Ведьмак: Перекрестки судеб

Объявление

Последние новости

Форум закрыт. Но можно доиграть незаконченные квесты и эпизоды, а так же разобрать памятные сувениры. Спасибо за то, что играли с нами

Администрация
Мэг

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Перекрестки судеб » Квесты » Империя Солнца


Империя Солнца

Сообщений 61 страница 90 из 133

61

Слишком много слов. А этот мир не терпел пустословия.
То, что происходило вокруг, Андре не понимал. Не понимали и не принимал лысый каратель даже и мысли о том, что их привели на закланье, привели под видом гостей. Гостей, которые обязаны будут выпотрошить хозяев "от сих до сих".
Это было скверно: выполнять грязную работу, помогать одной твари стать выше, чем те, кого они собрались убивать. Освободить дом для Хартуса, убить его родню и друзей... впрочем, в последнем каратель серьезно сомневался.
И всё-таки эти кровососы были виноваты. Виноваты в том, что существуют. Виноваты в том, что из-за их кровавых пиршеств гибнут ни в чем неповинные люди.
"Мы для вас всего лишь скот. Кто знает, очкарик, что бы было, если бы ты оказался среди своих сородичей?"
А была бы, не больше не меньше, всего лишь херня.
Андре Барга не знал, кто такой кит. Более того, всю жизнь бродивший по лесам, трактам, дорогам, городам да селам Андре никогда не был у моря. Поэтому о таком животном даже и подумать не мог. В представлении лысого, кит показался ему огромным жирным троллем. Причем, жир, который ему втюхал кузнец, был взят у тролля явно не с пухлых боков.
"Сука! Я же обязательно вернусь и заставлю тебя это всё сожрать, клятый ты говнюк!"
Помимо откровенного признания о том, что Андре - дурак, а его затея попахивает жопой, были странные кольца с секретной жидкостью, да такой чудодейственной, что Барга цокнул языком. Как бы не было беды...
"Это что, едрить, такое получается, что я буду быстрый, как ведьмак? Эва как! Этих дрессируют, муштруют, перетрахивают с утра и до нового утра с полжизни, а я за пару капелек стану сильный, как краснолюд, у которого отработали его любимую кирку? Забавно."
- Да что тут не понять, клыкастый. В мясо не плевать, на стол не гадить. Авось первые по шее и не получим. - процедил каратель сквозь зубы себе под нос.
И, конечно же, два клыкастых его точно услышали.

А потом был пир на весь мир...
Мир заключался в замке, залах и коридорах.
Не оценив по достоинству красоту трапезной и едва удержавшись от желания высморкаться в ближайшую портьеру, Андре зажмурился от бликов кубков, тарелок и вилок.
И чего здесь только не было: золото, серебро, малахит, изумруды и кроваво-алые рубины. Последних, вкупе с бордовым бархатом, было больше всего.
Холеные и лощеные морды скрывали за собой клыки, пышные и богаты наряды прятали бессердечные туши, а глаза врали наперебой, заискивая и уговаривая быть спокойным.
Андре фыркнул - змеи и паскуды. Не хуже и не лучше других благородных и знатных гадов.
А после... после Барга увидел то, от чего его руки непроизвольно сжались в кулаки, а зубы заскрипели, рискуя истереться в труху.
Люди. Приговоренные.
Несчастные жертвы, которым не было суждено больше увидеть свет. Те, кого уготовили на убой.
Пища.
"Никогда, курва! Никогда, мать вашу, не будет ни одна из вас, мразей, спокойно жить на этой земле. Ни правый, ни виноватый... если я останусь жив..."
Воспаленный взор отыскивал знакомое лицо. Пока что тщетно. Пока что всё не те.
- Я не вижу. - рядом был Дэир. Хорошо, что не Минька. Минька в опасной ситуации был пострашнее пары сотен вампиров. - Я её не вижу.
Шепот обжигал губы.
Может, и хорошо, что не видел?

0

62

- Ждали и готовились, дабы отметить воссоединение семьи в полном составе спустя сто семьдесят лет.
Недурственное у вас терпение, господа упыри. - промелькнуло в голове у наемника, тут же вызвав на губах легкую, молчаливую ухмылучку. Он тихо кашлянул в кулак, одновременно стараясь пристроить поврежденную руку в складках одежды так, чтобы временное увечье не бросалось в глаза. Не хотел показывать возможным противником свою слабость, ибо там где тонко, там и рвется.
Из слов разговаривающего с ними, а вернее, с графом и Брунхильгой вампира стало ясно, что он им никто иной, как отец. Интересно, чего ради брат с сестрицей хотели порешить собственных родственников... Ради владения развалинами замка? Сомнительно.
-Мне и моим друзьям необходимо умыться с дороги и приготовиться к празднику - оповестил Хартус встречающих и перекинувшись еще парой фраз с хозяином здешних владений, направился вглубь замка. Было не очевидно, но вполне понятно, хотя бы по внезапно возникшей хрипотце в голосе, что Ра-Шальский волновался. Это состояние было знакомо и Дэиру. Всегда трудно сохранить лицо перед теми, кому хочется всадить нож в горло.
Найтсан прошел следом за графом. Действительно, никаких знаков было не нужно для того, чтобы понять, что делать. Как только они отошли достаточно далеко, чтобы скрыться от глаз и ушей прочих гостей и постояльцев замка, начались приготовления к "пиршеству". Хартус достал из сумки масло против вампиров и средство, позволяющее нейтрализовать его запах.
- Хитро. - прокомментировал убийца, принюхиваясь к содержимому сначала первого, а потом второго горшочка, после чего вернул их обратно, дожидаться момента, когда они их используют по назначению. Затем был рассказ про кольца, которых "по одному на рыло". Только было высший хотел вставить, что на рыле он кольцо носить не станет даже под страхом смерти, как было сказано, что оно ему и так не полагается. Колечки, оказывается, могли в пятиминутный срок сравнять рефлексы человека с вампирьими, что, конечно, для представителей разных рас и национальностей, бывших в отряде, было существенным подспорьем в бою. Правда, Хартус упомянул лишь об этих самых рефлексах, а тот факт, что среднестатистический вампир может еще железный прут толщиной в два пальца узелком завязать, как-то упустил из виду. На рефлексах ведь протянешь до первого удара, а потом... А потом всё. Впрочем, Найтсана эти проблемы мало интересовали, а покуда больше никого не интересовали, так и он лишними расспросами дело тормозить не стал. А то так и помыться некогда будет, а немытым драться - не солидно. Еще более не солидно, чем немытым пировать. Кивнув в ответ на последние слова граф, высший удалился приводить в порядок себя, свое оружие и свои мысли. Последнее перед серьезным боем было не менее важно, чем второе.

Спустя час они встретились в том же коридоре и отправились на пир. Вошли в огромный, богато украшенный и отделанный зал, в котором располагались столы, стулья и все прочее, что должно быть на приличном пиршестве. Море еды, от которого в животе у вампира призывно заурчало с дороги и... И выпивки тоже море. Потенциальной выпивки, в виде людей, обреченно ждавших своей участи в центре зала.
Высший отреагировал на это зрелище весьма спокойно, он все таки до совершеннолетия и с десяток лет после него жил с собратьями, знал традиции, хоть и не принадлежал к шибко благородным родам, при том, что его род был и не последним в этом плане. Впрочем, о последнем чересчур достоверно он судить не мог, ибо своей родословной ровным счетом никогда не интересовался. Интересы молодого Дэира сводились к тому, чтобы набить кому-нибудь морду лица или найти приключений себе на место, диаметрально этой морде противоположное. Что скрывать, с тех времен мыло что изменилось, разве что, интерес перерос в профессию. В общем, поведение убийцы на этом празднике жизни было весьма естественным и непринужденным. Или очень смахивало на таковое, если учесть, что в планах у него сейчас было не насладиться пирушкой. Точнее, не только это.
- Я не вижу. Я её не вижу.
Высший оглянулся на Баргу, заодно прикидывая, могут ли они тут спокойно разговаривать, не боясь раскрыться. В зале стоял пусть и негромкий, но все же гул голосов разномастных гостей, так что, кажется, можно было и пошептаться.
- Спокойно, капитан. - вампир чуть улыбнулся, уже не стараясь скрыть клыков и наклонил голову чуть вбок.
- Деликатесы сразу не подают, смекаешь?...
Убийца, все же, подал свою мысль в достаточно завуалированной форме, ибо неподходящие уши могли всегда оказаться где-то рядом. Особенно уши, которые способны на расстоянии вытянутой руки расслышать биение человеческого сердца. Мысль же его заключалась в том, что не за тем местные перлись чуть ли на другой конец материка за Иль, чтобы просто распить её, как всех прочих. Скорее всего, она была особенным блюдом на этом пиру.
Убийца чуть замедлил шаг, отстал от карателя и дал обогнать себя Мэг, сноровисто и мягко сцапал её за талию и идя бок о бок с ней, чуть наклонился к уху.
- У тебя есть что-то... Хм... Успокоительное? На случай, если наш друг переволнуется... Раньше времени. - он кивнул на шагающего невдалеке Фортрейна и поймал взгляд девушки, надеясь, что та поняла его намек. На лице высшего играла сдержанная полуулыбка, будто бы он просто решил поделиться с воровкой своими впечатлениями от увиденного.

+2

63

Сто семьдесят лет. Ничего так сыночек загулял. Но, видимо, для расы высших вампиров такие отрезки времени были в порядке вещей - Дэир вон тоже больше века в родных землях не появлялся. Все происходящее: речи старшего вампира, гости, обстановка, ранние предупреждения Хартуса заставляли себя почувствовать здесь себя чем-то совершенно незначительным. Даже еще незначительнее рыцаря с капитаном, ибо те еще могли показать, чего стоят.
Когда закончились приветствия встретившихся клыкастых родственников, оказалось, что до пира еще час и есть время подготовиться к нему. А как подготовиться, граф оповестил и снабдил своих "друзей" каким-то маслом для оружия и кольцами. Весьма примечательными по своему назначению.
- ...Вас всех заставят выпить крови, в кольцах по две капли жидкости, которую нужно добавить в кровь. Вкус дрянной, но через пять минут ваши рефлексы будут мало чем уступать вампирьим. Во всяком случае, трезвым вампирам придется напрячься, чтобы одолеть вас..
Воровка скривилась - выпить несколько глотков крови, да еще и вперемешку с еще какой-то гадостью. Возражений не последовало, тут оставалось только надеяться на то, что человеческий желудок не отторгнет такую получившуюся упырячью бормотуху.
- Действовать будет около часа, потом вы упадете и с неделю будете чувствовать себя развалюхами. Открывается емкость просто. Одна капля - один поворот. Принимать строго каплю. Вторая вас убьет, дав минут пять преимуществ, которые человеку и не снились.
Еще было несколько непонятно, зачем две капли, если после действия первой уже будет не до повторения процедуры. Видимо Ра-Шальский сомневался в пряморукости нанятой компании, и что кто-то не сможет с первого раза открыть нормально емкость и добавить чудо-гадость в кровь. Мэг едва усмехнулась на замечании Хартуса, что рыцарю достается кольцо только с одной-единственной каплей. Граф явно не из тех, кто повторяет ошибки и относится к предстоящему мероприятию весьма серьезно.
Вопросов у воровки не было, все итак ясно - не лезть никуда поперек Хартуса и не терять самообладания раньше времени, если таковое решит не задерживаться. Она еще с минуту покрутила в руках полученное кольцо и пристроила его наконец на пальце, где было бы удобно и быстро воспользоваться встроенным механизмом. А оружие отдала мужчинам, чтобы те провели необходимые манипуляции по нанесению содержимого в полученных горшках, в то время пока она отойдет умыться - холодная вода здорово освежала и приводила мысли в относительный порядок. А принять ванну полностью актуальнее было бы по завершению "торжественного приема", если ее будет кому принимать.

Зал для торжественных приемов встретил их богатым убранством, собирающимися гостями и приготовленной "выпивкой". Все торжество и богатство оставляло весьма неприятные ощущения. Особенно от осознания того, что все пиршество тут устроено вампирами и для вампиров, а люди тут навроде скота, и даже гостьми будут обязаны хлебнуть крови. Количество вампирьей выпивки явно превышало количество самих вампиров в замке. К людям, согнанным в центр зала, каких-либо чувств сострадания или жалости у Мэг не было - они здесь по эту сторону ленты... до тех пор пока следуют указаниям графа.
И вот кто-то ловко приобнял воровку за талию, заставляя невольно дернуться - всего лишь Дэир, со своей неизменной дурной привычкой возникать из ниоткуда в самый неподходящий момент. Захотелось шикнуть на него и назвать "упырем", но желание продержаться до конца пиршества было все же сильнее.
- У тебя есть что-то... Хм... Успокоительное? На случай, если наш друг переволнуется... Раньше времени. - Грэйт сразу поняла о ком шла речь. Но единственным средством, чтобы Меинхард ничего не натворил раньше времени - это связать его и оставить в комнатах для гостей, но и этого сейчас было никак не сделать.
Девушка говорила шепотом, благо слуха убийца еще лишен не был, да и голову он чуть наклонил:
- Если переволнуется - мы не гости, - следовал короткий ответ, намекающий на предупреждение Хартуса. А если рыцарь сорвется, то незаметным для упырячьего семейства и его гостей это не останется. Тогда смысл его успокаивать?

0

64

Ну да, логично, что буйным не доверяют... Но отнять один из шансов отомстить, один из неплохих таких шансов на случай, если...
Минька прикусил губу и отправился приводить себя в порядок после дороги, попутно представляя, как он гонится за кем-то из своих с требованием отдать кольцо с оставшейся каплей чудодейственного зелья, чтобы исполнить свою мечту берсерка. Было бы смешно, если бы не было так грустно.
Освежившись, Фортрейн взялся натирать клинок отравой, мысленно беседуя с мечом.
"Как бы я хотел, чтобы вызимская резня произошла здесь, но жертвами стали бы отнюдь не мои друзья и союзники. Как жаль, что ты не тот заколдованный меч..." - Минька на мгновение прикрыл глаза, погружаясь в диалог с самим собой.
"Если ты все еще здесь," - парень прислушался к своим ощущениям, но ничего сверхъестественного не почувствовал. То ли демона действительно не было, то ли он крепко спал, оглушенный заклинанием магика. Но попробовать стоило.
"Я осмелюсь просить твоей помощи, но ты не должен трогать ни моих союзников, ни мою жену, ее ты обязан спасти. Полсотни упырей - ты вдоволь повеселишься. Но начинать веселье надо будет только после моей команды, которая последует за командой Хартуса, иначе ты угробишь и меня, и себя".
Еще немного подождав возможного ответа, рыцарь открыл глаза. Клинок молчал. И демон молчал. Возможно, кровь его разбудит. Вот только Минька не был до конца уверен, что после ее принятия вампирам не придется стирать после него парадную скатерть. Вложив меч в ножны, рыцарь поднялся на ноги и, спустя некоторое время, отправился с остальными в зал приемов.

Почему-то сейчас маска ледяного спокойствия закрепилась на его лице столь прочно, что вопрос Дэира можно было бы назвать неуместным. Опять же, Минька ни капли не сомневался, что ему не доверяют и наперекор этому мнению старался держать себя в руках настолько, насколько это возможно. Сделав вид, что он не услышал диалога между вампиром и воровкой, рыцарь прошел в зал следом за Хартусом и сел на то место, на которое ему указали. А когда все расселись, слуги начали выводить жертв из-за ленты, чтобы наполнить кубки кровью. Фортрейн на все это дело старался не смотреть. Слишком гадко. Мерзко. Вскоре кровь одного из обреченных наполнит и его кубок, после чего начнется... Хотелось бы, чтобы оставшиеся люди спаслись, воспользовавшись неразберихой, но это уже как повезет.
Еще немного, и мы снова будем вместе. Пусть даже на том свете, но лучше на этом.

Отредактировано Меинхард Фортрейн (2014-05-28 10:41:45)

0

65

Все шло своим чередом. Людей выводили, кубки наполнялись карминовой жидкостью, вампиры переговаривались негромко, другое дело, что для вампирьих ушей это было на грани невежливости, ну да кто этих вампиров разберет, кроме них самих? Некоторые в себе-то разобраться не могут. Ну да философия, софистика и прочие схоластики были пока допустимы. Во всяком случае с точки зрения Хартуса.
-Как добрались?
-Прекрасно..
-Давно вас не видел, граф..
-А казалось, никогда не вернусь в отчий дом..
Гости подходили и перекидывались с Хартусом ничего не значащими фразами. Слуги наполняли кубки. Уже четверо людей со вспоротыми венами были выжаты до капли. Кроме мочевого пузыря, разумеется. Вот молодая девушка теряет сознание, но кровь от этого не останавливается, а продолжает стекать в кубок. В глазах слуг - безразличие. Разве повар жалеет гуся, когда рубит тому голову и готовит? А раздавленный виноград? Люди служили питьем, хоть прежде и предпочитали оставаться на вершине пищевой цепочки.
Кубки наполнены. Гулкий удар в пол оповещает... Неясно о чем он оповещает, но все замолкают. Ни шепота, ни смешка. Как будто дышать перестали.
-Мой сын вернулся и семья снова в сборе, дорогие друзья. Разве нельзя это событие назвать достаточно значимым, чтобы собранные здесь благородные господа бросили дела насущные и насладились счастьем вновь воссоединенной семьи?- голос у отца семейства был поставлен отменно. Он знал, где сбросить голос до шепота, а где поднять его до полукрика. И он завораживал.- Мой сын познал лишения и испытания, до недавних пор не зная о своей природе. Он пошел путем воина, стал, если позволите, псом, охраняющим отару овец от диких и ненасытных младших вампиров. Но он вернулся, а потому - сегодняшний праздник посвящен ему и его гостям.
Отец схватился за кубок и поднял его на уровень лица и, чуть качнув в сторону собравшихся, пригубил крови, садясь в похожее на трон кресло из мореного дуба, отделанное белой костью.
Что Хартус, что его сестричка хранили на лице выражение вежливого внимания, хотя Сиал Ра-Шальский готов был поклясться, что сестрица немного возмущена. Видать, в ее честь не было таких вот застолий и банкетов.
-Рад, что увидел всех здесь присутствующих,- ровным голосом произнес Философ.- Однако путь мой был бы тяжелее, не будь со мной моих друзей. За моих друзей,- граф поднес к губам кубок с кровью, вдыхая дразнящий, чуть отдающий железом, запах напитка. И выпил залпом, не отрываясь, пака последняя капля не была проглочена. Удивительным было то, что на краях кубка не оставалось жидкости. Она вся до капли стекала, не оставляя следов. Жест повторили все присутствующие. Во всяком случае из числа тех, кого Хартус видел. За "друзьями" он не наблюдал.- Быть может я покажусь нашим гостям несколько невоспитанным, но я бы хотел выбрать себе.. Сосуд. На весь вечер. Менять вино на пиру - плохая примета.
В приметы граф не верил. В большинство из них. Равно как и в предсказания.
Отец пожал плечами и указал на скопище людей, приведенных сюда на заклание. Граф вышел из-за стола и подошел к ленте, чуть приподнял ее и поднырнул. Через несколько минут, выбор его пал на.. Философ покинул загончик с Илькой. При этом он глядел на Меинхарда и улыбался. Улыбка вампира - не самое приятное, что можно увидеть в жизни. Но и не самое отвратительное. Держал он девушку за руку, а та была словно под гипнозом. Послушно шла и смотрела перед собой бездумным взглядом. Граф уселся на место, которое ему полагалось и достаточно громко произнес, обращаясь к Дэиру.
-Друг мой, как ты считаешь, хватит мне молодого вина или придется идти за добавкой?- Ильку он усадил себе на колени и поглаживал пальцем по шее, вдоль артерии. Сейчас знакомцы вампира не узнали бы того грубияна и сквернослова, который везде таскался с посохом и штопал по пять раз за месяц свою куртку и портки, перебиваясь с задания на задание. Дворянское воспитание, полученное в молодости, каким-то невообразимым способом выплыло наружу и закрепилось. Впрочем, Дэир мог почувствовать, что граф смотрит не на вампира, а сквозь него, как раз туда, где скрывался Минька.

+2

66

- Если переволнуется - мы не гости.
- Вот и последи за этим.
Высший снял руку с талии девушки и выпрямился, сложив руки за спиной и мерно вышагивая рядом с ней. Вскоре началась непосредственно застольная часть пира, которую ознаменовал увесистый удар в пол и нарастающая тишина, вскоре будто повисшая в воздухе. Да, вампиры умели навести мрачной эстетики... Вскоре заговорил отец Хартуса:
-Мой сын вернулся и семья снова в сборе, дорогие друзья. Разве нельзя это событие назвать достаточно значимым, чтобы собранные здесь благородные господа бросили дела насущные и насладились счастьем вновь воссоединенной семьи? Мой сын познал лишения и испытания, до недавних пор не зная о своей природе. Он пошел путем воина, стал, если позволите, псом, охраняющим отару овец от диких и ненасытных младших вампиров. Но он вернулся, а потому - сегодняшний праздник посвящен ему и его гостям.
Старший вампир говорил изыскано, красиво... И говорить умел. Дэир без колебаний поддержал тост, принявший свою окончательную форму после слов графа, сначала чуть подняв свой кубок, а затем поднеся его к губам. вдохнул аромат плескавшейся в нем алой, вязкой жидкости, а затем пригубил, почувствовав во рту пьянящий, солоноватый и отдающий металлом вкус... И не удержался от того, чтобы не сделать еще несколько глотков, опустошая сосуд на половину.Напиток манил, с каждым глотком пробуждая то, что так или иначе было в каждом вампире - звериную натуру, а вкус его был действительно отменным, не идя ни в какое сравнение со вкусом той крови, которая ранее доставалось Найтсану. Точнее той, которую он сам себе позволял пить.  Кровь тех, кому так или иначе было суждено умереть от его руки, а это были в большинстве своем другие наемники, да всяческие элементы криминального мира, значимые или не очень. В той крови, что он пил сейчас, не чувствовался привкус алкоголя, болезней или фисштеха. А от сосуда не воняло немытым телом или еще чем похлеще. Можно было подумать, что лучшего напитка, или вина, как называли кровь вампиры, нельзя было и придумать, но Дэир знал, что это не так. Он направил взгляд на загон с жертвами, куда направился Хартус, скользя взглядом по бесстрастным лицам, ловя пустые взгляды и чуть взболтнул остатки крови в кубке, который все еще держал в руке. А когда граф вывел из толпы людей Иль, убийца беззвучно поставил сосуд на стол. Ни один мускул не дрогнул на его лице, ни одна мышца не сократилась, пальцы не сжались непроизвольно в кулак, как это иногда бывало в случае опасности или просто нежданного события. Его поза была расслабленной, а на лице сохранялась все та же легкая, чуть вызывающая улыбка, все тот же слегка презрительный прищур глаз. Убийца добился от себя того, чего хотел. Десятки лет до этого он отлично уподоблялся людям. Можно сказать, он был человеком, придерживался во многом человеческой морали, обычаев, ел человеческую пищу и пил человеческое вино. Переступив же границы замка Ра-Шаль, он стал высшим вампиром.
-Друг мой, как ты считаешь, хватит мне молодого вина или придется идти за добавкой?
Найтсан глянул в глаза Хартуса. Странное было ощущение, будто бы взгляд графа направлен на самом деле не на него. а куда-то вдаль...
Поиграть решил, граф?.. Хорошо, поиграем.
Высший звучно усмехнулся, вновь поднимая свой кубок и слегка поигрывая оставшейся в нем алой жидкостью. Он любыл театральные жесты и ему не составило труда моментально найти подходящий, как ему казалось ответ. Он был сказан с той же громкостью, во всеуслышание, а интонация была в меру шутливой.
- Я бы задумался над сим вопросом, не будь я твоим другом... А являясь таковым, я поставлю его иначе: сколь сосудов нам придется опустошить, чтобы достойно отпраздновать твое возвращение домой?..
Он манерно поднял кубок в тосте, а затем залпом опрокинул его, опустошив до дна. Играть так играть.

+1

67

Минька был сейчас очень занят, поэтому "переволнуется", которого так опасались все или почти все остальные, вряд ли его настиг бы. Белый как мел Минька изо всех сил пытался удержать выпитое внутри.
Подожди, пока зелье впитается в кровь. Потом будет сигнал. Потом делай, что хочешь, с этой гадостью, только быстро.
В груди все горело, а последствия удара в драке только добавляли неприятных ощущений, вкупе с запахом крови, тяжело разлившимся в воздухе, и общей атмосферой пира.

Кровь не разбудила демона, и это Миньку порядком расстраивало, потому как он надеялся на его помощь, хотя, возможно, тот просто следует инструкции рыцаря.
Нет, не смотри туда! Не смотри...
Где-то в сердце кольнуло, но парень все же сподобился улыбнуться Хартусу в ответ, словно бы одобрял его выбор. На самом деле, он его действительно одобрял - ведь, приведи граф с собой какую-нибудь другую девушку, его Илька досталась бы любому другому кровососу. Выказывать ревность не было смысла и сил. Это игра.
"Всего лишь игра," - успокаивал себя рыцарь, что есть сил стискивая челюсти, - "Она почти спасена, осталось не загубить этот шанс. Надеюсь, Мэг догадается...".

0

68

И всё могло пойти прахом.
Всё, если бы не выдержал Андре, если бы не усмирил своих бесят в омуте Минька. Всё, если бы это было бы среди обыкнвоенных людей, но не среди вампиров.
Андре Барга, держась из последних сил, оскабливался так, что ухи сходились на затылке.
Пускай видят, суки, что он добрый. Пускай думают, что он мирный.
Это до поры, до времени.
А потом, хотелось верить, что они смогут спасти Ильку. Ну, помирать, будем честными, тоже хотелось маловато.
Для выживания пришлось выпить из кубков, сдобрив их алое содержимое капелькой из колечка.
Вкус был такой, что лучше бы один из краснолюдов пустил Андре ветры прямо под нос - было бы и то приятнее.
Крепче, чем махакамский самогон, и отвратительнее, чем перцовка на курином помёте, жидкость обожгла от и до, заставив лысого пустить скупую мужскую слезу.
"Драл я ваши мероприятия и вашу кровь, ироды."
А может, это всё было потому, что пить чужую кровь Барга был не приучен?
Никаких изменений он не заметил. Так, в ушах шумело, да мир постепенно смазывался, становился заторможенным.
Лысый даже грешным делом подумал - а действует ли зелье?
Вероятно - действовало.
По крайней мере, Андре успех рассмотреть взмах крыльев пролетавшей мимо мухи.
"Чудеса, мать их за ногу!"
Или всё-таки не чудеса?

+1

69

- Вот и последи за этим.
- А то сам не можешь?.. - буркнула девушка себе под нос, когда вампир отстранился и просто следовал рядом. Его слова были ей понятны, после вызимского-то инцидента, но все равно предупредить какой-либо эмоциональной выходки рыцаря не могла, так что ее действия "проследить за этим" начались и закончились тем, что за стол она села между Дэиром и Меинхардом. Чай последний не маленький и не дурак - должен же был после выходки мечом чему-то научиться.
Отец клыкастого семейства толкал речь, а Мэг тупо пялилась на принесенный кубок полный алой жидкости. На вино который походил разве что цветом.
«....праздник посвящен гостям, но... кровь как и всем? Что ж... почувствуем себя вампиром, значит»
Отражение на поверхности карминовой жидкости совсем едва криво усмехнулось ее обладательнице. А пить-то это все равно придется, больше не в чем было разводить то зелье, что им всучил граф с кольцами. Несложная запомненная манипуляция с механизмом кольца, и вот та капля погрузилась в жидкость, чуть исказив отражение мелкой короткой рябью.
Свой кубок Хартус опустошил залпом. Дэир же явно растягивал удовольствие, неспешно поглощая содержимое своего кубка. А Соколы проглотили все не раздумывая и максимально сдержанно, словно там и не кровь вовсе была.
И воровка не отставала, не желая оставаться белой вороной и привлекать к себе лишнее внимание. Она ощутила во рту солоноватый, отдающий металлом вкус крови и вкус противной горечи, от которого хотелось отбросить кубок от себя и, скривившись, выплюнуть все это прямо на стол. Но она сдерживалась, крепко обхватив рукой сосуд, и немного зажмурилась, делая крупные глотки в желании поскорее опустошить кубок.
«...один чертов кубок... чтобы не сдохнуть здесь раньше времени... если графова дрянь подействует... больше и не надо»
Если подействует прежде, чем человеческий желудок решит отторгнуть то, чего в жизни в таком количестве не получал. А если сидящий рядом наемный убийца вздумает ее еще и поддеть одной из своих упырячьих шуточек, про то как она все-таки выпила кровь, то сдерживать желания организма воровка больше не станет - только что выпитая смесь окажется у него на коленях.
Мэг быстрым движением руки вытерла кровь с губ рукавом дублета и потянулась к съестному на столе, желая перебить пищей противный привкус во рту и ощущение вязкости на языке.
В это время Хартус выбрал себе "напиток" на вечер и к столу от "людского загона" возвращался с девушкой. Темненькой, с короткими волосами, худой и невысокой, на вид которая была совсем чуть младше самой воровки, чем даже немного была на нее похожа.
«Это и есть та самая Иль? Всего-то...»
Как-то вот странно было проделать путь через пол материка... и вот цель всей этой затеи сидит под гипнозом у Хартуса на коленях, если судить по ее сходству на рисунке в книжечке рыцаря, что показывал он Мэг, которая единственная в этой компании девушку ни разу не видела. И знал ли сам граф, кого он выбрал? А то похищенных людей за лентой было не мало, не по своей же воле они туда полезли. Да и сам Ра-Шальский вел себя непривычно и странно - явно играет и что-то уже задумал.
Если бы сейчас Меинхард спросил бы у Мэггерен, доверяет ли она графу, то та бы замялась с ответом. "Нет" был бы ответ в другой ситуации, но здесь... в его родовом вампирском замке, посреди клыкастой родни, где все они были тут впервые и о здешних порядках даже не знал Дэир, слова Хартуса лучше было бы не подвергать сомнению. Авось это и спасет им жизни.

+1

70

-Тогда нам придется лететь за добавкой..- пожал плечами Хартус, криво усмехнувшись. Все-таки, долгие годы странствий не выкинешь вот так за миг, привычки наемника нет-нет, да и выскакивали. В конце концов, посох он продолжал таскать с собой.- А сейчас я вынужден ненадолго умолкнуть и.. хм.. откупорить сей прелестный, хоть и весьма тощий, сосуд.
Сказано - сделано. Хартус в последний раз провел по шее Иль рукой, едва касаясь кончиками пальцев бьющейся в одном неспешном темпе жилки, вдохнул запах кожи, ощутил молодость девицы.. И оскалившись, вонзил клыки в шею, принимаясь жадно глотать молодую, горячую, жгучую кровь. Для людей горячий глинтвейн, приготовленный лучшим мастером показался бы в сравнении с тем, что ощущал граф, какой-то безвкусной дрянью.. Как если сравнивать разбавленное недоваренное пиво с Эст-Эст полувековой выдержки. Сделав несколько больших глотков, он начал осознавать, что может и не остановиться вовремя. С другой стороны - если он оторвется слишком рано, он будет выглядеть..
-Всегда любил молодое вино больше выдержанного..- сипло произнес он, отрываясь от шеи девушки и даже не собираясь вытирать струйку крови, что стекала по подбородку и капала на дублет, марая сорочку, портя бархат..- Попробуй..- он ссадил с колен Иль и передал Найтсану.- Как вишни спелые плоды, как груши нежные румяна, прекрасна женщина и пьяны мы, будто тоже молоды..- продекламировал экспромтом задумчивым голосом Сиал Ра-Шальский, отпрыск своего величественного батюшки, поднимаясь. Будь у графа глаза хоть близко похожие на нормальные, со зрачками, белками и радужкой, можно было бы сделать вывод, что он слегка пьян. По блеску и выражению этих самых глаз. Но в антраците прочесть удастся не много.- Дорогие гости, я несколько преувеличил, когда говорил, будто это мои друзья. Разве может выпивка быть друзьями?- граф расхохотался, а потом неожиданно серьезным голосом добавил, взяв в руки посох.- Шутка. Сегодня слишком знаменательный день, чтобы опошлять его глупыми шутками, уж простите..- взгляд его уперся в окованные двери, больше напоминающие ворота, которые закрывались. Отсюда не выбежит и не вылетит ни один упырь из тех, что пришли по приглашению отца. Это он предусмотрел. Во всяком случае, граф постарается сделать так, чтобы не вышел ни один.- А сейчас, уважаемые гости этого замка, вы умрете..
И что-то щелкнуло в посохе, из одного конца вышло лезвие по длине с небольшой корд, пробивая шею сидящего рядом с графом вампира.. Не Дэира, разумеется. Тот с хрипом завалился под стол.
-Бей-круши ублюдков!- рявкнул граф, взлетая на стол и отталкиваясь от стола, чтобы вонзить копье уже в следующего вампира, пока еще не осознавшего, что происходит и насколько стремительно поменялась ситуация. Краснолюды, напрыгнули на двух вампиров, повалили тех и принялись разбивать цепами тем головы и другие ненужные уже конечности. Двое рыцарей вытащили узкие клинки, что позже будут классифицироваться, как шпага, и довольно проворно прикололи одного кровососа прямо к столу. Полетела отрубленная голова. Что происходило еще было понять сложно - вампиры опомнились и дали отпор.. А граф танцевал с копьем, то подпрыгивая, то прижимаясь к полу, перекатываясь и продолжая вертеть свое оружие. Приходилось крутиться на месте..
Краем глаза он увидел, как отец встает со своего трона. Ну и того здоровенного Торгалла нельзя было не заметить. Кто еще с одного удара смог бы располовинить высшего вампира?

+1

71

Не смотри...
Минька скрипнул зубами и отвел взгляд, когда клыки вампира коснулись шеи его возлюбленной и прокусили нежную кожу. Вероятно, одурманенная гипнозом Иль не чувствовала боли, но парень отдал бы многое, чтобы забрать ее боль себе, ее страх, ее отчаяние. В ответ чья-то невидимая рука с силой сжала горло рыцаря, отчего дышать ему стало совсем невмоготу.
Нет, нет, зачем? За что?..
Тяжесть подступила к самому горлу, еще немного, и сдерживаться будет просто невозможно, но Хартус, слава богам, не стал городить длинных речей и перешел к решительным действиям. Как только вампир ударил сидящего рядом кровопийцу, Минька без зазрения совести сложился пополам в мучительном приступе тошноты. Зелье притупило боль, усилило рефлексы, сделав из Фортрейна фактически сверхчеловека, жаль только, что не было той пары минут, за которые можно было успеть придти в себя.
-Мэг, помоги ей, прошу, - прохрипел парень, кое-как справляясь с последствиями принятия экзотического для человека напитка. Прятать девушек было негде, поэтому оставалось надеяться, что под стол упыри лезть не станут...
Пошатываясь, Минька встал, вытирая рукавом нижнюю часть лица, и, уже резвее вылезая из-за стола, опустил меч на голову кровососа, который, кажется, вознамерился поживиться его оруженосцем, чтобы вести бой в стиле всесильного пьяного упыря. Нет, уважаемый, обойдетесь. Парню понадобился еще один удар, чтобы довершить начатое и отпихнуть от себя бездыханное тело, после чего Минька двинулся вампиров, которые находились слишком близко к Иль и Мэг, конечно, это были не Дэир и Хартус, и даже не сестра графа.
Помоги ей, прошу тебя...
Их так много, они даже успели уже кого-то укокошить из наших, твари.
А вот вам, господарь кровосос, лучше полежать и подумать о жизни!
Ненавижу... Ненавижу! Горите вы вечно в пекле за то, что сумели поднять на нее руку!
На миг даже захотелось дать по испачканной илькиной кровью хартусовой морде, но рыцарь одернул свои мысли. Если она умрет из-за его переигранного представления, то Фортрейн пойдет на этот шаг, если...
Вступив в бой с очередным вампиром, Минька уже, казалось, позабыл обо всем - месть опьяняла его вкупе с зельем, он искренне ненавидел эту оскаленную клыкастую морду незнакомого ему вампира, вдруг это именно он похитил его жену? Не он? Ну что ж... К похищению и распитию остальных он наверняка причастен.

+1

72

- Попробуй..
Вампир принял безмолвную жертву в лице иль из рук новоиспеченного друга и усадил к себе на колено, причем умудрился сделать это так, чтобы та своим телом прикрывала ножны с оружием. Случайность это, или же результат многолетнего опыта работы в сфере умерщвления ближнего своего?... Сам Дэир вряд ли бы однозначно ответил на этот вопрос, да и не шибко он его интересовал.
- Как вишни спелые плоды, как груши нежные румяна, прекрасна женщина и пьяны мы, будто тоже молоды.. - декламировал подвыпивший граф, а Найтсан тем временем чуть задумчиво смотрел на струйку крови, стекающую из двух ранок на шее девушки, лишь для виду водя пальцем ей от щеки к шее, будто бы оценивал  выпивку, как то делают ценители вина, проводя пальцами по краю бокала и принюхиваясь к содержимому перед тем, как попробовать.
На деле же гурманом Дэир не был ни разу и размышлял в сей момент о другом. Чувствуя, что близится развязка, а иными словами бой с вампирами, он одновременно не чувствовал себя достаточно... Пьяным для этого дела. Слегка подвыпившим - да. А в идеале нужно было достичь той грани, когда кровь дает максимальную силу, но еще не лишает рассудка... На практике это удавалось редко, но кто же запрещает практиковаться? Точнее, кто запретит это подвыпившиму вампиру?.. Рассудив, что пара глотков не будет для девушки существенной потерей, а для него будет хорошим подспорьем в бою, высший припал к шее девушки.
Может быть, ты будешь за это благодарна...
Пил медленно, не желая переборщить. Пил ровно до того момента, пока Хартус не поставил гостей и хозяев замка перед прискорбным фактом:
- А сейчас, уважаемые гости этого замка, вы умрете..
Несколько капель свежей крови упали с подбородка Дэира, а рука потянулась к ножнам, прикрытым телом девушки, вытягивая оружие...
-Бей-круши ублюдков!
Повинуясь отработанным движениям руки, кинжал вынырнул из ножен и устремился  в полете к горлу вампира, сидящего за столом напротив, вонзаясь в него словно в кусок масла. Удивление на клыкастой физиономии в миг сменилось гримасу боли.
Высший быстро спихнул Иль в руки подоспевшей Мэг, и перекатился через стол, возвращая своё оружие обратно. И начались пляски со смертью...
В разгоревшемся бою Найтсан старался быть в гуще, в толпе, резонно предпочитая не давать противникам выходить с ним на длину их кликов, а максимально быстро сокращать дистанцию, пользуясь суматохой и замешательством, наносить один отработанный и по возможности, калечащий удар за другим. В принципе, эта тактика не сильно отличалась от привычного ему рукопашного боя, поэтому убийца чувствовал себя в своей тарелке, крутясь в вольтах и пируэтах, мелькая из стороны в сторону, сбивая внимание противников обманными движениями и неритмичными шагами.
Бой кипел...

+2

73

В голове шумело, голоса и негромкие переговоры вампиров стали слышны гораздо отчетливее. Икнув, воровка выдохнула глубоко вдохнула, глуша неприятное ощущение тошноты, все так и норовившей подкатить к горлу.
«Не здесь. Не сейчас»
Мэггерен отвела взгляд от графа, что решил "откупорить сосуд". Несмотря на то, что сие действо она уже раз видела, хоть и смутно его помнит, лицезреть она это повторно не желала. Граф хренов... и шутки у него дурацкие.
Вот возлюбленная рыцаря уже оказалась на коленях у Дэира. Именно за этим она и оказались здесь, почти по другую сторону континента, чтобы вызволить девчонку из рук вампиров. А значит кульминация вот-вот наступит. Чувствовалось некое напряжение в ожидании этого момента. Воровка знала свою роль в этом действии - ей придется проследить, чтобы с девушкой ничего не случилось, потому что в этом, возможно, толка от нее будет больше, чем непосредственно в том, на что они нанялись к Хартусу, а от мечей наемника или рыцарей - если Иль не будет у них на руках.
Убийца весьма убедительно подыгрывал графу. Убедительно настолько, что...
«Твою ж налево... Дэир!»
...принял предложение графа испить крови девушки. Мэг шумно сглотнула, давя очередной приступ тошноты и, сжав губы, прикрыла глаза.
Какого хрена? Он ее убить что ли вздумал?
Хорошо, что она сидела между наемником и рыцарем, и хорошо, что в этот момент Меинхарда больше беспокоил желудок. Иначе, если бы тот таки переволновался, то воровка бы вряд ли оказалась для него серьезным препятствием до вампира.
- А сейчас, уважаемые гости этого замка, вы умрете..
Короткая тишина, щелчок на весь зал и хрип первого убитого вампира. Сигнал подан.
- Бей-круши ублюдков!
Мэг удивилась. От того, как неожиданно Дэир спихнул ей бесчувственное тело девушки, и как оно оказалось на удивление легким, почти невесомым. Все же не зря была выпита хартусова гадость - неизвестное зелье действовало.
-Мэг, помоги ей, прошу.
Чем?
Грэйт несколько растерянно глянула на рыцаря, вставая из-за стола и поудобнее перехватывая доставшуюся ношу, чтобы в случае чего правая рука была свободной для действия.
Помочь... Она не знала как много отпили крови его невесты вампиры. Она не была лекарем, чтобы хоть как-то в этом помочь. Даже оказавшихся у Дэира лекарских примочек тут с собой не было. Единственное, чем она могла хоть как-то помочь - это не дать бесчувственное и беззащитное тело девушки в лапы остальным упырям. По крайней мере постараться это сделать. Оставалось только придумать как.
Не прятаться же под стол. Эта идея могла бы быть хорошей, если не такая вероятность, что какой-нибудь Торгалл своей огромной железякой попросту на разрубит этот стол. Так что он бы их не спас, но пока был небольшой преградой, что оделяла воровку с Иль на руках от разворачивавшегося побоища. От возникшей на короткое время неразберихи, за которое мужчинам было желательно покалечить как можно больше зазевавшихся вампиров, а им придумать и найти что-нибудь, что даст возможность не встречаться с родственниками Хартуса и Брунхильги лицом к лицу. Возможно, в помещении есть еще какая дверь, помимо входной окованной, что сейчас надежно держала ловушку закрытой.

+2

74

И вот скука смертная да игрища дурацкие подошли к концу. Для Андре Барги они подошли к концу в тот самый момент, когда клыкастый вонзил свои клычища в шею его девочке. А ведь, курва, обещал, что всё будет отлично - лгун несчастный.
"Я лично суну твою зубочистку в твою жопу".
Андре медленно пошел к сладкой парочке, намереваясь крепким кулаком вызвать у их недавнего нанимателя неприятные болезненные ощущения и стоматологические проблемы одним ударом. По пути передумал, увидев встревоженное лицо Фортрейна и поминая незлым матерком конспирацию и планы. И вампиров.
"Да трахал я вас всех скамьей по башке! Что мы ждем?! Чего? Пока все нажруться, а потом срать радугой станут? Да чего же?!"
Ждали, пока виновник торжества "поддаст". И очкарик поддал, да как поддал - не соберешь.
Андре присвистнул, глядя на встающего вампира - ни дать, ни взять, ощерившаяся росомаха, которая готова своими когтями порвать каждого, кто смеет рыпнуться.

А после началось веселье. Перед весельем Андре Барга успел сделать лишь одно - высморкаться.
Затем пришла пора бить и убивать.
- Наконец-то, мать вашу!
Вырванная из спящих ножен сталь разила без промаха, а судя по скривившимся мордам кровососов - била пребольно. Настолько пребольно, что один из вампиров решил помереть, потеряв голову, второй решил составить предсмертное завещание да не успел, а третий сделал вид, что драки и люди его вообще не интересуют, что он мирный садовник из Вызимы, но только всё тщетно - Андре было не остановить так просто.
- Молись, курвины сыны!
Нет, клыкастые сдавались без боя не все. Первые сдались лишь из неожиданности и по случайности. Вторые попытались лысого остановить, выбив оружие. А третьи подумали, что мертвы враг - куда спокойнее живого.
- На, сука! Жри!
Клинок пронзил чей-то рот. Хорошо, что не свой.
В пылу боя всякое бывает.
Зелье действовало хорошо, но надолго ли его хватит?
Вряд ли.
Поэтому Андре спешил выписать пропуск на тот свет большему количеству кровососов.
А что потом? То будет потом - сейчас стоило решать свои проблемы здесь и сейчас!
- Бей их! Руби эту погонь!
У них уже нет обратной дороги.

0

75

Хартус крутился, рубил, колол.. И смеялся. Хриплый каркающий смех вырывался из его глотки, в которую еще недавно лилась сладкая человечья кровь. Кровь самого дорого для Миньки человека. Человечки, за которой пошли на верную гибель орденцы, наемники, краснолюды, рыцари.. Даже непонятно откуда взявшийся великан Торгалл рубился сейчас не за звонкую монету, не за вампира-графа, не за черт пойми еще что, а за человечку, за которой приперлись эти пятеро. А Хартус смеялся, забрызганный кровью своих сородичей.
-Совершенно бесплатно,- рявкнул он.- Только сейчас!
И снова расхохотался. Другое дело, что смех этот вызывал у Збышека холодный пот по всей спине и желание забиться куда-нибудь под стол, а лучше под лавку.. Но нужно было защищать господина. К слову, парень не нашел ничего отвратительного.. ну во всяком случае до тошноты отвратительного в крови с примесью этого зелья. Потом..
Минька едва не лишился головы, когда отрубленная ладонь в перчатке шлепнула его по лицу - Збышек исполнял присягу, защищая своего господина. Правда, после того, как он отрубил руку, он удивленно уставился на собственные руки и на меч.. Это был первый его бой и сознание безобидного костореза пока не соглашалось с тем, что он на такое способен - покалечить человека. И плевать, что это упырь, кровосос и вообще душегубец, выглядел и воспринимался калеченный сосун Збышеком, как человек.
А вот у Барги лопнула плечевая кость от удара верткого и быстрого упыря.. Вампиры оставались вампирами и были сильнее и быстрее людей, даже опоенных чудесным зельем. Вампир, правда, тут же лопнул свою голову об цеп одного из краснолюдов.
-Напогибельсукинсынам!- рявкнул краснолюд и лопнул свою голову об кулак одного из вампиров. Людей становилось все меньше, вот упал, разорванный пополам, рыцарь из "раубриттеров", вот отшвырнуло к стене великана Торгалла. Громадная туша в кольчуге пролетела над столом мимо Мэг и с грохотом врезалась в стену.. Следом Мэг видела, как кровосос запрыгнул на стол, оскалился, рванулся к девушкам и упал, перекушенный пополам огромной крылатой псиной, которая смотрела с укором на Мэг. Сзади было слышно, как поднимался Финдиссон. Судя по интонациям его голоса, он бормотал явно что-то нецензурное. Или молился.
Свалка продолжалась и Становилось все тяжелее. Вампиров было больше, чем нападавших наймитов. Второй рыцарь рухнул с располосованной шеей.
Хартус же ощутил, как неведомая сила вырывает у него из рук копье, продолжая движение колющего удара, резко разворачивает копье и всаживает в живот Хартусу. Мир для графа сразу посерел и лишь бульканье из разрывавшейся хриплым смехом глотки вырвалось наружу. Его отец стоял напротив, держа копье в одной руке. Смотрел хладнокровно. И разочарованно.
Дэир заметил, что тела поверженных вампиров начинаются сереть и каменеть.
Хартус же ощущал, как наливаются невиданной доселе тяжестью ноги и окружающий мир переставал существовать.
-Меда, прости..- прошептал он одними губами, глядя на отца и не видя его.

+1

76

Бой!
Это был не тот самый бой, что рисовало воображение Андре Барге каждый раз. Не было тут камнемётов, не было тут кавалерийских наскоков, не было захлебывающихся атак и воплей командиров. Здесь даже раненные не стонали - каждый раненный умирал быстрее, чем успел вскрикнуть.
Это был не тот самый бой, в котором Андре Барга хотел умереть. Не был он похож на схватку добра и света, не был он похож на то прекрасное, звучное и красочное, о чем поют барды и рассказывают легенды.
Бой.
Это было сложно назвать боем. Резня. Самая настоящая бойня и резня - вот имена того, что творилось вокруг.
Умирали.
Люди и вампиры, умирали краснолюды.
Умирали благородные и подзаборные шавки, умирали сыны Махакама, погибали сыновья госпожи Удачи.
Каждый сложил голову: кто во славу золота, кто во славу приключений. Кому-то размозжили голову во славу теплой крови.
А кто-то помирал не за славу, не за золото и не за чужую кровь.
Умирали за дружбу. Умирали во славу любви.
Поворот, удар... Андре не успел - вертлявый вампирчик, ранее прилизанный, а ныне ощерившийся, словно дикая кошка, хватил его шестом по левой руке.
Хрустнуло.
Андре не сразу понял, что произошло. А когда осознание и боль достигли его мозга, капитан карательного отряда ордена Алого Сокола взвыл так громко, что все вампиры перевернулись в своих гробах.
Было больно.
Было безумно больно, а сознание, затуманенное эликсиром, отказывалось воспринимать эту боль.
Сознание вдруг стало яснее, а ясность привела за руку понимание: ему не выжить.
Ему не выжить, если он испугается и сдастся, если убежит и скроется: Андре сожрет сам себя за то, что бросит друзей. А потом, спустя годы беспробудного пьянства, повесится.
Ему не выжить, если клыки, когти и сталь клыкастых пронзят его во множестве местах.
Но тогда у его друзей будет шанс.
- НАПОГИБЕЛЬСУКИНСЫНАМ!
И боль отступила на второй план, а вомперская голова, отсеченная от тела, взмыла в воздух.
Барга вертелся, скрипя зубами и изрыгая ругательства с каждым движением, получая новые мелкие раны, которые не замечал до поры, до времени, но уверенно поражал одну тварь за другой.
- Минька! Минька! Бей эту суку! Бей!
Андре махнул на высокого говорливого вампира, насадившего очкарика его собственной зубочисткой.
- Заходи! Загоняй его!
Не получится.
А если получится, то эта клыкастая сука их достанет первым.
Но им нельзя было отступать.
Некуда.

+2

77

Бой... Бой, если это бой настоящий, а не пьяных кметов, это стихия, в которой каждый проявляет свое истинное лицо. Доказательством тому были люди и нелюди, бьющиеся сейчас в этой зале с вампирами. Доказательством тому был Андрэ, разивший противником проклятиями в их адрес так же хорошо, как и собственным мечом и Збышек, сжимающий меч дрожащими руками, но все же сумевший защитить своего господина от смертельного удара. И Мэг, предпочитавшая вообще не соваться в эту резню, и даже краснолюды, от мата которых, как казалось, противники дохнут сами по себе. И конечно, Найтсан, профессиональный наемный убийца, просто делавший свое дело. Не произнося ни слова, чтобы не сбить дыхание и не отвлечься, не позволяя себе ни одного лишнего движения, он мелькал в смертельном танце со сталью.
Вот замешкавшийся молодой вампир, только пришедший в чувства после того, как его товарища, стоящего рядом, располосовал надвое меч раубриттера, судорожно достает из ножен свой короткий клинок... Но он не успеет, потому, что рядом уже стоит Дэир, с гнусной ухмулкой и задорно пляшущим огоньком в глазах, а кинжал Дэира уже вонзился в шею противника сбоку. Как печально, хотел покрасоваться перед вампиршами, привесив на пояс красивое оружие, а умер, так и не успев его достать... Второй, замахнувшийся на убийцу массивным подсвечником со стола, получает размашистый пинок в грудь и едва успев приземлиться на стол, чувствует, как что-то холодное и острое входит, пронзая плоть, меж его ребер, аккурат в сердце. Слышится хохот графа, ругань краснолюдов... И свист чего-то тяжелого, совсем рядом, а Дэир инстиктивно пригибается, почти припадая к земле и в развороте распарывает живот нападающему, держа клинок обратным хватом. Удача и везение или умения и опыт? Если хорошо постараться, то еще будет время об этом поразмыслить. А убийца, молчаливый убийца с гнусной ухмылкой на лице и горящими холодным огнем глазами, уже входи в крутой вольт, вворачивается с тыла в толпу вампиров, теснящих кучку людей, неся смерть первым и минутное облегчение вторым...
... все происходит слишком быстро даже для вампира и кажется, что время бешеными скачками от одного эпизода к другому. Секунду назад он раздавал, крутясь, удары направо и налево, а сейчас уже стоит, забрызганный кровью,своей и чужой с ног до головы, в компании проклинающего все на свете краснолюда и упавшего на одно колена наемника, пытающегося превозмочь боль от ранений. И трупы. Распластавшиеся по полу тела друзей и врагов. И не слышится раздается уже по залу хохот графа, но оглянутся и посмотреть, что происходит в той стороне, некогда.
Вот подскочивший вампир добивает раненного наемника, а пока Дэир с ним разбирается, двое других уже разорвали краснолюда и напрыгивают на убийцу. Он оставляет свой кинжал в груди первого и тут же получает размашистый удар от второго, который отбрасывает его на несколько метров назад, заставив спиной упасть на что-то жесткое. А упырь уже пускается в новый прыжок... И напарывается на лезвие меча, напоследок слыша хриплую фразу у своего уха:
- Не так быстро, мразь...
Жизнь Дэира спас раубриттер, которого буквально разорвали пополам минутой раньше. А точнее, его меч, так удачно оказавшийся под рукой. Сбросив с себя бездыханное тело, высший опираясь на что-то твердое, на то, что недавно стало неприятным препятствием для его спины, высший поднялся, держа в руке меч. Что-то твердое оказалось телом убитого вампира, с которым произошли странные изменения: кожа посерела, приняв цвет камня и на ощупь оно было, словно каменное... Непонятная чертовщина, с которой сечас некогда было разбираться.
- Минька! Минька! Бей эту суку! Бей!
Пользуясь секундной передышкой, он оглянулся. Увидел Баргу, атакующего отца Хартуса... Который держал в руке копье Хартуса. Еще одна чертовщина. Но на сей раз разобраться было нужно. Орудуя трофейным мечем, высший стал прорываться к своим, чтобы помочь в битве с предводителем вампиров или при надобности прикрыть им спину...

+1

78

-Не зевай, - Минька едва успел защитить оруженосца от удара, пока тот изумленно смотрел на свои руки, которое только что при помощи меча посмели причинить кому-то вред, пусть и вполне обоснованный, - Потом...
Потом поговорим, если останется кому говорить.
А основания так думать были. Многих из их компании уже не было в живых, пусть они и успели унести с собой в могилу каждый по паре-тройке кровососов, а может и больше, левая рука Андре после одного из ударов клыкастого ворога повисла плетью, а граф и вовсе умудрился напороться на отравленное копье... Дела...
В одно мгновение промелькнула мысль о том, что это справедливое наказание для того, кто посмел причинить вред его жене, но тут же ее вытеснила мысль более здравая - Хартус не прошел свое личное испытание, коим, возможно, являлся его бой с отцом, и "подлые убивцы мирных упырей" лишились одного из лучших воинов. Интересно, он додумался изготовить противоядие? Если нет, то проблема не решаема, потому как магов тут не было. Кроме Мэг, которая и то до мага не доучилась.
- Минька! Минька! Бей эту суку! Бей!
Андре не сдавался. Это давало надежду. А с главным клыкастиком нужно было непременно покончить, потому что... Потому что это его вина. Даже если кто-то подсказал ему, какую девицу непременно нужно похитить, а он и послушался, то это все равно его вина. Даже если это было самодеятельностью одного из подчиненных, то вина все равно оставалась - он отдал приказ. Тварь.
- Заходи! Загоняй его!
И загоню. Сволочь...
Подобрав с пола увесистый кубок, Минька обогнул вампира по широкой дуге, стараясь сделать это максимально быстро, чтобы тварь не успела ранить его друзей, и со всей силы бросил импровизированный снаряд вампиру в голову.
-Эй ты, кровосос хренов!
Он должен был обернуться... Хоть на мгновение. И этого мгновения должно было хватить, чтобы Дэир, как самый проворный и сильный, смог проткнуть злодея отравленным мечом.
Следом полетело еще что-то железное, так же подобранное с пола. Как оказалось, столовый нож.
Вот тебе за Ильку!..
-Тварь клыкастая!
Возможно, в следующее мгновение Фортрейн уже перестанет существовать, но хотя бы даст друзьям шанс прекратить все это. И главное, чтобы Иль осталась жива...

+1

79

Что происходило в зале сейчас, бой или бойня, воровке все было едино. Небольшой отряд людей и нелюдей под неизвестным зельем нападал на вампиров, количество коих было в разы больше первых. Сплошная резня, полная криков и ругани, звона ударов металла о металл, обилия крови, человеческой и вампирской.
К большей неудачи для Мэггерен, все это происходило в небольшом и запертом помещении, где кроме как массивных дверей, иных выходов отсюда она не видела. А оставаться здесь с Иль на руках было вдвойне хреново для них. Воровка не испытывала никаких иллюзий по поводу того что, если какая-то упыриная морда решит подкрепиться свежей человеческой кровушкой, обладательницы которой были не столь агрессивны на вид, как остальные, отбиться от этой клыкастой твари будет не так уж и просто, как остальным.
Главное было такую морду не упустить, как и вовремя отскочить от массивного тела, вылетевшего из этой толпы и с грохотом врезавшегося в стену за спиной. Это был кто-то из "своих". Вампиры кольчуг не носили, полагаюсь на свои скорость, реакцию и регенерацию. Как вот этот, запрыгнувший на стол и заметивший Мэг с Илькой, что тут же радостно осклабился и кинулся на девушек. Перехватив поудобнее одной рукой бесчувственное тело девушки, правую воровка выбросила вперед, приготовившись захлопнуть пасть столь резвому упырю и вернуть его туда, откуда тот высунулся. Но выкрикнуть заклинание не успела - упырь был с одного маха перекушен большой псиной, что несколькими часами ранее она видела на дороге, и которую она пыталась подстрелить.
Воровка никак не ожидала ее появления тут, но видимо она была связана как-то с этим Торгаллом, раз появилась тогда на дороге и вот сейчас здесь. Глядя на огромную призрачную собаку, что так вполне реально как игрушку выпотрошила упыря, Мэг лишь немного отступила к стене и неопределенно повела рукой, пожав плечами и чуть заискивающе улыбнувшись, мол, не знаю, что именно ты такое и что здесь делаешь, но против этого ничего не имею. А против убийства этих упырей так тем более.

0

80

Как водится, свалка вдруг прекратилась. Внезапно. Совершенно необъяснимо. Выживших людей было девять. Вампиров - двенадцать. Причем одним из двенадцати был Дэир, вторым - Хартус. И в скором времени среди вампиров намечалось сокращение. В лице пресловутого графа.
Из людей в живых остались Меинхард Фортрейн, Збышек Косторез, Андре Барга, Мэггерен Грейт, Илька - хотя все еще под гипнозом или в анабиозе - Торгалл Финдиссон, один из "раубриттеров", на деле являвшихся служителями ордена Золотого Быка, и зерриканка и один из наемников. Причем последний был изрядно изранен. Держался он за счет фисштеха - вырванная нижняя челюсть кого угодно отключиться заставит без обезболивающего. Тела краснолюдов и их фрагменты были раскиданы по зале для торжественных приемов.
-Я удивлен,- спокойно произнес отец Хартуса, стоя в окружении, по всей видимости, стариков. Все на вид были немолоды, двое безоружны, один деловито рассматривал тонкий меч, которым можно рубить и колоть, хотя рубить им доспехи было проблематично. Остальные были вооружены длинными мечами, что так любит рыцарство.- Удивлен тем, что кучка людей под предводительством двух высших смогла достичь столь многого..
Между вампирами и людьми было шагов десять.
Хартус стоял в сторонке, держась за живот и прислонившись к стене. Он знал, что если сейчас сядет - то уже не встанет. Судя по всему - никогда. А значит нужно стоять, не обращая внимания на становящиеся камнем ноги. Кто ж мог знать, что яд, нанесенный на оружие, повернется против самого графа? А надо было знать. Надо.. Было...
-Я рос,- тем временем продолжал высший кровосос, упреждающе вскинув руку в останавливающем жесте на рванувшегося было наемника без челюсти. Как ни странно, жест подействовал.- Во времена, когда рыцарская честь не была пустым звуком. Вы поубивали нашу молодежь, мы проредили ваших стариков.. Вы можете идти. Хотя, признаюсь, среди вас есть двое, кого мне бы не хотелось отпускать..- взгляд упал на Миньку и перешел на великана в кольчуге.- Но, разумеется, есть условие. Отсюда выйдут только люди. А с представителями своего народа мы разберемся сами. Если же вы не согласитесь.. Вам не выстоять,- вампир безразлично пожал плечами.
Збышек посмотрел на своего господина. В глазах читалось напряженное ожидание вердикта. Так и хотелось посоветовать сэр Меинхарду оставить вомперов вомперам. В конце концов, за Илькой они шли, Ильку выручили, так зачем помирать не за грош? С другой стороны, эти вампиры немало оттянули на себя и бросать их сейчас - отрезать кусок от своей совести и подтереться им. Но и жить-то ведь охота. Никто ж не сложит балладу о славных деяниях, если..
Мир застыл. Можно было в подробностях рассмотреть капли крови, срывающиеся с оружия и одежды, с пальцев рук.. Можно было рассмотреть хищный блеск вампирьих глаз, мрачную готовность продолжить резню.
"Хорошенько подумай, прежде чем вновь хвататься за меч.."- прошептал голос Дутковиша в голове у Миньки.-"Подумай о моей ученице..."
И время вновь возобновило свой бег, наверстывая упущенное, ускоряясь.
"Не падать.. Держаться.. Черт, как глупо.."
Хартус пока держался. Долго ли осталось, прежде чем яд достигнет сердца? Недолго. И что бы там ни решил рыцаренок, Философ завершит то, за чем пришел.

Мэг же увидела перед глазами бескрайнее море от горизонта до горизонта. И величественную фигурку драккара, похожего на скеллигские, только длиннее и с драконьей головой на носу, из которой валит дым. Затем видение сменилось видом какого-то города, разделенного каналами, по которым сновали изящные лодочки с разодетыми гребцами, что-то, по всей видимости, поющими. И с одного причала здоровенный воин скидывал какого-то мальчишку в воду.
Затем Мэг почувствовала, что насквозь промокла, стоит под уступом и знает, что все вокруг спят, а к ней приближается здоровенная голова дракона, способная схарчить за раз стоящую воровку.
-Чего ты хочешь? Как мне изменить твою судьбу, названная Мэггерен?- спросил голос сбоку. Голос этот принадлежал мужчине лет тридцати на вид. С ярко красными зрачками. В остальном он был обычный. Дворянчик средней руки.

+3

81

Все образумится и решится, и всех мы спасем? Так ведь ты говорил, дружище? Кого надо было, того спасли. Но не всех.
Минька прямо смотрел на вампира совершенно без страха - тот уже просто отключился, и парень был готов ко всему. Вернее, почти ко всему, потому что он даже не надеялся на милосердие, а тот выбор, что им предоставили, можно было им назвать, пусть и с натяжкой. Те, кто выжил в этой бойне, хотели уйти отсюда живыми, и Фортрейн это прекрасно понимал. Он и сам хотел, но...
"Это справедливое наказание за то, что вы причинили ей вред...", - в который раз повторил он, веря и не веря себе. Ему было наплевать на Дутковиша, и было плевать даже на баллады, но он уже решил. И убрал меч в ножны. А магика он теперь и на пушечный выстрел постарается не подпустить к Ильке.
-Только один вопрос, с вашего позволения... Зачем вы похитили мою жену? - спросил рыцарь, уже почти бывший, у отца Хартуса.
-Чтобы заманить вас в замок, сэр, - совершенно серьезно и без утайки ответил вампир. Не смотря на тяжелую бойню, он не сутулился от усталости и не дышал тяжело, а держался осанисто и величественно.
-А с какой целью? Или это мне знать уже не обязательно?
-Интересно было посмотреть вживую на того, кто не стал пускать слюни с тем мечом в руках.
С тем мечом в руках... Будь я проклят. Хотя, я уже...
Парень криво улыбнулся, но улыбка тут же растаяла.
Посмотрели, и хватит, могли бы цельного меня тогда с турнира тащить, а не ни в чем не повинную девушку.
Затем он посмотрел на Хартуса, что очень помог ему, но ранил Иль, и на Дэира, что сделал ровно то же самое, правда помог в два раза больше. Последнего и было жальче всех.
Прости...
Сделав пару шагов назад, не сводя при этом глаз с вампира, Минька на мгновение остановился.
Прости.
После чего он все же развернулся и, подойдя к девушкам, бережно поднял Иль на руки.
-Помоги Мэг, если ей нужна будет помощь, и Андре, - вполголоса велел он оруженосцу, а сам пошел к выходу, не боясь удара копья в спину. Если он будет, рыцарь от него не спасется, а Иль нужно было перевязать как можно скорее, она потеряла много крови. А Андре требовалась помощь квалифицированного целителя, как бы руку не пришлось отнимать... Хватит с него отнятых рук.
Я предатель и убийца. Такому не место в славном Ордене.
Шаги глухо раздавались в сводах древнего замка.
Предатель...
Чья-то невидимая рука вновь сдавила горло, что-то скользнуло по щеке, наверное, кровь. Пусть кровь...
Убийца.

Отредактировано Меинхард Фортрейн (2014-07-03 22:37:01)

+2

82

-Я удивлен. Удивлен тем, что кучка людей под предводительством двух высших смогла достичь столь многого..
- Ну спасибо, мать твою... - произнес вполголоса убийца, утирая кровь с рассеченной губы, - ...я теперь еще и предводитель.
Он закинул подобранный раубриттерский меч на плечо, выпрямившись в ожидании новых словоизлияний от главного кровососа. Раззадоренное боем и выпитой кровью сознание отказывалось воспринимать все происходящее с подобающей долью драматизма, поэтому на лице его играла ухмылка. Куда более мерзкая, чем обычно. Он только сейчас осознал, что в нескольких дюймах от его шеи - острие, смоченное ядом. Таким, который при попадании в кровь вампира, довольно быстро заставляет его тело окаменеть. Вот так же, как тот труп, на который парой минутой назад плюхнулся Найтсан. Он убивает. Убивает навсегда, безвозвратно, без возможности регенерации. Это... Смерть? Так непривычно для высших, особенно для тех, кто уже успел прожить больше сотни лет... А перед ним стояли те, кому посчастливилось прожить, наверняка, все триста, а то и больше... Интересно, давно ли они в последний раз думали, что могут умереть?.. Вот так, скоропостижно? Не о том, что им могут отрубить все конечности и голову, облить святой водой и закопать, что бы они провели следующие лет пятьдесят в регенерации, а именно о том, они что умрут. Навсегда. Как и Дэир, что уж говорить о Хартусе, если люди таки примут условия упырей.
Что, поджилки затряслись, паршивец?..
И с каждой новой фразой хартусова отца, эта ухмылка становилась еще более мерзкой, хотя казалось бы, больше уже и некуда.
Ну да, конечно... Ты пытаешься запугать людей... Предсказуемо...
Взгляд в глаза Фортрейна, попятившегося от убийцы в сторону Мэг и Иль...
... и эффективно.
- Если я выживу... - тихо произнес Дэир, сверля пятящегося рыцаренка взглядом - ... лучше не попадайся мне. Второй раз не прощу... Береги её.
Он подмигнул Миньке на прощание так, как умел. Беззаботно, будто не было этого страшного и холодного взгляда наемного убийцы всего миг назад, и не было этих страшных, хорошо взвешенных и подобранных слов, сказанных отнюдь не с горяча. После этого вампир вышел чуть впереди всей компании. И рассмеялся. А затем рывком снял меч с плеча. Несколько капелек крови упали на пол, и без того залитый красной, вязкой жидкостью.
- Кто еще желает последовать примеру юного рыцаря?.. Збышек... - он обратился к фортрейнову оруженосцу - ...мне казалось, ты пошел сюда, чтобы стать героем, а не предателем.
Дэир оглянулся. Судя по всему, желающих было хоть отбавляй. Убийца говорил громко, с выражением, будто бы стоял сейчас на сцене какого-нибудь королевского театра, а не на на залитом кровью поле боя. Эхо, многократно отражаясь от стен, гуляло по замку и бесспорно Мейнхард сейчас слышал каждое из этих слов.
- Не знаю, как вы, а я бы не стал верить словам тех, кто сначала похищает девушек с другого конца материка ради того, чтобы на что-то там посмотреть, а когда становится горячо - останавливают бой, начинают говорить что-то о рыцарской чести и пытаться ставить условия. Жаль, что погибли все милсдари краснолюды, уверен, они подобрали бы прекрасное название такому поведению.
Он сделал широкий, неспешный жест рукой, в которой держал меч, обводя концом оружия свободное пространство вокруг и заодно делая длинную паузу.
- Посмотрите, что делает наше оружие с такими, как я... И они. Все посмотрите, а лучше пощупайте, для убедительности. Да-да, их тела каменеют. Не знаю, что это за чертова смесь, но эффект мне определенно нравится!
Высший переступил с ноги на ногу и сплюнул на пол.
- А теперь, люди, посмотрите на них. - он махнул рукой на кучку высших, стоящих напротив, - Уверен, каждому из них по триста - четыреста лет, они давно забыли, что такое смерть... А сейчас их заставили вспомнить. Вы заставили. И от этого им стало страшно. Действительно страшно. И после этого вы позволите диктовать себе какие-то условия?..
Он перевел взгляд на антагонистов.
- У меня к вам, милсдари сородичи, есть иное предложение. Выматывайтесь сами, по добру - по здорову, пока целы.
Он смотрел на предводителя высших, с мечем на изготовку, напряженный, как струна, готовый защищаться или атаковать...

Отредактировано Дэир (2014-07-04 16:29:50)

+4

83

Вот и всё закончилось.
Закончилось не "вопреки", а "потому", закончилось, ибо всё на свете имеет свои начало и конец. Андре Барга хрюкнул, утирая здоровой рукой взмокший лоб, размазывая по лицу кровь, пот и грязь.
Всё закончилось в тот самый момент, когда казалось, что надежда уже покинула этот мир, приказав жить долго и счастливо.
Всё закончилось слишком гадко.
В слова кровососа лысый не поверил.
Они знают, что такое честь? Они ведают, что такое рыцарство? Ни хера они, курва мать, не знают! Ни хера они этому не следуют!
Андре плюнул себе под ноги.
То, за чем пришли орденцы, при них - Иль спасена, а значит они могут попрощаться и с горе-нанимателем, который переоценил их и собственные силы. Придется попрощаться и с Дэиром, курвой и засранцем, что сосал и сосал бы кровь невинных людей ещё лет сто.
Всё выходило слишком складно, драть всех в жопу, слишком приторно и неправдоподобно.
Но клыкастой твари, кажется, поверил всяк и каждый.
Вон Минька поворотил к выходу. И Збышек, парень неглупый, но слегка трусливый, пошел за ним. А что же те, кто остался в живых из вольных ребят? Те боялись. Те просто боялись и покупали свою жалкую жизнь за слова поганца, который еще бы парой минут назад мог их разорвать в клочья.
Всё это было не просто так.
В жизни вообще ничего не бывает просто.
Андре Барга, капитан карателей ордена Алого Сокола, пошел вслед за Меинхардом Фортрейном.
С начальством не спорили - ему советовали.
Догнав молодого рыцаря, Андре процедил сквозь зубы:
- А знаешь, в чем разница между ублюдком и засранцем?

Тлеющий костер чадил сизым дымом, отгоняя комарье и заставляя усталые глаза наемников быть мокрыми, как трава по утру.
Хен Годыль походил в темноте на гуля, но это не мешало ему кашеварить словно пророку Лебеде и ругаться подобно обритому краснолюду.
- Ша! Не туда! Ша! Вот так! - отрывистые команды вспарывали воздух раз за разом, изредка заставляя задремавших наемников кидать удивленные взгляды на Годыля. - Вот так! То-то же, Андре! Знатный харч будет! Ох, змеиное племя, знатный!
Лысый паренек, костлявый, еще по-юношески угловатый, помогал главному кашевару как мог.
Уж кто в северных королевствах не знает Хена - грозу всех стражников и кабацких драк? От такого и мудрость полезную узнаешь, и слово нужное займешь. Да и обучить Годыля мог чему угодно: от того, как к девке покрасивше в койку прыгнуть, до изготовления самострелов на чибиса.
- Вот! Так лучше! - Годыля от души приложил парня ладонью по спине. - Отличаешь дерьмо от говна, лысый! А знаешь, чем отличается ублюдок от засранца?
Паренек пожал плечами, за что и получил звонкую затрещину - впредь наука.

Когда это было? Сотню? Тысячу лет назад?
Андре не помнил. Андре уже это позабыл.
Знал только, что спустя год Хена подставили свои же дружки, и тот, вырываясь из кольца вызимских ловчих, проплыл раненным по  озеру от берега и до берега. Что сталось со знаменитым наемником после - уже не знал никто.
Осталась лишь мудрость.
Они уже почти дошли до дверей, как Андре резко поворотил назад. Также резко за плечо развернул зерриканку, что попалась ему на пути.
Всё это был гребанный блеф!
Из замка никто не выйдет живым.
Вампиры разорвут сейчас тех, кто проложил людям дорогу к "спасению". А оставшиеся без защиты орденцы, остатки наемников и рубак станут слишком легкой закуской для клыкастых.
Помирать - так с музыкой, курва мать!
- Совсем забыл спросить вашу честь!
Андре явно иронизировал, тем самым приободряя себя и привлекая внимание тех, кто еще не успел покинуть залу.
- Вот всю жизнь было интересно, а случая да и возможности спросить авторитетного мнения раньше не было!
Фигляр и позер.
Ему не выстоять со сломанной рукой.
Его разорвут, и тут уже никакое зелье не поможет и не спасёт.
Не спасёт и магия Анирил.
Но какой же сукой и ублюдком Андре Барга будет видеть себя весь свой жалкий остаток жизни, если сейчас уйдет, бросив того самого парня, кто пошел выручать его названную дочь из беды не за золото, как сделали это наемники, не за замок и драгоценности, как сделал это Хартус, а просто потому что пошел!
- Почему именно девственницы? - спросил Андре в лоб. - Почему не свиньи, не петушки, почему не старые пердуны, которым уже и так скоро помирать, а? Почему именно молоденькие, курва твоя мать, девчонки?
Андре замолк лишь поравнявшись с Дэиром. Интересно, тот уже успел обосраться, или же вампиры настолько честные и благородные, что не дрефят даже при таком невыгодном положении дел.
- Кстати, старый, те краснолюды, которых вы порвали - мои собутыльники. Ребята отлично резались в гвинт, а пить умели, словно сами боги. - лысый подмигнул самому разговорчивому из вампиров. - И вот их я тебе, ублюдок, никогда не прощу.

+5

84

- Если я выживу... лучше не попадайся мне. Второй раз не прощу... Береги её.
А ты не ищи меня специально, может и не попадусь.
- Кто еще желает последовать примеру юного рыцаря?.. Збышек, мне казалось, ты пошел сюда, чтобы стать героем, а не предателем.
А он вообще моим приказам подчиняется, так что не надо тут.
-Мертвые не становятся рыцарями, - скрипнул зубами Фортрейн и мельком глянул на шагающего рядом оруженосца. Задело его такое, но Минька видел, что выжить он хочет не меньше. Парень и не хотел его смерти, тем более, брать ее на себя, к уже имеющейся, которая случилась с прошлым оруженосцем.
-Пойдем, - коротко бросил он пареньку, интонацией ясно давая понять, что это приказ. Конечно, и свобода выбора у него оставалась, ибо, раз сеньор предатель, то можно его уже, получается, и ослушаться.

- А знаешь, в чем разница между ублюдком и засранцем?

Минька остановился и посмотрел на спящую на его руках Иль. Маленькую, тоненькую и легкую. Они шли спасать ее и умудрились спасти, так почему же, мать твою, нужно сейчас одномоментно все похерить, а?!
-Если ты настолько желаешь ей смерти, то мог бы сидеть на заду ровно в Вартбурге и никуда не ехать. Все бы произошло без твоего участия. Больше никто не посмеет причинить ей вред, даже ты, "воспитатель", - он чуть обернулся, чтобы посмотреть карателю в лицо. Два гневных взгляда пару мгновений сверлили друг друга, после чего Минька продолжил свой путь, а Андре вернулся к месту бойни.
Рыцарь ускорил шаг, чтобы быстрее прошмыгнуть за двери зала и выбраться к лошадям.
Чем он думает? Он же... убьет всех сейчас. Почему из двух зол ему приспичило выбрать большее? Совсем рехнулся. И приемной дочери ему не жаль, ты посмотри, пусть тоже умирает по его прихоти. Предпочел собственную воспитанницу краснолюдам, с которыми выпил пару раз, ну надо же. Хватит с меня... Хватит. Хватит!

Отредактировано Меинхард Фортрейн (2014-07-06 08:55:23)

+4

85

В один миг пред глазами вместо кровавой бойни предстало бескрайнее море. Удушливый жаркий воздух Меттины со смесью крови пота, сменился свежим морским бризом. Незнакомые пейзажи, места, о которых воровка даже не слышала, сменились несколько раз. Словно во сне. Да, скорее всего это он и был. Но был ли сном Ра-Шаль? Сном не столь приятным и успокаивающим...
Мэггерен почувствовала, как от волос по щеке и подбородку скатилась капелька воды, она была насквозь промокшая, словно только вынырнула из проливного дождя. Глянула на руки - никого она уже на руках не держала. В отличии от остальных, ей сейчас явно не спалось. Так же сложно было определить, то ли утро сейчас, то ли ночь. Прошли они через кошмар под названием Ра-Шаль или еще направляются туда...
за всеми мыслями она и сразу не заметила того, что должна была заметить сейчас в первую очередь.
- Ох... - только и выдавила из себя девушка, увидев прямо перед собой огромную драконью морду и сделав шаг назад.
На таком расстоянии можно было рассмотреть на ней каждую деталь, к тому же она медленно приближалась к ошеломленной от представленного зрелища воровке. Драконов она до этого видела разве что на гравюре в какой-то книге несколько лет назад. И даже тогда подрисованная рядом с огромной рептилией человеческая фигурка не передавала всего величия этого существа. Не удивительно, что зерриканцы поклоняются им - что угодно сделаешь, лишь оно не сожрало тебя в один миг.
-Чего ты хочешь? Как мне изменить твою судьбу, названная Мэггерен? - голос неизвестного заставил Мэг вздрогнуть и обернуться.
Она не слышала, как подошел этот мужчина. Человек ли? По крайней мере выглядел как человек, только зрачки у него были неестественного цвета, что выдавало его, если не совсем нечеловеческую природу, то несколько измененную. Где-то воровка подобное уже слышала, где-то с чем-то очень похожим встречалась. Она настороженно посмотрела на мужчину и еще раз на здоровенную морду дракона.
- Кто вы? - вполне закономерный вопрос неизвестным людям. - И чего от меня хотите? - и небольшое уточнение за предложение изменить судьбу.
Мэггерен зябко повела плечами, насквозь промокшей, легкий холодок чувствовался лучше.
Конец марта. На границе Ковира в какой-то деревеньке. Грааль, сначала в виде мелкого мальчишки, а потом уже видного привлекательного мужчины. Предложение вернуть себе потерянную Силу за жизни тех, кто находился тогда в промерзлой таверне.
Никто никогда не предлагает ничего просто так, уж это воровка усвоила уже очень давно. Изменить судьбу можно многим: магией, мечом или же словом. Те, кто обладает подобной властью, не предлагают подобное кому попало, тем более не прося чего-то взамен. Так что же он хотел от названной Мэггерен? От той, что по своей воле, либо воле некого неизвестного ей Предназначения была всего лишь воровкой и несколько лет назад не захотевшей заканчивать магической академии.

+3

86

- Кто еще желает последовать примеру юного рыцаря?.. Збышек... мне казалось, ты пошел сюда, чтобы стать героем, а не предателем.
Збышек посмотрел исподлобья на вампира и ничего не ответил, хотя видно было, что молчание ему дорого далось. Он шел сюда за господином, вслед за господином же и уйдет. Если понадобится, умрет, закрывая собой сэра Меинхарда. Вот в чем заключался героизм для оруженосца. Он принес вассальную клятву и нарушать ее не собирался.
В ответ на тираду Дэира отец графа улыбнулся одними губами. Сухо, иронично, если не сказать с сарказмом..
-А ты действительно вампир,- спокойно произнес он. Не затронула, видать, речь его более младшего сородича никаких струн души, чего нельзя было сказать о части людей. Вернее, об одном, помимо Барги. Торгалл Финдиссон явно не собирался покидать это помещение.- Эгоистичный, трусящий за свою жизнь, идущий на любую подлость, чтобы иметь хотя бы мизерный шанс на выживание. Сэр Меинхард, вас из моих подопечных никто не тронет. Равно как и тех, кто решил принять условия.
Збышек тем временем взял на руки замершую в углу Мэг, находящуюся в явной прострации, и понес ее к отрытой пока что еще двери.
-Уверять тебя, малыш, что наша раса смертна и ни один из разумных вампиров об этом не забывает, я тебя не стану. Ты хочешь выйти отсюда? Докажи еще раз то, что доказал своей речью.. Докажи то, что ты эгоистичная мразь, готовая пожертвовать всем окружением, чтобы постараться выжить...
-Уходи,- хриплый голос Хартуса донесся внезапно, заставляя владельца сих земель прервать речь.- Вам сказано было проваливать,- держась за живот и еле переступая с ноги на ногу, хрипло почти кричал граф.- Так проваливайте... Это говно клыкастое славится тем, что держит обещания. Беги, Колено.

Мужчина улыбнулся широкой и открытой улыбкой. Доверять ему, впрочем, от этого не стало вдруг сразу, как родному отцу или лучшему другу.
-Кто я?- перед девушкой стоял небольшой, с лошадь размером ярко-алый дракон, глядя такого же цвета глазами.- Тебе нужно мое имя? Придумай его сама. Я не божество и не демон..- перед Мэггерен вновь стоял мужчина, а морда здоровенного белого дракона все еще обнюхивала воровку. И от морды шло тепло.- Ты поможешь тому, чью судьбу я уже изменил.. Подправил возможности.. Это будет твоей платой за мое вмешательство в твою судьбу.. Ты ведь знаешь, о ком я?- почему-то стало сразу ясно, что он говорил о том великане с двумя старыми мечами.- Он в ваших землях не просто так, но мне интересно смотреть, как он распоряжается моим даром.. Впрочем, без проводника ему тут не справиться. Так почему не ты, воровка и маг-недоучка?- мужчина вновь улыбался.

Отец графа вновь смерил взглядом Баргу и расхохотался, при этом кончик копья начал плавать из стороны в сторону, будто змея ищет, в кого бы вонзить свои клыки, кем бы подкрепиться..
-Девственницы? Такой грозный и лысый, а в сказки до сих пор веришь.. Не я начал эту бойню, но на правах хозяина этого места я ее завершу по-своему.
Хартус знал, что все это не просто так. Отец замыслил что-то веселенькое. При этом он не нарушит слова.
-Готов ли ты второй раз подтвердить, кто ты на самом деле?
Граф ковылял, уже не чувствуя половины стопы на каждой ноге.

+4

87

Убийа проводил взглядом последних, покинувших зал: зерриканскую воительницу, которую пытался остановить Андрэ, наемника с ошалелым от боли и фисштеха взглядом... Дэир всегда умел хорошо говорить, когда хотел... А вот так, чтобы ему верили - никогда. Остался только лысый капитан, не приминувший сказать пару ласковых Миньке и предводителю высших. И, неожиданно, великан Торгал, который, если не притворялся до этого, не мог понять и слова из речи Найтсана. Интересно, что его держало здесь?.. Может, просто перевести было некому, потому как все краснолюды полегли, и он не понял ничего и из того, что говорил отец графа? Мог бы догадаться по поведению остальных, если так. Нет, его здесь удерживало что-то более значимое...
-А ты действительно вампир.
- А ты, видать, фея... - проворчал убийца, пока старший делал эффектную паузу. Меча не опустил, хотя теперь уже точно было понятно, что им конец. Раненный Барга, полуживой Хартус, Фендиссон и он против вдвое превосходящей группы более сильных противников. Людей разорвут, они и глазом моргнуть не успеют, его - чуть позже. Если повезет.
- Эгоистичный, трусящий за свою жизнь, идущий на любую подлость, чтобы иметь хотя бы мизерный шанс на выживание. Сэр Меинхард, вас из моих подопечных никто не тронет. Равно как и тех, кто решил принять условия.
Последним зал покинул Збышек. Он нес на руках Мэг, которая выглядела так, словно её загипнотизировали, а вампир Найтсан смотрел им вслед и почти не слушал, что ему сейчас говорят... Такая же, как тогда, в Аард Гинваэле, девушка, которая вечно найдет себе приключений не по силам. А ведь если бы его слова звучали более убедительно, она бы осталась... И её, вероятно, убили бы первой. Из-за него. Похоже, в чем-то старший вампир был прав.
И ты себя береги, воришка...
-Уверять тебя, малыш, что наша раса смертна и ни один из разумных вампиров об этом не забывает, я тебя не стану. Ты хочешь выйти отсюда? Докажи еще раз то, что доказал своей речью.. Докажи то, что ты эгоистичная мразь, готовая пожертвовать всем окружением, чтобы постараться выжить...
Вампира прервал его сын, недвусмысленно намекая людям, что теперь уж точно пора бы уйти. После этого ответил Дэир.
- Поздно. - пожал плечами убийца, опустил оружие и оглядел отряд, предводителем которого его провозгласил старший. Второй предводитель в это время корчился от боли пытался сделать пару шагов. Хреновые, видать, предводители.
- Теперь уже поздно. Ты оказался языкастее, что поделать...  И в чем-то даже прав. Только знаешь что? Если бы мои дети меня называли "говном" и мечтали прирезать, как свинью, я бы больше беспокоился, чем сейчас. Так что, видать, ты тоже где-то промахнулся, великий и ужасный. Или как тебя там величают...
Высший усмехнулся и замолчал. Оружия он не выпустил, на всякий случай. На тот же всякий  случай был готов даже дать сдачи, если кто-то решит прикончить его прямо сейчас. Короткий взгляд на стоящего рядом карателя...
- Хороший ты мужик, Барга... Жалко, если помрешь.
Более он не сказал ничего. Пусть другие делают то, что хотят. Более он не станет распоряжаться ни чьей судьбой, кроме своей.

+4

88

И было тут море слов, из которых каждое воняло: одно дерьмо, второе смертью. Зачастую оба запаха смешивались, создавая неповторимую симфонию ароматов, от которых желудок скручивало в узел, а комок, стоявший в горле, превратился в огроменный Ватбург, с его нечищеными конюшнями и суровым Айваном, который, ежели ты пал в бою, обратно в орден не возьмет.
Андре Барга с сочувствием выдохнул: вот даже побасенкой не потешил, курва клыкастая! Даже перед смертью не успокоил, мразь этакая. Как же теперь помирать, когда еще ничего не узнал? Еще и сказочником дразнится, упырь!
Вместо ответа на такой наболевший вопрос старый вампир пустился в рассуждения о том кто вампир, а кто подзаборное говно. Выходило так, что в замке собрались исключительные говна (за исключением, конечно, всех полегших в неравной битве с перепившими хрен знает что людьми). Андре даже передумал плевать на запачканный кровью и чужими внутренностями пол - вдруг среди вампиров это считается жестом невероятно оскорбительным?
"Всё говорят и говорят. Языкастые куепуталы! Это же я так от старости быстрее помру, кончайте уже!"
К сожалению, разговоры не прекратились. Заскучавший Андре уже успел поковыряться в носу здоровой рукой. Эту же руку вытер о распластанного неподалеку вампира.
"Красивый был, молодой... наверное. А сейчас твердый и холодный, как, сука, камень! Какие же вы черствые мрази!"
- Хороший ты мужик, Барга... Жалко, если помрешь.
- Ага, помру. - буркнул Андре в ответ. В принципы старого клыкастого хера он не поверил. Недоверчивый по своей натуре лысый наемник знал, что у более сильного настроения меняется также быстро, как хорошенькая девушка меняет своих женихов. - Все мы, представь себе, когда-нибудь помрем. А кто-то уже помирал по нескольку раз. Не бойся, браток. Последняя смерть - она одна.
Барга замолк.
Помирать? Помирать им придётся. Когда-нибудь, где-нибудь. Почему бы не сейчас? Чем это время хуже любого другого?
Помереть от клинка очередного дезертира? Сдохнуть в канаве от стрелы перебравшего с грибами эльфа? Быть сожранным гулем?
Нет в этой смерти разницы. Есть только грань боли, которая ей предшествует.
- Слушай, старый, а право на последнее желание есть или где?
Каратель замолк, зная, что в следующий миг его, вероятно, уже не будет. Будет труп: еще теплый, с хлещущей из порванных артерий кровью. Просто мешок костей, мышц и дерьма, намазанный китовым жиром.
Но он не отступит.
"И если есть," - подумал Андре мстительно. - "Иди и оттрахай себя в свою долбанную старую жопу!"
Мгновение.
И всё?..

+3

89

Мы словно говорим на разных языках - ты мне про честь, я тебе про возможность сохранить Ильке жизнь. Почему ты меня слушаешь, но не слышишь? Что ж, раз хочешь - оставайся, ненавижу кого-то что-то заставлять делать.
Конечно, Андре думал уже о другом, это Фортрейн был склонен перебирать воспоминания, по нескольку раз раздумывая над каждой ситуацией, и это порой загоняло его аккурат в пасть зубастой совести, из которой было так непросто выбраться.
А как ты на встрече с графом на Дэира косился, смешно вспомнить... Как на всех этих самых "упырей" смотрел исподлобья, что они имели все шансы провалиться прямо в пекло от одного твоего взгляда, а теперь вон чего делается - пришел за Илькой, а остался защищать упырей ценой своей жизни, еще и наши прихватить хотел. Еще я и виноват остался.
Минька понял, что остался бы там только в одном случае - если бы ненасытные кровососы умудрились бы по неосторожности убить девушку, а оруженосца с Мэг он отослал бы в безопасное место. Хотя, наверное, это был бы весьма глупый шаг, ведь Айван ждал от него помощи и поддержки, но зачем ему помощь убийцы и поддержка предателя?
-Как она? - спросил парень у Збышека, когда они почти достигли конюшен, - Не ранена?
Минька планировал отъехать на небольшое расстояние от замка и перевязать рану от клыков на шее Иль, после чего следовало обсудить с оруженосцем ближайшие планы, да и может Мэг очнется к тому времени. Будет любопытно послушать, что она думает обо всех них, о том, что они без спросу унесли ее из замка, оставив там на погибель Дэира и лысого, и о планах рыцаря на ближайшее будущее. В общем, было о чем поговорить.

+1

90

- ...Я не божество и не демон..
«...но и не человек»
Раз умеет обращаться в дракона, принимать вид большой крылатой псины и вмешиваться в судьбы других. Имена? Да, пожалуй, ни к чему. Оно воровке ничего не скажет, а повторной встречи может и не произойти.
Девушка вновь покосилась на белого дракона, что еще с любопытством обнюхивал ее. То ли человека впервые видит, то ли воровки пахло не только человеком, чем так и заинтересовала здоровенную рептилию. Она подняла на уровень груди ближайшую к дракону руку с открытой ладонью, но не касаясь морды. Ощущая с каждым выдохом теплое драконье дыхание, коим обдавало с головы до ног.
- Ты поможешь тому, чью судьбу я уже изменил.. Подправил возможности.. Это будет твоей платой за мое вмешательство в твою судьбу.. Ты ведь знаешь, о ком я? Он в ваших землях не просто так, но мне интересно смотреть, как он распоряжается моим даром.. Впрочем, без проводника ему тут не справиться.
Здоровяк Торгалл... Проводника бы ему в этих землях более существенного, раз он оказался не прочь посетить замок, полного упырей, а общаться он здесь может только с представителями коренастого народа. Раз он в какой-то мере по их вине влез по незнанию фактически в задницу, то почему бы и не помочь таким образом. Вроде как от нее не убудет. Надо понять, чего она хочет изменить в своей судьбе.
- ...Так почему не ты, воровка и маг-недоучка?
«Не знаю...»
Может, потому что из всех в их компании, собравшихся на юг, благородный рыцарь был бы куда более подходящим кандидатом, кому стоило бы предложить изменить судьбу?
Но с другой стороны было ясно, почему она. Собеседнику было не принципиально, кому предлагать обмен, чтобы иметь возможность помочь Финдиссону. Да и его в образе полупризрачной крылатой псины из всего собранного графом отряда могла видеть только она. И не переминула направить в его сторону арбалет и выстрелить. Просто потому, что она не знала, что это именно за существо и как на него правильно реагировать. Видеть-то видит, а вот знаний правильно решить, противник ли перед ней, нету.
Были бы знания, не заставила бы безымянного проводника смотреть на нее дважды с укором. И не попалась бы пару лет назад с вампиром в ловушку к неизвестному магику в Аард Гинваэле. Не накосячила бы в Лубках, сунувшись по нехватке знаний к весьма нешуточной стихии, и не пришлось бы рассказывать той рыжей чародейке почти всю свою поднаготную. А так же указывать Дэиру, как ей жить, и на что она со своими способностями годится. Не обратился бы к ней Проводник как "маг-недоучка".
- Хорошо. Я помогу... - Мэггерен замялась, не зная, как точнее выразить то, чего она желает. - Не хочу более быть недоучкой.
Он взглянула в глаза к собеседнику. Насколько это сильно изменит ее судьбу? Но, пожалуй, она не была против такой ее корректировки.

+4


Вы здесь » Ведьмак: Перекрестки судеб » Квесты » Империя Солнца


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC