Ведьмак: Перекрестки судеб

Объявление

Последние новости

Форум закрыт. Но можно доиграть незаконченные квесты и эпизоды, а так же разобрать памятные сувениры. Спасибо за то, что играли с нами

Администрация
Мэг

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Перекрестки судеб » Квесты » Золото подгорных Королей


Золото подгорных Королей

Сообщений 31 страница 60 из 116

31

- Я был вынужден согласится на некоторое сотрудничество, и вот чем это обернулось.
Сотрудничество с такими типами, по которым чуть ли виселица не плачет?
Эльфка, хоть и мельком глянула на лица спутников Йорвета, сразу решила про себя, что такие вряд ли бывают заняты праведными делами, а эльф не слишком то и похож на наивного. Так тому ли они помогают? Впрочем, просьбу магистра она выполнила, а дальше уже пусть он сам решает, что делать со спасенным из лап работорговцев. Тем временем, эльф все-таки представился.
- Йорвет. А твое?
- Анирил, - ответила целительница.
Что ж, собрат, кто же ты на самом деле и что будет дальше?..

-Миледи Анирил, мэтресса Доннигал, вы не устали? Мы движемся с достаточной скоростью, чтобы была возможность отдохнуть и выспаться в кроватях, а не на том, что предлагали придорожные постоялые дворы.
Целительница чуть улыбнулась уголками губ и украдкой посмотрела на коллегу. Та отвечать пока не спешила.
-Я в состоянии продолжать путь, но и от отдыха бы не отказалась. Так что решение за вами.
Конечно, какой путник, проведя в дороге порядочное время, не захочет ночью поспать в теплой постели, а не плестись впотьмах по тракту, но одновременно с этим Анирил хотелось бы добраться до места назначения побыстрее. К тому же, если магистр вдруг чувствует себя неважно, но умело скрывает, пусть не геройствует, а останавливается на ночлег с великодушного позволения целительницы. В какой-то момент эльфка даже успела пожалеть о том, что она оказалась не предрасположена к искусству строить порталы, вмещающие в себя порядочное количество орденцев, ведь это бы сделало перемещение весьма скорым, но тут явился сэр Альфред, и печальные думы были выдворены вон.
Приняв из рук парня скромный букет, эльфка благодарно улыбнулась, но слова благодарности решила оставить на тот момент, когда вокруг не будет столь много пусть хороших людей, но посторонних в этой ситуации.

0

32

Остановиться на ночлег, принять хорошую тёплую ванну с какими-нибудь расслабляющими душистыми травами вроде ромашки или чабреца, отлежаться на кровати, жёсткость которой покажется манной небесной по сравнению с часами, проведёнными в седле, не спеша и плотно позавтракать наутро… Да, кажется, чародейка была совсем не против этой идеи. От мыслей о горячей ванне или даже бани, а после вкусной и сытной еды у неё едва не потекли слюнки. А если бы и потекли, то половина из присутствующих, скорее всего, поняли бы её и даже присоединились к слюнопусканию от тех же самых мыслей. Или уже от каких-то своих, но это её не волновало.
Однако всё это пришлось отложить в долгий ящик. Увы, дела не стоили отлагательств из-за желания принять ванну, даже если оно было сильным.
Следовать пока за маркизом и Анирил Доннигал не спешила. Во-первых, она была уверена, что на постоялом дворе, коих не так уж и много должно было быть в маленьком пограничном городке, ей достанется комната не лучшая, но и не самая плохая. Так что за комфорт ночи волноваться не приходилось. Напротив, это был единственный повод для спокойствия. Во-вторых, нервы шалили. Но по другому поводу: Редания. И недавно встреченные бандиты. Отчего-то казалось, что не последние это были головорезы на их смелом пути…
- Что же, могу выпросить немного личного времени для своей персоны? Здесь я впервые… Местность, как-никак, примечательная, учитывая относительно недалёкое расположение нашей цели. Может, слухов каких насобираю, может, правды разыщу. И назову это сбором информации. Вернусь на рассвете. Либо сразу к отряду, либо к постоялому двору.
Сперва Доннигал не собиралась оправдываться перед Айваном, но свернуть и ничего не сказать она просто не могла. В конце концов, подчиняется она не ему, а господину Никко, а он ни разу не упомянул про запрет его представителю ненадолго отделиться от своих спутников. Что она и сделала. Пока колонна дружно протискивалась в пограничные ворота, истеричная кобылка с всадницей сделала крюк и отделилась от общей вереницы и медленно поползла вбок от города. Туда, где, как показалось, виднелись не только крыши.
Деревьев было мало. Очень мало. Всё, что осталось от леса, когда сюда пришёл вредный человек, принеся с собой топор, прогресс и желание чего-нибудь на этом месте сотворить. Но этого хватит, чтобы найти источник силы и подпитаться для предстоящего путешествия. Хотя бы моральными силами. Иногда она завидовала тем чародейкам, кому не нужно было лезть обниматься с деревьями в перерывах между даже самыми простыми заклинаниями. Нет, слабой Доннигал отнюдь не была, она была Истоком. А вот сила духа даже ноги не отрастила, чтобы начать хромать. И единственное спасение – одиночество, тишина, волшебный светлячок над головой, сосёнка за спиной да книжица в руках. И от этого её не оторвёт ничто: ни горячая ванна с ромашкой или чабрецом, ни призрачная гора золота, что ожидает их в будущем, ни возможные головорезы в этих самых трёх соснах. Даже великий и ужасный магистр Айван Окь де Лот и его свита.
Ночная прохлада приятно морозила кожу. Кобылка неспешно шла следом, ведомая за узды, и изредка отщипывала ту или иную сочную травинку. Доннигал медленно переступала через коряги, сухие ветки и пузырящиеся в зелени мшистого настила грибы, стараясь не задеть их ногой, и всматривалась, вслушивалась в окружение, сливалась с ним, пытаясь отыскать заветное место спокойствия и уверенности.
Неприятное ощущение подкралось незаметно. Ощущение некой незавершённости, словно вот-вот что-то должно было произойти, отозваться в ощущениях пылким скачком, но слишком быстро оборвалось, растаяло, оставив гадкий осадок и едва различимый след. В воздухе отличительно запахло кровью. Привязав оживившуюся животинку к суку, Доннигал сделала несколько шагов в направлении причины искомого нехорошего предчувствия. Затем ещё. И ещё несколько, ступая как можно мягче, тише и осторожнее. Словно кошка, крадущаяся к жертве. Вот только кто был жертвой, а кто – кошкой?
Припав к стволу опаленного дуба, чародейка всматривалась в темноту, борясь с жгучим желанием запустить туда огненным шаром, а потом подойти и разобраться, что это было. Перед ней был силуэт. Может, несколько. Но один был точно.
- Не может это быть коряга… Нет… - тихо шептала она себе самой.
Обогнув укрытие, она сделала шаг навстречу неизвестному, для храбрости сжимая ладонью рукоять меча, готового в любой момент выскользнуть из ножен, свистнуть в воздухе и встать защитой на пути хозяйки.
- Предлагаю ответить на вопросы: кто таков, что здесь делаешь. Враг или друг? Желательно, ответить быстро. И как можно чётче. – Отчеканила чародейка грубым голосом. Человек (а человек ли?) стоял к ней спиной. Лица она не видела, но почему-то казалось, будто ранее они могли уже встречаться… Вот только вспомнить бы обстоятельства. Для начала.

+1

33

Усталость наваливалась, как это обычно бывает, самым подлым из возможнейших способов. Вот секунду назад и не давала о себе знать, а как только зайдешь в теплое, безопасное помещение - тут же выскакивает из-за угла и бьет пыльным или не очено, но весьма тяжелым мешком по затылку. Ноги наполняются ватой, наливаются свинцом, а веки тяжелеют, будто тысяча маленьких гномиков тянет их друг к другу. Айван принял решение остановиться отдохнуть. Действительно, кроме встречи с четырьмя, включая ослика, путниками, по пути приключений или еще каких-то событий, которые стоит запоминать, не случилось. Даже на границе между двумя государствами таможенники и пограничники не чинили никаких препон, на которые в первоначальном плане время отводилось и, во избежание сбоя графика, достаточно щедро.
Первым делом корчмарь предложил сходить в баню, что было встречено очень одобрительно. Равно как и последующие "жральные" процедуры. А затем и отработка маневра "сон". Разумеется, дежурных приличия ради выставили. Их черед будет отсыпаться, когда встанут им на смену.
Со спокойной душой и весьма противно ноющим телом маркиз завалился нагишом на кровать - белье и солома были на удивление чистыми - и тут же уснул.

Снилось ему, будто он подбрасывал в небо ребенка. Было у него две руки, обе свои собственные. Что-то снилось еще, но проснулся он в отвратительном настроении. Вернее, воодушевление и радость резко переползли в раздражение и разочарование. Он все еще оставался одноруким калекой. Пусть и магистром, но от этого вторая рука на место не прирастала. Заросший срез дразнил и всем своим видом показывал Айвану кукиш. Мол, выкуси, господарь магистер.
Неловко одевшись, маркиз вздохнул и пнул ножку ни в чем не повинной лавки. Та в свою очередь ответила оскорбленным визгом. И отбила подлому рыцарю палец.
Настроение упало ниже некуда.
Вот такой хмурый и неулыбчивый Великий Магистр вышел в обеденный зал, где уже ужинали рыцари и оруженосцы. Времени был ранний вечер или поздний день.
-Утром разведку выслали пятерых оруженосцев и проводника. Днем должны были вернуться..- доложил один из рыцарей, заставляя нахмуриться еще больше.
-Предупредите сэра Альфреда, миледи Анирил и мэтрессу Доннигал, что я хотел бы, чтобы они составили мне компанию за завтраком. Ужином..
Сам же Айван, поняв, что о подаче ужина позаботятся другие, вышел во двор корчмы и вдохнул прохладного вечернего воздуха, глядя на горы, куда отправились с проводником пятеро оруженосцев. И не вернулись.

0

34

-Златка! Рявкнул Милош из зала в кухню, чего копаешься?  Господа вечерять желают! Пошевеливайся!
- Да иду, иду уже, не ворчи! Девушка  вытерла руки, подхватила блюда  с дымящимися присмаками  и вышла в битком набитый зал.  Да ни кем-нибудь  набитый, а рыцарями. Не каждый день приваливает такое счастье, и ничего, что денек выдался суматошный,  и ты устала, как распоследняя собака, зато прибыль есть, да еще какая! Не каждый день так щедро платят.  Вон, даже отец оживился противу обыкновения,  даже покрикивать начал, прям как в старые добрые времена.  А что с рассвета не присела ни на чуток – так дело торговое, гости приезжают и уезжают, и полезно подсуетиться и заработать  как следует, пока возможность есть и монеты сами в руки плывут. Ни минуточки свободной не дал этот день. Все началось еще засветло, когда объявились эти гости. Алые Соколы, кто ж о них не знает? Слава ихняя известная, бежит впереди, что тут скажешь.  С оруженосцами. Запрудили весь двор, яблоку негде было упасть. И началась суета:  пока баню истопили, пока  огонь в кухне разожгли да состряпали  завтрак толковый на всю ораву,  постели перестелили – вот и вечер глаза кажет. А между прочим, Злата только перед рассветом улеглась, и еще со вчера спать хотела. Теперь, принося еду и расставляя ее на столе, приветливо улыбаясь и стараясь не обращать внимания на соленые солдатские шутки, она мечтала только выйти во двор и подышать спокойно вечерней прохладой, отойти от кухонного  чада. Из разговоров трапезничающих  было ясно, что все это войско у них надолго не задержится, а им  с отцом придется заново погреба провизией набивать, потому что с такими темпами скоро ничего не останется.  Аппетит у воинов был отменный. Ишь, громилы какие, думала девушка, торопко принося и принося блюда, все как на подбор, и едят как кони. Куда только влезает? 
Она забежала на кухню и ахнула от возмущения:   двое недавно нанятых девчонок бездарно палили  поросенка на вертеле. То есть, поросенок палился без их участия, две малявки снова вдохновенно дрались и обо всем позабыли. Особенно сейчас, когда в доме полным-полно народа, это было к месту.
- Продыхнуть некогда, а вы снова за свое! Раздав лечебных подзатыльников, Златка, ругая бездельниц сквозь зубы, спасла мясо от огненного погребения, сдобрила его как следует травами, сварила соус. Пора было подавать  ужин на господский стол.  Не обойдутся господа бигосом и кровяной колбасой, так что пришлось расстараться. Спасенный поросенок, слоеные пирожки с мясом и капустой, соусы,  запеченная в тесте птица, мясная нарезка, даже кое-какие сладости успела сделать. В этой мужской компании имелись женщина и эльфка,  а женщины сладкое любят.   Пироги как раз поспели. Злата, выхватив их из печи, поставила на под остывать, а сама, распаренная, вышла все же подышать и подумать, потому, как за работой думать было некогда.
Магистр ихний какой-то странный. Бледный как полотно, серый от усталости, и с плащом на правом плече, целый маркиз, говорят. Высоченный. Сама Златка ему по грудь только и будет. И эльфка при нем.  Он за эту нелюдь как за соломинку хватается, а почему? Кто она ему?   И шрам на лице, хоть молодой совсем.  Чего ее так зацепило в этом молодом мужчине,  Златка в рассветных сумерках  не разобрала, не до того было, но наметанным глазом отметила некое несоответствие, которое, однако сразу выкинула из головы. Господское дело известное – все они с придурью, а нам, простым, лучше своим делом заниматься.

Отредактировано Златка (2014-06-25 10:37:54)

+2

35

Липкий холодок тревоги проникал даже в уютные и надежные объятья Альфреда, эльфка прижалась к парню покрепче и прикрыла глаза. Тревога вела в омут далеко не веселых мыслей, от которых сложно было избавиться. А что, если с ее дочерью случилось что-то ужасное, ровно как и с теми, кто отправился ей на выручку? Почему она не поехала с ними, побоявшись оставить магистра на попечение других лекарей? Что, если им нужна помощь, а оказать ее некому, ведь банки-склянки со снадобьями не вылечат раненых одним своим присутствием... А ведь и Альфред когда-нибудь покинет ее - решит жениться, создать семью с кучей детишек, чтобы славный род не менее славного рыцаря вдруг не оборвался в одном из сражений потому, что воскрешать людей Анирил никогда не научится. Почему вдруг стало так страшно в этих уютных объятьях?
-Кажется, позвали на ужин, - эльфка легонько поцеловала мужчину в щеку и, отстранившись, улыбнулась, - Пойдем?

Спустившись, целительница обнаружила, что в корчме Айвана, кажется, нет, зато его силуэт отчетливо угадывался в проеме, образованном незакрытой дверью. Магистр, кажется, был не в духе. Что-то случилось? Какие-то вести?
А вдруг из Ра-Шаля весточка?
На миг даже замерло сердце, но эльфка все же вспомнила, насколько прохладно магистр относился к Иль, и тревогу по поводу ее гибели он, вероятно, вряд ли будет испытывать, если такое случится. Значит другие вести.
По пути к столу Анирил поймала на себе взгляд одной из работниц корчмы - вроде и доброжелательный взгляд, хотя, скорее, нейтральный, или, может, оценивающий, но не кроется ли за ним "нелюдь остроухая, гэть обратно в свой лес"? Не уюто. И за Альфредом не спрячешься, смотрят все... Наверное, стоило позвать Айвана обратно в помещение, но целительнице не хотелось нарушать ход важных магистерских мыслей каким-то там ужином, на который маркиз сам изволил ее позвать.

+1

36

Мужику-крестьянину не привыкать к нравоучениям от господ с помощью тумаков. Поколотили их рыцари не сильно, в основном переходя на нравоучительные беседы, мол, не хорошо к ослам разумных существ привязывать, даже если существа эти отличаются тяжелым характером и длинными ушами. Оба путешественника и слова поперек не решились вставить, а только тихонько стояли и вовремя поддакивали. Стоило мучителям к неудавшимся рабовладельцам потерять всякий интерес, как последние быстро подобрали свои вещи и сбежали на тропку подальше.
Йорвет мог только догадываться, какие теории на счет его личности строила целительница. Разговор продолжать она не собиралась, что сильнее выбило одноглазого из колеи. Слышала ли она или её соратники о нем? Есть ли тут те, кто мог его узнать и припомнить прошлые делишки? Как орден поступает с теми, кто водил его за нос? Но если эльфка и догадывалась о чем то, то виду не подавала. Но одно можно сказать точно, желание скрыться от глаз спасителей у разбойника было даже выше, чем у поймавших его мужиков. Неужели у благородных принято представляться даже грязным путешественникам? Впервые встречаю такое. Хотя да, людям надо знать, насколько низко надо кланяться тому, или иному dh'oine. 
Пока Анирил обрабатывала его раны, эльф успел разглядеть и запомнить всех рыцарей. Благо, целительница была сильно занята своим делом, чтобы заметить его странный интерес к своим спутникам. Его здесь нет. Надо же, как сильно может осложнить жизнь один мальчишка.
- Очень признателен вам за помощь, - все, что смог выдавить из себя Йорвет, поскупившись даже на улыбку - слишком уж он был голоден и ослаблен.


Многие богослужители говорят, что месть одно из ужаснейших действий одного человека к другому. Говорят, что она разрушает нравственность одного и подрывает жизнь другого. Но все же месть сладка, а богослужителей с их нравственностью мало кто слушает, если это им неудобно.   
-Еще раз, хотя бы еще раз кто-то подобный дотронется до моего оружия, я выпущу ему кишки и развешу их на дереве,- раздался глухой хлопок. - И заставлю на это смотреть. Заставлю саму смерть не приходить до того, пока мне самому это не надоест.
После того, как эльф расстался со своими спасителями, он успел накопить силы и догнать своих бывших партнеров. Наверняка выследить эту компанию смог бы и ребенок. Шли они медленно как сами по себе, так и из-за двух перегруженных всяким добром ослов. Кроме того, Йорвет знал, куда и зачем они направляются. Вряд ли из-за небольшой разборки на дороге эти люди оставили бы свою безумную затею. Догнал он их не далеко от города, где жители среди редких деревьев почти не встречались. Догнал, и показал подлецам, которые воспользовались его слабостью после ранения, что даже без клыков эльфы кусаются не уже хищников.
Ушастый облегченно вздохнул, когда его оружие вновь было с ним. Кроме того он чувствовал, что мог вновь нормально им пользоваться, раз уж от яда почти не осталось следа. На удивление ослы не разбежались и мирно шагали неподалеку от своих хозяев, жуя травку. Йорвет их привязал к дереву и несколько облегчил их ношу, взяв пару яблок, вяленое мясо, сухарики и немного сыра. От запаха сразу же помутнело в голове, и эльф не устоял от желания укусить маленькое, алое яблоко. Ничего не предвещало беды, но как оказалось, он здесь были не один.
- Предлагаю ответить на вопросы: кто таков, что здесь делаешь. Враг или друг? Желательно, ответить быстро. И как можно чётче.
И у гостя этого характер был не из трусливых.
По одиноким шагам и женскому голосу, эльф посчитал бессмысленным доставать оружие и взаимно угрожать. Чего он не понимал, так это почему одинокая дамочка не прошла мимо, а кинулась на незнакомца, в компании которого несколько мужиков, лежащих без сознания. Но все-таки ей удалось его припугнуть. Что мне теперь с тобой делать?
- Враг или друг? Сложный вопрос. Это смотря кого взять, - он поднял руки над головой и повернулся к голосу. - Но как бы это со стороны не выглядело, сейчас у нас нет повода враждовать.

0

37

Айван смотрел на горы, желудок требовал, чтобы в него что-нибудь засунули, кроме обещаний и камней, разумеется.. Все, вроде бы, шло своим чередом. Выбежала на улицу в вечернюю прохладу девица.. Кажется, дочь трактирщика, судя по тому, как она реагировала на простецкие заигрывания рыцарей с ней. И судя по тому, как она вела себя в целом. Вроде бы и услужливо, но без подобострастия. Еще лет восемь-десять назад Айван не стал бы останавливаться в трактире, где столь несговорчивые хозяева.. Сейчас же..
-Прошу простить нас,- уже произнеся вслух фразу, магистр понял, что говорит и кому говорит.- Мы скоро уедем.. Парадокс,- хмыкнул он и отвернулся от гор, поворачиваясь к эльфийке.- Миледи Анирил, сэр Альфред. Мое почтение.
Сэр Альфред сразу подобрался и чуть ли не вытянулся по струнке, когда взгляд человека, немногим, к слову, старше, упал на него.
"Что ж, лишь бы службе не мешало.."
-Вы присаживайтесь, я на пару минуток отойду.. В носу свербит. И начинайте, а то хозяева подумают, что зря старались и их угощение нам не по нраву,- маркиз поправил плащ на плече и шагнул назад. Его уже второй день кряду что-то беспокоило. На уровне инстинктов. В первый день он свалил все это на усталость, сейчас же отмахиваться не стоило. Стоило поразмыслить..
Он снова глянул на горы, уже теряющиеся в сумерках, не удержался, глянул на дочку корчмаря и застыл. На мгновение, чтобы потом резко развернуться и помчаться внутрь таверны.
-Собираемся!- рявкнул он так, будто и не преследовала его слабость после того удара, разрубившего жизнь на две части: до и после.- В поле пожрем, резвее! Альфред, Анирил,- маркиз позволял себе пренебрегать этикетом в чрезвычайных обстоятельствах, когда каждое мгновение может стать решающим.- За мной. Остальным собираться и трубить сбор.
Раздав распоряжения, он рванул к стойлу, где недовольно фыркал Кровосос. Жеребец тоже чувствовал, что что-то неладное творится в городе. Пропела гнусаво медь рожка, ему вторил бас рога глубже в городе.
А потом стало светлее. И запах гари усилился.
-Выводите коней из стойла, спасайте людей..- оглядываясь на юг, быстро раздавал приказы маркиз Альфреду и целительнице. А с юга надвигался огненный вал. Вспыхивали дома, даже камень плавился под натиском стены огня.
И Айвану стало отчетливо ясно, что все это не спроста.
-Райк,- рявкнул он, запрыгивая на скакуна.- Принимай командование, чтоб на севере было безопасно. Сдохнешь, о жаловании можешь не надеяться.
Усатая физиономия высунулась из окна, кивнула и тут же исчезла в чреве таверны.
Сам маркиз помчал на юг, ближе к валу.. Ближе к тем, на чье спасение времени было с каждым мгновением все меньше. Ближе к тем, кого он не успел спасти. Он вытащил на треть меч из ножен и мельком глянул. Сталь отливала синевой и светилась. Маркиз чертыхнулся и погнал вороного еще быстрее.

Альфред, получив явственный однозначный приказ, схватил за руку Анирил и пошел исполнять приказ. А именно: выводить лошадей из конюшни, а потом помогать собраться эльфке. Все барахло рыцаря должен был вытащить его оруженосец.

+1

38

Вот так выскочишь на улицу, и нарвешься на высоченного и странного мужика, который обличен немалой властью, к тому же.
-Прошу простить нас, мы скоро уедем..
Злата немного испуганно поклонилась магистру, почти  не понимая ничего из того, что он ей сказал. Ее лицо и грудь заливала краска смущения, она не могла отвести от него глаз. Потом сморгнула, приходя в себя, и понимая, что целую долгую секунду  вообще не дышала, отвела глаза.
Показалась эльфка с каким-то рыцарем. Вообще-то, Злате   было все равно, кто приходит в качестве гостя в ее трактир, пока гости соблюдали приличия, она со всеми была вежлива и никому не делала различий. Она, конечно, слышала и о Дол Блатанна, и о многом другом, недаром на тракте заведение стоит, путники вести приносят, известное дело, однако  было в девушке какое-то болезненное любопытство к нелюдям, видимо, как замена влечению пола. Впрочем, сама Златка  никогда не задумывалась глубоко над такими вещами, оставляя для себя понятие «нравится-не нравится». Данную эльфку хотелось почему-то накормить и обогреть. И с чего вдруг? Может из-за скрытой затравленности в глазах? Не похожа она на жертву расовых гонений. И вряд ли магистр Ордена Алых Соколов даст ее в обиду. А рыцарь, идущий с ней рядом, явно влюблен в эту остроухую.  И хорошо, пусть будет им счастье, думала девушка, беспокойно поводя плечами, хоть кому-то… Да. Эльфка была симпатична,  в отличие от огромного усатого дяденьки, щеголяющего грубым громким голосом и ухватками старого вояки, пару раз ненароком попавшегося на пути из кухни в обеденный зал. Злата от него шарахнулась, испугавшись, что ног не успеет унести, хотя мужчина не выглядел агрессивным.  Еле в себя пришла, хвала богам, пусть думает, что дура необразованная, затюканная. Так легче  работать.Ее дело - кормить постояльцев,  а не развлекать их собой.  Трактир хорош, если хороша стряпуха, будь ты людь или нелюдь. Неписаное правило жизни гласит: покушать любят все, а потому ее ремесло всегда будет востребовано. Другое дело, если не станет этого трактира… Что тогда? Златку передернуло от нехорошего предчувствия.  Ну вот еще! Придумала тоже, стоишь тут, как благородная, нюни развозишь. Работа все исправит. Живо за дело!
- начинайте, а то хозяева подумают, что зря старались и их угощение нам не по нраву.
Злата вскинулась. Да что такое, в конце концов? Чего это я так реагирую? Деньги заплачены, теперь с едой делайте, что хотите!
– Что Вы, господин,  ответствовала девушка, чуть замешкавшись, как можно? Вы – гость, делайте так,  как  Вам будет угодно. Ужин я сейчас подам, милости прошу  за стол… Замешательство удерживало ее на одном месте. Ну действительно! Все же целый магистр воинственного ордена, не бродяга непотребный, совсем не рядовой гость. На тракте попадалось много знатных господ, только далеко не все вели себя так вежливо. В основном, пытались цапать ее зад или за грудь ущипнуть при случае. Иногда им это удавалось,  и тогда  трактир нес убытки. Что поделать? Объяснять каждому, что бордель на соседней улице, не будешь, проще толкнуть или даже разбить что-то на глупой голове. Златка после смерти матери и братьев не интересовалась мужчинами. Как отрезало. Ей были не интересны ухаживания соседских парней или заигрывания заезжих гостей. Ей хотелось спокойно работать, а в свободное время она уходила к озерцу и долго смотрела на спокойную воду,  проникаясь созерцательной тишиной. Правда, такие моменты были редки, а потому особенно ценны. Жизнь ничего не стоит, думалось ей, а жизнь маленькой трактирщицы – в особенности. Только и ждешь, что какой-нибудь хлыщ зажмет в углу. Какое счастье, что отец еще жив, и защищает меня от разных стервятников!Девушка вздохнула. Пора приниматься за работу.
Крик магистра буквально пригвоздил ее к месту. Она, как ей показалось, ужасно медленно, перевела глаза на юг, туда, где бушевала стена огня. Пару секунд стояла неподвижно в закипевшем сразу людьми, эльфами и лошадьми дворе. Стояла как громом пораженная, наблюдая расширенными глазами за деловитой и упорядоченной суетой рыцарей и хаотичными передвижениями и воплями остальных постояльцев. Затем, словно отпущенная тетива, сорвалась с места, и кинулась в дом. Нужно было срочно собрать все, что удастся и вытащить наружу отца. Она успела распахнуть ворота хлева, и нырнула в трактир, пробираясь в толчее солдат и прислуги.

Отредактировано Златка (2014-07-02 11:05:37)

+2

39

Вдруг ни с того ни с сего обеспокоившаяся Офелия почувствовала неладное еще находясь у ворот этого зачуханного пограничного городка. Вернее, в тот момент, когда она уже успела миновать, чуть не роняющих свои ржавые пики, подобострастных стражников, наперебой подсказавших ей, где именно расположились «Соколы».

Как обычно, появление в подобном захолустье яркой девицы, разодетой, словно смазливый королевский паж на, не менее королевской, охоте и разговаривающей ничуть не хуже иных принцесс, вызывало эффект сродни раскату грома посреди ясного неба.
Привычное, но пока еще не успевшее надоесть молодой чародейке зрелище, недвижимо застывших в ступоре людей. А потом всеобщее, буквально всепоглощающее двойственное желание от нее сбежать, ибо страшно, и всецело угодить госпоже, ибо как же иначе…

Но в этот раз было некогда дразнить простолюдинов. Офелия торопилась, опаздывая по своим расчетам уже на пару часов. А тут еще и эти ощущения.
Словно волна колючего озноба пронеслась вдоль ее затылка, когда широко раскинутая чувствительная аура, призванная засечь аномалии в магическом фоне городишки, стала вдруг продавливаться вовнутрь и сжиматься от ощутимого давления извне. И давление неуклонно нарастало, расширяя свой диапазон и мощь.

Золотые глаза чародейки цепко выхватывали детали картины, невидимые непосвященным.

Вот взметнулась прочь, в темнеющее небо галдящая стая ворон. Вот из подворотни семеня и озираясь пробежала целеустремленная крыса, за которой, презирая людские ноги и копыта лошадей центральной оживленной улочки, устремились ее крупные наглые товарки. А вот без очевидных причин раскричался сморщенный младенец на руках у нервной тощей кметки. Залаяла собака, надрывно, истерично, словно пытаясь спасти от страшного и неведомого своих хозяев…

Обычные звуки маленького воняющего навозом и людьми городка. Если бы они не были рождены катящейся дурнотной волной предчувствия, словно от камня, брошенного в стоячий пруд.

Искомый постоялый двор, уже показавшийся впереди. Пронзительно-тревожный сигнал рожка Ордена. Вылетевший со двора знакомый всадник в алом плаще и на лютом черном жеребце.

Чародейка, выругавшись, вонзила шпоры в бока рванувшегося буланого жеребчика и устремилась вперед, не обращая внимания на возмущенные вопли и проклятия разбегающейся из-под копыт черни.
Вперед.

Навстречу поднимающемуся огненному зареву, сжигающему вечерний сумрак.

Потому что на сей раз за спиной Айвана больше никого, кроме нее, не было.

+2

40

-Подожди... те... - только и успела сказать Анирил, а рыцарь уже тянул ее за собой, ничего не желая слушать. У нее в сумке особых ценностей то и не было, кроме, разве что, книги, но жизнь магистра была ценнее, причем ценнее даже собственной жизни.
Вот куда он сейчас один помчался? Как его потом искать?
-У меня только сумка, - предупредила она Альфреда и, когда тот все же решился отпустить ее руку, юркнула в комнату. Несколько склянок, что находились на столе, целительница одним жестом сгребла в сумку и повесила оную через плечо. Сборы были закончены, чем рыцарь и воспользовался, вновь схватив ее за руку и потащив дальше, к лошадям. Втайне она надеялась, что спасут не только своих. Та девушка и ее отец, что привечали их в корчме, точно должны быть отблагодарены соответствующим образом, было бы очень жаль, если бы с ними что-то случилось, но...
Анирил ловко взлетела в седло, порадовавшись про себя, что платье покоилось в седельной сумке, уступив место удобному брючному комплекту, иначе бы ее не спасла даже эльфийская ловкость. Пришпорив лошадку, целительница устремилась за уже скрывшимся где-то вдалеке магистром, стараясь при этом не отставать от Альфреда.
Что он собрался делать с этой стихией? И кто ее, черт побери, породил?
Эльфка нахмурилась. А что она сможет сделать с этой стихией, не являясь в полной мере боевым магом? Развеять такое мощное заклинание? Одна? Не смешите.

0

41

-Шевелись, девка,- пробасил усатый рыцарь, носящий инкрустированный серебром наплечник. Разумеется, правый - чтобы все видели. Что там было инкрустировано - шут его разберет, если не вглядываться, но издалека рыцарь выделялся. Командора должно быть видно. Райк помог Златке вывести отца и усадил обоих на одну лошадь. Крепкую, основательную, способную вынести в бою и в долгой дороге здоровенную тушу командора, способного гнуть подковы руками. Не пальцами, разумеется..- Кататься умеешь? Вот и катись на север.
И хлопнул по крупу коняку. Собственно, нынче командор Райк выполнял клятву защищать простой народ от любой опасности. Ну и что, что бесплатно? С трупов благодарности точно не дождешься, а вот живые.. Да и жалко было бы, если б девка, стряпающая такие пироги сгорела бы, как твой хлеб у нерадивой хозяйки.
На улицах творилось не пойми что. Бежали люди, кто-то плакал, одиноко взвыла забытая на цепи собака. Волну огня это не трогало ни в малейшей степени. Волна огня приближалась, намереваясь собрать обильный урожай.
-Быстрее, собирайтесь и бегите!- орал маркиз. Кто-то высовывался из окна, чтобы высказать крикуну пару словечек, глядел в сторону юга и засовывал свой язык в задницу, исчезая в провалах окон, чтобы потом появиться с домочадцами в дверях.
Вот и маркиз почти приблизился к медленно, но упорно идущей стене огня. Стало жарко. И маркиз обернулся, хотя лучше бы он этого не делал..
Цветастая одежда, красивый жеребец, рыжие волосы.. Золотые глаза. Маркиз аж зубами скрипнул. Будь он без перчаток, ногти на пальцах оставили бы кровавую отметину на ладони - так сжал руку. Офелия Ло-Росси, чаровница и волшедейка.. Вернее, чародейка и волшебница, посредник между орденом и двумя синдикатами, крупными золотодобывающими объединениями, одно из которых отказалось от услуг из-за пропажи этого самого посредника.
-Как всегда вовремя,- пробормотал сквозь стиснутые зубы магистр и встал ногами на седло. В доме, возле которого он стоял ему слышался плач, хотя за воем огня вообще ничего слышно не было. И уж лучше было сгореть самому, чем потом грызть себя за то, что не спас ребенка, когда мог это сделать. Двери были добротные, ставни закрыты.. Оставалось влезть через небольшой балкончик, до которого он едва доставал. Что он и сделал - подпрыгнул, ухватился единственной рукой за перила, уперся ногами, подтянулся и перемахнул на балкон. Не раздумывая сделал два шага и всей массой грянул в дверь плечом. Древесина оказалась податливее почти шести пудов плоти и костей, а потому пропустила маркиза в дом. И Айван едва не задохнулся.
"Черт.."
Пришлось прижимать край плаща к лицу, чтобы не задохнуться раньше времени. И плач не давал покоя. С другой стороны, ни Офелия с ее магическими способами усилять слух, ни Анирил, ни Альфред не услышали бы ничего, кроме треска огня и, возможно, тяжелых шагов маркиза.
А маркиз все явственнее слышал детский плач.
"Сейчас я тебя найду и вытащу на воздух.. Только продолжай плакать, чтоб я мог тебя найти.."
И ребенок продолжал. Помутнело перед глазами, затрещали волосы, скручиваясь от жара, но маркиз продолжал идти из комнаты в комнату, силясь найти несуществующего ребенка.
Офелия и Анирил с Альфредом подъехали к дому единовременно. Альфред огляделся, спрыгнул с коня, добежал до колодца и облился водой, тут же отбегая обратно и намереваясь лезть в полыхающий дом вслед за Великим и Беспокойным Магистром Ордена Алого Сокола.
Люди убегали. Кто-то падал и его затаптывали, кто-то пытался помочь упавшим и был либо растоптан за компанию, либо в итоге поднимал тело с земли и тащил на север. Туда, где обещали жизнь и спокойствие эти рыцари в красных плащах и коттах поверх кольчуг.
Отец Златки на не особо удачном скачке выпал из седла, теряясь в толпе.

+2

42

Чем ближе спешащая чародейка приближалась к вздымающемуся в небеса огненному валу, тем гуще становилась паникующая, ослепшая в зверином желании выжить, толпа людей. Топтали упавших в грязь своих и чужих без разбору. 

Ее храпящий жеребец даже пару раз вставал на дыбы, отказываясь сминать бегущих навстречу орущих злых мужиков, воющих в голос баб и вопящих сопливых детей. Хорошо, что целеустремленная Офелия была не столь щепетильна и применяла свой узконаправленный кинетический барьер без особых сомнений – народишко впереди расталкивался в стороны, как сбитые кегли, хотя ходкость коня все равно существенно замедлилась.

Юная хрупкая девица властным жестом смахнула вдруг повисшего на поводьях и постаравшегося их вырвать у нее из рук, здоровяка с ошалелым взглядом, отправив его в недолгий полет кувырком навстречу хлипко хрустнувшей трухлявой ограде. Ее губы гневно сжались.

Магистр все еще был впереди и не думал сворачивать. Было видно, что он что-то кричит, но разобрать за ревом толпы было невозможно. Времени и внимания хватало только на то, чтобы не потерять его из виду.
«…На этот раз он, видимо, решил зажариться насмерть. Заморозиться не получилось…»
Мелькнула еще одна мысль, ужасная в своей неразборчивости в подборе сколь-нибудь приличных выражений, но ее удалось загнать поглубже, так и не оформив.
Было некогда.

Когда чародейке все же почти удалось настигнуть спешившегося и для чего-то устремившегося на второй этаж довольно богатого по сравнению с остальными дома Айвана, ее снова попытались лишить коня, банально рывком выкинув из седла. И пока она разбиралась с обезумевшим хамом, втыкая колдовством в его беззащитное сознание «Иглу Ужаса» мэтра Лоренса, почти было запрещенную за излишнюю жестокость,  ее успели догнать двое из Ордена. Какой-то совсем незнакомый молодой рыцарь в алом плаще, крепкий на вид, и знакомая еще по давнему сканированию Вартбурга главная целительница – черноволосая эльфийская чародейка. Невероятно хорошенькая, как и все эльфки.
«…Мэтресса Анирил Амаки`ир, хозяйка замкового госпиталя…»

Офелия отряхнула испачканные в грязи перчатки, заметно поморщившись от боли. Хватка у скорчившегося от ужаса на вымощенной дороге хама оказалась на редкость сильной. А психика – оказалась нежной как у ребенка.
На штанах неудачливого грабителя-конокрада быстро расплывалось темное пятно. На его густые кровавые слезы смотреть не хотелось, поэтому она, спеша во двор тлеющего дома, мстительно пнула негодяя прямо в центр мокроты, заставив того бессвязно мыча свернуться, на манер ежа.

Дом вовсю дымил. Пока открыто нигде не горел, но заметно почернел и тлел во многих местах. А рыцарь уже успел облить себя водой из колодца и наладился было повторить маневр магистра – залезть на балкончик второго этажа.
Офелия не стала его останавливать.

Ее в данный момент беспокоило то, что из-за прикрытых ставен на первом этаже ощутимо валил дым. Это была первоочередная проблема.

Поразмыслив и проверив, насколько близко подобралась к дому опаляющая волна жара от огненного вала, Офелия приосанилась, вспомнила нужную формулу и стала вырисовывать пассами необходимую структуру заклинания, произнося в ключевые моменты слова-активаторы.

Высокая острая крыша, крытая нарядной красной глиняной черепицей, сперва жалобно захрустела, а потом с жутким хрустом начала собираться во вращающийся громадный комок, из которого торчали изломанные балки и стропила… следом тут же взвился столб дыма, вытянутый из оставшихся под открытым небом комнат.
«…Теперь задохнуться внутри не получится… как и внезапно сгореть»

Крыша хрустела все сильнее, шар из обломков дерева и черепицы распухал на глазах.
Офелия кривилась, но пока держала заклинание.

+2

43

Ну куда?!
Целительница нервно дернула уголком рта, тут же прикусив губу, и сжала кулаки. С этими мужиками оставалось только в горящие избы ходить... Коней на скаку останавливать.
Анирил резко дернула повод, заставляя Ромашку перейти с рыси на шаг, а потом и вовсе остановиться, и спешилась. Альфред уже устремился за магистром в эту самую горящую избу.
Зачем? Что там?
Эльфка ничего не понимала - ни мотивов магистра, ни... так, а это что такое? Захотелось взвыть и разнести все вокруг к чертям, выпуская тревогу и гнев, но она же леди, милая и хорошенькая эльфийская чародейка, как можно...
-Простите, но... Зачем? - едва слышно спросила целительница у Офелии и осторожно покосилась на готовый развалиться дом. Или это просто так казалось?
Мотнув головой, эльфка сосредоточилась и прикоснулась сомкнутыми ладонями ко лбу, словно в молитве, прикрыв глаза. В дыму и в огне она хотела отыскать Айвана и Альфреда, просканировать их состояние и, если уж все как обычно "как нельзя лучше", когда магистр начинает кидаться из огня да в полымя, узнать, не пора ли вытаскивать мужчин оттуда за шкирки. На лечение. И Воспитательную беседу.

+1

44

- Враг или друг? Сложный вопрос. Это смотря кого взять… Но как бы это со стороны не выглядело, сейчас у нас нет повода враждовать.
Жест как оказалось эльфа – «Хоть в чём-то я осталась права – он не человек!» - Доннигал почти восприняла как оскорбление к собственной персоне: остроухий мужчина будто пытался притвориться живой мишенью или принял её за разбойницу. Или просто показать, что устраивать потасовку он не намерен. И это была первопричина, по которой чародейка поплотнее запрятала меч в ножнах. Вторая – она также не хотела лишнего шума. К тому же, наглая ухмыляющаяся мордашка перевязанного на левый глаз нелюдя была смутно знакома…
- Вот как? Смотря кого взять? Я беру… Одинокого, вполне неплохо вооружённого эльфа, который спокойно ужинает в экипаже двух бессознательных тел неподалёку от напичканного стражей пограничного человеческого города. Не сочтите за грубость, милсдарь, однако это очень даже странное стечение обстоятельств. И не столько ваше здесь появление, сколько их. – Чародейка кивком указала на вышеуказанные бессознательные тела неподалёку. Мысли пнуть ногой ближайшего быстро отпали сами собой – неприлично, хоть и жутко хотелось. – Эти… безмозглые кретины Неприятные личности определённо следовали за нами. Те самые, мысли которых меня просил… Мысли которых я читала. Свой магический след-то узнаю. А тем эльфским разбойником, которого они повязали… Я даже спасибо, наверное, должна сказать. Возможно, они следовали за нами с целью отомстить. Или использовали отряд как живую карту. Тоже мне… Дилетанты.
«Нооо спасибо говорить я не умею… И не хочу…»
Странно было для страдающей очередным приступом подозрительности Доннигал преспокойно устроиться на помятой траве неподалёку от эльфа, также спокойно достать из заплечной сумки ломоть свежего хлеба, кусок твёрдого сыра, бурдюк с вишнёвым вином, разложить всё это подле себя и приступить к трапезе, подобно нелюдю, на которого, к счастью, подозрительность пока не переползла. Причины? А несколько. Первая: чародейка ничего не ела с вчерашнего вечера, наверное, поэтому пострадавший от неприятной пустоты внутри желудок с завидным упорством предпринимал попытки переварить сам себя. Вторая: эльфа-то этого она помнит прекрасно, пусть и видела мельком – да за потраченную магию, какую спустила на него Анирил, она сама потребовала пару серебренников, а может и подороже взяла, если бы умела также. И третья…
«…рыпнется к оружию – сгниёт в разверзнувшейся под прелестной эльфской задницей земляной могиле…»
- Надеюсь, ты не против моей компании. Потому как выбора у тебя нет, а у меня – напротив, есть к тебе дело деликатного характера.
А на горизонте позади расползались-растекались не то лиловые краски рассветные, не то алое марево бушевавшего пожарища… Только Доннигал, всё же улавливая странные отголоски силы, не придала им большого значения.

+2

45

Беседы, а особенно беседы с чаровницами сильной стороной эльфа не были. Поэтому он до последнего не был уверен, угрожают ли ему или намекают на благодарность. И в этот раз изменять своей привычке он не стал, сразу накидав не самый замысловатый план к отступлению. Действительно положение не из радужных. Стражникам явно будет не до разбирательств, обнаружив они пару тел и кричащую женщину. Если она все же сделает это, накинусь на нее и заткну рот ладонями, пока не сотворила заклятие какое. Нужно будет связать или вырубить, иначе сопровождение её не пожалеет времени и сил на поиски преступника. Пищи у меня должно хватить на первое время, да и лук с собой. Хотя, даже если не буду убивать, все равно её задетое самомнение не обеспечит мне спокойной жизни.
Йорвет слабо себе представлял, что действительно кто-то из спутников Айвана стал бы опасаться встреченных ими мужиков. Разве что те могли окунуть их пальцы в теплую воду, пока рыцари ослабили свою бдительность во время сна. Но чародейка больно все привлекательно рассказывала, да и пока она не собиралась поднимать панику, одноглазый решился пойти к ней на встречу. Руки, надо обездвижить пальцы. В магических случаях они ими крутят.
- Совсем нет. Но наверняка ты не смутишься, если я скажу обратное, - он сел напротив незнакомки, разведя колени в разные стороны и скрестив голени. - Место для трапезы ты выбрала довольно причудливое. И насколько я знаком со своими силами, у нас есть минут пятнадцать, чтобы придти к соглашению и уйти достаточно далеко от очнувшихся свидетелей.
Вот опять ввязываюсь в подозрительные дела. Такие как она привязывают к себе чем-то интереснее веревки. Эльф не отводил взгляда от светлых глаз чародейки, словно в них он читал все её тайны.
- Меня вот Йорветом зовут. А как обращаться к вам, госпожа? - он попытался вежливо улыбнуться, но видно старался не достаточно хорошо. - Обстоятельства нашего знакомства и мой вид могут составить неверное впечатление, но я обещаю, что внимательно и до конца выслушаю твою просьбу. 
… как бы мне не пришлось вновь разбираться с этими типами. Подкрадывалось противное ощущение, и словно сам воздух стал горячее и суше.

+2

46

Быстрей-быстрей! Да шевелись ты, чертова кукла!  Златка влетела в свой дом, которому оставалось существовать всего ничего,  и принялась искать отца, попутно запихивая в котомку все, что могло пригодиться в дороге. Самой сложное было с деньгами. Как все трактирщики, они не держали крупные суммы в доме, любителей поживиться всегда на тракте хоть отбавляй. Большая часть была спрятана, кое-что закопали, так что при желании можно было вернуться и вырыть добро, но Злата сейчас думала не об этом. Точнее – больше думала о том, чтобы поскорей найти и вывести отца. Она нашла его стоящим у окна, неотрывно глядящим на стену огня, пожирающего один дом за другим, уничтожающего город, в котором прошла вся его жизнь.
- Злата, девочка моя, это конец. Все пропало, у нас ничего больше нет! больше всего Милош был похож на поднятого мертвяка. Лицо одеревенело, глаза остановились, уголки рта опустились, придавая и без того застывшему лицу трагичное выражение. Я прожил свою жизнь в этом городишке, здесь я был счастлив и несчастлив, а теперь..
- Отец! – Златка не сильно вслушивалась в его бормотание. Она тянула его на улицу, во двор, туда, где им могли и обещали помочь. – Идем быстрее, они сейчас уедут! Никому нет дела до корчмарей! А если они уедут, а мы останемся, придут те, с окраины. Ты помнишь, что они обещали с нами сделать? Помнишь! Пошли скорей! Бери деньги, бери быстрей, остальное я спаковала, сколько могла! Ой! Вспомнив о важной мелочи, она выскочила на кухню и смахнула в другую торбу пирожки с печного пода. Небось, в дороге пригодятся! И бегом  вернулась назад. Ну,  давай, давай! Подталкивала она отца к выходу, а там их перехватил тот самый, огромный и усатый в одном наплечнике. Как куклу поднял девушку и усадил на своего огромного коня. Злата аж зажмурилась, но конь был справный, судя по всему, прошел не одну битву со своим хозяином. Милош уселся позади и усатый, указав им направление, хлопнул скакуна по крупу, направляя в нужную сторону и придавая нужное ускорение. Златка успела  схватиться за луку седла, а после, приноровившись кое- как, подобрала поводья. До стремян она не доставала и вынуждена была крепко сжимать бока лошади ногами, чтобы не болтаться в седле. Милош сидел за ней, обхватив ее за талию, но как-то безвольно, бездумно, будто неживой. Он все время оглядывался на накатывающий вал огня, будто просил кого-то из богов поберечь его дом. Златка скривила губы в горькой усмешке. Уж кому, а отцу точно было известно, что нет богам дела до простых кметов. Они заняты делами поважней спасания каких-то там трактиров от огня. Они двигались в нескончаемом живом потоке кричащих и охваченных паникой людей. Рыцари пытались  поддерживать какой-то порядок, но разве можно добром противостоять толпе?  Их несколько раз пытались стянуть вниз, чтобы завладеть конем, но боевой скакун кусался и лягался, не подпуская к седокам никого, кто, по его мнению, мог причинить  им вред. Так они и двигались в потоке людей, черной орущей рекой,  выливающейся  из горящего гибнущего  города, мимо трактира,  на тракт. Огненные отблески плясали на перекошенных ужасом лицах, блестели на кольчугах рыцарей, окутывали их алые плащи огненным ореолом. На повороте кто-то хлестнул коня, и он рванул вперед, давя всех, кто бежал перед ним, а Златкин отец, сорвавшись с крупа, полетел прямо под ноги толпе. Девушка еще успела заметить, как по нему пробежалось несколько десятков человек, остановиться не мог никто. Тот, кто останавливался – мгновенно оказался на земле. Она успела только выкрикнуть его имя, как ее ловко выдернули из седла, стащили вниз и зажали рот, А потом  очень знакомый гадкий голос сказал:
- Попалась, сучка. А я тебя предупреждал, ведь предупреждал? Помншь я тебе скзал, что попадешься в мои руки - живой не уйдешь? Златка лягнулась,  но получила удар в живот. Ее согнуло пополам, а грубые руки уже тащили куда-то в сторону.  Девушка укусила зажимающую ей рот ладонь, но ее тут же ударили по голове чем-то тупым и тяжелым, отчего она потеряла сознание.

Отредактировано Златка (2014-07-08 08:23:30)

+4

47

Дом вспыхнул. Едва только чародейка активировала заклинание, откат не замедлил себя показать. Явиться к чародейке во всей своей красе, так скажем. Внутри чародейку всю скрутило от беспорядочно снующих по телу потоков силы, собирающейся ее разорвать. Живот, голова, руки, грудь.. Офелию начало разрывать. А потом вдруг ее окутала мягкая пелена, словно она оказалась в материнской утробе, пришло спокойствие и умиротворение.
Альфред немного не успел к своей смерти - едва он собрался лезть вслед за маркизом в дом, его отбросило весьма серьезным взрывом, чудом при этом не повредив рыцаря.
-Офелия!- Грандмастер магии редко когда срывалась на крик, однако сейчас она вопила.- В который раз ты заставляешь меня проклясть тот день, когда я дала тебе статус чародейки и объявила о завершении твоего обучения!- Тиссая де Врие была в ярости, хотя выглядела по давно сложившейся традиции безупречно. Идеально уложенные в замысловатую прическу, из которой не выбивается не то что пряди - волоска - волосы, платье из синего бархата с белыми вставками, серьги, украшения.. Весь внешний вид свидетельствовал о педантизме, наделенностью властью и богатством. И немалом могуществе.- Мэтресса Анирил, рада встрече. Об остальном чуть позже.
Чародейка стряхнула невидимую пылинку с плеча и развела руками в стороны, выгибая пальцы так, будто они вообще были без суставов и костей. Вид при этом у нее был сосредоточенный донельзя...

Маркиз был застигнут врасплох тем, что крыша над головой начала шевелиться и дремавшее до сих пор пламя рвануло вверх, на волю, сжигая самое себя. Какой-нибудь маг огня немало бы залюбовался моментом, прикидывая, как так черпануть Силы, чтоб еще в довесок с ума не сойти. Поэт непременно сложил бы балладу часа на полтора, а маркиз сжался в комок и закричал. Странно, больно не было, было страшно. И отчего-то обидно. А еще стыдно, но страх сейчас перекрывал все. Маркиз не боялся, когда перед ним разворачивали пыточный инструмент в период полосы неудач. Готовился к боли, но страха не было. В бою тоже не до страха было. Перед боем волнение имело место быть, но не страх. Во всяком случае, не за себя. А тут..
Если бы было чем, Великий магистр обмочился бы. И ничего в это нет позорного, когда понимаешь, что ничто тебя не защитит. Никто не прикроет, а твое тело бессильно против стихии. С ветром можно бороться, скалы можно сдвигать, из любого омута можно выплыть, а вот с огнем шутки плохи. Было страшно и вкус горечи оставался на губах, как скрипела на губах сажа.

Тиссая де Врие вдруг побледнела, кровь отхлынула от лица и без того весьма бледного. Скрюченные пальцы застыли в едином жесте. Казалось, хрупкая женщина держит небосвод, как тот мифический великан. Скулы обозначились резко и стали видны доселе невидимые морщинки. А потом огонь пошел на убыль. Дом перестал полыхать и дымить, стена огня обогнула один единственный дом и пошла дальше пожирать город и оставшиеся недвижимыми тела. В последний раз взвыла собака. Неистово заржала брошенная на привязи лошадь. Люди, не успевшие покинуть город умирали мгновенно и бесшумно. Раз - и остался от человека только обглоданный пламенем испепеленный скелет.
-Хрупким женщинам во все времена было свойственно возлагать на себя непосильную ношу и надрываться..- господин представительского вида стоял шагах в пяти от трех чародеек и рыцаря. Кони были неподалеку.- К сожалению, мужчина не всегда может помочь в том, с чем может справиться только женщина..- он выразительно посмотрел на Альфреда. Всем трем чародейкам был знаком говоривший.  Пауль де Корье - маг воды, преподаватель в Горс-Велене и Оксенфурте. Убеленный сединами мэтр магии, профессор, алхимик и исследователь. Известен своим авантюризмом, что каким-то образом сочетается с флегматичным характером и обстоятельностью.- Позвольте, госпожа грандмастер..
Туго стянутый мутный водяной кокон выполз слизняком из дома, перевалился через перила и шлепнулся на дорогу, разливаясь несколькими ведрами воды, внутри которых пребывал Великий Магистр Ордена Алого Сокола Айван Окь де Лот.
-Хотелось бы мне знать, у кого хватило силы на подобное..- провожая стену огня глазами, произнес Пауль.
Маркиз лежал в позе эмбриона и дрожал. Вполне себе от страха, прикрывая рукой голову, вжатую в колени. Лежал он, как ни странно, на правом плече.
Легкий детский смешок возник в голове и унесся в дальний край сознания. Айван вдруг перестал дрожать и подскочил на месте, весь перемазанный грязью и сажей, повел безумными глазами и отполз к стене недогоревшего дома, прижимаясь к ней спиной и положив левую руку на рукоять меча.
-Собирайтесь дамы, мне бы хотелось как можно скорее найти одну очень любопытную особу.. Чрезвычайно полезную, к слову..
Чародей был учтив, а взгляд Тиссаи ни в коем случае не обещал Офелии простой жизни и ближайшего спокойного и безмятежного будущего.

+4

48

Нильфгаард забери этого эльфа, неужели у меня на лбу написано: «Чародейка. Будьте внимательны и осторожны»?  Как дитё малое…
Украдкой, но остроухий собеседник всё же бросал косые осторожные взгляды на тонкие длинные пальцы чародейки, всё ожидая, когда же они не кусок хлеба оторвут или поплотнее закроют крышку бурдюка с вином, а изовьются, словно змеи, вычерчивая в воздухе причудливые замысловатые узоры, как губы произнесут что-то на одной ей понятном языке и яркое красочное нечто возникнет в воздухе…
От таких подозрений Доннигал усмехалась про себя, подавляя желание действительно что-нибудь такое выкинуть. Букет цветов наколдовать или вроде того. Например. Вот если бы только умела… Но это явно было бы плохой идеей. Во взгляде его читалось (не лезть в чужие мысли без разрешения уже была обучена – реакция у всех больно острая получается): не шутит. Вспомнилась шутка Эвериллы: «Неправда, что эльфы скопом набрасываются. Правда, только если ты дал им повод», которая вовсе и не шутка, если хорошо подумать.
- Не стоит себя недооценивать. Не по душе мне отроки такие, кто возомнил себя властителем чужой судьбы. Айван… Тот вон, что с эльфкой-целительницей под боком вечно ходит, мне симпатизирует. Только ему об этом знать не обязательно, итак ведь нос перпендикулярно небу держит. Но держит уверенно – именно это хорошо. Способен за слова и поступки свои ответить сам. Наверное. В прочем, не об этом разговор наш должен быть…
Чародейка отвела взгляд, вдохнула полной грудью слишком резко потеплевший воздух, так отличный от отступившей ночной прохлады. И чувство странное всё нарастало, и где-то внутри змеёй скрутилось непонятное ощущение тревоги.
- Доннигал зовусь я, Йорвет. И никогда не называй меня госпожой. Мы те, кто мы есть, эльф, и в такой чин я не гожусь. Что же до впечатления, то ты – разбойник, и это видно сразу, а я же должна была оставить вид чьего-нибудь оруженосца или неумелого рыцаря. Скажи: что меня выдало? Походка или… Думать даже не могу об этом.
Хоть девушка и правду говорила на счет его занятий, подобное клеймо разбойника не могло обрадовать эльфа. Случается же встретить излишне осторожного одинокого путешественника, развешенного оружием, словно богатая женщина украшениями, который, к тому же, получил на производстве страшную рану. Да еще и без оружия вырубил двух мужиков и теперь спокойно беседует с незнакомкой. Да, пожалуй, сейчас не совсем подходящее время для отмывания своего имени.
Эльф оценивающе осмотрел чародейку и, подумав о своем, не сдержал ухмылки.
- Можно сказать, что это чутье. Но если ты не хочешь быть узнанной, следи, что и как говоришь. Еще не помешало бы побольше грязи, в особенности на лице. Недостаточно переодеться, главное тут множество мелочей, - тут эльф осекся, поняв что и без того сказал слишком много. - Так может к делу? У нас остается не так много времени, Доннигал.
- Вот как? Значит, всё же написано? В прочем, это не так уж и важно. По сравнению с тем, что… Работа моя в простом заключается, но выполняется не так уж и просто, как казалось мне вначале. И сложности эти заключатся в самом пути. Не знаю я, куда ведома, не знаю я, что будет там. За спиной должен человек быть, на которого можно опереться в случае чего. А если он будет ещё и бойцом хорошим, то двойная польза. А если ещё и… - чародейка откашлялась в кулак и будто бы покраснела, - … беседу сможет поддержать со мною, чтоб долгая дорога такой унылой не казалась. Ведь есть ещё и обратная. Невежливо будет в портал опуститься и растаять в дымке, всякое маркиз подумать может. Поэтому предложить тебе хочу работать на меня. А платой возьми чего захочешь: хоть щедрой рукой отсыплю от своей доли за экспедицию, хоть  обидчиков покараю – Мороку моего отведают и превратятся по уму в младенцев недоразвитых. Что скажешь?
Предложение чародейки позабавило Йорвета. Подобного рода просьбы скорее подходили для ушей прекрасных юношей при титуле, а не подобранным по дороге изувеченным эльфам. И как жаль, что он по молодости и неопытности своей не обратил внимания на то, какую честь ему оказали. Хотя многие личности, имевшие дела с чаровницами, могли бы только позавидовать такой стойкости.


Почти полночи они бродили по лесу и обсуждали детали похода. Беседовали неспешно и соблазнились лично понаблюдать за очнувшимися мужиками. Справедливо будет заметить, что под конец их прогулки под звёздным небом, друг о друге ничего нового они не выведали. Но зато нашли заброшенную хижину, где и остановились.
"Они нас нашли и подожгли?" - было первой мыслью при пробуждении от дыма. Раскрыв глаз и мгновенно взбодрившись, он убедился, что жилищу пока ничего не угрожало.       
- Просыпайся, горим, - с фальшивым испугом он сказал Доннигал, тряся её за плечо. - Скоро загорим или пропустим кое-что очень интересное. Думается мне, ваш магистр не только снег с собой приносит.


Город пылал, пожираемый смертоносным, быстро распространяющимся пламенем, яркие языки которого, наверное, виднелись далеко за мили отсюда. Доннигал раздосадованно закусила губу.  Пусть столбы дыма и расстояние мешали оценить полную картину происходящего, чувства было сложно перебороть. Чувство жуткой тревоги, чувство… Собственной бесполезности. Маленькая алая струйка пересекла подбородок, капля упала вниз, на сжатые в боевой стойке кулаки. Сжатые до побелевших костяшек пальцев, но такие бесполезные...

+3

49

В который уже раз самоуверенность сыграла с Офелией очень злую шутку. Вдобавок, имевшую все шансы закончиться крайне печально. Причем, не только для нее.

Под носом у переоценившей собственный запас сил чародейки было, как обычно, сыро, а на онемевших и потерявших чувствительность губах -  противно и солоно, поэтому привычный надушенный батистовый платочек, быстро прижатый к лицу, очень удачно скрывал алые от невыносимого стыда щеки.

Титанический уровень собственной промашки ей ясно дало понять выражение лица ректора,  Тиссаи де Врие, которая вышла из себя настолько, что позволила себе кричать на свою бывшую воспитанницу при посторонних. И что самое страшное – она была в самой неподдельной ярости! Уж эту эмоцию ректора Офелия Ло Росси научилась безошибочно распознавать еще на третьем курсе. И бояться, как огня, на четвертом.

А равнодушная вежливая предупредительность мэтра Пауля де Корье была даже хуже, чем крик архимагистра.
«…Вот теперь точно все. Ты умудрилась показать себя перед ним никчемной дурой и бесполезной неудачницей второй раз подряд. Теперь мэтр в жизни не посмотрит на тебя сколь-нибудь серьезно… И будет абсолютно прав. »
Платочек медленно пропитывался краснотой.

Юная чародейка молча стояла и смотрела, как дрожит от нескрываемого страха лежащий в луже грязной воды гордый и несгибаемый Великий Магистр. Изломанный чужой враждебной магией искалеченный человек, которому она искренне обещала помощь во всех подобных случаях. Ради которого она шагнула в безумие ужасающей стихии. Которого она выгораживала всеми силами потом, на дознании по делу аномальной Ковирской Бури, когда Капитул и созданная специальная исследовательская группа терзала ее нескончаемыми допросами и зондированиями.

Когда весь покрытый грязью и сажей Айван, никого вокруг не узнавая, неловко отполз к стене и схватился за меч, у вздрогнувшей Офелии что-то надломилось в душе.

Ушел страх перед гневом одной из величайших чародеек Севера. Пропало какое-либо желание обращать внимание на реакцию мэтра де Корье.

Просто в золотых глазах полыхнула неприкрытая злость, ничуть не хуже по накалу температуры прошедшей мимо огненной стены.
Окровавленный платок упал в жидкую грязь и она сделала шаг вперед. Навстречу к Айвану. Спокойный голос чародейки, растерявший свою веселую звонкость, тихо шелестел, роняя дерзкие слова.

- Вы наблюдали… Вы просто смотрели, что будет. Как рыцари идут в западню. Как за очередным экспериментом. Держали меня в стороне, приказывая не вмешиваться, оставляя в неведении, скрывая информацию. Ради того, чтобы я покорно смотрела, как нужный мне человек умирает от внутренних интриг Капитула? Как ничтожная разменная пешка?
Почему? Кому перешел дорогу Орден?
Я должна это знать.

Бледную Офелию шатнуло в сторону, сказалось испытанное ей напряжение и полная опустошенность магических резервов. Она с видимым трудом сохранила равновесие, но продолжила идти.
«…Не скажут. Ни первая, ни второй. Просто укажут выскочке на ее место. В доступных выражениях. Это будет разумно. Если замешаны фракции Капитула – я вне Игры. Потому что проще использовать фигуру без знаний, чем рассказывать ей хоть что-то… И Айвана убъют с их равнодушного согласия… Гадство. Я ведь сделала бы точно так же… Спокойно и хладнокровно пожертвовала бы всеми, кто неважен для большой картины.
Не зря нас ненавидят умные люди…»

+2

50

Беспамятство продолжилось не долго, стукнули ее не сильно, поэтому очень скоро девушка пришла в себя, и, видимо, вовремя.  Ее, взвалив на плечо, как куль муки, волок в сторону от дороги  старый знакомец, пришлый мужик Чеслав, которого не так давно Злата прилюдно приласкала мокрым полотенцем от всей души за длинные руки. Мужик озлился и пообещал тогда, что при случае она у него получит сполна, живой не уйдет, заплатит за отказ. Тогда она чувствовала отвращение к нему, а теперь ее выворачивало наизнанку  от ужаса и бессилия. Паника заставляла делать хоть что-нибудь, но много ли наделаешь, вися на плече, да еще когда ноги держат? Голова болела, тошнило, тем не менее, она разбирала сквозь  треск пожара и вой толпы, чего он там  невнятно бормотал, разговаривая с самим собой. Это испугало еще больше.
- Вот погоди, сейчас до рощи дойдем и расположимся там со всем уважением, я, девка, свои обещания держу. Затрахаю насмерть, как и обещал. Последовало невнятное бормотание. Где это видано, чтобы потаскуха отказывала? И кому? Мне! Дойдя до кромки рощи, он решил, что дальше идти смысла нет,  и скинул ее на землю, устланную щепой и мелкими ветками вперемешку с листвой. Как раз на днях рощу решили вырубить, так как имела обыкновение в этой роще всяка нечисть селится, и вырубили часть. Остальное не успели. Хорошо, что на пень не угодила. О чем я думаю?! Времени на подумать ей не оставили, так же как и на все остальное. Мужик навалился сверху, придавил одной рукой за горло к земле, а второй задрал юбку, и теперь нетерпеливо ее лапал. Златка еле могла дышать, а кричать и вовсе было бессмысленно – далеко от тракта, не услышат. А если и услышат, кто поручится, что на дармовщинку не набежит еще охотников? Было очень страшно и противно. Ее собственные руки беспорядочно шарили вокруг себя в поисках хотя бы чего-нибудь, чтобы не лежать бессловесно и безвольно. Меньше всего ей хотелось безропотно умереть. Тем временем насильник разорвал платье на ее груди, втиснулся между ног и все бормотал и бормотал какие-то свои мечты прямо в белое от ужаса лицо девушки. Златка попыталась отвернуться, закрыться, получила звонкую оплеуху, голова мотнулась в сторону. Он был груб и намеренно причинял боль, оставляя на ее теле синяки и ссадины. Потом, все так же придерживая ее за шею, полез развязывать портки, а у Златки в голове все стало хрустальное. Ей вдруг вспомнилось одно наставление отца, однажды давно, когда они вместе путешествовали, и сидели вечером у костра. Тогда Милош сказал:
- Женщины – существа  слабые, дочка. Но эта слабость не в теле, а в голове. Всегда есть что-нибудь рядом, чем можно убить, и  всегда есть время на один удар. Только от тебя зависит, будет он удачный или нет.
- А куда надо бить, тата?
- Куда? Милош помешал похлебку в котелке, - в глаз, в висок. Это самое верное.
- Как в глаз? Растерялась девочка, больно же!
- Так убиваешь, милая, пожал отец плечами. Или ты или тебя.

Воспоминание вынырнуло откуда-то со дна памяти, заслоняя собой ужас сегодняшнего дня и даже оттесняя панику. Злата не мешала больше мужику раздеваться, она искала рядом хоть что-нибудь: крепкую веточку или… или щепку! Щепка! Они тут валялись в изобилии, успев изодрать через платье всю спину девушки. Рука нашарила что-то деревянное. Нет! Не то! Слишком толстая! В глазах прыгали красные искры и сознание мутилось от недостатка воздуха. Вот! Под руку попалось то, что нужно: крепкая довольно длинная щепка с острым сколом." Только один удар. Единственный." Голос отца прошелестел в голове.
- Чего это ты затихла, девка? Чеслав примеривался, он почти торжествовал.
- Пусти, прохрипела Златка, - горло пусти, задушишь раньше времени! Отвлечь, отвлечь сейчас!
Он ослабил нажим на шею,  и девушка аж застонала, так было здорово снова вдохнуть. Мужик нагнулся по ниже, рассматривая ее лицо.
- Твоя правда. Мужик ухмылялся. Любую бабу синяки украшают, проговорил самодовольно, осматривая синяк у нее на виске,  но это только начало. Я тебе еще и зубки все повыламываю, так что готовься, сука.
Злата ударила. Ей было очень страшно и больно, но она ударила, в глаз, вонзив острую щепку так глубоко, как смогла. Все силы собрала для этого удара. Мужик сильно сжал ее горло, ахнул и повалился, заваливаясь вбок, но все равно подмяв девушку под себя. Потом его хватка ослабла.
Злата  выкарабкалась из-под него, захлебываясь запоздалыми слезами, отползла подальше и села. Тупо осмотрела себя. Платье разорвано, руки, грудь и ноги в кровоподтеках, на одежде кровь. К счастью, кровь была не ее, к счастью, действительно серьезных ран она получить не успела. Что ж, хвала богам, всем, сколько их есть, что у нее получилось.
Сколько она так сидела? Минуту? Час? Она не знала. Встала на трясущиеся ноги, поискала, чем стереть кровь с рук и вытерла их о рубаху мертвого мужика. Бессмысленно огляделась и побрела домой. О том, что дома у нее больше нет, она забыла.

+4

51

- Мэтресса Анирил, рада встрече. Об остальном чуть позже.
-Здравствуйте... - пробормотала эльфка, снабдив приветствие легким кивком, и кинулась к магистру, - Простите, минутку...
У нее было немного времени, пока взялась говорить рыжая чародейка, едва не обрушившая Айвану на голову цельный горящий дом.
"Обоим уши оборву," - в сердцах подумала целительница, имея в виду, естественно, рыцарей, но фразу бы, на самом деле, хотелось распространить на большее количество человек.
-Айван, посмотри на меня, - прошептала целительница, касаясь пальцами висков магистра.
Взгляд его был чуть ли не безумен - такой ткнет мечом, не разбирая, кто перед ним, и еще дальше в угол забьется. И Анирил его отчасти понимала, но лишь отчасти - ей не приходилось быть спасенной за секунду до страшной смерти. Голову магистра окутала успокаивающая прохлада, которая должна была постепенно вернуть мыслям ясность.
-Все хорошо, - все так же тихо говорила Анирил и, наконец, отняла свои руки от висков мужчины и отступила на пол шага назад, оборачиваясь. Не помешало бы Альфреду подойти сюда...

-Собирайтесь дамы, мне бы хотелось как можно скорее найти одну очень любопытную особу.. Чрезвычайно полезную, к слову..
Уж не особа ли здесь этого наворотила? Или вы о другом?...
- Кому перешел дорогу Орден? Я должна это знать.
И Орден ли?
Эльфка притихла, почему-то вспоминая Вызиму. Разве что там, когда план по убийству магистра сорвался, если таковой вообще был. А Анирил думалось, что все-таки был, даже если она и пообещала тогда не коситься на мэтра Дутковиша, словно на злодея какого.

зы

Если я мешаю своей недостаточной скоростью, можете меня убрать.

+2

52

Почему заклинание безмолвия не разбило в кровь губы Офелии оставалось только гадать. Еще больше гадать оставалось, почему оно вообще не было применено Тиссаей де Врие, не особенно церемонившейся со своими, равно как и с чужими, подопечными. Не хотела ронять статус чародейки перед начавшим приходить в себя маркизом или.. В общем-то, сейчас это было малоинтересно.
"Черт, неужели я так вспотел, что.."
Прикрывший в успокоенном состоянии веки магистр ордена широко распахнул глаза и уставился на присутствовавших возле недогоревшего дома. Альфред молча подошел, встал спиной к маркизу, не закрывая его собой, но полшага в сторону - и пройдешь только по его трупу - положив со значительным видом руку на рукоять меча. Он не знал светил магических наук, не представлял, чем может для него обернуться противостояние двум магам, чьи имена знает каждый волшебник, ученый и сколь-нибудь значительно осведомленный политик. Он знал, что за его плечом останется та, за кого он и орден-то предать сумеет, если так повернется судьба. Может правильно говорили, что доверяться чародейкам чревато?
-Ты должна делать то, что велит Капитул,- отрезала грандмастер магии тоном, который знал каждый маг, имевший неприятный разговор с этой безупречной во всех отношениях госпожой. То есть процентов восемьдесят. И тон сей не имел за собой привычки давать оппоненту возможности пререкаться или оспаривать решение, высказанное им.- А Капитул велит тебе заниматься тем, чем ты занимаешься,- холодно добавила она, давая понять, что ничего против ордена или конкретно маркиза она и капитул не имеют. Дано, впрочем, было понять и то, что кое-где магичка совершила ошибку и за эту ошибку ей придется заплатить с огромнейшей комиссией.
-Прошу прощения, что лезу не в свое дело, но.. Мне кажется, внутренние дела Братства не касаются тех, кто туда не входит, хотя в большей мере стоило бы обратить свой взор на тех, кому требуется помощь.
-Кто это?- шепотом спросил у Анирил маркиз, украдкой вытаскивая на пару пальцев свой меч. Этот самый меч продолжал сиять, пусть и тусклее.
Мэтр Корье же в свою очередь начертил на земле какой-то узор, очень смахивавший на поисковое заклинание, только что-то в нем было не так.. А потом, невиданное дело, облил водой. К всеобщему удивлению, вода не размыла узор, а потекла по канавкам, заполняя их собой и начиная плескаться в стороны.

Доннигал и Йорвет услышали топот копыт. Эльфий слух без труда определил, что скакавших было трое. Какой дурень додумался посылать рысью коняку по лесу - вопрос более философский, чем имеющий отношение к делу. Тем более, что чуть погодя и эльф и чародейка увидели всадников. Слух не ошибся - трое. Один в алом плаще. Ехал он без шлема, но в доспехах, двое сопровождающих - по всей видимости оруженосец и кто-то из местных. Магичка могла узнать командора Райка, широченного усача с любимым шестопером на поясе. Рыцарь и провожатые пока не заметили парочку, но направлялись примерно в их сторону.

Златку вывел из аффекта рык. Перед ней стоял здоровенный волк с кобылу ростом.. Ну с крупного пони. Взгляд мог выцепить еще с десяток волков помельче. Стояли они полукольцом и пресловутая женская интуиция могла подсказать трактирщице, что сзади и по бокам примерно такая же картина. За исключением здоровенного волчары, который, к слову, прямо на глазах становился человеком. Когда трансформация закончилась, перед девушкой предстал плотно сбитый человек, каких двенадцать на дюжину. Сероглазый, бородатый, черноволосый. Достаточно невысокий.
-Прости, хозяюшка, что не успели..- голос был сиплый и немного рычащий. Вполне себе вероятно, что раньше этот.. оборотень мог захаживать в трактир, но разве всех упомнишь?- Но..- глаза его сверкнули сталью.- У меня есть для тебя дар.. Ты примешь его..
В голосе его не слышалось вопроса, но, кажется, он предполагался.

Магистр тем временем кое-как поднялся на ноги, переводя взгляд от лица к лицу и дрожа. Видок у него был хмурый. Мокрый, грязный, перемазанный сажей. Стало явственно заметно, что плащ прикрывал отсутствие руки. Правой. Но даже пошатываясь, он передвинул эльфку себе за спину. На всякий случай.
На земле все еще корчился несчастный засранец, решивший угнать лошадь у Офелии Ло-Росси. Всхлипывал, пускал пузыри и ветры. Вперемежку со скулящими звуками.
Пауль Корье удивленно изогнул брови, глядя на движущийся на земле водяной узор.
-Мэтрессы, грандмастер, вынужден покинуть вас ненадолго, предварительно сообщив вам, что людям требуется помощь.. Чуть позже я поделюсь с вами раздобытыми сведениями о текущих событиях..
Кровосос подошел к маркизу и ткнулся мордой в правое плечо, едва не свалив последнего обратно в грязь. За что удостоился поглаживания по носу.
-Сэр Альфред, помогите мне залезть на коня. Нам нужно ехать на север.
Айван знал, на что способны обезумевшие люди, сбившиеся в толпу, сплоченные паникой и озверевшие от безнаказанности. Вчерашние ремесленники и горняки могли много чего устроить, выбравшись из города.
Альфред помог забраться маркизу и протянул руку Анирил, собираясь помочь забраться своей возлюбленной в седло.
Пауль же вежливо поклонился коллегам и пошел в сторону леса.
-Офелия?- в одно слово было вложено с десяток смыслов. От вопроса, поедет ли чародейка заниматься тем, за что ей обычно платят до вопроса, какого черта она сюда прискакала, спустя без малого полгода.
Госпожа Тиссая же одарила Офелию красноречивым взглядом и шагнула в мгновенно открытый портал.

+2

53

Офелия с трудом выдержала взгляд уходящей в портал чародейки, делая вид, что, якобы, отряхивает рукава своего пестрого дублета. А мэтр де Корье вообще не обратил внимания на ответные жесты вежливости, заторопившись покинуть выжженный городок.

Как и предполагалось, ей не ответили прямо. Просто поставили на место. Хотя строго дозированная информация была …небезынтересной, и рыжеволосая сделала необходимый вывод.
Капитул пристально наблюдал за Орденом Алого Сокола.
И имел на его счет вполне определенные планы.

Теперь осталось только понять цель замысла, уготованного рыцарям старшими чародеями. И насколько эти замыслы идут вразрез ее собственным.

Офелия в недовольстве сморщила нос и заодно проверила, не слишком ли болезненны сейчас для нее подобные выражения. Все же кровотечения при перенапряжении оставляли после себя заметный дискомфорт. Прижала пальцы к переносице. С сожалением бросила последний взгляд на упавший платочек и достала новый.
"…Позже разберусь. Похоже, сейчас опять предстоит беготня по сотням незначительных дел"

Ее жеребец оставался неподалеку, чутко прядая ушами и громко фыркая на едкий всепроникающий запах гари. Он даже отозвался на знакомый свист и торопливо двинулся к хозяйке, брезгливо избегая черной жидкой грязи под копытами, за что удостоился от нее ободряющего похлопывания по шее. Лезть в полупустые переметные сумы было долго и неудобно, поэтому собирающаяся с отсутствующими силами бледная, наподобие привидения, Офелия решила, что даст необычайно послушной коняге лакомство попозже.

Со второй попытки оказавшись в седле, она постаралась тут же оттуда не выпасть. Закружилась голова, а горелый мир вокруг вдруг весь наклонился в сторону.
Откуда-то гулко принесло знакомый голос… кажется, говорил Айван.
-Офелия?

- Все в порядке. Хотя если нужда ехать на север подразумевает крепкую драку в самое ближайшее время – я не буду слишком полезна. Этот поиметый «сарай» меня сильно вымотал.
И еще…

Она с явным трудом извлекла знакомый магистру вощеный круглый футляр для писем. Достала оттуда плотно свернутый небольшой пергамент и протянула ему. Бумажная трубочка в ее руке заметно подрагивала.

… любопытное донесение. Его перехватили мои люди два дня назад. Ознакомься.

В личные руки главы Королевского Тайного Департамента.
Спешу уведомить ваше высокородие о том, что, как стало известно из надежнейших источников, нанятый (точная сумма сделки нами уточняется) вероломными изменниками-реваншистами темерский Орден Алого Сокола в составе…
здесь стоят точные цифры, указывающие на количество и состав вооруженных всадников, выступивших из Оксенфурта, и цифры уже действующей на территории Ковира разведки Ордена.
…вскоре пересечет границу Ковира под вздорным предлогом вроде научной экспедиции, и углубится на суверенные территории королевства, чтобы сеять повсюду неповиновение, раздор и смуту, подстрекать лояльных селян к бунту и оказывать всяческое, в том числе вооруженное и денежное, содействие разбойничьим ганзам, кои себя именуют партизанами и Сопротивлением. Существует пока неподтвержденное подозрение относительно участия в заговоре нескольких купеческих домов Новиграда и подтвержденное – Оксенфуртской фактории господина Никко.

Всецело преданный Его Величеству, королю Иди,
нижайше кланяющийся со всем почтением
Шрайбель Стикк.

Отредактировано Офелия (2014-07-15 23:09:12)

+2

54

Как будто сегодняшний день не был щедр на всякие пакости. Как будто бы ей до сих пор сладко жилось,  и она каталась как сыр в масле! Златку как холодной водой облили. Она пришла в себя, правда, несколько медленнее, чем хотелось бы ей самой, стянула разорванное  платье, пытаясь прикрыть грудь, и затравленно оглянулась. Нечего было и думать сбежать. Она взяли ее в кольцо, но близко не подходили. Девушка отчетливо улавливала запахи дикого зверья, собственного страха, а еще крови на своих руках. В крови оказалась и одежда. Весь левый рукав был ею залит, она успела остыть, и запеклась красными пятнами. Уже не алыми, но еще не бурыми. Было мокро и холодно. И пахло. Тяжелый стальной запах крови прям-таки разливался в воздухе, и трактирщица вдруг отчетливо поняла, какой лакомый кусок являет собой  для этих милых созданий.
-Прости, хозяюшка, что не успели..
Ее глаза обратились к говорившему. В них плескался ужас.
- Ку-у-уда не успели? Сорванным голосом прохрипела девушка. Шея еще ныла, даже глотать было больно, не говоря уж о том, чтобы извлечь из поврежденной гортани хоть одно внятное слово. Зачем не успели? Что он хотел сказать? Сознание снова начала заволакивать какая-то муть, отстраняя от реальности. Наверное, ей было так страшно, что голова перестала оценивать происходящее как угрозу, отодвигая реальность на второй план.  Злата разглядывала невысокого кряжистого мужчину, вспоминая.
- Я знаю тебя, внезапное воспоминание вынырнуло откуда-то со дна памяти, точно! И чего я так обрадовалась? Ты приходил к нам когда.. когда-то. Конец фразы она проглотила вместе с невольно вырвавшимся всхлипом. Приходил. Наверное, они все приходили. А я и не знала, кто они. А если б знала? Что бы это изменило? Или все-таки? может быть, это как раз этот невысокий мужик приструнил  недоноска, угрожающего ей на весь трактир? Страх насилия  вновь всколыхнулся, рождая панику, придал отчаянной смелости. Между тем человек, только что бывший волком, сказал:
- У меня есть для тебя дар.. Ты примешь его..
Она криво усмехнулась. По сути, никакого выбора не было. Внезапно вспомнилось все, вся ее не такая уж маленькая жизнь, наполненная бесконечной работой, но в той, оставшейся за какой-то час где-то далеко жизни была любовь близких людей. Теперь не осталось ничего. Она одна. Она и мир. Какова роль простой кметки в мире? Работать и рожать, ломаться на кухне, в поле, растить детей и бесконечно бояться побоев мужа, насилия пришлых, тех, у кого оружие, а значит сила. Судьба вещи, которой не особо дорожат. Разве ж это жизнь? Вдали горел город, бежали люди, выли женщины, ревел скот, надсадно лаяли собаки. Огромная масса живых существ ворочалась, затаптывая слабых, но тут стояла тишина. Или эта тишина была только в голове Златы?
- Принять твой дар? – в голосе не было страха, просто он был тихим и хрипловатым. И слегка дрожал от напряжения. Дар, ты говоришь? Дай-ка, я предположу, что за дар ты можешь дать мне. Сделаешь меня такой же, как  сам. Зверем. Она без страха оглядела кольцо волков. Ей было больше нечего терять. Конечно, закончила Злата  с горечью. Ты прав. Сто раз прав. По лицу текли слезы, но бывшая трактирщица не чувствовала их. Разве играют роль такие мелочи, когда умирает душа? Вспомнился затоптанный на смерть отец, вспомнилось то, что осталось от мамы. Почему-то вспомнился этот, как его звали-то? магистер, что ли? Нет, магистр Алых соколов со своим серым лицом и эльфка, поддерживающая его, как.. как мать.? У меня нет будущего. Пришло время забыть все, чтобы родилась новая я, так почему не взять то, что дают? Тем более, горечь подступила к самому горлу, выбора действительно нет.   Я… она сглотнула, я приму. Девушка не опустила глаз. Нет! если жизнь индейка – я пожарю ее и подам тому, кто сможет достойно заплатить за такое истинно королевское блюдо, и плевать, что будет потом.

Отредактировано Златка (2014-07-16 17:24:16)

+4

55

Доверять чародейкам чревато... Даже мне?
-Кто это? - спросил Айван, вроде бы даже своим и вполне осмысленным голосом, но зачем-то потащил из ножен меч, но лишь затем, чтобы посмотреть, не реагирует ли он до сих пор на магию. Целительница едва слышно выдохнула - вроде как никто ни на кого  больше не собирался кидаться. Пока что.
-Мэтры магии - без уточнений ответила Анирил, хотя магистр к этому моменту и сам мог все понять.
Может, это действительно из-за Вызимы?..
Засобирались уезжать. Пока Альфред помогал магистру взгромоздиться на коня, целительница осторожно подошла к своей рыжей коллеге, потому как ее вид вызывал весьма закономерные чувства и побуждения - хотелось укутать ее в плед, дать в руки чашку душистого отвара и устроить на голове прохладных компресс, но, к сожалению, в походных условиях все это умещалось в одно заклинание.
-Вы позволите немного вам помочь... Офелия? - спросила эльфка, держа наготове легкое заклинание, что призвано было остановить кровь и по свойствам было похоже на то, что досталось не так давно магистру.
Магистр же читал переданное Офелией послание. Наверняка содержащее в себе не шибко радостные вести. Тихонько поколдовав над коллегой, целительница отступила назад. Да, пора было ехать. Приняв руку Альфреда, чтобы легко и быстро умоститься в седле, Анирил посмотрела на маркиза встревоженным взглядом. Она ждала его слов, даже если это будут комментарии по сложившейся ситуации. На краснолюдском.

+3

56

Айван достал письмо из фуляра, зажимая тот между ногой и седлом и извлекая из него бумагу, развернул письмо и пробежал глазами. Сказать, что маркиз при этом просветлел лицом или сиял, как начищенный орен - бессовестно солгать. Он скомкал письмо и сунул обратно в футляр, закупоривая тот аккуратно крышечкой и сунув после этого в седельную сумку.
-Потом, сейчас дела поважнее интриг.
И послал Кровососа рысью на север, где еще виднелась стена. И если зрение не обманывало магистра, стена остановилась.
-Чертовщина..- пробормотал он, не меняя, впрочем, направления. По сторонам оставались каменные остовы, местами провалившиеся внутрь, из обугленного камня. Богатые и бедные дома выглядели теперь одинаково - под коркой сажи и пепла не видно было ни позолоты, ни краски, ни мозаики. Все стало серо-черным. Копыта коней взбивали облачка пепла, который тут же оседал на копытах, боках, мордах лошадей.. Разумеется, на людей эта пакость тоже липла.
Стена огня в магическом фоне пульсировала с равными интервалами. И что самое любопытное, никаких ниточек подпитки не тянулось к этой магической аномалии, входящей в ряд аномалий только из-за своих размеров, не тянулось. То есть стена огня питала сама себя, что было невозможно, либо же, что еще более невероятно, сжигала огромнейший заложенный запас Силы ровно и аккуратно. Но это огонь.. А с огнем так не бывает.
Впрочем, маркиз решил в этот раз не кидаться в самое пекло, а повернул коня в пятидесяти шагах от аномалии на запад, явно намереваясь обогнуть ее. Кто сказал, что умный гору обойдет? Как называть того, кто обходит стену огня? Гением?

Оборотень хищно оскалился.
-Кто-то называет это проклятьем, прозорливая девица, но я тебе скажу, что это дар. Высший дар, что может быть преподнесен человеку. Никакому царю не снилось то могущество, что открывает этот дар, но.. За все придется платить. Цена невелика - кратковременная боль, боязнь серебра и зов луны...- он говорил и приближался.- Но будь осторожна, любое могущество, полученное внезапно..- оборотень подошел в упор, оскалившись в улыбке, отчего стали явно видны чуть удлиненные клыки, серые с прожилками золотистого глаза, хищные черты лица, немного заостренные уши, торчащие из-под копны волос.. Равно как и густые черные волосы, слегка торчащие из ушей. Оборотень во всей своей зверо-человечьей красе.-... способно свести с ума,- шепотом добавил он в самое ухо девушки и впился зубами в плечо. Боль была резкой. Если кого-либо когда-либо кусала собака или другой зверь, он вполне способен понять всю гамму красок и оттенков ощущений, испытанных Златкой. Только собаки принимаются рвать, тряся головой и собираясь оторвать кусок мяса от конечности, а человек.. ну почти человек, сжимал все сильнее челюсти, намереваясь, по все видимости, сломать ключицу. Внезапно боль закончилась и он отошел.
-Я дал тебе дар, как распорядиться им - в твоей власти. Только постарайся быть подальше от тех, кто тебе дорог или кто может причинить тебе вред, во время первого десятка полнолуний. Потом сама разберешься, как договориться и понять вторую часть тебя.

В импровизированном лагере для беженцев и погорельцев было на удивление спокойно. Сновали туда-сюда чумазые люди, рыцари и оруженосцы ордена были в полном боевом облачении и очень выгодно отличались на всеобщем фоне. Алые плащи, разумеется, были тоже вымазаны, где-то доспехи были заляпаны кровью, у кого-то отсутствовал шлем и наличествовала перевязка на голове - похоже было, что без столкновения тут не обошлось, о чем косвенно намекали развешанные по веткам горожане, среди которых примерно половину составляли стражники. Хотя, к чести последних из развешенных, среди погорельцев сновали и стражники, наводящие порядок и помогающие выжившим. В общей сложности лагерь навскидку состоял из двух-трех тысяч людей.. Старики и дети в расчет не брались. Гвалт, рев, смех.. Все это сливалось в единый голос.
К четверке всадников пристроился один из рыцарей ордена.
-Ваше Си..
-Докладывай как есть, только быстрее,- перебил маркиз, устало махнув рукой. Тут справились без него.
-После исхода из города в толпе беженцев появились мародеры.. Ну мы их развесили.. Не всех, правда, самых горячих.. Остальных древками копий привели в чувство.. Потери три копья, около полусотни гражданских.. Двое тяжело раненных. Легко раненные почти все. Командор Райк поехал до лесу, искать мэтрессу Доннигал, взял провожатым местного охотника, который говорил, будто видел ее.
Маркиз кивнул и отпустил рыцаря, который предварительно поинтересовался, не желает ли маркиз отдохнуть и все ли с ним в порядке, периодически переводя взгляд на чародейку. В общем, тут он мало чем отличался от кметов, разве что не выдавал все это столь явно.
Стена огня тем временем все стояла на месте, в лиге от лагеря беженцев.
Айван тяжело слез с коня, сдернул плащ с плеча и кинул его на землю прямо под деревом висельников. А затем уселся на него, сморщившись от того, что ноги все же подкосились.
-В свете последних событий и собранных сведений, нам нужно с одной стороны уходить отсюда как можно скорее, с другой же этим самым мы даем повод думать, что наш отъезд подтверждает написанное в этом письме..- он указал пальцем на седельную сумку, из которой целомудренно высовывался футляр с письмом.- Хотел бы я выдавить,- Айван чуть не сказал "глаза", но вовремя изменил русло своих мыслей и прознес несколько иное:
-..правду из этого шпика.. Впрочем, сомневаюсь, что письмо было единственным средством доставки информации. И весть скоро достигнет нужных ушей, а законники перевернут все с ног на голову и мы станем демонопоклонниками в глазах всех.. Большинства.
Мужчина потер ладонью грязный лоб, оставляя там четыре полосы, отличающиеся по тону от общего цвета.
-Я хочу есть,- подвел итог он, намереваясь подняться и пойти на добычу еды. Думать на пустой желудок, конечно, полезно, но глупо, особенно, когда есть возможность пустое сделать полным.

Голый оборотень вновь стал волком и, махнув хвостом на прощание, скрылся в чаще, оставляя покусанную девушку в изорванном платье одну. Точнее, наедине с его даром.

+2

57

От укуса по телу начал  расползаться сухой жар. Девушка все еще стола в ступоре, пялясь на то место, где только что стоял вожак растворившейся в лесу стаи. Она  все еще не верила, хотя тело вопило об обратном. До плеча было не дотронуться, рана дергала и ныла, вспыхивая острой болью  в такт биения сердца. Злата заторможено повернулась, увидела заманчивый куст и побрела к нему. Ей хотелось спрятаться, свернуться клубком, отгородиться от мира. К чему теперь мир, если ты чудовище? И луна почти полная. Полнолуние не за горами, и нужно сделать так, чтобы никто ничего не узнал. Иначе убьют сразу. Эта мысль была очень ясной. Никто не должен распознать изменения.Трактира больше нет, значит с деньгами ей не возиться. Что он говорил?  Лихорадочные мысли сменялись очень быстро одна за другой, мешая отыскать главную. Серебро. Да-да, серебро. Пока ничего не чувствую, только в груди больно, обжигающе больно… почему? Девушка опустила воспаленные глаза. Кольцо. Материнское кольцо на шнурке. Серебряное.. она застонала, подвывая еле слышно.
- Так быстро… почему так быстро?!  Голову охватывал жар, жар стекал по позвоночнику, заливался в кости, суставы болели,  все тело напоминало сплошную рану, девушка еле доползла до вожделенного куста, рухнула, пребольно ударилась о камень, случайно попавшийся под бок, вскрикнула.  Тело жило само по себе, не подчиняясь ей, своей хозяйке. Не  слушалось, не двигалось. Она напоминала себе тряпичную куклу. Глаза почти не видели, зато слышала Златка все. Буквально все. И это тоже причиняло боль.
Я – оборотень, темная страшная тварь. Что говорят про оборотней? Что он мне сказал? Язык прилип к гортани, очень хотелось пить. Боль билась в теле, постепенно поглощая его, как вода  поглощает медленно опускаемый в нее предмет. Только не снизу вверх, а сверху вниз. Ее начала колотить дрожь, она адски замерзла в этот теплый вечер.  Не о чем беспокоиться. Тебя убьют! Жизнь индейка. Луна. Бежать. К людям нельзя. Спрятаться. Надо спрятаться и переждать. От кого и куда ей надо было спрятаться,  она не помнила.  Кольцо качнулось на шнурке, снова ошпарило. Златка зло покосилась на него, сделала усилие, заставила себя поднять руку и  сорвала его с шеи, схватив за шнурок,  и закинула в кусты.
- Ничего нет и не о чем говорить, нечего жалеть, и нечего помнить. Не в силах больше отслеживать собственные  мысли она потеряла сознание.

Отредактировано Златка (2014-07-17 22:59:51)

+4

58

-Вы позволите немного вам помочь... Офелия?

- Я буду невероятно вам признательна, мэтресса Амаки`ир.

Немного гнусаво, сквозь платок ответила эльфийской целительнице чародейка и улыбнулась ей одними глазами. Неприкрытая бескорыстная забота в тревожном взгляде эльфки буквально завораживала привыкшую к холодной циничной расчетливости Офелию. И казалось воистину сказочным то, что по такому позорному поводу, как легкомысленно допущенное перенапряжение, изящные руки целительницы сплетают сложную длинную формулу.
«…У Ордена действительно ангел-хранитель…»

- У меня никак не выпадал случай познакомиться с вами лично, но я много наслышана о вас и о вашем таланте. А так же о том, сколько жизней спасено вами. За что я вам благодарна отдельно.

Скосившись на читающего письмо Айвана, она почти расслабилась под теплой живительной волной заклинания, умело созданного мэтрессой, но вдруг встрепенулась и закончила.

- Если вы не против, могу ли я с вами побеседовать немного позже? Когда мы будем в более спокойной обстановке без стен огня, пепелища и суеты, разумеется.

Скомканное Айваном донесение, скачка сквозь выжженый город, объезд неподвижно замершей гудящей стены огня, лагерь погорельцев, суета, плач и галдеж… все это как-то миновало внимание Офелии, заострившейся только на странности загадочного пока для нее могущества неизвестного мага.

«… Так не бывает. Вернее, такого я не изучала даже в теории. Однако, госпожа де Врие и мэтр де Корье не слишком раздумывали перед применением защитной сферы. Результат был им известен и вполне прогнозируем. Соответственно… »
Она досадливо поморщилась.
«… Они точно знают, кто виновник всего этого… И молчат. Потому как это внутренние дела Капитула… А мне пока еще рано знать про это, по их мнению. Черт!...»

Ее размышления были прерваны присоединившимся к ним орденским рыцарем, который стал докладывать  о текущей ситуации. А ситуация, в свете последних событий, выглядела просто из рук вон. Алые плащи уже успели стать самыми заметными фигурами  в этом пожарище. Суровое наведение жесткого порядка и быстрая казнь мародеров были безусловно нужны… Однако, теперь все зависело от того, как это будет интерпретировано и в какой мере сфальсифицировано местными властями.
Политика усердно догоняла Айвана и норовила извозить его репутацию в грязи ничуть не хуже, чем сейчас выглядел он сам.

Всадники расположились на привал в «приятной» компании самых смекалистых из стражи города, но оказавшихся недостаточно ловкими чтобы не попасться, развешанной на сучьях.
Офелия немедленно и очень старательно занялась отряхиванием, чисткой и элементарным приведением в порядок себя и своего наряда. Пепел успел припорошить ее разноцветный пажеский дублет, осесть на тонких замшевых перчатках, и даже сделал пышное белоснежное перо цапли, украшающей берет, противно серым. Про ужасно испачканные сапожки даже говорить не стоило.

Достав из седельной сумки небольшое зеркальце, она деловито осмотрела лицо, слушая речь магистра.
- Айван… я посоветовала бы уезжать отсюда как можно быстрее. А в какую сторону – решать уже по мере удаления, потому как станем мы демонопоклонниками или нет, будет решать вон тот, бегущий сюда со всех ног боров с характерной цепью, по недоразумению высших сил ставший войтом этого городишки. Возможно то, что с ним стража и толстенькие прихвостни  – просто совпадение. А бежит он сюда, чтобы выразить свою безмерную благодарность и пригласить на изысканный ужин.

Она немного помедлила и торопливо убрала зеркальце обратно.

- Поэтому не уходи пока за едой… пожалуйста.

С толпы бесцельно слоняющихся людей, внезапно лишившихся родных, своих домов и всего нажитого, вполне могло статься начать активно и с большой охоткой искать виновных в своих бедах.
А на виновную очень кстати начала походить одна глупенькая, растратившая свои силы рыжая чародейка.
И рыцари в алых плащах, обокравшие городскую казну, выгнавшие всех из города и шустро спалившие его.
Всего один правильно брошенный клич и дикая неуправляемая толпа с ревом побежит рвать и крушить.
Слишком хорошая возможность для провокации и кровавой расправы.

Рыцари ведь не будут безропотно сдаваться...

+3

59

К сожалению, иногда города охватывает пламя, которое сжигает его жителей и гостей. Оно быстро распространяется по узким улочкам с деревянными домами, забирая с собой чьи-то дома и реликвии. Друг огня - дым, тоже тот еще злодей. Он умертвляет жизнь, опутывая её пушистым облаком, которое заставляет захлебываться в собственном кашле, и разносит весть о себе и своих подвигах на несколько миль. Довольно эффективный дуэт, прекрасно справляющийся с созданием "легкой" атмосферы отчаянья, разрушений и хаоса.   
К сожалению, к этому пожарищу ни Йорвет, ни его знакомцы сомнительных занятий дело не имели. А ведь какой размах! Сколько выгоды и удовольствия это смогло бы им принести!
Если все разумные существа в связи с несложными мыслительными процессами и элементарным инстинктом, шли, а точнее неслись в сторону противоположную пеклу и смерти, то находились и такие безумцы, что делали все ровно наоборот. Эльф, например, не удивился бы, заставь его чародейка зайти в горящую избу вытаскивать магистра соколов. Все-таки она не походила на человека, который так просто смог бы отдать важную составляющую своих планов какой-то стихии, пусть и самой непокорной. Но то были лишь шальные мысли, мало имевшие отношение к реальности. Айван был достаточно взрослым и умелым мальчиком, чтобы выбраться из горящего дома и не обременять чародейку своим спасением. По крайне мере так говорила его репутация, и информаторы одноглазого это подтверждали.
- К нам кто-то приближается, - эльф взял Доннигал за руку и потянул за собой к толстому стволу дерева. 
Конечно же, Йорветне настолько боялся лошадей, чтобы лишь при звуке их приближения давать деру. Но если на них были всадники, которые спасались от разрушений и смерти, то таким на глаза лучше не попадаться. Зашибут. Или может даже захотят поживиться. Не так давно слышал здесь женский крик. Когда наездники приблизились, одно лицо эльфу показалось знакомым.
- Похоже, это за тобой, - и осторожно отпустил руку чародейки.

+2

60

- Если вы не против, могу ли я с вами побеседовать немного позже? Когда мы будем в более спокойной обстановке без стен огня, пепелища и суеты, разумеется.
-Конечно, - эльфка сдержанно улыбнулась. Ей уже давненько не доводилось беседовать с кем-то из чародеек, разумеется, приятно беседовать, а не так, что сначала косятся на твои острые уши, а потом выставляют за дверь.
Только Анирил не знала, насколько скоро их настигнет спокойная обстановка или они ее. Город представлял собой весьма печальную картину. Да уж, вряд ли кто-то из властей поверит, что это все произошло само собой... Даже если со слов погорельцев можно будет подумать только на коварного дракона-невидимку, которому было не с кем поиграть, то это все равно не устроит тех, кто решит докопаться до истины, или просто свалить на того, кто похож на виноватого.

Когда приехали в лагерь, целительнице хватило одного лишь взгляда и одной лишь фразы, чтобы быстренько соскочить с лошади, оставив ее на попечение Альфреда, и отправиться туда, где расположили двоих тяжелораненых. Эльфке было жаль, что троим уже не помочь, все же, рыцарский орден был ее семьей и каждый в нем был ей как родное дитя.
Осмотрев раны, целительница принялась за дело, предельно концентрируясь и максимально контролируя все силы - нельзя было полностью исцелить одного, оставив для второго лишь каплю магической помощи. У обоих должны были быть максимальные шансы на то, чтобы резво пойти на поправку.
Сейчас Анирил не пожалела о том, что все-таки захватила сумку с собой перед погоней за магистром - несколько бутыльков с бережно приготовленными снадобьями были как раз кстати, да и Айвану не помешает прием лекарства, все же лазание по горящим домам обычно не проходит бесследно.

+1


Вы здесь » Ведьмак: Перекрестки судеб » Квесты » Золото подгорных Королей


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC