина. И то, это если прислушиваться.
Ничего не происходило. Теперь стояла абсолютная тишина, в которой можно услышать бой своего сердца.
-Верни,- прокричал он вновь. Гора молчала. Айван слез со скакуна и похлопал его по шее.- Прости,- шепнул он.- Я так не могу.. Это нечестно..
И спрыгнул вниз, в черную пустоту. Последнее, что он слышал - это ржание Кровососа, укорявшего хозяина.

Позднее утро задалось ясным. Через ставни узкая полоска света падала прямо на глаз Златки и не давала снова уснуть. Слышны были шаги и тихие разговоры. Если бы Златка открыла глаза, она бы увидела, что это ее комната. В ее трактире.
-Злат,- дверь тихонько отворилась и до боли знакомые шаги стали подкрадываться к кровати.- Просыпайся, никак без тебя не справлюсь,- голос был очень знакомый. Тоже до боли.- Господа рыцари обедать изволят, а я как ты не приготовлю,- отец как всегда извинялся, когда этого не требовалось.
У девушки немного болело плечо. Чуточку. Как после зажившего укуса собаки.

Анирил разбудил аккуратный стук в дверь. А затем дверь тихонько отворилась. В комнату вошел Альфред, умытый, с мокрыми волосами. По нему явно было видно, что он недавно мылся. А скорее всего - и тренировался. В руках у него была круглая доска, на которой была кружка с чем-то - наверняка местное столовое вино, сковорода с яичницей на сале и немаленький пук укропа. И, естественно, знаменитая сладкая аэдирнская луковица, столь часто используемая низушками в их кулинарных изысках.
-Анирил, я не разбудил тебя?- не очень тихо спросил рыцарь.- Если что, скажи "пшел вон", я выйду,- он улыбнулся и поставил на прикроватную тумбу поднос, усаживаясь на край кровати.

Доннигал и Йорвета полуденный свет застал в той самой сторожке. Вместе с егерем, который лишь хмыкнул и вышел из избушки, увидев лежащих в обнимку эльфа и женщину.

Айван проснулся от крика. От собственного крика. Он поднялся на кровати на одной руке и скинул мокрую простыню, которой укрывался, на пол. Все тело было покрыто липким потом и стало зябко. Он опустил ноги на пол и провел рукой по мокрому лбу.
-Приснилось? Или нет?
Магистр встал и подошел к окну. За окном неспешно текла жизнь маленького приграничного городка. Никаких огненных стен. Никаких камнепадов и обвалов. И никаких чародеек, любящих потрещать о политике и докопаться до сути вещей. От последней мысли стало немного грустно, но именно это заставило Айвана усмехнуться и начать одевать портки. Все живы. К черту золото.
"К черту тупоголовых букашек.."- промелькнуло в голове у магистра, но он был так увлечен натягиванием на ноги портков одной рукой, что даже не заметил этого. Магистр был почти счастлив. Он накинул сорочку с немногочисленными рюшами и спустился вниз, почти пробежал до хозяйской комнаты и вломился в нее.
-Прошу прощения, милсдарыня,- Айван убрал руку за спину, уже не обращая внимания, что забыл прикрыть свое увечье, извлек из-за спины подвеску с изумрудом. Прозрачным и насыщенно зеленым.- Это вам в знак моей признательности и радости видеть вас.
"Живой..."
-Прошу не считать большой обидой мой слишком уж бесцеремонный визит. В случае необходимости всегда к вашим услугам.
Айван поклонился и пошел на выход из комнаты. Он еще не знал, что Юргену, Анирил, Злате, Йорвету и Доннигал снился тот же самый сон. И было ли это сном?

+2

112

Она умерла быстро, даже не успев толком ничего понять. Только вцепилась в Альфреда мертвой хваткой, потому что было страшно. Но вдруг все закончилось, словно сон.
Неотвратимость гибели была не самым худшим в этом сне. Хуже была невозможность из него вырваться, как ни старайся, как не тянись вперед, желая зацепиться за воздух и выбраться на свет, как ни кричи от отчаяния, срываясь на хрип.

Все прервал стук в дверь. Анирил открыла глаза и повернула голову к источнику стука. Руки все еще дрожали и было холодно. Постепенно ее мир наполнялся звуками и запахами, светом, теплом. Так необычно, словно все действительно было сном.
-Анирил, я не разбудил тебя?
Целительница молча помотала головой, осматривая парня с головы до ног. На нем не было следов увечий, оставленных сорвавшимися с горных склонов камнями. Сон прошел, остался позади...
- Если что, скажи "пшел вон", я выйду.
Она откинула одеяло в сторону и уселась, порывисто обнимая Альфреда за плечи, изо всех сил, словно боялась, что парня кто-то отнимет, приберет к своим костлявым рукам. Рыцарь был живой, теплый и настоящий. Еще, наверное, ему было больно от врезавшихся в кожу целительских пальцев.
Анирил уткнулась лбом в его плечо и едва слышно вздохнула.
-Мне снился страшный сон, - прошептала эльфка.
Я хочу, чтобы он никогда больше со мной не случился...

+1

113

Луна раскололась пополам и упала на волчицу. Это было так больно и обидно, что остальное просто не имело значения.  Уже гаснущими глазами она видела гибель своих спутников, видела бородатых недомерков, один из которых добил ее, ощущала страх Доннигал (почему снова она?), даже печаль магистра зацепила, перед тем, как провалиться в темную теплую темноту. Тогда все кончилось. Отступила боль и разочарование, душа успокоилась и затихла, растворяемая тьмой как кусок сахара в чае. Жаль…
-Злат,- тихий скрип двери впустил звуки проснувшегося дома, - Просыпайся, никак без тебя не справлюсь. Господа рыцари обедать изволят, а я как ты не приготовлю.
Златка с трудом открыла слипающиеся глаза. При виде отца у нее сдавило горло и из глаз чуть не потекли слезы, но она сдержалась. Милошу совершенно не нужно было знать, как рада она его видеть, а то решит, что снова припадок был, волноваться начнет. Девушка уже несколько лет старалась не попадаться на хождении по ночам. И таз с водой ставила на пол, и навешивала всякой дребедени, чтобы спотыкаться и просыпаться, не успев выйти за дверь или в окно. Чувствовала она себя скверно, будто была зверски избита. Лицо болело с одной стороны, и почему-то побаливало плечо.
- Да, па, конечно, я сейчас.Девушка села в собственной постели, натягивая покрывало на старенькую ночную кофту, почти прозрачную, но уютную, а потому особо любимую. Отец вышел. Злата потрогала ноющее плечо, и внезапно  поняла, что материнского кольца на шее больше нет. Странно. Она выбралась из постели, босые ноги коснулись приятно нагретого солнцем  через щель в ставнях  пола. В ярком луче обнаружилось, что ноги в какой-то пыли и исцарапаны, будто опадом, маленькими острыми веточками, словно бы по ним бродили босиком. Значит снова ходила во сне. Но сон, он такой страшный, так жалко себя, и того мужчину без руки, и эльфку, и Доннигал со спутником, всех… Как хорошо, что это просто сон. Не прошеные слезы все-таки катились по лицу.
Дверь распахнулась, на пороге появился мужчина. Девушка вскинула голову, отрываясь от созерцания босых ног в солнечном луче, и неверяще уставилась на него, не понимая и половины из того, что он говорил. Важно было, что говорил, что жив, что пришел, а не остался там, в темой бездне, где все было так плохо, что хуже, наверное,  только в аду. Этот странный человек без правой руки протягивал ей что-то, блестевшее зеленым, а она, забыв про то, как выглядит, поймала его за эту руку, вернула, и, обняв его,  прижалась, не произнося ни слова. Зачем болтать, когда можно услышать биение сердца?

Отредактировано Златка (2014-10-26 20:08:48)

+2

114

Всё заглушил омерзительный хруст ломающихся костей. Чародейка никак не могла осознать, что камни в труху перетирают её собственные кости. На ум лез извращённый рецепт зелья, где бы могла пригодиться человеческая костная ткань грубого помола… Будто всё происходило не с ней, будто это было с кем-то другим.
Она умирала мучительно медленно, сполна ощущая всю боль и обиду. Пыталась кричать, но разбитые губы не слушались. Левый глаз больше не видел, ног и рук она не чувствовала тоже, но знала, что Йорвет не отпустил её. Вот только спасибо она скажет ему уже в следующей жизни. Страх отступил, ушла и боль. Всё провалилось в гнетущую пустоту.
А потом пришлось открыть глаза. Потому что рядом нервно закопошился одноглазый эльф. Доннигал медленно поднялась на лежаке, упираясь в грубые доски.
- Чего раскопошился спозаранку? – пробубнела она, кулачком сонно потирая левый глаз. – Мерзотосней сна в жизни не видела… А я-то наивно полагала, Эверилла оградила меня от подобной дряни. Видимо, не навсегда. В прочем… Я, кажется, уже привыкла.
Однако чародейка выглядела слишком бледной для самой себя. Бескровные губы слились с будто накрахмаленной кожей лица, глаза остро блестели. И её трясло. Так, что, казалось, она сейчас упадёт и зайдётся плачем. Но ни единой слезинки не скатилось по щекам.
Она подошла к окну, глянула вдаль пристальным взглядом. Задумчивый взгляд не сменился удивлением, пусть она и не ожидала увидеть… Город? Целый, нетронутый сплошной стеной пламени город, где остановился Айван и другие Алые Соколы. Где должна была быть она, но предпочла поиск источника подпитки магических сил.
- Ну надо же… Всё стоит по своим местам. Значит, просто приснилось? Бывает же такое…
В голове роились, копошились мысли, и Доннигал никак не могла поймать за хвост ту единственную. Ту самую, которая разъяснила бы всё произошедшее.
Ответ был прост – она не знала, что произошло. События ещё раз прошли перед глазами, словно были кем-то любезно зарисованы, но никаких подсказок не было. Вернее… Была. Одна. Старая и сварливая подсказка по фамилии Корье. Но встречаться с ней почему-то не хотелось. Второй раз? А, может, и первый.
- Мне нужно обратно в Оксенфурт, поговорить с господином Никко. Сообщу, будто мы разделились для эффективности работы, осмотрели пещеры, но ничего не нашли. Не поверит - попробую убедить немного… Нечестным магическим путём. У людей есть паршивая черта характера – любопытство, иногда с добавлением самоуверенности. Пусть людей Никко хоть черти сожрут, мне всё равно, но остальные должны знать, что эти горы небезопасны, и поджидать их там может многое, - чародейка глубоко вздохнула, переводя дух. И продолжила: - Постараюсь не встречаться сейчас с магистром Алых Соколов, доберусь до города сама. Думаю, он сам не глуп, догадается оставить идею о проклятом походе и вернётся восвояси. Я туда ни за что не пойду, извольте. Сколько бы золота там ни было… - она сжала ладони в кулаки. Так сильно, что побелели костяшки пальцев. - Оно не стоит того, чтобы умереть. Ты согласен со мной, Йорвет?
Она стояла вполоборота к эльфу и почти улыбалась (скорее, насмехалась над своим ещё неозвученным решением). Тот выглядел не то напуганным, не то растерянным - Доннигал так и не решила. Словно видел своими глазами её сон. Словно... Всё было реальным. Или это та самая следующая жизнь, в которой она должна сказать ему спасибо.
- Идём со мной, эльф, если пожелаешь. В городе я не задержусь надолго, а потом мне будет скучно и придётся искать работу по слухам. А у кого уши длиннее, тот слышит больше. Или я не права?

Отредактировано Доннигал (2014-10-28 14:45:44)

0

115

Движение, камни, корни, ветки, смерть, да определенно смерть. Чужая рука в руке — теплая, но такая же мертвая.
Первый вздох всегда чертовски тяжел для маленького отпрыска. Это испытание он должен пройти, если хочет начать жить, хотя выбор тут особо не дается — рефлексы все делают за него.
Эльф раскрыл глаза и резко вздохнул, не решаясь выдохнуть и пошевелиться. На лбу появилась испарина, а в голове крутились яркие ощущения и образы. Все было настолько реально, настолько правильно и логично… кроме развязки, конечно же. Этот дурной сон он сможет забыть так же, как и тысячи предыдущих. Вот только нужно ли? Наставление.
Под боком у сейдхе спала чародейка. Теплая. Йорвет аккуратно дотронулся пальцами до её запястья, где продолжала стучать жизнь. Еще бы, ведь она дышит. И дыхание это щекотало кожу. От осознания лицо одноглазого бросило в жар, и он поспешил отстраниться от Доннигал. Я даже не заметил, что мы здесь не одни!
Девушка проснулась практически следом за ним, не обратив внимание на его неловкое извинение. У нее были другие заботы и совершенно не доброе утро.
— Не тебе одной снился дурной сон. Думается мне, что он был всамделишный, — пробубнил эльф, поежившись от непривычного холода.
Речи чародейки увлекали разбойника своим решительным интонированием, хоть и говорила она, что уж тут таить, о побеге, причем побеге скрытном. Вполне в нашем стиле, если игра того не стоит. Он, отмечая на чужом лице неестественную бледность, осмотрел их убежище. Совсем не отдохнул, словно и не спал вовсе. 
— Конечно, госпожа, согласен, — эльфа застали врасплох, слишком уж тот углубился в свои мысли.
"Стоит по своим местам". Возможно ли, что и ей тоже…? Одноглазый встал с насиженного тепленького места, и собрал свои немногочисленные вещи, а вернее кое-что из оружия, с которым, к сожалению, спать было неудобно. Подчиняться чужой воле оказалось так просто. Положиться на кого-то уверенного, знающего свой путь. Они поэтому шли следом?  Йорвет еще не был готов принять ответственность за все, вернуться. Пока он побудет игрушкой в нежных руках врага. Наказание.

0


Вы здесь » Ведьмак: Перекрестки судеб » Квесты » Золото подгорных Королей


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC