Ведьмак: Перекрестки судеб

Объявление

Последние новости

Форум закрыт. Но можно доиграть незаконченные квесты и эпизоды, а так же разобрать памятные сувениры. Спасибо за то, что играли с нами

Администрация
Мэг

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Перекрестки судеб » Квесты » Золото подгорных Королей


Золото подгорных Королей

Сообщений 61 страница 90 из 116

61

Время – лучшее лекарство. Прекрасно избавляет не только от болезней, но и от чувства вины.
Ещё пару часов назад Доннигал места себе не находила: бегала из угла в угол домика, где они провели ночь, или от дерева к дереву, одолеваемая беспокойством. Беспокойством не за свою собственную шкуру, нет, потому как пострадают они позже и вовсе не от огня, а от рук очень злого магистра. И не за жизнь вышеупомянутого магистра, который явно будет зол и раздражён всю следующую неделю как минимум. Была для беспокойства и иная причина. Вернее, две или даже целых три – посчитать их чародейка как-то не успела, всё угасло слишком быстро. Но что-то подсказывало: угаснуть-то угасли, но исчезли ли люди, виновные в этом?
В прочем, об этом теперь она уже не думала. Айван – мальчик большой, и свиты у него в половину населения этого пограничного городишки. Среди них явно мог отыскаться герой, который полез бы вытаскивать командира, невзирая на вакханалию и жгучее окружение. К тому же, у него была эльфка, медицинскими навыками заткнувшая за пояс всех знакомых чародеек Доннигал. Как и её саму.
Поэтому теперь чародейка была спокойна.
Почти.
- К нам кто-то приближается, - и от этой фразы, произнесённой одноглазым спутником, опять неумолимо начинала разрастаться тревога. Но всё обошлось. Из-за деревьев показался уже знакомый командор Райк – член отряда Алых Соколов, один из людей Айвана – в сопровождении бородача, видать, местного, если так быстро их отыскал.
«Я бы не удивилась, если он – хозяин нашего ночного пристанища. Эх, люди, нигде от вас не скроешься…»
- Похоже, это за тобой, - подтвердил эльф её догадки. Но не полностью.
- За нами, одноглазый, за нами. Теперь ты находишься под моим… - она будто случайно несколько раз щёлкнула пальцами, словно вспоминая забытую часть фразы. Однако искры, вылетевшие из-под пальцев, были неслучайными. – Непосредственным командованием или опекой до конца экспедиции. Вопросы есть? Вопросов быть не может. Идеально.
И она, торжественно вручив эльфу в руки узды от своей истеричной лошади, не менее торжественным и гордым шагом направилась к командору Райку.
Несмотря на жгучее нежелание возвращаться к Алым Соколам в связи с произошедшим, Доннигал отлучалась лишь однажды. И как бы смешно это ни было, но… В кусты. По делу не столь уж и важному: не скажет же она никому, что почувствовала нечто жутко странное в тех самых кустах. А если бы это был просто бешеный кролик? Становиться посмешищем – последнее, чего она теперь хотела.
И вернулась оттуда она не одна: на руках притащила дивчину, укутанную в её, чародейский, алый дорожный плащ. Разметавшиеся по блестящему от выступивших бусинок пота лицу золотистые волосы не давали толком рассмотреть незнакомку, но отчего-то Доннигал показалось, будто они могут быть знакомы. Или обязаны быть таковыми.
На вопросительные взгляды командора и эльфа чародейка толком ничего не ответила, лишь вскинула бессознательную девчонку в седло своей лошади и остаток пути уже сама вела животинку, грозными взглядами заставляя лошадь идти осторожно, медленно, переступать через коряги и крупные камни, чтобы ни в коем случае не навредить попутчице ещё больше.
- Леди Анирил подлатает, тогда и поговорим: кто такая, да что делала в лесу. И если местная, значит лично мне есть, о чём с ней побеседовать.
Весь остаток пути до лагеря чародейка молчала, словно проглотила язык. И ни о чём не думала. Абсолютно. Будто боялась, что её мысли может кто-то прочесть.

+2

62

- Поэтому не уходи пока за едой… пожалуйста.
Айван косо глянул на чародейку и нахмурился еще больше, чем когда читал письмо. Райк говорил, что если Айван будет много хмуриться, в складках кожи на лбу вырастет горка прыщей. А потом ржал, рассказывая в подробностях, как будет выглядеть молодой Великий Магистр с юношескими прыщами на официальном приеме у какого-нибудь королька. Весьма и весьма нелепо. Отдельный взрыв смеха вызывали в командоре его фантазии, что прыщи слезутся в один чирий, а когда тот выдавят, то на лбу появится третий глаз, над которым немедленно нарастет бровь. И в таком виде Айвану женского общества даже в самом блядском блядюжнике не светит. Впрочем, смеялся не только Райк, но и Сайк. Да и Айван хохотал, а когда скулы начинали болеть, маркиз высокомерно глядел на двух братьев и гнусавым тоном говорил им о субординации.. Пожалуй, лишь это заставило маркиза сейчас чуть заметно улыбнуться мыслям и посмотреть на приближающуюся делегацию без откровенной враждебности. Действительно, мало ли зачем они идут в эту сторону.
-Ты слишком сгущаешь краски.
-Сэр рыцарь,- неожиданно низким басом обратился толстяк.- Госпожа.. Я правильно осведомлен, что имею честь разговаривать с магистром ордена?- взгляд поросячьих глазок был на удивление осмысленным и холодным. Не змеиным и не рыбьим, а, пожалуй, птичьим. Немного любопытства, немного уважения, но при отсутствии эмоций это могло выйти как хорошо для маркиза и его отряда, так и очень недобро. В зависимости от мыслей, что прятались за этим взглядом. Маркиз же слегка наклонил голову, ожидая продолжения. Толстячок подал знак свите отойти и шагнул ближе.- Прошу прощения за навязчивость, но.. Мы можем поговорить наедине? И поодаль от этого ужасного зрелища,- он обвел взглядом голые пятки висельников.
-Можете говорить при госпоже Офелии, не думаю, что наш разговор настолько конфиденциальный.
"Да и толку что-то скрывать от нее, когда она при желании залезет в голову?"
-Да будет так,- быстро согласился толстяк.- Меня зовут Кемер Клайв, я, как вы могли догадаться, войт сего.. хм.. в прошлом города.
-Очень приятно,- ровным голосом выказал свое почтение Айван.
-Вы не умеете врать. Вернее, делаете это так.. Впрочем, неважно. В связи с последними событиями у меня осталось немного людей, чтобы поддерживать порядок, поэтому хотел бы выразить вам мою признательность за помощь ваших людей.
-Я вышлю вам счет за услуги.
-Несомненно,- войт широко улыбнулся. Удивительно, но с зубами у него было все в порядке.- Тем более, что в любой момент может вспыхнуть бунт, учитывая, что скоро люди захотят.. Ну сами понимаете, когда человек лишается всего, то разум - одно из самых дорогих потерь, входящих в это "всего". Таким образом городу под моей ответственностью требуются услуги вашего ордена. Сумму назначите сами, до вечера документы приготовлю. Скажу лишь, что подавляющая часть ваших людей здесь присутствующих попадет в этот договор.
-Мы берем дорого.
-Ковир готов платить.
-Тогда пойдемте, я вам кое-что покажу,- Айван потянул войта к лошади и сунул в руки письмо из футляра, которое господин Кемер тут же прочел не без интереса.
-Политика,- извиняющаяся улыбка возникла на лице толстяка.- Впрочем, это ничего не меняет. Вашим людям ничего не угрожает. У меня есть покровители в столице, поэтому баш на баш. Вы помогаете мне, а я помогу вам.. Во всяком случае, месяц у вас будет, а там, как мне кажется, вы уже достигните своих целей на этой стороне.
-Я подумаю, господин Клайв.
-Подумайте. Надеюсь, вы примите правильное решение. И да, скажу сразу, я не идиот, чтобы пытаться задержать вас против вашей воли. С вашего позволения..
Толстяк откланялся, а маркиз уперся тяжелым взглядом в чародейку.

-Анирил,- Альфред позвал тихо.- Тебе лучше отдохнуть.. Вон, уже глаза ввалились. Парни вне опасности.
Действительно, раны были достаточно серьезными, но поддавались и врачеванию без вмешательства магии. Рыцарь, невзирая на возможные увещевания и протесты, вытащил эльфку в вечерний сумрак из палатки полевого госпиталя. И сунул под нос флягу с вином. Не Эст-Эст, разумеется, но лучше, чем ничего.
-Ты побереги себя,- он укрыл плечи девушки алым плащом и приобнял за эти самые плечи.- А то..- неуверенно продолжил он.- Как я без тебя.. Буду.. Черт.
К палатке подъезжали пятеро всадников. Вернее, четверо всадников, лошадь с бессознательным телом и пешая чародейка.

Райк все же нашел мэтрессу Доннигал. Точнее, встретился с ней. Следопыт из него был тот еще, да и охотник наверняка прошел бы мимо, пожелай этого чародейка и эльф.
-Ага, вот вы где. Там это..- усач сморщился.- Поехали, в общем, мазель,- Райк мельком глянул на эльфа и сморщился еще больше, но протестовать против его присутствия не стал. На крайний случай, чародейке самой разбираться с неприятностями, если те произойдут из присутствия Йорвета. Когда же она нашла недавнюю трактирщицу в изорванном платье, Райк совсем почернел лицом. И замолчал, что было весьма и весьма непривычно. Унывать мужик не привык, но тут волком взвоешь.. К слову, через пару ночей кое-кому это предстояло в прямом смысле. Если доживет.

-Тут помощь нужна.. Девку покусал кто-то и снасильначал, по ходу..- слезая с лошади и подходя к эльфке, произнес командор.- Эт-самое..- крепыш сейчас выглядел, как юнец, впервые увидевший голую девку.- Ну в общем, к кому ее еще определять, как не к вам, миледи.. Может помочь чем?

Едва только Доннигал, Райк, Йорвет, Златка и оруженосец с охотником подъехали к палатке, где молодой рыцарь ласково обнимал чародейку, рядом со спешенной чародейкой возник пожилой мужчина, известный Анирил по событиям возле того дома.
-Миледи Доннигал, прошу прощения. Нам необходимо поговорить. Тет-а-тет.
Голос был твердым и учтивым. Но явственно слышалось, как за учтивостью прячется сталь. Причем наверняка отлично отточенная и множество раз прокованная.

-Тянет все это на провокацию. Мол, вы останьтесь до приезда подкрепления, а мы возьмем вас малой кровью. С другой стороны, если привык видеть во всем дерьмо, то скоро сам им станешь,- задумчиво и медленно произнес Айван, все еще сверля чародейку взглядом.- Пойдем поедим, заодно расскажешь, почему я должен взирать на чародейскую неприкосновенность и не должен приказывать своим людям расположить тебя рядом с теми весельчаками,- он кивнул на дерево и взял под уздцы Кровососа.

+2

63

Эльфка не успела даже возмутиться и объяснить, что в такой ситуации раненых нужно поставить на ноги как можно скорее, чтобы в случае чего они могли спастись своим ходом и спасти других, но Альфред бы, вероятно, даже не стал ее слушать, высказав известную в целительских кругах вещь - сегодня ты израсходуешь на двух раненых все силы, а завтра не сможешь помочь третьему. И он был бы прав.
-Прости, - Анирил ткнулась лбом рыцарю в плечо и притихла, чувствуя, как тепло от выпитого вина разливается по телу. Сейчас бы поспать, закутавшись в этот теплый соколиный плащ, но... Редко обходилось без таких вот "но".
Целительница отстранилась и обернулся к подошедшему командору. От его слов внутри все вспыхнуло и женщина скрипнула зубами, сжав кулаки. Укажи ей сейчас Райк на посмевшего поднять руку и не только на беззащитную девчонку, и тот будет жестоко убит голыми руками. Как таких вообще земля носит?
Анирил выматерилась вполголоса, естественно, на эльфийском, чтобы никого не смущать, но по интонации и так было понятно, что она думает о произошедшем с девушкой. В таких ситуациях она ненавидела мужчин, не конкретных, абстрактных, наверное чудом это отношение не перекидывалось на окружающих.
-Занесите ее в палатку, - попросила эльфка Райка и зашла следом, оставив такой теплый и уютный алый плащ в руках его хозяина, ровно как и флягу с вином.

Целительница зашла за импровизированную ширму, сделанную из веревки и чьего-то плаща, и попросила уложить Злату на лежак. После этой процедуры Райк был тактично выставлен вон, а эльфка уселась возле истерзанной девушки.
Сначала ее кто-то методично избивал...
Ладони скользили над синяками и ссадинами, оставленными грубыми руками какого-то мерзавца. Наготове была уже миска с водой и полотенце, чтобы смыть кровь. Так же девушке нужна будет одежда, но это не было сложностью - эльфкино платье сослужит ей службу, не рубаху же с портками у мужиков выпрашивать.
Ладони остановились над животом и чуть вздрогнули. Не успел. Но одного потрясения от избиений, наверняка сопровождаемых самодовольными фразочками, девушке могло хватить, чтобы всю оставшуюся жизнь сторониться мужчин. И уж если целительнице хватит пары чародейских прикосновений, приправленных пинком, чтобы покусившийся на нее валялся у нее в ногах и скулил, то что могла сделать беззащитная девушка, вся жизнь которой была в хранении домашнего очага? Горите вы все в Пекле...
Смочив в воде тряпицу, Анирил бережно смыла с кожи трактирщицы запекшуюся кровь, и, прикрыв ее лежащим возле лежака плащом, как одеялом, чтобы девушка не замерзла, обратила свое внимание на укус на плече. Он был странный... Целительница осторожно занесла над ним ладонь.
Не было вырванных кусков мяса, ни сломанной кости, словно зверюга просто укусила девушку на память, желая оставить шрам в виде отпечатков зубов, чтобы Злата навсегда запомнила эту встречу. Целительница прикрыла глаза, изучая место укуса при помощи магии, и ей хватило пары мгновений, чтобы испуганно распахнуть глаза и невольно отшатнуться.
Проклятье... Почему ей больше никто не помог выбраться из города кроме того ублюдка, что утащил ее в лес?
А ведь ей можно было помочь, и отнюдь не серебром в сердце. Ее можно было вылечить, только Анирил не знала всех тонкостей ритуала, чтобы рисковать Златой и собой. Ей нужны были знания и время...

Устроив на лбу девушки компресс, эльфка неверными шагами вышла из палатки, тут же задрав голову, чтобы посмотреть на небо. Луна почти полная... Она не успеет подготовиться в этот раз, а ведь это полнолуние девушка может и не пережить - может сойти с ума, может не выдержать первого превращения, может стать жертвой испуганных людей.
Мэтр...
Зябко потирая плечи, Анирил посмотрела на седовласого мага, беседующего с Доннигал.
Он же наверняка знает, вот только не предложит ли упокоить лихо, пока оно тихо? А ведь приручив зверя, она может остаться такой же милой трактирщицей, которой лишь требуется гулять в полнолуние в лесу...
Целительница была в смятении. Еще раз встревоженным взглядом посмотрев на мага, она вернулась в палатку. Если девушка очнется, ей нужен будет кто-то рядом...

+2

64

Всё было не так.
Построенные ещё в Оксенфурте планы стремительно рушились, и ничего более не оставалось, кроме как попытаться построить новые. Но это не так уж и легко, если хорошенько вдуматься в сложившуюся ситуацию: об этом свидетельствовало хмурое лицо Айвана и общая атмосфера лагеря погорельцев. А ещё толстопуз-войт, теперь уже наверняка бывший, увлечённо беседовал с магистром.
Вот только думать об этом хотелось в самую последнюю очередь. Почему? Странное чувство. Не то обида на судьбу, не то гложущее чувство собственной вины в происходящем, пусть это было и не так. Хотя кто знает.
«Надеюсь, он хоть поговорит со мной потом. Даже если орать будет, главное, чтобы всё рассказал. Хоть, по большей части, это и не моё дело…»
Теперь следовало заняться таинственной пострадавшей. Помимо многочисленных побоев, синяков, ссадин и укуса, что-то было в ней такое… Странное, отчего подсознание кричало: «Бежать! Немедленно!» Но кто слушает такой бесполезный орган, как внутренний голос? Тем более, что вопить он мог от банального переутомления. А златоволосая не выглядела такой уж опасной. Скорее, безобидной и нуждающейся в скорой и безотлагательной помощи. Особенно пока была, как мешок с картофелем, перекинута через седло.
- Тут помощь нужна.. Девку покусал кто-то и снасильначал, по ходу…
- Самое точное описание ситуации… - Доннигал устало потирала виски и усердно закрывала глаза, пока командор Райк объяснял Анирил суть дела с девочкой-найдёнышем.
Вот только долго абстрагироваться от всего происходящего и представлять себе сладкий душистый запах горячей травяной ванны ей не дали: рядом, словно из под земли, появился пожилой мужчина.
- Миледи Доннигал, прошу прощения. Нам необходимо поговорить. Тет-а-тет.
«И вот тут начнётся самое интересное…»
Потому как в голоcе его была явная решимость. И ещё что-то такое, что заставляло невольно поёжиться.
Чародейка было попыталась сделать предупреждающий жест Йорвету, но просто махнула рукой.
- Держись подальше от неприятностей. Будет ещё лучше, если ты поможешь леди Анирил управиться с этой девочкой. И как только ей станет легче, найдёшь меня и сообщишь. И… Отдохни. Поешь, если голоден. Сливайся с окружением.
После такого напутствия и показавшейся ей умилительной реакцией одноглазого эльфа, Доннигал повернулась обратно к ковирскому посланнику.
- В ближайшее время я вся в вашем распоряжении, мэтр…
А вот имени его она не знала. Ну да и пусть. Сейчас было главным то, что он уведёт её подальше от всего этого кошмара и заставит задуматься о чём-нибудь ещё.

Отредактировано Доннигал (2014-07-21 11:55:06)

+2

65

-Ты слишком сгущаешь краски.

Офелия вопросительно вздернула тонкие брови, но не повернулась к находящему новые грани собственной нахмуренности Айвану, всесторонне оценивая подходившего к ним толстяка-войта.

- Слишком сгущаю? Мне показалось, что, наоборот, очень легкомысленно и не очень доходчиво описываю ситуацию. Воистину, тебе везет с хорошими людьми. Что весьма отрадно.

И замолчала, вежливо раскланявшись с подошедшими людьми и предоставляя Великому Магистру вести серьезный деловой разговор.   

Первое и, надо сказать, поспешное мнение чародейки о градоправителе оказалось ошибочным.

Войт Кемер Клайв под своей мягонькой безобидной внешностью толстяка-гурмана скрывал настоящего опасного паука-царедворца. Непроницаемого, сдержанного, расчетливого, видящего свои выгоды и, наверняка, просчитывающего собственные ходы, как минимум, на два вперед.   
Для обычного человека подобное хладнокровие было бы из ряда вон выходящим. Но широко улыбающийся войт, с полнейшим спокойствием упоминающий в разговоре возможный бунт людей, потерявших в огне магического пожарища свои дома и близких… это было чем-то из ряда вон выходящим. И наводящим на мысли.

Чародейка перевела свой взгляд на его спутников.

Свита войта, в виде членов городского магистрата, была вполне нормальной на его фоне. Кто-то, одетый в черное, худой, словно жердь, беспрерывно шмыгающий печально свисающим носом до сих пор нервно оглядывался на полыхающий огонь. Кто-то пышно благообразный, под стать войту, крутил на пальцах толстые золотые перстни и кривил губы, словно подсчитывая убытки. А кто-то с неприкрытой надеждой посматривал в сторону беседующих и старательно вслушивался в негромкий разговор, пытаясь уловить хоть словцо или угадать по лицам, до чего договорятся высокие стороны.

А бравая городская стража, на удивление даже не со ржавыми, а вполне сверкающими алебардами, бдительно поглядывала по сторонам, хотя парочка из них явно покосилась на развешанных по сучьям. Не иначе, там тихо покачивались их бывшие знакомцы.

Мужчины отошли на несколько шагов и Айван полез в седельную сумку своего лютого жеребца. Офелия все равно не стала протестовать и останавливать магистра, успев догадаться, что он собирается сделать. Просто тихонечко вздохнула. Подобный жест доверия не нес в себе никакой пользы для Ордена, и был прекрасным инструментом давления для возможных негодяев.

Потом войт откланялся и покинул их общество, оставив чародейку и маркиза вдвоем под живописно украшенным свежими мертвецами раскидистым деревом.
И задумчивое приглашение на ужин из уст буквально пронзающего ее взглядом мужчины прозвучало, никоим образом не нарушая атмосферы этого места. Так же зловеще. Офелия едва удержалась от улыбки, начав фразу академическим голосочком прилежной студентки.

- Потому что чародеек или чародеев либо прилюдно сжигают на кострах, либо рубят им головы на площади. Зависит от обстоятельств, разумеется. Значительным плюсом в подобной ситуации я вижу тот факт, что Капитул жестко настаивает на собственном абсолютном праве судить и выносить приговор.

Потом она стала серьезнее.

- Поэтому, если вдруг ты резко не поменялся в худшую сторону за то время, пока меня не было, и не начал вешать людей для собственного развлечения, ты просто задашь мне нужные вопросы. А я на них отвечу. Достаточно откровенно, как и было раньше.

Офелия требовательно пощелкала пальцами и ее нестреноженная коняга, деловито бродившая поодаль, тут же, словно щенок, подбежала ближе и мягко ткнулась влажными ноздрями в ладонь.

- Пойдем поедим. А если ты отдашь распоряжение своим людям принести воды – то перед этим приведем себя в порядок. Для Великого магистра будет несколько неправильным принимать важные решения, будучи грязным, как свежеоткопавшийся накер.

Помолчала, прибавив шаг и поровнявшись с широко шагающим Айваном. Коняга громко захрупал извлеченным из сумки сухариком.

- Кстати говоря. Это непохоже на провокацию. Это уже похоже на превосходно расставленную ловушку. Ты ведь заметил, что войт слишком спокоен для погорельца...

Отредактировано Офелия (2014-07-22 14:05:43)

+2

66

Жесткие мышцы, плотное, сильное тело, большие габариты и запах зверя - прекрасное существо, ставшее человеку компаньоном и от этого еще более ужасающее. Люди взяли их под свой контроль и некоторые с особой кропотливостью и тщательностью занимаются тем, чтобы это животное с каждым поколением становилось все выносливее, полезнее, покорнее. Йорвету было жаль их, но все же он старался держаться от этих существ подальше, слишком уж много неприятностей они приносили. Приносили и уносили тех, кому лучше было бы бездыханными лежать в непроходимом лесу.
Впервые за долгое время, одноглазый так близко стоял к лошади и даже держал её. Он был близок к тому, чтобы разволноваться и выпустить ее узды из рук, но все же его что-то остановило. Эльф видел её запах, напряженные, тугие мышцы и взгляд не такой как у других. Наверняка она имела строптивый характер и от того работали с ней не охотно. "Мы с тобой поладим", - пришло ему на ум и он не удержался прикоснуться к её морде. И, по всей видимости, симпатия была взаимная, раз уж лошадь не умчалась навстречу закату, когда чародейка из кустов вытащила себе барышню. Словно хищника учуяла.
Припугнуть ли она собиралась или просто для общего эффекта на фоне сгорающего поселения по красоваться, но всяко фокус Доннигал с искрами из пальцев, позабавил эльфа. И раз уж ему выпала такая роль, он охотно исполнил покорного провожатого и даже почти не строил из себя недовольного.

Из чудного, хоть и редкого леса, с легким ароматом сосны и дыма, Йорвета занесла нелегкая в лагерь погорельцев. На общем фоне горя, уныния и отчаянья собралась еще огромная толпа господ, что явно говорило о том, что они тут не то чтобы мимо проходили, а имели непосредственное к пожару отношение. Вы можете назвать этого эльфа слишком подозрительным и недоверчивым. Возможно это и так, так что посочувствуйте ему и докажите обеспокоенность магов судьбой этого богами забытого места. А пока одноглазый будет вглядываться в утомленные лица кметов и внимательно прислушиваться к разговорам.
- Держись подальше от неприятностей. Будет ещё лучше, если ты поможешь леди Анирил управиться с этой девочкой. И как только ей станет легче, найдёшь меня и сообщишь. И… Отдохни. Поешь, если голоден. Сливайся с окружением.
-Как скажите, госпожа, - он сдержанно поклонился с самым преданным видом, на какой только мог быть способен.
Как бы мне только от нее за это только не влетело. Такой шум и такое количество несчастных людей вокруг было чем-то новым. При этом в него ни кто не тыкал копьем и не плевался. Чудеса.
Пока на разбойника никто не обращал внимания, он оценивал обстановку, а после поспешил к целительнице. В его, осмелюсь так назвать, отряде, были те, кто кое-чего смыслил во врачевании и не скупился этим поделиться. Так что эльф примерно знал откуда руки растут и чем можно в случае чего их подлатать. Вот только помощник вышел из него не важный: то эльфка опережала его, то ей нужно было совсем иное, то вовсе дело обходилось парочкой слов и чудных знаков руками. Наверняка Анирил даже не заметила его присутствия, углубившись в работу, или же он только наоборот раздражал её своим присутствием. Вот только инструментов на столе хватало с лихвой, а принесенную воду можно было даже пить.

+1

67

Жарко.  Так нестерпимо жарко.
Солнце жгло немилосердно, выдавливая последнюю воду из избитого тела. Вокруг творился  чертов бред. Откуда пустыня? Почему пустыня? Кто это плачет там, вдалеке? Этот кто-то ужасно утомлял, он причитал на одной ноте как по покойнику, не давал сосредоточиться и подумать. И жара. Златка бессильно огляделась, прикрывая от солнца глаза. На куче песка сидела женщина. Она приветственно махала девушке, но ее лица было не разобрать, все застил ослепительный свет. Что-то знакомое. Мама? Мама, это ты?! Она стремительно сорвалась с места, побежала, вопреки усталости, наплевав на страшную боль в мышцах, на ноющий синяк почти в половину лица. Голова гудела, но ей так хотелось, так хотелось… Чего же ей  хотелось? Девушка остановилась. Никого. Сколько ни оглядывалась, как не всматривалась она, оборачиваясь вокруг себя, никого не увидела. Только солнце, пропитывающее пески нестерпимым обжигающим жаром, да жалобные стенания где-то далеко. Девушка устало потерла лоб. Мерзкое липкое равнодушие боролось в ней со звериной жаждой жизни. Найти воду, выкопать нору, спрятаться от солнца. позади ей послышался шорох и она оглянулась. потом ее и еще. Она все кружила вокруг себя, не имея возможности остановиться, как детская игрушка, виденная однажды – волчок. Точно как та игрушка,   Злата, потеряв равновесие, завалилась на песок. Над ней было иссушенное жарой небо, под ней – раскаленный песок. Казалось, он впитывается через кожу в тело, бежит по жилам шероховатым быстрым ручейком, подтачивая изнутри, заменяя живые ткани собой.
- Дай руку. Голос, раздавшийся везде,  был бестелесным. Наверное, так говорят призраки? Она, не имея возможности подняться во весь рост, встала на колени, оперлась руками в шершавый песчаный огонь, помотала головой. Это мне чудится. Чудится? Конечно. Она  вскинула голову, потянула нестерпимо жаркий воздух. Вода! Там вода! Нужно скорей бежать! Вода – жизнь, она омоет  раны. Потом ей, непонятно почему,  вспомнилось, как умер мерзавец-насильник. К огромному своему удивлению, она больше не чувствовала отвращения, напротив. Кровь так приятно пахла! Сытно, горячо, призывно. Девушка неуверенно двинулась на звук. Эти мерзкие причитания изрядно взбесили ее, и единственное желание, которое ею владело – заткнуть придурка, издававшего эти режущие слух звуки, заодно воду отыскать. Где-то тут она, водичка. Пахнет влажной сыростью. Правда запах как ниточка, слишком слаб, но он есть. А ведь так идти гораздо удобней, между делом думала она, прибавляя скорости, только платье мешает. послышались тяжелые шаги, и ее переступило какое-то существо на длинных голенастых ногах. Почему-то зеленых. У него не было крыльев. Головы тоже не было. Этот ужас отмеривал пустыню огромными шагами, а на его плече висела фляга, и Златка каждым своим нервом слышала, что в ней плещется вода. Вода! Страховидле она ни к чему, ей нечем пить! Девушка зло рыкнула, ничуть не удивившись себе,  и прыгнула на идущего великана, ощущая в теле странную подвижную гибкость, легкость, единым сильным движением изогнувшись в прыжке и вцепившись клыками в ногу урода. Ее тут же отбросили точным пинком, но останавливаться она была не намерена. Вода. Этим сказано все. Она подобралась, изготавливаясь для  нового прыжка. Размеры противника ее не впечатлили, разум застилала какая-то дикая радость, и в воздухе пахло кровью. Прыжок. Промах! Златка побежала, следуя неподалеку от чудовища, выжидая момент. По зеленой ноге текла кровь, возбуждая голод, и еще больше жажду. Не в состоянии терпеть, она снова прыгнула, поражаясь собственному телу, и увидев краем глаза  серую лапу вместо руки. Но это было не важно, потому как она вцепилась острейшими зубами во флягу, прокусила ее, сорвав с чудища, и, уже падая на песок, успела сделать глоток. Остальная вода плеснула из расщепленной посудины ей на голову, она закашлялась, зарычала, и приоткрыла глаза. Это было сложно, и очень, очень больно. Теперь все было больно, даже думать.

Над ней сидела эльфка. На лбу лежал компресс. Тело горело, в жилах продолжал течь песок. Златка не издала ни звука, она и сама не знала почему. Так было нужно, было необходимо сохранять тишину и не подавать виду, что сознание вернулось к ней. Девушка прекрасно слышала и чуяла все, что происходило в самой палатки и за ее пределами. И она помнила, что произошло. У нее не было ответов на вопросы, которые ей задаст целительница. А с другой стороны, говорить она еще не могла. Она сорвала голос, пережитое потрясение тоже принесло свои плоды. Злата была намерена  молчать так долго, как только будет возможно. Если будет, конечно. Как обычно, все случилось совсем не так, как она себе придумала.  Полог неслышно отодвинулся, и в палатку скользнула бесшумная фигура.  Мужчина. Девушка дернулась, резко села, подтягивая плащ, заворачиваясь в него, распахнула глаза и вытянула вперед руку раскрытой ладонью вперед, как бы отодвигая мужчину, не позволяя приблизиться к себе. Только замотала головой в ужасе, но ни единого звука поврежденное горло издать не смогло.

+3

68

-Великий магистр выглядит сообразно ситуации,- пробормотал маркиз, все еще не собираясь менять на милость.. вообще ничего на милость он пока не собирался менять.- А сейчас сообразно выглядеть либо как накер, либо как ведьма после костра. Ведьмой я по ряду причин быть не могу..- тем не менее, он шагнул в сторону шатров. До боли знакомых шатров. в таком он спал в дороге уже не первое путешествие.- Зачем ты появилась снова спустя полгода?

Чародейка улыбнулась, представив себе что-то донельзя живописное. Потом посмотрела на звезды и ответила на самый главный вопрос, который, видимо, мучал Айвана.
- Затем, чтобы рядом с тобой был кто-то, кто смог бы прикрыть тебя от враждебной магии. Для начала. А во-вторых и, пожалуй, в-главных, я смертельно соскучилась.
Звонкий голосок стал чуточку громче
- Ну, и в-третьих, мне ужасно хочется знать, есть ли предел...
Коняга чародейки фыркнул и дернул головой.
... ладно. Об этом не буду сейчас. Добавлю, что мое отсутствие было большей частью неприятным времяпрепровождением.

Айван похлопал себя о ребрам. С правой стороны.
этот,- он акцентировал внимание на последнем слове,- раз получилось..- по мере предоставления ответов на вопрос, бровь Айвана заползала все выше на лоб.- Соскучилась? Ах, ну да.. Кто ж еще тебе предоставит рыжих разбойниц в личное пользование? Тем более, что с ними сподручно исчезать и показывать кукиш мне.. Вкупе с одним из обещанных контрактов. У меня ж и так денег - хоть задом ешь,- шагал он неспешно, поэтому Кровосос нашел время и боднул сзади, мол, поторапливайся.. Или прокатить?- Выпили, попарились в бане, чародейка получила девку, которая хотела меня убить и.. исчезла. Видимо, узнавать, как сие действие предотвратить.. Я ничего не опускаю?

- Погоди-ка... у тебя были на эту ужасно опасную разбойницу планы? Тогда это очень легко устроить. Ты ее скоро увидишь. Через день-два она должна вернуться ко мне и я отдам тебе ее лично в руки. Пригодную для любого использования, включая забивание насмерть кулаками или вздергивание на самую высокую елку.
Офелия легко передернула плечами.
- А контракт... возникла непредвиденная сложность и я сочла нужным его приостановить на время. Если для тебя важны причины, которые побудили меня это сделать - отвечу, не вдаваясь в детали, что проклятущий Грааль еще не раз мне нагадил. Сожалею, что подвергла тебя неудобству и не написала письмо с извинениями. Была занята.
Чародейка стянула перчатку с руки, сверкнув новым набором колец и задрала зауженный рукав модного дублета повыше. Высоко на запястье виднелся характерный скверный старый рубец от оков.

На рубец Айван внимания не обратил. Потому как смотрел сейчас не на чародейку, а на приближающийся шатер.
-Кто-то мне говорил, будто доверие - оно как девственность.
И осекся, поворачиваясь к чародейке.
-Есть ли предел чему?- в упор глядя на Офелию, спросил маркиз.- Идиотизму Великого Магистра Ордена Алого Сокола? Он, видите ли, соблюдает клятвы, которые когда-то давал и считает смерть чем-то менее существенным, чем нарушение одной из данных клятв? Своя-то, мол, рубашка, ближе к телу, чего теперь соваться за детьми в огонь. Нахрена бы выходить во вьюгу, когда можно было отсидеться в теплой таверне, и плевать на людей, которые погибнут.. Люди ж и так гибнут каждый день.. От разбойников, от монстров, от магии.. Люди же что? Разменная монетка, грошик ломанный и то дороже жизни людской.. Об этом ты хотела спросить меня?- забывшись, он взял чародейку за запястье и теперь только на него взглянул.- Прости, я забылся. Со мной это случается все чаще после..- маркиз тяжело вздохнул и помрачнел еще больше.- Я веду людей на гибель.. Что самое дерьмовое. они идут за мной, не задавая вопросов. Магистру же виднее..

Офелия даже не поморщилась от каменной хватки Айвана и твердо глядела ему прямо в глаза. Хотя рубец полыхнул острой болью, но боль, став пренебрежительно ничтожной, потерялась в кипящем водовороте эмоций.
- Именно так. Великому Магистру Ордена Алого Сокола, маркизу Айвану Окь де Лоту виднее гораздо лучше. По праву сильного. По праву рождения. По праву человека, который ведет за собой лично отобранных людей в любое пекло, которое сочтет нужным. И эти люди будут отдавать свои жизни за него.
Это твоя власть.
Могущество и сила королей.
Ты либо принимаешь ее тяжесть - либо ломаешься под гнетом вины, сомнений, сожалений и печали.
Я знаю, что ты сейчас не жалуешься мне и вполне понимаю, что происходит, когда по приказу гибнут верные преданные люди, которых знаешь уже много лет.

Чародейка отпустила уздечку и накрыла узенькой ладошкой сильные пальцы Айвана на своей руке.
- Еще хуже - когда они предают. Я знаю, что тебе нанес удар кто-то из своих. Расскажи, что случилось тогда?

-Это не предательство,- сморщился Айван. Сморщился он не от того, что ему было неприятны прикосновения чародейки. А.. Будто от зубной боли.- Не предательство, когда какая-то чертова магия заставляет человека рубить руки близким и двигаться, как сам демон.. Бах - и зачарованный меч сносит руку, разрезая доспех, как масло. Вот что произошло. И если кто-нибудь скажет, будто это сделал Меинхард, я самолично повешаю того мерзавца вне зависимости от его статуса и положения.
Теперь на скулах маркиза заиграли желваки.

- Этот дурацкий меч в каменюке столько лет возили на площадь, что он уже стал неинтересен даже недоучкам из Бан Арда. Однако артефакт был опасен. Про это было широко известно и наглядные примеры глупости и самоуверенности, пуская слюни, бегали с голыми задами по всей Вызиме.
Офелия сосредоточенно побарабанила пальчиками по руке магистра.
- Дальше парнишка с легкостью достает из камня проклятую железяку и начинает все и всех кромсать. Почему же он решил достать меч? Ты видел что-нибудь? Спрашивал ли его уже после всего? Смотрела ли его ваша целительница?
- Постой...

Чародейка вдруг насторожилась. В картине происходящего начала вырисовываться какая-то сложная система, пока не слишком ясная, но весьма зловещая.
- Ты сказал "двигаться, как сам демон". Почему ты выбрал именно такое сравнение?

-Эти самые голозадые начали водить хоровод, а люди принялись вспыхивать как факелы. Началась паника и Меинхард достал меч, думая, видимо, что это все остановит.. В какой-то степени это оказалось правдой.. Я смутно помню о тех событиях,- маркиз не заметил, как его допрос превратился в допрос него. Айван вновь мрачно усмехнулся.- И какое сравнение мне должно было прийти на ум в подобных обстоятельствах?- они подошли к шатру и Айван не замедлил отдать распоряжения:
-Таз воды умыться и чего-нибудь поесть.. А то сам стану как тот демон..

Чародейка внимательно слушала маркиза и едва слышно бормотала себе под нос.
- Классическая, наведенная посредством пассивного артефакта одержимость. Требуемое количество активаторов. Ритуал, проведенный через собранных марионеток. Жертвоприношения сжиганием заживо. Сбор Силы в звездчатых контурах и активация - призыв. Проклятье!
Раскинутые шатры рыцарей были уже рядом. Офелия убрала руку и снова взяла попытавшуюся отстать конягу под уздцы
- Сравнение могло быть любым, Айван. Но образованные начитанные люди непроизвольно употребляют в своей речи при попытках что-либо вспомнить и описать - самые близкие слова, даже если они кажутся крайне неточными.
Вдобавок, есть все шансы на то, что ты подобрал самое правильное слово.

-Я тебе в самом начале говорил, что это не Меинхард,- устало сорвав кусок грязи со лба, произнес маркиз.- Не хочу знать, что это было. Тем более, что это знание досталось мне и Вызиме очень дорогой ценой.
Лохань с водой уже наполнили, поэтому маркиз принялся не особо ловко расстегивать пуговицы на одежде, явно намереваясь раздеться и помыться. О том, что рядом уважаемая дама и ее может смутить вид голого магистра, он как-то не особо сейчас думал. Перед глазами стоял вид лежащей на земле руки. Его руки, отрубленной так, будто это сделали бритвочкой или раскаленным ножом отрезали масло. Или воск. Сравнений могло быть сколь угодно много, а итог был на виду, как бы Айван не пытался его скрыть. Ущербность. В конце концов, если Офелии захочется быть благовоспитанной чародейкой, она отвернется. Нет - пусть наблюдает.
-Виглаф,- окрикнул он оруженосца одного из рыцарей.- Там под деревом остался мой плащ. Пусть его принесут и постирают.
Кровосос недобро косился на жеребчика Офелии, но молотить копытами пока не намеревался.

- При этом, про разбойницу, желавшую тебя убить, ты мне напомнил. А узнать, что или кто наложил на твоего человека эту дрянь, за которую сперва сжигают всех участников, а потом только разбираются, вовсе не любопытствуешь.
Офелия покачала головой и принялась бесцеремонно помогать Айвану расстегивать задубевшие от воды и грязи пуговицы, завязки и застежки. Вид голых мужчин ее не слишком смущал, а помогать в момент ведения серьезной беседы было наилучшим способом ее продолжить. Вдобавок подворачивался удобный случай посмотреть на мастерство эльфийской целительницы и на скорость заживления такой страшной раны.
И существовал еще целый ряд причин, по которым отворачиваться сейчас было бы ужасно глупо.
- Меинхард сейчас здесь? В отряде?

-Нет. Он уехал спасать свою..- Айван замолк ненадолго.- Вечно от нее проблем больше, чем пользы, которой нет вообще.. А насчет разбойницы. У нее ко мне старые счеты.
Маркиз не протестовал против помощи- не очень-то он наловчился работать левой рукой, как правой. когда же совместными усилиями одежда была снята, чародейке представился старый шрам, будто руку магистру отрубили еще в детстве. -Теперь со мной нянчатся уже две чародейки.

- Опять, что ли? Вроде уже один раз ездил... по крайней мере собирался. Я уж подумала, раз бесполезную девчонку определили, как Исток, драматической истории с похищением конец.
Когда чудовищно грязные вещи наконец удалось стянуть с высоченного Айвана, золотистые глаза Офелии с пониманием дела оглядели шрам, а тонкие пальцы осторожно прикоснулись в нескольких местах, легонько растягивая и нажимая на рубец. Потом, плохо скрывая легкую зависть к чужому могуществу, она честно признала.
- Великолепная работа. Если не знать, то словно это случилось в далеком детстве и успело давным давно зажить... Мэтресса Анирил Амаки`ир определенно достойна памятника!
Чародейка все же отвернулась, сжав дрогнувшие губы. Нервно сдернула перчатки и кинула на землю, отшвырнула туда же потерявший весь лихой шик берет и принялась за тугие петельки собственного дублета. Ужасно хотелось плеснуть в лицо холодной воды и очень не хотелось случайно намочить отделанные кружевом манжеты.
- Потом будет недурной повод козырнуть в высшем свете. Две чародейки есть не у каждого короля...

-Пауль Корье, госпожа Уэрбле. Пойдемте, правильные слова приходят на ум проще, когда ноги неспешно меряют бренную землю. Как ваше самочувствие после произошедшего? Впрочем, это к делу никак не относится. Видите ли в чем дело.. Я не люблю пустословить, но мне приходится это проделывать из-за дипломатии и банального соблюдения этикета. Вы знаете, что ваша наставница сейчас в димеритовой комнате? Вы знаете, что это такое? Очень неприятное местечко. И хотите знать, почему она там, а не за привычными ей занятиями?- мэтр седины и велеречивости в упор уставился на чародейку, выжидая некоторое время, прежде чем продолжить - привычка профессора, ведущего семинары.- Из-за вас. Вернее, из-за того, что взялась обучать вас самостоятельно, а не отдала в Аретузу. И по всему выходит, что вы - ренегат, не состоящий в Братстве магов. Как вы считаете, что вас ожидает в ближайшем будущем?

+4

69

Больше всего Анирил не любила, когда ей мешали. Вот что, спрашивается, делать воину в госпитале при целителе, если только он не пациент? Как только эльф появился в палатке, чуткий слух чародейки сразу же ей об этом отрапортовал.
"Еще бы на операцию вломился..." - подумала она, раздражаясь, но поскольку дело было важнее всяких там тихо сидящих в углу собратьев, Анирил и не подумала отвлекаться. До тех пор, пока Злата не открыла глаза и не испугалась незваного мужчины.
-Тише, - целительница мягко уложила встревоженную девушку обратно и поправила компресс, - Сейчас я разберусь, не бойся.
Эльфка повернулась к Йорвету, прямо на него взглянув.
-Не могли бы вы покинуть палатку? - целительница надеялась, что собрат понимающе отнесется к ситуации и не будет кривиться, - Скоро я к вам выйду.
Выпроводив Йорвета, эльфка вернулась к Злате.
Голос был слишком сложным инструментом, чтобы пускать его восстановление на самотек. Коснувшись шеи девушки кончиками пальцев, целительница максимально аккуратно попыталась исправить повреждения. Лучше было проводить эту процедуру в два этапа, поэтому Анирил сейчас и ограничилась одним заклинанием.
-Где-нибудь болит? - заботливо спросила она, выжидающе поглядев на девушку, затем потянулась к своей сумке и достала оттуда пусть мятое, но платье. Если кто и вздумает шастать по палатке, то он, конечно же, получит, но в платье кутаться в плащ Злате будет более спокойно что ли...
-Надень и снова ложись. Некоторые заклинания требуют времени, да и тебе самой не помешает отдохнуть. Я буду рядом, если что, приду чуть позже, - мягко, словно ребенку, объяснила эльфка и чуть улыбнулась. Она помогла Злате справиться с платьем и вновь сползшим со лба компрессом, и, перепроверив восстанавливающие заклинания, вышла из палатки.

Правильно ли начинать разговор с вопроса в лоб?
Целительница остановилась возле эльфа и внимательно посмотрела на него.
-Девочка еще слишком слаба, чтобы мучить ее вопросами, - негромко сказала она, понимая, что Злата легко все может услышать. Ну и пусть. Успеет обдумать, что делать. Если, конечно, сможет усмирить свой испуг.
-Как думаете, какова вероятность встретить в этих лесах заброшенную охотничью избу? - она начала разговор издалека, сама при этом раздумывая над тем, что делать. Можно назначить встречу в Оксенфурте через тройку лун - она успеет узнать об излечении, а Злата поймет, удобно ли ей в звериной шкуре. В любом случае все останутся в выигрыше, даже если девушка решит остаться такой навсегда, ведь кто-то может оказаться более несчастен, и тогда очень кстати придутся новые знания целительницы...

+1

70

Со временем вид происходящего словно и не изменился. Люди с заплывшим взглядом бесцельно блуждали по лагерю, оплакивая близких и свою прошлую, может не совсем счастливую, но привычную жизнь. Ничего, немного выпивки, времени, и они опять начнут размножаться и вырубать леса. Йорвет успел обойти всю территорию, соскучится и даже помочь нескольким пострадавшим. Оружие он предусмотрительно спрятал в палатке целительницы, чтобы не привлекать лишнего внимания. Бродит себе изувеченный эльф среди таких же несчастных, ну и кто при таких-то делах будет к нему приставать?
Одноглазый осторожно проскользнул в палатку, стараясь не потревожить покой больных. В одной руке он держал два кувшина с питьевой водой, а в другой кружку и чистые, подсохшие тряпки. То ли он не достаточно старался, то ли магия эльфки благотворно на слух повлияла, раз уж одна спящая девушка чуть ли не до навеса подпрыгнула от его появления.
- Глупая, не бойся, я тут воды принес, - он поставил наполненную кружку рядом с лежаком и поспешно отошел.
Тут ни какой магии не надо, чтобы понять, что с ней произошло, тем более тому, кто был свидетелем её обнаружения. "Теперь все в порядке, ты в безопасности" или "Жизнь - это дар. Благодари судьбу, что его не отобрали у тебя" - наверняка подобное стоило сказать, чтобы успокоить, поддержать. Стоило нежно улыбнуться и по-матерински нашептывать слова поддержки, как это сделала бы Сино. Но одноглазый не решался открывать эту свою сторону, тем более показать её человеку. Кроме того, этот человек меньше всего ждет этих слов именно от него - злобного мужчины, насильника. По крайне мере так рассудил про себя Йорвет, оставив эти обязанности более опытным рукам.
-Не могли бы вы покинуть палатку?
"С удовольствием" - на эльфа накатила обида, словно на щенка без причины обруганного и выставленного за дверь. Это она меня попросила её дождаться? Ругать будет? В чем заключалась стандарты поведения вне Синих Гор и его леса, разбойник знал только в теории. Так что достойно охватывать тумаки от предательницы Aen Seidhe, он еще не был готов.
Йорвет, сложив руки крестом на груди, стоял недалеко от палатки. А если она догадывается, кто я? Сердце пропустило удар. Раз я побежал по этому лезвию, нужно бежать до конца. Сомнения ни на минуту не покидали его, и стоило чуть отвлечься, как они набрасывались с новой силой. 
-Девочка еще слишком слаба, чтобы мучить ее вопросами.
- Если она вообще захочет вспоминать.
Или жить. Многие эльфки не выносили такого позора и уходили из жизни, но dh'oine должен с этим справится.
-Как думаете, какова вероятность встретить в этих лесах заброшенную охотничью избу?
Хочет найти его и отомстить? Такое сумбурное поведение явно не подходило такой уравновешенной на вид чародейке, но кто этих женщин поймет?
- Очень высока, если знать куда идти. И я знаю неподалеку одно место, которое вполне подойдет для укрытия.

+1

71

Мир медленно, но верно переворачивался с правого бока на левый. А, кажется, ещё вчера Доннигал, будучи двенадцатилетней юной ученицей чародейки Эвериллы неизвестного происхождения, старательно выводила на большом пергаменте диктуемые имена неких персон, с которыми встречаться нежелательно. Поправка: от которых следует даже убегать при любом удобном случае. Вот только, не говорилось, как это делать.
Первое, чему научила маленький Исток чародейка, это подавлять свою силу.

- Но почему тогда совсем её не убрать, если она такая опасная? – задавалась тогда вопросом маленькая девочка.
- Что ж, зато ты знаешь, что она у тебя есть. Лучше, чем быть… Как все. Лучше, чем ничего, поверь мне, - отвечала наставница.

Права она была или нет, Доннигал для себя так и не решила. Возможно, никогда этого не сделает.
А время неумолимо двигалось вперёд. Эверилла ушла, оставив в жизни неуловимое чувство пустоты и ненадобности, свиток с перечнем опасных людей затерялся глубоко и надолго. Но прошлое умеет догонять. А ты – не сможешь вечно убегать.

- Пауль Корье, госпожа Уэрбле.
«Номер семнадцать или десять. Определённо. Паул Корье… Что ж ,по крайней мере, теперь знаю, кто будет сниться мне в кошмарах ближайшие несколько дней. Зато не монстры. Разнообразие…»
Они неспешно прогуливались вокруг лагеря. Но отчего-то чародейка была уверена: любые уши, чьим не предназначается вся нижесказанная информация, мигом отсохнут, если влезут не в своё дело. Уж об этом либо она сама, либо достопочтенный старик явно позаботятся.
«А вот на самочувствие ему действительно плевать. Что ж, грубо, но справедливо. Возможно, причём небезоснавательно возможно, старикан уже давно всё интересное про меня выяснил, особенно касательно кошмаров. Не от Эвериллы, так проанализировал хотя бы её реакцию на произнесение при ней моего имени. Уверена, эта старая карга так и осталась такой же. Но… Выяснил ли всё? И неужели он думает, что причиной огненных игрищ могу быть я?».
- Вы знаете, что ваша наставница сейчас в димеритовой комнате?
Недоумевающее лицо Доннигал говорило само за себя. Поэтому мэтр магии расщедрился на объяснение. Вот только реакция подобная была отнюдь не на сказанное.
«Она… Попалась? Да ну?»
- Вы знаете, что это такое? Очень неприятное местечко. И хотите знать, почему она там, а не за привычными ей занятиями?
Последовала пауза. И её хватило, чтобы перевести дух. Немного. Но перебивать в слух собеседница чародейка не решалась.
«Смотря что подразумевать под её привычными занятиями…»
- Из-за вас…
«Поделом ведьме, я никогда не просилась к ней в ученики…»
-… из-за того, что взялась обучать вас самостоятельно…
«Или нет… Чума вас всех побери, я была ребёнком, чего вы от меня хотите?»
-… а не отдала в Аретузу. И по всему выходит, что вы - ренегат, не состоящий в Братстве магов. Как вы считаете, что вас ожидает в ближайшем будущем?
- Ясно. – Доннигал сделала глубокий вздох. И замерла, замолкла на несколько секунд. – Всё ясно. Как и вам, мэтр. Господин Корье, буду ли я права, если скажу, что вами и ещё десяткой таких же…
«…самодовольных, напыщенных пустословов…»
-… магистров всея магии и чародейства всё уже решено? Мои слова ничего не стоят, учитывая, что я, как вы выразились, ренегат, не состоящий в Братстве магов. Кто я такая, чтобы перечить? Это первое. Второе же: Эверилла – взрослая, самодостаточная женщина, способная ответить за совершённые поступки. И если они привели её в димеритовую комнату, то так тому и быть. Вопреки её возможным ожиданиям, я не брошу всё и не побегу спасать её прелестную чародейскую честь, как она ни разу за все последние пятнадцать лет. К тому же, я была ребёнком. Если вы забыли, каково это, то напомню: я ничего не знала, не умела и не понимала. В этом вся прелесть детства. А что до моего будущего, то… Что же, как я сказала выше, мои слова для вас ничего не значат. К тому же, не хочется усложнять и без того плачевно сложившуюся ситуацию. И раз уж вы не любите пустословить, тогда и я не буду. Не буду пытаться угадать судьбу. Спешу приоткрыть завесу дел моих ближайших дней.

+1

72

Пришедший мужчина оказался эльфом, это Златка сразу заметила, при чем, у него не было глаза и имелся шрам, уродующий щеку. От этого он ей показался таким страшным…. Таким… что аж красивым. Она себя поймала на этой странной мысли, пока мужчина ставил на пол кружку с водой, говорил с целительницей и вышел. Она следила за ним с напряженным вниманием, краем глаза наблюдая за эльфкой и прислушиваясь к их разговору. В палатке горел свет, но ей вдруг подумалось, что во тьме она бы лучше рассмотрела этих существ, впервые в жизни виденных настолько близко. Целых два эльфа, и… и я. Оборотень. Или еще не оборотень? А может.. Нет, ничего мне не показалось. Плечо ныло, намного меньше, но ныло, дергало и требовало справедливости.  Шум вокруг сильно раздражал. Девушка слышала  саркастический голос магистра этих людей в алых плащах,  жалобы погорельцев  у костров, и, что самое неприятное, странные звуки, поскрипывание и  тихое треньканье. Так себя ведут туго натянутые веревки. Или если на них подвешено что-то тяжелое, к примеру, бадья с водой. Тогда веревка так же шелестит и поскрипывает под тяжестью своего груза. Бывшая трактирщица опомнилась. Весь этот мир разнообразных звуков  свалился на нее в один миг, травмируя все чувства сразу,  и снова как бы отошел в тень. То есть, она продолжала что-то слышать, только фоном. Но скрип веревок почему-то не исчезал и вселял ужас. Безропотно она позволила ловким рукам целительницы переодеть себя в платье, закутать в плащ и снова уложить.  Все ее мысли были заняты только одним, она хотела уйти от людей, спрятаться, схорониться в лесу. Как будет жить и что есть – даже не задумалась. Инстинкт гнал ее прочь от стоянки свирепых двуногих хищников. Сознание раздваивалось, требуя  разного, и от этого разброда внутри самой себя девушке было очень плохо, гораздо хуже, чем от полученных побоев.
Девушка бросила нстороженный взгляд вслед уходящей за мужчиной эльфке. Она прислушалась, отчетливо поняв, что пытается повести ухом, и испугалась еще больше. Испугалась того, что теперь  становилось  ее второй натурой. Проклятье! Эльфка! Она же чародейка и все-все поняла! Резанула ужасная мысль, что вот сейчас или немного позже, но ее убьют. Убьют без всякой жалости, потому что это же люди! Они боятся всего, и поэтому отвратительно жестоки в своем страхе. "Ничего хорошего тебя тут не ждет", вдруг отчётливо услышала Злата внутри себя. Голос был грубоватый и сочувствующий. "Тебе нужно уйти. Прямо сейчас, немедленно, встань и уходи". Девушка села на своем лежаке, оглянулась. Платье шуршало, или это только казалось? За полотняной стенкой тихо разговаривали эльфы. " Разрежь стенку палатки и уходи." Голос подталкивал, понукал, требовал. "Пока никто не видит и все заняты, тебя никто не хватится, ты никому не нужна. До леса – рукой подать, а там мы справимся. Верь мне, я знаю!" Злата закрыла ладонями уши, пытаясь отгородиться  от этого шепчущего голоса. Безуспешно. "Иди!"  Гнал он ее, "иди скорей, у тебя нет времени жалеть себя, быстрей! Сейчас они вернутся и убьют тебя! Никто не будет сочувствовать волку, его просто убьют!" Я не волк! Чуть не выкрикнула девушка, вконец раздавленная этим голосом. "Ты не человек, иные должны быть со своими. Уходи!" Злата еле слышно всхлипнула и ощупала себя. Почти ничего не болело, отек с лица спал, она прекрасно видела обоими глазами. Облизнув сухие губы, она поискала, чем бы можно было разрезать парусину бесшумно, на глаза попался маленький нож. Наверное, целительница использовала его, чтобы срезать  с нее ошметки платья. Протянув руку, бывшая когда-то человеком аккуратно взяла острый предмет, поднесла к глазам, рассматривая. Тихо поднялась, и, стараясь не производить шума, отошла к стенке, которая не была подсвечена огнем снаружи. Голова кружилась так сильно, что она едва не опрокинула что-то стоявшее на полу, прямо под ногами. Опустив глаза,  она увидела чашку с водой, принесенную эльфом. Снова захотелось пить. Златка ловко (сама не ожидала от своего разболтанного тела такой прыти) подцепила ее и выпила воду махом. Бесшумно поставила посудину на место, мельком подивившись тому, что воду принес эльф. Так не бывает, чтобы эльф что-то сделал для человека просто так… Может он хотел понравиться эльфке? Наверное.
Теперь оставалось самое сложное: разрезать ткань так, чтобы стоящие снаружи ничего не услышали, ведь у эльфов слух отличный. К несчастью…
Наклонившись, а после встав на колени, она осмотрела полотняную стенку. Та была туго натянута, сразу видно, тот, кто ставил, делал это не в первый раз. К счастью, палатка видала виды, и около опоры имелось потертость. Злата присмотрелась. Да. Хорошее место, почти прозрачное от постоянного натяжения и соприкосновения с подпоркой. Она тихонько поскребла ткань пальцем. Тонкая. Прислушалась. Следовало торопиться, целительница могла вернуться в любой момент. Паника давила и подгоняла, но поспешить значило навредить себе же. Было очень страшно, тело ныло, внутренний голос требовал немедленных действий. Это зверь, вдруг дошло до девушки. Он ненавидит людей и стремится убраться подальше от их жилищ. Или пепелищ. Гадкая горечь горелого.  разлитая  в воздухе, просочившись  из отверстия, проделанного ею только-что, заставила ее чуть ли не попятиться. Глаза заслезились, дыхание сперло в горле, она заперхала, стараясь не кашлять. Надрез был не большим, у самой земли, чтобы не сразу бросался в глаза. Злата осторожно выглянула наружу пытаясь понять, в какую сторону ей податься, чтобы не обращать на себя ничьего внимания внимания.

Отредактировано Златка (2014-08-01 19:43:01)

+4

73

-Возможно, это ее рук дело, но мне кажется.. Это те латные наручи из красной стали сделали это с раной.

Маркиз вопросительно посмотрел на чародейку, когда та сняла перчатки и принялась расстегивать дублет. Затем, философски пожав единственным целым плечом, зачерпнул полную ладонь из лохани и плеснул в лицо, отфыркиваясь. Намылил ладонь, принялся мылить лицо. В лохани было маловато воды для полноценного купания, но вот так сполоснуться - самое оно. Еще бы вторую руку ко всему прочему, так вообще бы мечтой можно было назвать.

-И вообще, тебе ли не знать,- сщурив глаза, чтоб не разъело мылом, пробубнил маркиз,- что козырять в высшем свете привелегия господ из Белой Розы..- Сейчас маркиз смотрелся вдвойне беззащитно.. Втройне - голый, однорукий да еще и с намыленной рожей.

Рыжая чародейка вздохнула, высоко засучила рукава все же уделанной вездесущим пеплом когда-то изумительно белой шелковой рубашки и присоединилась к освежающему вечернему плесканию.

- Я знаю про хвастливую "Белую Розу". Также знаю то, что их орден, несмотря на свою все ухудшающуюся репутацию, до сих пор пользуется уважением и благосклонностью королей, знати и черни.
Отчасти это потому, что они вообще не стесняются напоминать всем о своей силе, знатности, богатстве и обширных связях.

Офелия помахала ладошками, стряхивая прохладные капли воды и взяла ковшичек - помочь магистру с умыванием.

- Но "Белая Роза" и тонкости поведения скромных благородных господ меня не слишком волнуют сейчас. Гораздо важнее - расскажи, почему ты решил, что твоя рана была излечена или даже изменена артефактными наручами? У меня в тот раз не хватило времени попросить тебя показать их... Хотя я заметила их необычное для элемента экипировки поведение. Задавала ли тебе вопросы целительница?

Зачерпнув в ковшик воды, она тонкой струйкой стала лить воду на ладонь Айвану.

Айван благодарно кивнул и вместо ответа до Офелии доносилось лишь довольное фырканье. Когда же Лицо было отмыто, маркиз принялся мылить голову, чтобы превратить пыльные слипшиеся сосульки в что-то напомниающее волосы.

-Об этом лучше поговори с нашей спасительницей.. Она тогда почти не пострадала, лучше, наверное, помнит, что и как произошло. Черт,- мыло попало в глаза и Айван снова зажмурился.- Просто есть ощущение, что было именно так, как я тебе сказал. И давай уже перестанем говорить о том дне, когда у меня стало на одну руку меньше..

- Хорошо.Я спрошу про это у нее.

Неожиданно покладисто согласилась чародейка и продолжила щедро лить воду из ковшика, указывая таким образом места, где следовало пройтись мылом.

- Ты не против побеседовать на другую тему? Тоже весьма важную?
Ваша экспедиция... я слышала вздорные слухи про некое золото в горах севера. Потом мне сообщили про то, что Орден Алого Сокола готовит экспедицию в Ковир и даже сговорился с купеческой гильдией для этого.
Дальнейшее было очень несложным делом. Вдобавок, моему агенту улыбнулась удача и в мои руки попало то самое письмо.
Айван, что это за авантюра?

-Это не первый слух насчет золота в горах. И парочка свидетелей до меня все же дошли.. За небольшую долю они согласились указать сектор поисков.. А потом их кто-то устранил. Это лишний раз подстегнуло меня.. хм.. проверить и забрать то, за что я так или иначе заплатил.

Айван умолчал, что это был счастливо подвернувшийся шанс доказать себе и всему ордену, что маркиз и с одной рукой на что-то да годен. А значит Айван перевернет эти чертовы горы, разберет по камешку, но достанет это сраное золото.

-Я сговорился с определенным купцом, как там он с гильдией сочтется - дело уже не мое,- он пожал плечом и оглядел себя.- А теперь вопросы появились у меня.. Такое ощущение, что.. хм.. я чего-то не помню. Что-то постоянно ускользщает от моего внимания и обнаруживаются несостыковки. Маленькие такие, ничего не значащие, но..

Офелия тут же пристально взглянула ему в глаза и мысленно чертыхнулась, отложив выяснение деталей авантюры на потом. В который раз уже что-то оставалось на потом.

- Тебе попадало чем-нибудь тяжелым по голове за последнее время? Ударялся действительно серьезно? Тошнота? Головокружения? Кошмары? Давно ли появилось это ощущение? 

Айван посмотрел на Офелию как-то странно.

-Неужели ты думаешь, что я не знаю, что бывает, когда прилетает по голове? Ладно, вижу искренность действительно у чародеев не в ходу,- маркиз залез в таз с ногами, быстро сполоснулся и завернулся в полотенце, весьма неловко по понятным причинам..

- Айван!

Чародейка со стуком отложила ковшик.

- Ты задаешь вопрос - и получаешь ответ. Вопроса не было. Неужели я должна додумывать эти вопросы за тебя, чтобы ты не делал огульных и крайне общих выводов?

Она перевела дыхание.

- Давай еще раз. Что постоянно ускользает от внимания? Какие ничего не значащие несостыковки? Что сказала целительница, которая не в пример лучше должна разбираться в таких вопросах? Есть ли смысл с ними разбираться прямо сейчас, когда есть более важные проблемы, вроде воооон той?

Офелия ткнула пальцем себе за спину в сторону полыхающей в темноте огненной стены.

-Целительница не копалась у меня в голове,- магистр принялся одеваться в принесенную сменную одежду, поверх которой лежали наручи. Вернее, наруч. Вздохнув, он все же нацепил красную железяку на руку.- Я сделал, все что мог, для того, чтобы разобраться с этой более важной проблемой. Недостаточно много, чтобы спасти больше людей, чем спаслось,- жестко сказал маркиз.- И если бы я мог что-то сделать с этой чертовой стеной, я бы сейчас отнюдь не мылся.. Я бы..- процедил он, сжимая руку в кулак.- Только "бы" мешает.

Принесли поесть и немного вина - выпить.

- "Бы" тебе не мешает. Тебе мешает твое же нежелание видеть картину в целом. А это серьезно ограничивает шансы на принятие верных решений. И шансы на выживание Ордена.

Золотые глаза стали тверже.

- Как ты думаешь, когда люди сообразят, что там, где появляются Соколы - всегда злая магия, массовая паника и крадущаяся за ними смерть?
Кто-то целенаправленно рушит вашу репутацию и старается убить тебя. Убить без оглядки на количество жертв. Убить с большим размахом.

Офелия наставила на Айвана палец.

- Даже Капитул чародеев открыто обратил на это внимание. А когда такое происходит, это может означать лишь одно - идет очень крупная охота. И ты в этой охоте стал наживкой для хищника. Твои люди тоже.
Поэтому, пожалуйста, прежде чем спасать людей, давай спасем тебя и Орден.

Вдруг заслышав подходящих к ним в темноте людей, чародейка вынужденно замолчала. 
Вино было кстати.
Офелия не стала церемониться и привередничать, уделив внимание не вкусовому букету, а элементарной способности вина утолять жажду.

Айван вновь поморщился, как от зубной боли.

-Мы.. сами ищем неприятности,- он зачерпнул ложкой капусты с небольшим куском мяса.- На то мы и орден, чтоб подставлять свою грудь под палку, которая собирается ударить по шее.. но твою точку зрения я учту.

- Буду весьма признательна...

Вид капусты с мясом в неверном, дрожащем свете факелов не вдохновлял утомленную чародейку. Но нужно было что-то съесть, поэтому она принялась деликатно отщипывать кусочки от здоровенного ломтя хлеба и запивать вином. Первая еда с утра...

- К слову. Ты говоришь "мы" и "Орден", однако немногим ранее ты говорил про безропотное подчинение рыцарей твоим приказам, ведущим их к смерти. Я правильно понимаю, что ты сознательно будешь выбирать самые самоубийственные решения, даже если у тебя есть варианты никого не сгубить?

-Я говорю о том, что я сознательно стараюсь защитить простых людей.

Прожевав капусту с мясом, Айван протянулся к кружке с красной жидкостью, именуемой вином.

-Причем стараюсь сделать это до того, как кто-то решит извлечь свою выгоду из недеяния. Если так можно выразиться.. попахивает пафосом и геройством, но что было бы с погорельцами, не вздерни Райк мародеров? Стража превратилась бы в грабителей и насильников.. возможно лишь до прибытия регулярных войск, но делов бы они понаделали. Видела, как люди превращаются в кровожадное зверье?

Мне нужно, чтобы после меня остались люди, которые станут щитом, а не второй Белой Розой. И кто-то должен подавать им пример. Так почему не магистр ордена? Перед каждым рейдом каждый рыцарь или оруженосец может уйти из ордена, покинуть его.. все это знают, но не припомню ни одного, кто бы завернул.

Маркиз закончил словоблудие увесистой ложкой капусты.

+3

74

-А все очень просто и прозаично,- холодно ответил мэтр Корье.- Проще, как любят выражаться низушки, паренной репы, хотя рецепт приготовления тщательно скрывают. Вы можете быть уничтожены прямо сегодня на вполне законных основаниях. Костер, мозголомка.. Так или иначе, результат один, чародейки Доннигал Уэрбле больше не будет существовать, как личности. Тело, возможно, останется,- он извлек из кармана новомодную и сверхсовременную штуку, называемую спичкой. Такая палочка с фосфором на конце, используется вместо кресала и трута для розжига. Стоит колоссальных для такой безделушки средств, но раскупается богатеями и любителями щегольнуть своим шагом со временем "на ура". И положил на ладонь с правого краю.- Вы можете  попробовать сбежать и сконцентрировать внимание Капитула на себе. Рано или поздно это приведет к..- кивок на спичку.- Уже заранее известному будущему,- еще одна спичка легла на середину ладони.- И можете взаимовыгодно сотрудничать со мной и некоторыми моими коллегами, которые обеспечат для вас выпускной экзамен в Аретузе, как только вы разберетесь с текущими делами и обязательствами. Условия, как вы должны понимать, будут более выгодны для нас, но.. Вы женщина не глупая,- третья спичка была протянута чародейке и повисла в воздухе, когда мэтр убрал руку.- Подумайте и выберете лучший в вашем понимании вариант из трех возможных. Если же вы выберете сотрудничество, то зажгите это новшество научной мысли и я предприму меры. Если же в течение месяца спичка не будет зажжена, увы, я не стану вам помогать. Всего вам доброго. И будьте благоразумны.
Пауль изящно и старомодно поклонился и пошел вглубь человеческого котла, гордо именуемого лагерем беженцев.

Злату кто-то толкнул. Послышался всплеск воды и короткое ругательство. А после глухой стук упавшего на землю тела.
-Ты чего толкаешься?- мальчишка в красной котте, лет шестнадцати от роду, поднимался с земли и тоскливо смотрел на разлившиеся два ведра воды, которые он тащил на коромысле. Тащил, скорее всего, либо в палатку целительницы, либо к шатрам рыцарей.- Эх, опять хреначить до оз..- мальчишка осекся и пригляделся к девушке.- Я тя знаю, мы у тебя останавливались в трактире.. Ну и шанежки ты нам спекла, я чуть пальцы не откусил. Командор Райк говорил, будь ты постарше, непременно бы тя.. ну эт.. Замуж взял бы, во. Ты чего такая бледная? Ударил больно?- парень вжал голову в плечи.- Ну все, терь точно подзатыльниками не обойдется..

Анирил и Йорвет могли слышать, как парнишка весьма звонко с кем-то разговаривает с обратной стороны палатки.

+2

75

Зоркие голубые глаза провожали старого мужчину недовольным взглядом. До поры, покуда он не скрылся среди других людей. Да и было ли желание видеть его? Нет.
Аккуратно выточенная деревянная палочка легла в чародейскую ладошку. Доннигал вздохнула. Глубоко, протяжно. Она полностью осознавала, что сейчас в ладони находится её маленький ключ к свободе, но приняв его, она собственноручно подписала себе смертный приговор. И нет смысла винить кого-либо: самовлюблённую Эвериллу, которая не думала о последствиях и забрала к себе ребёнка, либо же кого ещё. Потому как разницы, в принципе, не будет, а вот филе своё спасать нужно. Причём как можно скорее. Вот только как?
- Не походит эта авантюра на все предыдущие… Из неё точно сухой выйти не получится. В прочем, где только наша не пропадала…
Чародейка запрятала спичку в голенище сапога. Желания запихнуть сей причудливый бытовой агрегат в потаенные глубины тела Паула отчего-то не возникало. Наверное, он всё же смог расстроить её.
Доннигал оглянулась: толпища разношерстного народа никак не способствовала уединению для раздумий, однако на неё никто толком и не обращал внимания. Поэтому она уселась на помятую траву прямо там, где стояла, подмяв ноги под себя.
- Начнём с простого: с чего, собственно, надо начинать? – тихо бормотала девушка себе под нос, отщипывая тонкую травинку и теребя её пальцами. – А надо начать с того, что старикашке этому обо мне известно. Источник ясен – Эверилла. Знания… Итак, он уверен в подлинности информации об Истоке. И о моих способностях ему, скорее всего, также известно. Отсюда встаёт вопрос: а не шантаж ли это был ради своеличного подтверждения полученной информации? Не надеется ли он, что, если я всё сделаю, тем самым поставлю утвердительные галочки над всеми пунктами? Холера эдакая… Не о том, однако, думается. Об этом надо было думать раньше…
Девушка прикрыла глаза и вздохнула. Удостоверилась, что к её персоне относятся по-прежнему и продолжила мысли в слух:
- … это и был шантаж. Сила или жизнь. Третьего нет. Как… Как нет и второго. Её я только что продала. Своими руками… О да, конечно, меня нечему больше было учить. Старая карга…
Нет, она не злилась. Это было скорее глубокое разочарование. Во всём: в себе, в силе, в жизни, в окружающих. И огромная примесь жгучей обиды. Очень похожее чувство бывает, когда кто-то злой и несомненно коварный отбирает ставшую за время такую дорогую вещь. И вот тут ты осознаёшь: а принадлежала ли она тебе по праву когда-либо? Хоть на секунду? Или всё время ты лишь пользовался ей, а теперь – пришёл истинный владелец?
Относится ли это к свободе? Несомненно. Потому как эта вещь никогда исконно тебе не принадлежит. Потому как её вообще не существует.
Доннигал понуро опустила голову. Глаза почему-то неимоверно защипало, слово кто-то сердобольно приправил воздух перцем. Впервые ей не стыдно прилюдно заплакать.
Она снова почувствовала себя маленькой девочкой. Никому не нужной, брошенной одной в грязной холодной келье посереди монастыря. Вроде и чувствуешь, как жизнь кипит за стенами, но внутри них словно находится застоявшаяся вода – ничего не происходит. И вот сидишь ты посереди этого грота, и думаешь.
Потому как на большее не способен.
«Нужно действительно начать с чего-нибудь простого. В Оксенфурте, насколько знаю, масса прекрасных и полных библиотек. Хоть одна книга да поможет. Но… Нет возможности туда попасть, поэтому придётся пользоваться тем, что есть под рукой. А под рукой есть Анирил. Которая сможет вылечить, если всё пойдёт не так. И Йорвет. Его роль – дать по голове и обезвредить в повторении сцены с «если всё пойдёт не так». Или… Нет, я не имею права просить их идти на риск. В конце концов, кто они мне такие? Тем более, вызов был дан лишь одной мне. Поэтому и принимаю его я одна. Что ж… Вероятно, таков мой удел: вечное одиночество. Вполне неплохо. Только пожаловаться на мерзкого Паула некому… И зато никто не пострадает в случае катастрофы. Наверное… Я во сне, разговаривая с монстром, заставляла пылать гобелены и половину монастыря. Неужели в сознании подобный фокус не пройдёт? Что значит зажечь одну головешку? Жаль только, что это лишь начало. Будет. Они умнее меня, они знают: если начал, остановиться будет трудно. Сила меняет. Огонь и Исток…»
- Нет, не палочку зажечь – настоящее испытание. Оно кроется под невинной просьбой. И Паул прекрасно знает: я не способна контролировать огонь до самого конца… Или он рассчитывает на это? Слишком много вопросов, некому дать ответ. И слишком мало времени на раздумья... Нужно действовать. Но... Что же делать?

Отредактировано Доннигал (2014-08-02 18:32:46)

+2

76

-Это отрадно слышать, - эльфка улыбнулась уголками губ, тут же прикидывая, что делать дальше. Отправить Злату утром в ту избушку, о которой говорил Йорвет? Но чем обосновать, что потом отвечать на расспросы? Черт... Уж лучше бы действительно сама сбежала. А ведь она попыталась... Только не вовремя.
Целительница быстро прошла за палатку и с видом воспитательницы, поймавшей детей за хулиганством, оглядела парнишку-оруженосца, Злату, порезанную стенку палатки и печально лежащие на земле два ведра, однако, спустя мгновение, ее взгляд смягчился.
-Все в порядке? - спросила Анирил, больше поглядывая на девушку, чем на парнишку, но те молчали, видать уставшая эльфка выглядела совсем страшно.
-Ступай, - оруженосцу была подарена персональная теплая улыбка, давая понять, что тому пора вновь заняться своими делами, а Злата была подхвачена под локоток и подведена к входу в палатку, однако, целительница допускала, что девушка может ее ударить и продолжить пресеченный побег. И как она могла так просчитаться, полагая, что успокоительное не потребуется?

-Я все понимаю, но... Ты тоже меня пойми. Я не желаю тебе зла, - сказала она девушке, - Сейчас тебе лучше в самом деле отдохнуть, тебя никто не тронет.
А она все еще могла ее ударить... Даже если она сейчас сделает это и убежит, Анирил сможет проследить за ней по нитям заклинаний, тянущихся от оборотницы к ее рукам, и уж если захочет, то сможет и воздействовать, вот только зачем мучить людей, если ты не садист?
-Если хочешь... И если сможешь, мы можем встретиться в Оксенфурте после трех лун. Я попробую отыскать то, что излечит тебя с наибольшей долей вероятности. И... - Анирил чуть подалась вперед и прошептала, чтобы слышать могла только Злата с ее теперь уже обостренным слухом, - Бежать лучше перед рассветом и укрыться в какой-нибудь заброшенной охотничьей избе. Возможно. Эльф сказал, что такая поблизости есть.
Целительница отошла на шаг назад.
-А теперь отдохни. Я могу помочь заклинанием, если сложно будет заснуть, оно разбудит тебя перед рассветом.
Самой эльфке уже тоже до чертиков хотелось спать. Хотелось заснуть у Альфреда под боком, не просыпаясь до утра от чужих разговоров, звуков ночного леса и тревоги.

+3

77

Эльфа словно за рукав дергало творящееся в палатке беспокойство, которое он не видел, не был уверен, что слышит, но которое ощущал отчетливей не куда. Он подозревал, что его создавала очнувшаяся девчонка, которая выглядела бодрее остальных больных.
-Это отрадно слышать.
Йорвет улыбнулся в ответ несколько эльфке, кинувшей обиженному щенку кусок мяса, сколько собственным мыслям. Если чутье его не подводило, то раненная совершила побег, что не могло оставить одноглазого равнодушным. Какие бы причины её на это не толкали, в подобном опрометчивом поступке он увидел неустанное  желание независимости от незнакомцев даже в самой плачевной ситуации. Сила это или глупость, было не понятно. Да и кто он такой, чтобы рассуждать о таких вещах? Главное, что со стороны наблюдателя это смотрится мило, забавно и несколько интригующе. А как любой воспитанный наблюдатель, вмешиваться он в это не собирался.
- Если Доннигал меня отпустит, то я с удовольствием покажу тебе это уютное пристанище, - он прислушался к обиженному мальчишке за палаткой. - Похоже, кто-то нуждается в твоем внимании.
Кстати, а не загуляла ли там моя чародейка? Давненько не видел свою веточку, за которую здесь можно зацепиться и в случае чего возложить ответственность. Не очень законные поступки много кто в прошлом свершал, а что потом этого господина наняли чуть ли не те, кому он пакости строил - уже проблема работодателя.
- Не могу понять, тебе все-таки нужен собеседник или наоборот?
Разбойник, не сдерживая ухмылки, смотрел сверху вниз на чародейку, которая о чем-то активно дискутировала сама с собой. Еще его удивляла её любовь сидеть на земле, ну какая леди станет хоть и в мужской одежде, но сидеть на холодной поверхности и подвергать свое здоровье опасности? Так что либо Доннигал решила прислушаться к его совету, либо она была вовсе не благовоспитанной леди, которыми пытались казаться все чародейки.
Эльф присел, чтобы оказаться с ней на одном уровне и осторожно, как у ребенка спросил:
- Что-то случилось?

+1

78

Невезуха! Надо же было такому случиться! Пацан попался прямо под ноги. Точнее, это она со своими пятью футами попала под ноги этой орденской оглобле. Рост имеет значение, думала Златка, потирая ушибленное плечо, и толку, что он еще худ как жердь? Зато высок и, на удивление, крепок.
- Чего? Сказать, что она удивилась, ничего не сказать. Голос был хриплый, очень тихий и какой-то скрипучий. Чего ты сказал? Не про шанежки, про командора? Это тот, с усами который? Здоровенный страшный дядька? Парнишка покивал. Этого еще не хватало! Вот как раз сейчас! была бы постарше, была бы постарше… тоже мне, женишок выискался…. Не болтай чушь, малец! Орденский рыцарь не может жениться на простой кметке, так что нечего мне тут заливать,  помог бы лучше. Голова кружилась меньше, возможно, первый шок прошел, но слабость имела место, так что Злата ухватилась за руку мальчишки. Хотя, какой он мальчишка? Небось, девок щупает, как случай представится… ага… все они, мужики, одним миром мазаны.
-Все в порядке? Голос эльфки застал врасплох, хотя даже глупому ежу было ясно, что уж эльфы точно услышат их разговор, и придут. Они и пришли. Оба.  Девушка молча кивнула. Чего лишний раз рот открывать, когда и так все ясно как день? Палатка испорчена, ведра валяются, и  сама, бедняжка такая, вот она, туточки, уже лыжи смазала. В отчаянии Златка хотела оттолкнуть целительницу, но опомнилась. "Лучше не привлекай внимания и делай, как она говорит. Дело говорит. Слушай".  шепнул голос изнутри. Целительница же продолжала, подходя ближе и понижая голос:
-Я все понимаю, но... Ты тоже меня пойми. Я не желаю тебе зла.   Сейчас тебе лучше в самом деле отдохнуть, тебя никто не тронет. Девушка горько улыбнулась. Все так, чародейка, ты все верно говоришь, только вот веришь ли ты сама своим словам? Мне думается, что тебе ХОЧЕТСЯ верить, а ведь это не то же, что знать. Она, потупившись и выражая внешним видом смущение, опустила глаза.
-Если хочешь... И если сможешь, мы можем встретиться в Оксенфурте после трех лун. Я попробую отыскать то, что излечит тебя с наибольшей долей вероятности. И...
- И ничего, милсдарыня. Выдавила из себя Златка хрипло. Вы знаете сами, что даже если я доживу до того времени, я не приду. Мне даже сейчас, а ведь меня еще ни разу не вела Луна, тяжело находиться среди такого количества раздраженных людей. Возможно потом, если я уживусь с тем, что теперь живет во мне, я смогу…. Если…
- Бежать лучше перед рассветом и укрыться в какой-нибудь заброшенной охотничьей избе. Возможно. Эльф сказал, что такая поблизости есть. Подошедший следом мужчина подтвердил:
- Если Доннигал меня отпустит, то я с удовольствием покажу тебе это уютное пристанище.
Смутно знакомое имя... Златка отодвинула от себя не столь важную теперь мысль.  а вот что сказать на эльфийскую заботу?
Ну что можно сказать, если предлагают такую помощь, на которую даже не рассчитывала? Только  надежда умерла. Бесповоротно умерла, одев сердце коркой молодого ледка. Действительно, если задуматься, так деликатно сказать «выметайся» мало, кто мог. У целительницы дар милосердия. Повезло ее ордену. Златка с сожалением посмотрела на заботливую женщину. Нет. Она не придет. Теперь все по-другому. Ее ждет другая жизнь, и, кто знает, на перекрестке какой судьбы они снова встретятся? А может и не встретятся никогда, мир велик.
От предложенного заклинания она отказалась. Свернулась под плащом в клубок и провалилась в тяжелый,  полный снега и Луны сон.
***
Ночь. Лес. Над верхушкам деревьев плывет Луна. Скрип снега. Холодно. Сыпучая снежная крупка летит в след,  щекоча подушечки лап.  Горячее дыхание вырывается из открытой пасти. Охота была удачной, и теперь волчица направляется  на речной обрыв, полюбоваться снегом и ночью.  В мире царит тишина, такая глубокая тишина, что слышно как идет время. Звезды холодными иглами прошили купол небес, ни облачка. Луна полная, яркая, такая зовущая, милосердная, она знает, как нужна, она выслушает, не оттолкнет. Над миром плывет волчья песня, полная и радости и тоски.

Отредактировано Златка (2014-08-07 10:29:39)

+2

79

- - Что-то случилось?
- Что случилось, что случилось. Пока премудрые волшебники думали, что они тут одни, немного поговорили о погоде. - из кустов, на ходу поправляя штаны, вышел мужчина, лицо которого казалось смутно знакомым. Вроде бы, это был тот проводник, что был с Райком, но наверняка  утверждать этого было, конечно, нельзя. Не старый друг или любимый брат, что был с тобой бок о бок полжизни - так, случайный знакомый, которого забываешь, едва только в том исчезнет надобность, а то и раньше. Если только тот не совершит при тебе чего-то выдающегося или хотя бы удивит необычной внешностью. Но Юрген Ротт, а именно так звали нашего героя, в данном случае мог похвастать разве что прямолинейностью и отсутствием манер, а этим в лагере, набитом вояками и простолюдинами-погорельцами, вряд ли кого-то можно удивить.
- Как я понял, господин чароплёт собирается послать эту женщину на костёр. Но, разумеется, не сразу, а только если она откажет ему в любви и ласке. Очень любезно с его стороны, не правда ли? Впрочем, всё это, по большому счёту, не моё дело. - голос, и без того негромкий, стих ещё более, превратившись практически в шёпот. И, видимо, чтобы не быть посланным туда же, куда маг перед этим грозился послать чародейку, то есть куда-нибудь в пекло, добавил. - Однако, думаю, вам следует знать. Прежде чем наткнуться на вас, нам удалось найти... нечто интересное. Во всяком случае, мне так кажется.

+1

80

М'ельнир ехал по мощеным улочками Оксенфурта. Была середина июня. Окрепшее от зимы солнце, нещадно палило голову.
На улицах города царило веселье, люди пили, пели, танцевали, торговали, из окон слышались звуки прелюбодеяния.
"Весьма забавно. Давно такого не видел в городах. Хотя, в любом городе, народ всегда практически пьян, а если не пьян, то хмельной. А если не хмельной, то, значит, еще спит, либо уже прохлаждается в деревянной усадьбе на глубине двух метров под землей."
Внезапно прямо перед лицом мужчины пролетела лента блевотины, заляпав мужчине брюки и спину лошади. Последняя негромко заржала.
-Упс, милсдарь...ик...приношу свои глубочай...ик...шие извинения.
Ведьмак спешился, и встал рядом с обидчиком его лошади.
-Извиняешься значит?
-Мои извине...ик...ния. - Ведьмак рубанул правым хуком блевателя.
-Принимаю. - Встряхнув кулак, мутант обтер перчаткой брюки и спину кобылы.
-Дерьмо собачье, где я тебе новые такие возьму? - мужчина сплюнул на лежащего в ауте пьянчугу.
Залез на Луну и поехал дальше. Он въехал в переулок, где были торгаши. Лавки и палатки были расставлены прямо из домов. Со всех сторон только и было слышно. "Вино, лучшее туссентское вино!" "Брыльяяяянты, Бррррыльяяяяянты" - орал попугай на жердочке возле лавки, как заметил ведьмак, гнома. "Рыыыыыба, свежая рыба со Скеллиге!"
"Ну да, ехала бы она сюда с моей родины, протухла бы уже сто десять раз. А ведь есть такие идиоты, ведутся, и покупают эту тухлятину."
Но одно постоянно ему слышалось. Из каждого третьего, проходящего мимо, мещанина."Золото, золото,золото. Золото подгорных королей"
"Хорошо, допустим, золото есть, значит, кто-то захочет его добыть, но, возможно, побоится туда лезть, опасаясь нетопыря, альпа, бруксу, фледера, ну и, дракона на самый худой конец. Нужно поискать работу.
Он заехал в очередную улочку Оксенфурта наполненную запахами, криками и прелюбодеянием, и растворился в толпе.

Отредактировано М'ёльнир (2014-08-12 23:04:59)

0

81

- Даже не попахивает, а так и есть. Потому как твое стремление сделать этот мир лучше напрочь разбивается о яростное нежелание заниматься этим же самым масштабно.

Офелия сделала еще один глоток, ощущая прокатившуюся по телу благостную волну расслабления.

- Я полагаю, что тебе, Айван, сейчас вполне удобно.
Есть добрая сотня верных рыцарей, есть деревушки и неплохой замок, пожалованный от королевских щедрот, есть средства и финансы, чтобы не оглядываться на всяких гнусных политиканов. Можно делать все, что захочется. Скакать туда, куда велит твой собственный долг и честь. Наказывать злодеев и восстанавливать справедливость.

Но мне пока не понятно, почему ты распыляешь свои личные усилия и ограничиваешь Орден таким малым числом воинов? Это вопрос управления, личных амбиций или денег?

Айван поперхнулся капустой.

- Малым числом воинов?- лицо покраснело от натуги и маркиз не сдержался, закашлялся.- У меня больше воинов, чем в королевстве Керак..
Хотя, я понял о чем ты. Ты о том, что те же самые Розы насчитывают с десяток тысяч копий, так? В то время, как в нашем ордене всего тысячи полторы народа в целом.. И ты несколько позабыла, что Розам сотни полторы лет, если не больше, а моему ордену.. хм.. Он едва вылупился. Два года.

И что же ты хочешь мне предложить, чародейка Офелия Ло-Росси, славная как своим искусством и красотой, так и желанием вляпаться во что-нибудь дурнопахнущее?- он отложил ложку в сторону и уставился на волшебницу.

- До невероятия тонко подмечено, Айван. Прямо слезы навернулись.

Чародейка сохраняла благожелательную серьезность даже после комплимента, наполненного сарказмом до краев.

- Прежде чем предлагать что-либо, я должна иметь понимание того, что мое предложение для тебя не будет пустым сотрясением воздуха. Потому как ты меня не понял.
Полторы сотни лет и десяток тысяч копий - это ужасающе паршивый результат для Роз. С их не слишком щепетильным отношением и идеологией. Мой же вопрос был в том, что именно ограничивает лично тебя.

Ладонь рыжей девчонки, свободная от стаканчика с вином, описала короткий полукруг, чтобы усилить жестом слова.

- Меня? Ограничивает?- Айван отхлебнул вина из кружки и долил, обещая себе, что больше доливать не будет. Не сегодня, хотя компания и располагала для длинных разговоров и выпивания. То есть.. Прочитай сейчас магичка его мысли, она наверняка бы поняла все превратно, однако сколь бы Айван ни строил себя разъяренным на Офелию, зла на нее он не держал. Так, погавкал для виду.

- Я не собираюсь оставлять после себя вторую Розу. Алый Сокол взлетит, но как только готов будет принять в себя пополнение, не боясь превратиться в красного гуся. Или в синего павлина. Люди должны понимать, зачем они вступают в орден и чем они себя обязывают перед простым народом... Говори уже, что ты хотела сказать.. Знаешь же, что я не люблю, когда кота тянут за его причиндалы.

Офелия пригубила вина, совсем не ощущая его вкуса. Просто чтобы сделать паузу и подумать, стоит ли вовлекать магистра Ордена в еще один потенциально опасный для него "прожект". Вздохнула и отставила стаканчик.

- Айван. Учитывая то безрассудство, с которым ты залезаешь в каждую поганую историю, и твое твердолобо-несокрушимое движение к намеченной цели невзирая на опасность, мне становится непросто что-то говорить или советовать нечто значимое.
По совести, нам бы сейчас разобраться с тем, кто так успешно замышляет козни против Соколов и лично против тебя. Это могущественная фигура в игре, вполне способная свести твои усилия, Айван, на нет. И это не нравится многим, кто рассчитывает на алых рыцарей.
Однако...

Пальчики чародейки медленно мяли серый кусочек хлеба.

- ...есть риск упустить удобный момент для серьезного шага Ордена к славе и известности.

Золотистые глаза Офелии гипнотически мягко мерцали в свете факелов.

- Вспомни нашу предыдущую беседу и те письма. Эти люди не отказались от своего плана, просто его придержали из разумной осторожности. А теперь они вполне готовы продолжить. Иначе, чем намеревались в прошлый раз, но гораздо... гораздо интереснее для Ордена!

Она предполагала, что Айван все же заинтересуется, потому как в прошлый раз его заметно поразила сумма сделки в золотых гривнах. В этот раз прозвучавшее от заинтересованных людей предложение поразило даже ее саму.

- Сейчас я не могу сказать тебе все конкретно - нас могут дистанционно подслушивать, а я дьявольски устала за сегодня чтобы что-то с этим сделать. Вдобавок мне придется рано встать...

Изможденная и обессиленная Офелия, полностью сохраняя ясность ума, вдруг поняла, насколько она замучилась за два дня скачки и лишний раз оправдала себя, что так было нужно и полезно. Однако вино сильно расслабляло. И двигаться не хотелось вообще.

- Айван, я могу попроситься на ночлег к кому-нибудь? Например, к твоей целительнице и кого можно попросить разбудить меня пораньше? Хотя меня сейчас не смутит даже попона и седло под головой...

- Этот разговор напосинает мне одного очень застенчивого краснолюда, который просил у хозяина каравана, не выдавшего полное жалование за конвой, поцеловать его в спину.. тоже издалека зашел...- маркиз с тоской посмотрел на заканчивающееся в кружке вино, но доливать не стал.
- Ты всегда сначала про что-то намекаешь, а потом виляешь вокруг да около?- Магистр в упор посмотрел на чародейку, чуть пододвинувшись вперед и наклонившись над столом.

- Не всегда. Только когда мне нужно для дела. Учитывая веские обстоятельства, полыхающие до сих пор в городе, я не хочу, чтобы дальнейший важный разговор стал достоянием чужих ушей.

Она мягко улыбнулась и совершила усилие над собой, чтобы не уложить ручки на стол и не уместить на них свою голову по-уютнее.

- А что тебя смущает в моих, как ты выразился, "виляниях"?

Маркиз пожал плечами.

-Обычно в этих самых виляниях содержится хотя бы намек на содержание информации о предмете.. сейчас же.. ладно, черт с ним. Действительно не совсем время, поговорим об этом в дороге, когда услышать наш разговор совсем уж посторонние не смогут. Разумеется, если ты не собираешься вновь пропасть на полгода-год.

- Не собираюсь. Одного раза было вполне достаточно.

Офелия скорчила гримасу и нерадостно усмехнулась, вспоминая болезненный опыт своей вынужденной пропажи.

- В свою очередь я буду надеяться, что в дороге ты не поскачешь сломя голову за бандитствующим лапотником прямо посреди нашей беседы. И не начнешь давать "нужные-вот-прямо-сейчас-а-не-то-всем-настанет-краснолюдская-задница" указания своим людям, отвлекаясь от главного.
Договорились?

Айван пожал плечом.

- Каждый делает, что за него не сделает никто. Да и боец из меня сейчас.. Как из лапотника - кузнец. Ладно, сейчас следует перетянуть на свою сторону тех, кого удастся. Пока этого не сделали те, кому я поперек горла.

Айван поднялся из-за стола, опираясь на него единственной рукой, и пошел к выходу из шатра. У самого выхода он обернулся.

- И да, Офелия, я рад, что ты все же вернулась, хотя по-началу очень уж хотелось свернуть твою прелестную головку.
И вышел, принимая из рук оруженосца новый плащ и надевая его так, чтобы он закрывал увечье.

Чародейка проводила уходящего маркиза долгим взглядом и улыбнулась в темноту.
"Мммм...Прелестную. Очень неплохо для завершения беседы... Айван..."

+1

82

Айван вышел из шатра, где, по идее, могла бы уснуть чародейка. Бесчувственный магистр не внял страданиям чародейки и продолжал разговор до последнего. Что ж, еще с неделю назад это его упорство могло бы дорого даться им обоим. Офелия бы заснула, а Айван бы потерял сознание. Сейчас же стоило выбросить из головы лишние мысли и выступить перед народом. Надеяться, что весь народ станет на сторону ордена, если вдруг войт задумает какую каверзу, маркиз не надеялся. Однако добиться нейтралитета хотя бы трети-четверти было вполне реально. Маркиз выделил в толпе верхового Райка и сам забрался на Кровососа. И двинулся к командору. Верный усач отдавал указания рыцарям и оруженосцам, которые и так уже были уставшими.
-Останешься со всеми тут,- без предисловий начал Айван, подъехав сбоку так, чтобы можно было говорить негромко.- Поможете войту навести порядок. До подхода регулярных войск Ковира, как только узнаете о подходе, берете плату за помощь и галопом мчитесь до Оксенфурта, там ждете меня или посыльного от меня. Дальше не загадываем.
Усатый рыцарь кивнул и хлопнул магистра по наличествующему левому плечу, мол, все будет сделано в лучшем виде.
-С собой я только Альфреда заберу,- вновь кивок, как ответ.- В ночь выезжаем.
-Еще попрощаемся,- весело рыкнул Райк. Здоровяк вообще предпочитал не думать о смерти. И та, взамен, не думала о нем. До поры, понятное время.
Маркиз отъехал до помоста, сооруженного для важных объявлений и загнал туда своего герольда. Тот сначала пропел в рог, а потом добавил голосом:
-Великий Магистр Ордена Алого Сокола маркиз Темерии, владелец замка Вартбург и прилегающих земель Айван Окь де Лот.
Внимание горожан, пусть и не всех, обратилось к помосту. Айван занял место герольда и зычно рявкнул:
-Горожане, сегодня был очень трудный для нас всех день. И вы, жители народ Ковира, и мы, Ордена Алого Сокола, лишились друзей, родных и близких. Не всем суждено было выбраться из пожара, никто из нас не знает, кто или что стало причиной возникновения стены, но итог мы видим сейчас. Да, вы скажете, мол, вы, ублюдки в красных плащах, перевешали наших мужей, братьев, сыновей.. Но что бы они сделали, если бы мы не вмешались? Скольких дочерей и матерей они бы изнасиловали? Скольких сыновей, братьев и отцов они бы убили, опьяненные кровью и безнаказанностью? Я надеюсь вы меня поймете. И не надеюсь, что даже самые большие сокровища в мире смогут сгладить боль от потери, но я и мой орден готовы частично облегчить ваше положение. Каждому из жителей будет выдано по шестьдесят полновесных крон серебром, чтобы вы могли начать жить заново. Это все, чем мы сможем вам помочь, разве что до подхода войск вашего короля, поможем вашему войту поддерживать порядок.
Айван спрыгнул с помоста в седло и поехал к своему шатру, откуда он послал посыльных к Анирил с Альфредом, а заодно и к Доннигал, который уведомит их письменно, чтобы они были готовы к выходу в середине ночи. Следовало разобраться с делом, ради которого они оказались в этих землях. А заодно он послал письмо войту, в котором значилось, что сумма найма означенного числа рыцарей со свитой обойдется господину Кемеру Клайву в сумму выданных компенсаций. Не больше, но и не меньше. А еще хотелось вздремнуть. Все события, произошедшие сегодняшним днем, вечером и к началу ночи, ужасно утомили еще не окрепшего маркиза.
Он залез в шатер, не зажигая свечей или лучин добрался до первого, что напоминало лежак, и упал на него, чудом не задев чародейку и пока еще не подозревая о ее присутствии именно тут. Удивится он позже, когда откроет глаза...

ЗЫ

пишем еще по посту и выдвигаемся, кто хочет выдвигаться. господин ведьмак, читайте личку. рекомендую Юргену, Доннигал и Йорвету напсать один большой красивый совместный пост и выложить его с любого из аккаунтов

0

83

Ей так и не удалось как следует отдохнуть. Горячечную дрему прервал звук рога и шум. Злата села на своем лежаке и огляделась, пытаясь сообразить, который час, где отец и не пора ли идти на кухню. Сначала она,  ничего не понимая, обвела взглядом палатку. Затем все так же непонимающе воззрилась на порезанную ткань, на кувшин воды, и на красный плащ, которым укрывалась. От цвета ей стало нехорошо, но еще хуже стало, когда она сообразила, что вокруг темно, а она все равно прекрасно видит. И тут она вспомнила. Про пожар, про погибшего отца, про укус. Рука сама собой потянулась к шее посмотреть, что там так чешется и ноет. рана была на месте. немного подсохла - и все. от этого и чесалась - присохла перевязка. Девушка, стараясь не шуметь и никого не разбудить, встала и выползла на улицу. Вокруг царила кутерьма,  видимо, рыцари готовились к отъезду, точнее часть их. Командор Райк, несостоявшийся жених,  разговаривал с магистром своего ордена, оба не слезали с коней. Райк был весел. Златка грустно улыбнулась. Ей, серой мышке, было легко затесаться среди погорельцев, тем более что так раздражающий ее красный плащ она забыла в палатке. идти было тяжело. тело не слушалось, так и норовя прилечь где-нибудь в темном спокойном месте. она приостановилась перевести дух.
– Гляди ты, денег дадут – говорили  толпе, дык отстроимся, да заживем, как и было!
- Дурак! Ничего ты не понимаешь! – скрипучий злой голос перебил говорящего, - это рыцари город и подожгли! Политика! Думай головой а не задницей, идиот! Послышался звук удара, шум, а вслед конский топот и ржание. К дерущимся подъехали всадники с соколами и Злата предпочла замешаться в толпу. Больше всего ей хотелось поесть и помыться, но непонятное чувство тревоги гнало прочь от скопища людей. Как вчера. Может быть, потом она и вернется в новый город. А может и нет. Свято место пусто не бывает. Будет новый трактир, и в нем новая Златка. Никто не дает второго шанса, думала девушка, ни люди, ни боги. Единственное, что нужно будет сделать – выкопать горшок с деньгами, спрятанный в известном ей месте. Денег там хватит построить в глуши корчму, а разбойники или эльфы, да хоть сами черти – все кушать хотят. С такими мыслями она все-таки добралась до леса. Обернулась. Райк на своем коне выделялся особенно отчетливо. Девушка стояла и смотрела на мужчину, надежно скрытая деревьями. Вздохнула и чуть поскулила, жалобно так, вспомнив слова паренька.
Пусть тебе сопутствует удача, добрый человек. Надеюсь, ты никогда не будешь выть от того, что похоронил половину души.
девушка потеряла сознание.

Отредактировано Златка (2014-08-21 14:02:03)

+2

84

Анирил заботливо укрыла Злату плащом и, прежде чем выйти из импровизированного госпиталя, на всякий случай остановилась у каждого из спящих раненых, чтобы убедиться, что все действительно в порядке. Так и было. Выйдя из палатки, целительница наткнулась взглядом на Альфреда. Тот стоял к ней спиной. Был соблазн подойти и украдкой обнять его со спины, но эльфка все же не рискнула. К воинам вообще опасно подкрадываться со спины, поэтому она лишь подошла и встала рядом.
-Есть какие новости? - осведомилась она после того, как убедилась, что не отвлекает рыцаря от серьезных дум.
Альфред стоял и раздумывал над приказом. Разумеется, приказы не обсуждаются. Но это не мешает пытаться понять, почему и зачем был отдан именно такой, а никакой иной. От голоса эльфки рыцарь вздрогнул и обернулся, взгляд потеплел и на губы лезла глупая улыбка, которую никак не получалось согнать с лица.
-Сегодня ночью мне с маркизом предстоит отправляться дальше, остальные останутся здесь.. Гонец передал, что ты решишь сама, где тебе лучше быть - помогать погорельцам и раненным рыцарям или отправляться с магистром.
Альфред неуверенно обнял эльфийку, вдыхая запах ее волос.
Целительница вздохнула и нахмурилась, утыкаясь лбом в плечо рыцаря.
Если ее не будет рядом с магистром, когда на того вновь внезапно накатит слабость, ему никто не поможет, кроме нее, если вдруг в лагере кому-то из раненых станет худо, никто... Черт побери, неужели две оставшихся чародейки не смогут маленько поврачевать? Основы то всем известны.
-Я себе не прощу, если с магистром что-то случится из-за того, что меня не было рядом. Это... Это не значит, что другие раненые волнуют меня меньше, просто... - Анирил тяжело вздохнула, - Почему нельзя быть в нескольких местах одновременно?
Решение, хоть и далось весьма тяжело, было готово.
-Я поеду с вами.
-Я не знаю, хорошо ли это..- с сомнением произнес рыцарь.- С одной стороны, мне хочется, чтобы ты всегда находилась рядом, с другой.. А вдруг в пещере или в горах что-нибудь случится и я не смогу тебя защитить? Что будет тогда? Я ж вздернусь, если выживу..
Альфред крепче обнял целительницу и врачевательницу.
-Я буду осторожна, - пообещала она, отстраняясь и заглядывая рыцарю в глаза, - Но кто, как не ты, знает, что такое долг?
Анирил улыбнулась и погладила рыцаря по щеке.
-Я должна быть с вами, ты же наверняка понимаешь, почему.

Рыцарь вздохнул и ничего не ответил, просто поцеловал целительницу в лоб, хмелея от своей наглости. Во всяком случае ему так казалось. Хотелось сейчас, чтобы никаких пожаров не было, чтобы вся эта затея с пещерами оказалась просто сном. А что если это и есть сон? А он сейчас проснется и окажется, будто целительница ему приснилась? Или окажется, что ему приснилась, будто целительница ответила ему.. Он украдкой ущипнул себя за ладонь. Видение не растворилось, Анирил продолжала стоять в его объятьях.
"Ну вот, в меня не верят", - все с той же мягкой улыбкой подумала целительница.
Приподнявшись на цыпочки, Анирил обняла рыцаря за шею, легонько касаясь его губ. Как бы в обморок то не упал, а... Силенок не хватит его тащить, хоть и не далеко.
-Не волнуйся, я надеюсь, все будет хорошо. Но даже сильным рыцарям нужно отдыхать, чтобы не проворонить подстерегающие за углом неприятности в предстоящем походе.
Сердце рыцаря бухнуло, грозя выбить ребра, и замерло. Он поцеловал Анирил и подхватил на руки, не беспокоясь, смотрит ли кто на него. Какая разница, что о нем подумают, если в руках у него сокровище почище всяких там Граалей и мечей в камне..
-Анирил,- произнес Альфред, краснея,- Я ведь не сплю?
-Совсем нет, - эльфка чмокнула Альфреда в щеку и крепко того обняла, буквально изо всех сил, но так, чтобы у рыцаря не возникло ощущения, что его решили придушить для полного ощущения реальности происходящего. Наверное, милая сцена должна была вызывать у погорельцев отвращение и осуждение, но пусть никто не видит, пусть все спят, а часовым пусть не будет дела до рыцаря в алом плаще, подхватившего на руки орденскую целительницу. Разве что только Райк пальцем погрозит, да и то  увидит это только Анирил, и лишь улыбнется в ответ.
-Тогда.. Тогда..- Альфред сам еще не придумал, что тогда, но тогда должно быть лучше, чем сейчас, а это, по мнению рыцаря, было невозможно. Не было шатров, которые были бы в личном пользовании отдельного рыцаря, только магистерский.. В трех других шатрах наверняка отдыхают оруженосцы и рыцари после дневного дежурства и успокаивания толп паникующих крестьян. И рыцарь пошел к краю лагеря, где никто их не побеспокоит. Он не видел лица Райка, который выходил из нужника, поправляя пояс. Лицо это лишь расплылось в почти отеческой улыбке и командор тихонько, чтоб не нарушать идиллию, побрел к шатру. Командование ложится последним и встает первым. А завтра обещает быть тяжелый денек.

+1

85

«А когда-то моим пределом был дом у озера, любимый мужчина и маленький ребёнок. Ох и давно это было…»
Чародейка улыбалась. От воспоминаний о прошлом становилось теплее. Не ото всех, конечно. Плохое забывается гораздо медленнее, нежели хорошее.  А если лишь оно одно было в достатке в твоей жизни, то разум сам цепляется за то маленькое и яркое. Единственное, способное поддержать.
Когда есть недоступная тебе в мире вещь, по гадкому закону подлости именно она и становится мечтой. Такой соблазнительно недосягаемой и болезненно запретной. Пусть сперва она принадлежала другим.  Пусть. Но теперь она твоя.
«Была твоей. А теперь…»
Одинокая слеза прокатилась по коже.
- Ещё не хватает тут разрыдаться при всех… - шёпотом произнесла Доннигал, быстрым движением обтирая щеку рукавом.
- Не могу понять, тебе все-таки нужен собеседник или наоборот?
Одноглазый эльф появился как нельзя кстати. Или нет. В любом случае, появись он чуть раньше, это могло окончиться плохо. Но сейчас…
- Будь обстоятельства другими, познакомься мы куда раньше и успев сдружиться, на тебя обрушилась бы глыба непонятной и эмоциональной информации о моём прошлом. Но здесь нет камина, а я не в настроении и даже не пьяна, чтобы долго разглагольствовать. И мне бы дать тебе увесистый подзатыльник за «Госпожу», но это того не стоит.
- Что-то случилось? – поинтересовался он вполне искренне заинтересованным голосом, неожиданно оказавшись ближе, чем стоило бы. И столько участия и сочувствия показалось Доннигал в этом голосе, что глаза опять невольно защипало. От досады, чародейка зло скрипнула зубами. И всё же, в первую очередь она женщина, а только потом служитель магии, продавший ей свою душу.
- Никогда не смотри на меня так, словно я самый жалкий из когда-либо встреченных тобою людей…
«В моей жизни никогда и ничего не происходит. Ни хорошего, ни плохого. Только ужасное, мерзкое и отвратительное. В общем, как всегда…»
- Что случилось, что случилось. Пока премудрые волшебники думали, что они тут одни, немного поговорили о погоде.
«Люди милые, не правда ли?» - думалось чародейке, пока один из экземпляров представал во всей красе. Конечно, сперва ей пришлось встать с насиженного места, которое она обозначила, увлёкшись и выдрав добрую долю травинок во время рассуждений, и обернуться на голос.
Хотя смысл сказанным незнакомцем слов она до конца и не поняла, но ясно было одно: он прекрасно слышал их разговор с Паулем. И как Доннигал его только пропустила? Вероятно, была слишком занята жалостью к самой себе. А чародей? А ему, наверное, вообще всё равно было, слышат их или не слышат.
-… прежде чем наткнуться на вас, нам удалось найти... нечто интересное. Во всяком случае, мне так кажется.
- А почему бы и нет? – в голосе чародейки слышались нотки фальшивой заинтересованности. Комично перебирая пальцами воздух, она перевела интересующийся взгляд на Йорвета. Казалось, и не было вовсе грусти, так некстати прорвавшихся слёз… Теперь она вернулась в прежнее состояние. Ну, почти. Обычно она не подмигивает неоднозначно эльфским одноглазым разбойникам, да не соглашается идти не зная куда забирать не зная что… Если жизнь дорога.
Пойти или не пойти у Йорвета выбора, в принципе, нет. Как и у Доннигал. Теперь ей почти всё равно. Осталось развлечься на дорожку.
«Если это имеет отношение к пожару, то завеса тайны приоткроется. Нам же лучше. А Айвану достучать всегда успею. Хоть что-то полезное сделаю в конце».
- Но это будет явно не сегодня. И не сейчас. Время не то. Место и… Настроение также не соответствуют. Дамы сегодня особенно капризны, хотят спать, замученные пустой болтовнёй о господстве магии над человеком. До рассвета ещё долго. Йорвет, - чародейка повернулась к эльфу, - если у тебя остались незаконченные дела на этой местности, советую с ними разобраться. А теперь прошу меня простить…
Расплывшись в реверансе, таким образом Доннигал попрощалась с собеседниками, а затем удалилась на поиски своей верной четвероногой спутницы. Которую и искать не пришлось – спокойно паслась в двадцати шагах от палатки, где она наказывала позаботиться о Злате, будто и плевать было ей на такое собрание людей. Этим она и отличалась от своей хозяйки.
- Но-но, милая, - чародейка ласково погладила кобылку по светлой морде, хоть та и пыталась избежать касания. – Скоро предстоит долгая дорога. А потом – обещаю, хорошенько отдохнём…
Может, эльф и был прав, когда думал, как же эта чародейка всё же отличается от других. Но многих ли он видел чародеек? На земле уж мало из них сидят. А на сучковатых, кривых пнях, подстелив сумку, ещё меньше. И ещё меньше чародеек проводят полночи не за сном на уютных и тёплых меховых топчанах, а за чтением письменного обращения главы экспедиции, полученного от посыльного, и последующими долгими и нудными размышлениями, заменяющими человеческий отдых.
- Середина ночи, значит? - она повертела в руках кусок пергамента с аккуратно выведенными буквами, и, обращаясь в ночную темноту за спиной, тихим шёпотом добавила: - Теперь я сомневаюсь, что всё это стоило того… 

Отредактировано Доннигал (2014-08-19 15:12:32)

+1

86

Каких только людских лиц не видел эльф за свою короткую жизнь. Казалось, он видел тысячи выражений всех возможных человеческих эмоций. Вблизи он лучше всего изучил ужас, отвращение, горе, ненависть и удивление. Издалека ему открывались любовь, дружелюбие, зависть,  задумчивость. Наблюдая, Йорвет осознал, что они такие же живые. Живые по-настоящему. Такой простой вывод для подрастающего сейдхе оказался чем-то невероятным. И именно поэтому он не смог. Не смог поддаться воспитываемой с детства ненависти и убить человека. За что поплатился, чуть не погибнув и навсегда оставшись калекой.
- Мы уже когда-то позволили разрушить у себя под носом великую эпоху.
-Эта рука больше не дрогнет, - повторял он снова и снова сквозь слезы, трогая свое увечье.
-Так пусть он будет тебе уроком, - холодно прозвучал голос того, кого раненый считал отцом.
   
Больше замешательства не было. И будь то плачущий ребенок или женщина - всех ожидало одно. Они уже не были по-настоящему живыми, и от этого разрезать их функционирующую плоть было легко. Но Йорвет не был рубакой, его стрела точно попадала только в избранных, а клинок рубил только особенных. Тех, кто погиб ради возрождения истинной красоты.
Выполнять свое предназначение, для которого был рожден одно, и совсем другое общаться с другим, чужим миром. Сейчас одноглазый решился именно пожить в нем, а не просто слиться с окружением. На разведке хоть знаешь, что тебе нужно добыть, и все что от тебя требовалось, это не привлекать внимания и внимательно слушать. А сейчас, когда он стал частью чего-то иного, все его существо кричало: "Как стоит себя вести? На кой черт его сюда прибило?".
Каких только лиц не видел эльф. Но вот перед ним теплую улыбку сменила непрошеная слеза. Так вообще бывает? Среди его сородичей была не одна женщина, но даже Каина не позволяла себе так открыто показывать эмоции. Еще и эта откровенность чародейки, которую он наблюдал не в первый раз. Это смущало. Всего лишь ее игра, но зачем тратить силы на такого незначительного зрителя?
- Никогда не смотри на меня так, словно я самый жалкий из когда-либо встреченных тобою людей…
- Это еще нужно заслужить, как и доверие, - разбойник усмехнулся и поспешил встать, заметив направляющегося к ним человека.
"И где эта хваленая осторожность магов, если простой вояка, задержавшись в кустах, может запросто делать выводы?" - раздраженно думал одноглазый, надувшись на то, что ему самому пришлось остаться на побегушках у эльфки, которую он только раздражал. Сейдхе протянул руку Доннигал, приглашая присоединиться к обществу стоящих.
- Вот именно что это не твое дело, - он тыкнул пальцем в говорящего, словно посягнули на его тайну. 
Хоть Йорвет и видел его среди рыцарей ордена, но такое появление настораживало. Конечно, он мог без задней мысли ответить на его вопрос, но обычно разбойники именно так предпочитали начинать свои угрозы.
- А почему бы и нет?
На провокацию чародейки ушастый лишь фыркнул и отвернулся в сторону. Вижу у тебя проблемы похлеще моих, госпожа. Хочешь вляпаться в новые?
- До утра.
Одноглазый немного удивился странному приседанию, но все же был благодарен за подаренную ночь покоя. Посмотрев на человека, пытавшегося затащить их в авантюру, неопределенно пожал плечами и поспешил удалиться.

Отредактировано Йорвет (2014-08-22 13:15:21)

0

87

-Ваше Сиятельство,- шепот впивался в ухо клещом и сонное марево медленно уплывало, грозя унести с собой и сознание маркиза.- Ваше Сиятельство,- противный шепот, вернее его источник, не сдавался.
-Отвали, еще темно..- пробормотал маркиз и перевернулся на другой бок, поплямкав губами и обнимая чью-то крошечную, по сравнению с ним, фигурку.
"Магдалена? Сильвия? Катарина?"
Маркиз приоткрыл глаз, сморщившись от чрезмерно настойчивого и яркого спросонья света одинокой свечи. Ни у одной из перечисленных девиц не было подобного цвета волос. Все еще туго соображающая голова судорожно пыталась свести одно и второе. Выходило скудно. Потом взгляд уперся в дублет.
"Так, сплю одетым.."
Сон медленно уходил и сейчас пришлось бы даже приложить некоторые, не очень значительные, усилия, чтобы уснуть вновь. Но уснуть и не узнать, рядом с кем спал и снова собираешься это сделать было выше сил магистра. А потом он увидел полу шатра. Мысль обожгла щеки так, что на спине выступили капельки холодного пота, а сердце ухнуло куда-то в район почек, намереваясь последовать вслед за душой.
Айван подскочил, запутался в плаще, упал, ударился лицом о землю, рыкнул, снова попытался подняться. Хотя бы на четвереньки. С другой стороны на четвереньках ходят здоровые люди с полным набором конечностей. Как назвать ползанье на трех конечностях? Троеньки? Этот вопрос Айван решил оставить на потом, как наименее значительный.
-Брысь из комнаты.. В смысле, вон из шатра,- отыгрался он на оруженосце, который тут же исполнил приказ.- Свечу оставь, дулепа,- и этот приказ был выполнен. Незамедлительно. Айван кашлянул, пытаясь разбудить чародейку поделикатнее. А заодно и поправить одежду одной рукой. Выходило неловко. В буквальном и переносном смыслах.

Оруженосец потирал затылок. Сказано было найти госпожу Анирил и сэра Альфреда. А где их искать - не сказали. Ни в палатке целительницы, ни в шатре для рыцарей означенных эльфки с человеком не было. Зато было обидно от понимания, что еще пары подзатыльников не миновать.
-Да что ж я такой невезучий-то?- пробормотал парень, оглядываясь. Кого бы он ни спрашивал, никто не знал, куда эти двое подевались. Вон Стерку повезло, сказали разбудить госпожу чародейку, так она никуда из своего шатра и не уползала, сразу нашлась. А что если сэра Альфреда и госпожу целительницу похитили?
От этой мысли оруженосец побледнел. И ничего ему не оставалось, кроме как доложить командору, который сейчас отдыхал, о своем крахе, провале и неудаче. Что было после этого, осталось в тайне, но в эту ночь оруженосец из шатра для командования не выходил. Зато вышел сонный командор.

-Кто-то идет,- эльфку разбудил шепотом Альфред.
-Ну, голубки, пора выезжать. Неугомонному маркизу не терпится отправиться в путь.. Поторапливайтесь,- командор близко не подходил, чтоб не смущать двух уединившихся влюбленных. И отошел сразу же, как только донес весть.

Всех, кто должен был выходить этой ночью маркиз собрал на порядочном отдалении от лагеря. Собственно, и явился он заблаговременно, чтобы лично проконтролировать сборы и выход в сторону пещеры.

+2

88

Когда Йорвет ушёл, Юрген проводил его взглядом, но, разумеется, не стал спорить, или, Вечный Огонь упаси, окликать или останавливать. В самом деле, ночь не лучшее время для сомнительных путешествий, да и требовалась ему в первую очередь чародейка, причём не усталая, вымотанная до предела, а полная сил и готовая работать. А одноглазый, как говорится, приложится. Не так уж и нужен - всё равно, если, конечно, это тот самый эльф, о котором наёмник слышал в лагере, то решает здесь, в лучшем случае, что будет есть на обед, и то не всегда. Оставалось надеяться, что сказанное сейчас заинтересует волшебницу в должной степени, чтобы потом обратиться именно к нему. А если бы даже и нет - в конце концов, именно он, Юрген, был среди тех, кто нашёл пещеру. Это не та вещь, от которой можно легко отмахнуться. Но это решится утром. А сейчас у Юргена были собственные дела, которых он надеялся успеть решить. Ну и, конечно, крепкий здоровый сон.
Юрген дошёл почти до середины лагеря, когда звук рога известил о том, что планы вещь хорошая, но только до того, пока им не приходится меняться. События явно начали развиваться быстрей, чем он ожидал. Конечно, можно было бы предположить, что маркиз решил устроить представление в столь поздний час просто потому, что ему так захотелось. Например, почему-то не спалось. Или стало скучно. Или он любил поспать по утрам. Или... Да, скучающий обыватель много чего может надумать. Но чутьё битого волка подсказывало - к утру магистра в лагере, вполне возможно, уже не будет. С учётом того, зачем рыцари вообще приперлись сюда, у него не такой уж большой выбор, куда направиться. Довольно логичное развитие ситуации - для поиска сокровищ как такового много воинов и не нужно. Много воинов нужно для вывоза добычи, ну и чтобы не подарить её кому-нибудь другому. А значит, вполне могут побыть и здесь, до поры.
Для самого Юргена это означало, что следует поторопиться с планами. Ну и, видимо, обойтись в этот раз без сна.

- Извините. Вы точно ничего не забыли? - Анирил с Альфредом перехватили практически на точке встречи. Это был мужчина. С девушкой на руках. - Я нашёл её в лесу неподалёку. Кажется, ваш клиент?
Златка, как и полагалось человеку, выпавшему из сознания, пока молчала. Но, вполне возможно, в любой момент могла очнуться.

+1

89

"Уже пора?" - эльфка чего-то тихонько буркнула, не открывая глаз, и по-кошачьи потянулась всем телом, зарываясь носом рыцарю в грудь. Очень уж не хотелось вылезать из уютного тепла в неприветливую ночь, но дело не терпело отлагательств.
На ощупь поправив одежду и волосы, Анирил потянулась к фляжке на поясе и ополоснула лицо водой, чтобы хоть как-то взбодриться. Все равно в дороге будет клонить в сон... Но там, главное, из седла не выпасть.
-А магистр не говорил, почему именно ночью? - целительница потянулась еще раз и вздохнула.
Наверняка же не говорил, к тому же, приказы не обсуждаются, так что никто, наверное, и спросить то не отважился.
Эльфка взяла Альфреда за руку, и они вместе отправились к месту встречи с магистром. Но... И тут, естественно, не обошлось без этого вездесущего "но".

Дорогу перегородил незнакомый целительнице человек. Примечательным в нем было то, что он держал на руках бессознательную Злату.
-Опять? - невольно вырвалось у Анирил. Он отпустила руку рыцаря и сказала ему: "Передай магистру, что я буду через минуту".
-Пойдемте за мной, - целительница поспешила к госпитальской палатке и, зайдя внутрь пригласила человека за собой, попросив уложить беглянку на лежак с брошенным на нем плащом.
-Хорошо, что вы ее нашли, - эльфка чутко осмотрела девушку, и с облегчением заметила, что ран не прибавилось, - Так и норовит сбежать...
Анирил соорудила Златке компресс, затем достала из сумки снадобье, которое призвано было побыстрее справиться со слабостью и возможной лихорадкой, снадобье это было верным спутником магистра добрый месяц, видимо, надо разработать формулу действеннее. Три капельки упали беглянке в рот. К рассвету от слабости и внезапных обмороков не будет и следа.
-Знаете... Я не думаю, что стоит силком держать в лагере того, кто норовит его покинуть, - целительница поднялась с края лежака и обратилась к Юргену, - Может у нее дела, или чего... Не знаю. Но пусть бы бежали такие тогда, когда они уже уверено стоят на ногах. Надеюсь, к утру слабость пройдет. Если нет, я оставляю снадобье здесь. Три капли, два раза в день. Осмелюсь вас попросить передать это тому, кто будет присматривать за госпиталем, а сейчас мне нужно бежать, простите. Да хранит вас Матерь...
Подхватив сумку, целительница быстро вышла и рванула к месту встречи, чудом не натыкаясь в темноте на препятствия, свойственные дикой природе. Она надеялась, что Альфред не забыл о ее Ромашке, и попросил привести целительскую кобылу.
-Надеюсь, я не очень опоздала, - запыхавшимся голосом произнесла Анирил, появившись перед магистром, - Нужно было кое-что уладить в госпитале.

+2

90

Ночь прошла быстро, даже очень. Если жалкие пару часов темноты, выделенные на отдых, можно было назвать ночью. Но это были сугубо личные проблемы каждого, ведь кто-то сумел поспать, и на остальных явно будет глядеть свысока. А ответить тем же никто ему не сможет – мешки под глазами мешать будут.
Чародейка сладко зевнула одновременно с раздавшимся сигналом, повествующем о начале сборов. И пусть она не спала ни минуты, но чувство усталости проявляться не спешило. В конце концов, не она отлавливала местных бандитов и развешивала их по деревьям наподобие гирлянд, да и не решала серьёзные государственные вопросы. В прочем, пора в путь.
На комплектацию походной сумки ушло минут десять от силы: несколько припарок в случае ранений (хотя вряд ли они понадобятся, если с ними будет Анирил), кусок чёрствого хлеба (для самообороны), фляга с водой и пару ломтей вяленого мяса (а вдруг голод нападёт?). Оставалось несколько маленьких деталей, без которых она бы ни за что не ушла.
Плащ нашёлся быстро. Он лежал на поваленном бревне у затухающего кострища… И не был плащом Доннигал. Но он был тёплым, красным и оставленным без присмотра. То есть, идеально подходил.
Всю ночь напролёт чародейка думала о том, что дал ей Пауль. О той маленькой спичке, от которой зависела её дальнейшая судьба. А сейчас Доннигал стояла у затухающего кострища и вертела её в пальцах. Затем вздохнула и бросила на угли. Не ушла, пока не убедилась, что дерево занялось тлением. Медленно, но верно.
- Будь что будет… У меня нет времени на сожаления, - проговорила она напоследок, перекинула через плечо ремень походной сумки, поправила крепления меча, покрепче взялась за посох и пошла к месту встречи.
- Представитель господина Никко прибыл. – Отсалютовалась она магистру. Странно, ведь за всё время, проведённое в дороге, она почти и забыла, что кому-то что-то ещё оставалась должна.
Оставалось только выполнить свою часть договора, если они подошли к ней, и вернуться в Оксенфурт. Но сперва жутко хотелось узнать, о чём же вещал тот человек, так некстати прервавший их с эльфом диалог.

+2


Вы здесь » Ведьмак: Перекрестки судеб » Квесты » Золото подгорных Королей


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC