Ведьмак: Перекрестки судеб

Объявление

Последние новости

Форум закрыт. Но можно доиграть незаконченные квесты и эпизоды, а так же разобрать памятные сувениры. Спасибо за то, что играли с нами

Администрация
Мэг

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Перекрестки судеб » Квесты » Поездка в Хочебуж


Поездка в Хочебуж

Сообщений 151 страница 167 из 167

1

начало июня 1237 года, Хочебуж, город в южных землях Цинтры.

В Хочебуже светало. Встающее солнце уже практически прогнало тьму со двора, и теперь согревало своими лучами идущих куда-то людей и усталые камни мостовой. Ни те, ни другие, на беглый взгляд, не особенно отвечали ему взаимностью - первые потому, что слишком спешили, вторые же были всего лишь обычными булыжниками.
Человек, стоявший у окна, улыбнулся собственным мыслям. Рудольф, нестарый ещё мужчина, никуда не спешил. Он был достаточно обеспечен, чтобы выстраивать свой день так, как ему хотелось, и, тем не менее, не слишком зачерствелым, чтобы позволить себе насладиться хорошим утром. Он даже не вздрогнул, когда на плечо ему легла чья-то рука. За столько лет брака привыкаешь к таким неожиданностям.
- Всё не так. - сказала Катарина. В её голосе слышалось сожаление, но в первую очередь, конечно, желание предупредить. Как тогда, когда он чуть было не ввязался в сделку с темерским купцом. В Цинтре, как и везде, женщинам редко дозволяется командовать - кроме Королевы, дай боги ей здоровья. Но умному достаточно и просто умного совета.
- Всё не так. - грустно повторила она, осторожно обнимая мужа. - Не свет - тень пришла в Хочебуж. Злая, голодная тень. Которая может поглотить и тебя.
Как и в тот раз, Рудольф не стал отмахиваться от слов жены. Он насторожился. Пригляделся. И, в конце концов, увидел.
Что бы это ни было, оно действительно приближалось. С той стороны, откуда доносился скрип открываемых городских ворот. Тень. Пока ещё маленькая. Она медленно двигалась вперёд, и медленно росла - в такт шагов человека. Человека с мечом.
Рудольф вздрогнул. И проснулся в холодном поту. По привычке повернулся набок, проверить, спит ли жена.
Кровать была пуста. Катарина умерла в прошлом году, во время мора. По щеке мужчины покатилась скупая слеза.

- А ещё, к нам знаменитый колдун прибыл. Сам де Монферат, слыхал про него? Нет? Эх, тетеря! - грузный, лысый башмачник снисходительно хлопнул приятеля по плечу. - Магик очень известный, и не только в Цинтре, а и в Темерии, и Редании - да во всём мире, где люди живут. Золото, раньше, говорят, возами делал хоть из дерьма, да потом Королева запретила. Где это видано мол, чтобы золото - да из дерьма? Его же потом и в руки взять страшно, не то что в карман положить.
- Да? А я бы взял. Пусть бы и из дерьма. - хмыкнул его собеседник, могучий кузнец. - Всё одно в сундуках у богатых осядет, недолго нам его нюхать. Даже если бы и было... Что ещё?
- Ещё - конечно, лечит всякие там болячки, влёт. В том числе и срамные. - поделился слухами башмачник. - Однажды, говорят, взмахнул рукой да за раз цельную деревню поднял, которую лихоманка выкосила. И не устал даже, только дерябнул стакан, рукавом занюхал, да дальше пошёл. Чудеса творить.
- А крестьяне что? - уточнил кузнец. - Которые из могил-то вылезли.
- А что крестьяне-то? - башмачник явственно заскрипел мозгами. - Как вылезли, так сразу обратно к плугу и встали. Так сто лет на волшебника этого и работают. Лечение, оно-то денег стоит.
На какое-то время оба замолчали, переваривая мысль. Нарушил тишину, разумеется, снова лысый, ему ещё явно было что сказать.
- А ещё, говорят, Монферат этот мысль умную придумал. - гордо сообщил он. - Разница времени или как-то так, я их мудрёных слов не знаю. Верней, знаю, но выговаривать язык сломаешь.
- И что за разница времени-то такая? - спросил второй. - Нормальными словами-то сможешь рассказать? Чтобы понятно было.
- Ну, смотри как. - вздохнул башмачник. - Вот представь, ты с жинкой корчмаря побарахтался. Времени навроде достаточно прошло, но для тебя оно, как ночной горшок из окна, пролетело. А тут бац, и ты своим молотом себе по ноге зарядил - и время, пока ты от боли прыгал, для тебя долго длилось. Вот она такая и есть. Разница времени.
Кузнец, конечно, замолчал. На какое-то время. Потом спросил, почёсывая в затылке.
- Корчмарёва жинка и кувалда по ноге. Разница времени, да... И что, с этим номером он будет выступать у нас в Хочебуже?

Свернутый текст

можете начинать прямо в городе.

Отредактировано Юрген Ротт (2014-01-24 00:36:02)

+2

151

Мерхольд стиснул зубы и сжал кулаки от одного упоминания Денкрау, в том, что этот запыленный паренек был именно вампир, он ни сколько не сомневался. Выходит, это он причастен к обвалу, - пронеслось у солдата в голове, хотя это было скорее констатацией факта, нежели догадкой.
- Куда говоришь он побежал? – спросил барон. Но ответа он так и не дождался, потому что душераздирающий женский крик буквально разрезал тихую мирную жизнь городка, как нож туго натянутую парусину. Народ, не задумываясь, двинулся в сторону звука, нехорошее предчувствие в который раз шевельнулось в груди солдата и ему ничего не оставалось, как поспешить за остальными. Мерхольд ничуть не удивился, когда людской поток понесло в сторону небезызвестной ему «Рыжей киски», и в связи с последними событиями Женский крик мог означать мог означать что угодно от нахождения кем-то мертвецов, до смерти от рук таинственного рыцаря. Женский крик снова повторился, уже не такой громкий как изначально, но не менее душераздирающий, чем предыдущий. Толпа прибавила ходу, буквально  переходя на бег. Мерхольд увидел рядом братьев краснолюдов, и схватил одного из них за шиворот, останавливаясь.
- Послушай меня. Тебе лучше туда не ходить. Дуй за капитаном стражи и приведи подкрепление к таверне «Рыжая киска». Понял? Ну же скорее, не медли, сейчас там может произойти что-то очень страшное и кровавое, - толкнул он Яшку или Вилли, в сторону противоположную от таверны. Разбираться, кто из братьев есть кто, барону было некогда, да и незачем, так как они вдвоем повернули к кордегардии и засверкали пятками.
Барон припустил бегом к постоялому двору, чтобы настичь толпу и когда он ее догнал, она уже была рядом с гостиницей. Мерхольд сделал несколько шагов к таверне и на груди у него похолодел амулет, он даже не сразу понял что происходит, но по мере приближения к зданию, холод от костяного грифона становился все сильнее. Рука воина непроизвольно легла на рукоятку меча.
- Люди, осторожнее не входите внутрь, - попытался он остановить громким возгласом любопытных рвущихся в помещение.

0

152

Ден не стал спорить с девочкой. Ему было не до того. Он умирал.
Не получилось.
Да, маг мог бы перехватить контроль когда угодно, если уж ему удалось это сделать раз, но Ден надеялся, что если хотя бы успеет выйти за пределы круга, то у него получится...
Не получилось. В нем оказалось слишком много крови. Своей, не чужой. И может сумрачная фигура не смогла бы ничего сделать, но оставалась еще девочка-кошка. Этого Ден не учел. И, похоже, умрет он все-таки в круге, и тогда жертва будет как бы засчитана.
Не тебе эта жертва.
Кровь размазывалась по полу, ее запах заполнял всё пространство. Ден почувствовал, как затвердевают мышцы, как перекрываются все лишние сосуды. В обычном состоянии это уберегло бы его от кровопотери, но сейчас состояние было не обычное. Нож вошел прямо в сердце. И, может, если бы его кто-то вынял, сердце бы тоже сжалось - на то долгое мгновение, необходимое вампирской регенерации, чтоб кое-как залатать сердечную мышцу. Но... смысл? Жить с некромантом в голове, готовым проснуться в любой момент и подгадить?
Нет.
Агнесса где-то внизу могла быть еще жива. Но... что поделать, все умрут. Это понимаешь, когда лежишь, истекая кровью, в центре чертовой пентаграммы, и не можешь пошевелиться. Иногда приходит отчаяние. К Дену пришло смирение. Он устал. Бороться, искать, оправдываться, убеждать. Надеяться. Даже на богиню, в которую он в общем-то не верил, надежды не было никакой.
Разве спасет она девчонку, если гниющий рыцарь доберется до Агнессы раньше?
Руки немели. Ден чувствовал, как жизнь течет из него, и как течет она внутрь. Дыхание стало поверхностным и едва заметным, действием, совершаемым только по привычке. В нем больше не было смысла. Зрение помутнело, вместо потолка и девочки-вампирши вокруг Дена закружились крупные, размытые пятна. Он еще смог моргнуть, но зрение не прояснилось.

+2

153

- Ну, приятель. Ты же не считаешь, что один должен умереть за грехи всего человечества. - хмыкнул некромант. Тёмная фигура наклонилась и вытащила нож - с явным трудом, но сама, без всякой посторонней помощи! Затем лезвие вошло в доски, рядом с лежащим телом, насколько можно было судить, аккурат в середину пентаграммы.
Он говорил ещё какую-то оккультную чушь, что-то про малый, средний и дальний круг. Но органы чувств, лишенные подпитки, уже отказывали Дену, медленно проваливавшемуся в оцепенение, торпор, подобие комы, когда организм целиком отдаёт себя регенерации, равнодушно игнорируя всё остальное.
Впрочем, даже в сознании он вряд ли бы смог отсюда увидеть, как из главной двери вылетает одетая в какое-то рванье ополоумевшая, с дикими глазами девчонка и принимается громко рыдать на чьём-то плече. Конечно, это не остановило толпу. Совсем даже наоборот, предсказуемо разъярило, заставив прямо-таки броситься на гостиницу и, не обращая внимания на предупреждения барона, с боем прорываться внутрь. Тем более, никто, кроме самих себя, им, собственно, не мешал.
Мерхольд, раздосадованный, сделал ещё один шаг, когда холод, исходящий от амулета, вдруг резко усилился. Он резко остановился, и вовремя - бельевая верёвка, зачем-то подвешенная высоко между крышами, вдруг упала вниз, прямо перед ним. После чего неестественно быстро сгорела, оставив плавленый след даже на камнях мостовой.
Барон быстро огляделся, нутром чувствуя неладное. И точно - такой же след пролёг по стенам домов, словно кто-то провёл импровизированную границу между городом и "Киской".
А из помещения уже слышались крики. Уже не гневные. Больше испуганные. Видимо, уже познакомились с той тварью, от которой, сверкая пятками, бежал вампир. Страшней всего было то, что их было много, а дверь - всего одна. А чудовище в доспехе было уже там, среди них. И, ломая слабое сопротивление, собирало свою кровавую жатву.

+1

154

Барон остановился, разглядывая проложенную границу между ним и таверной. Он не знал, спас ли его амулет, или просто предупреждал о сильной магии, но своими глазами видел, что постоялый двор окутала некая сила, судя по леденившему грудь грифону очень могущественная. Конечно, воин еще не привык к действию амулета и мог ошибаться в мощности волшебства, но шагать через границу оплавленных камней мостовой он не торопился. Стоять и просто смотреть на происходящее солдату просто не мог, и поэтому стал думать, что предпринять в этой ситуации. Он посмотрел на находящихся в кругу людей, выглядели они вполне нормально и ничего сверхъестественного с ними не происходило. Мало того, вновь прибывающие зеваки свободно проходили в предел, очерченный таинственным огнем, Мерхольду осталось выяснить, не является ли этот круг ловушкой и чтобы сделать это, он окликнул паренька находящегося внутри и подозвал его подойти поближе. Пару человек тыкали пальцами в появившуюся черту, это могло означать, что феерическое появление огненной черты ему не привиделось, и ее видели другие. Паренек с явной неохотой все-таки подошел к Мерхольду, выражая всем видом, что готов поговорить, но не очень долго, а если быть вернее, то и говорить-то не хотел. Барон посмотрел на него, сказал, что ошибся и пошел навстречу девушке, которая до сих пор сотрясалась от рыданий в объятьях незадачливого утешителя, который абсолютно не желал этой роли и всячески пытался отделаться от нее. Положив руку ей на плечо, Мерхольд слегка сжал его и сказал спокойным, уверенным голосом: «Успокойтесь, сейчас не время рыдать. Вы можете помочь всем. Скажите, что там произошло?» Тем временем медальон на груди еще сильнее похолодел, а со стороны таверны послышались панические крики людей.
Девушка, содрогаясь от плача, оторвала лицо от плеча, на какое-то время ставшее ей самым близким на свете и посмотрев мокрыми глазами на Мерхольда ответила, вернее, попыталась ответить, так как у нее выходило не очень связно: «Там.. там Хочебужский мясник… он их повесил на крюки… А я… А мы с Деном пытались убежать, а потом он себя прямо в сердце ножом», и она снова разрыдалась, громко подвывая.
- Я не совсем понимаю. Кто такой Ден и что за Хочебужский мясник? – спросил барон у держащего плачущую девушку мужчины.

0

155

- Кто такой Ден, понятия не имею. Наверно, дружок ейный. - продолжать горожанин не стал, потому что девушка вновь залилась слезами. Ответил другой, оказавшийся рядом. Потом ещё один. Каждый добавлял свои суждения в легенду. Барон внимательно слушал и состыковывал отдельные фрагменты в единое целое, тем более, пока вход был занят, помочь он всё равно ничем не мог.
Если отбросить совсем уж нереальные подробности, явно выдуманные позднее, картина складывалась довольно страшненькая, впрочем, вполне в духе того, что происходило сейчас. В стародавние времена некто Вилхельм сидел в Хочебуже бароном. Был он характера весьма крутого, и, что хуже, нрав барона, чьи владения располагались довольно далеко от столиц, только портился с годами. Вилхельм всё больше привыкал к безнаказанности, и постепенно начал творить такие вещи, от которых отворачивались даже самые скверные из его собратьев-дворян. За глаза его называли Мясником - за не особенно и древний род, происходивший как раз из работников ножа и крюка, но больше, конечно, за его отвратительные выходки.
В конце концов терпение горожан лопнуло. Восставший народ расправился с баронскими прихлебателями, и, порубив его самого на куски, с чувством выполненного долга отправился по домам, думать, как жить дальше. Но это было только началом кошмара. На следующие сутки, едва только на Хочебуж спустилась ночь, Мясник объявился вновь. На сей раз он не предъявлял никаких претензий, не бил кнутом и не заставлял целовать сапоги. Просто убивал каждого, кого только мог догнать. И уволакивал тела в свою башню. Каждую ночь, раз за разом, мёртвый барон выходил на охоту - и редко возвращался ни с чем. А пока солнце было высоко - сторожил своё логово, наружу, разумеется, не высовываясь.
Это было то, в чём все рассказчики оказались единодушны. Дальше мнения разделялись. По самой распространённой версии, некий Гоц Ловчила, персонаж, судя по описанию, определённо сказочный, однажды дневной порой прокрался к страшной Башне и занавесил все окна. Мясник подумал, что уже ночь, вышел наружу, и довольно красочно сгорел. По другой, выглядевшей более реальной - сгорел он всё же не один и не сам, а вместе со своей башней, подожжённой самими горожанами.
Занятно было ещё то, что высокая королевская власть, судя по всему, за мятеж так никого и не наказала. Видимо, в Цинтре и сами уже не знали, что делать с этим зарвавшимся бароном, и приняли случившееся как должное. Одно точно - с тех пор Хочебуж стал вполне себе вольным городом, управлявшимся магистратом. Вот только, всегда ли это было хорошо?
Меж тем народ, пусть не без потерь, сумел, наконец, покинуть злосчастное заведение. И, прежний пыл, по понятным причинам, поутратив, принялся кучковаться изрядно в стороне, обсуждая, что же делать и как с этим бороться. А изнутри слышался шорох. Будто мешки с картошкой таскали. И пение. Кажется, что-то про несколько десятков коров и стакан молока. Мерхольд слышал в детстве эту песню, а то и сам пел своему сыну, но слов уже, понятно, не помнил.
- Послушайте. Вы ведь слуга де Монферрата, так ведь? - за спиной неожиданно образовался стражник. Судя по всему, не из тех, за которыми барон послал карлов, скорей всего, он пришёл оттуда, где разгребали завал, или с какой-нибудь ближайшей улицы. Мерхольд ожидал, что тот сейчас радостно перевалит на его плечи груз ответственности и будет спрашивать, что делать, но солдат, как выяснилось, смотрел на что-то под ногами. Судя по всему, ту самую загадочную черту на земле. - К нам тут ребёнок прибился давеча. Девочка. Хорошая вроде, не во рванье и не голодная. Видать, скучно было дома, вот к мужикам и ходила. Ну и наши, кто посвободней, развлекали как-то, пели там, истории всякие рассказывали. А ещё, рисовала она на стене. Углём. Ну, мы думали, мало ли чем дитё мается. А Ламберт, ну, одноглазый который, говорит, мол злое колдунство и порча это, и гнать девку надо. Как вы считаете, прав Одноглаз? Или брехня всё это?

0

156

Из рассказов старожилов вырисовывалась более или менее цельная картина и выглядела она крайне нелицеприятно. Выходило, что старый барон, имеющий скверную привычку воскресать после смерти, вновь появился в Хочебуже и вновь принялся за старое. Совпадение ли то, что подобная легенда повторилась и в замке Гратте и именно сейчас, когда пробудился небезызвестный Уно Эль Нага? Пожалуй нет. Возможно, он и есть причина появления всех этих страшных проклятий вновь на свет Божий. Мерхольд сложил все эти нехитрые умозаключения в одно и опять в центре оказался злосчастный некромант. Воин еще предположил еще и то, что Ден, ни кто иной, как Денкрау и вонзил он себе нож в сердце под воздействием колдуна на его сознание.
- Стало быть, не справился он с колдуном, - промелькнула в его голове мысль, тут же прерванная появлением стражника, который начал рассказывать про странную девочку.
- Все это очень интересно, сударь, но думаю у нас тут проблемы пострашнее детских картинок углем. В таверне обосновался барон Вильхельм Хочебужский мясник собственной персоной, и это точно колдовство, смею вас заверить. А так как он мертвец, то упокоить вновь его будет непросто, - рассказал вкратце происходящее стражнику каэдвенец, делая паузу, чтобы смысл его слов дошел до сознания стража и всех окружающих.
- Мясник в доспехе. Нужны длинные цепи, багры, тяжелые арбалеты с гарпунами и масло для ламп. Вытащим мерзавца на свет Божий, а заодно проверим правдивость легенд, и если дневной свет не сожжет его, обольем маслом и подпалим. Тащите все сюда, - громко объявил план действий барон.
- А далеко рисунки эти? И куда подевалась девчонка? Думаю я смогу определить колдовство это или нет. Можно взглянуть, пока идет подготовка к штурму, - сказал Мерхольд, вспомнив, что при помощи амулета и впрямь сможет выявить магию.

0

157

- Рисунки-то? Далеко. На стене, я ж говорю. Городской. - сообщил стражник. И, уже тише, склонившись к Мерхольдову уху. - Может, просто спалим "Киску" к херам, а? Мне там нравилось, но раз такие дела...
Он не закончил мысль, оборвав её на полуслове. И обернулся. Потому что сзади уже слышалось цоканье копыт. Прибыло подкрепление, за которым барон посылал карлов. Всего десять. И только у двух с собой есть арбалеты. Немного. Впрочем, братья не знали о Мяснике.
- Так. Что за хрень здесь творится? - спросил предводитель, ни кто иной, как капитан стражи собственной персоной. Неудивительно, в общем-то - более значимых событий, требующих его немедленного внимания, здесь не происходило. А тут обещали серьёзное кровопролитие. И, надо сказать, даже не обманули. Вот только лица у капитана Гюнтера, как, впрочем, и его подручных, были явно удивлённые. Видимо, ожидали совсем другую картину увидеть. Например, разъярённую толпу, яростно линчующую какого-нибудь насильника, а то и просто попавших под горячую руку. Даже брызги крови на мостовой. Но никак не горожан, испуганно топчущихся подальше от места преступления.
- Что, что. Мясник Хочебужский здесь случился. - проворчал стражник, кивнув в сторону дома. - Ишь, лютует. Будто и впрямь последние дни настали.
- Ага, и волшебника этого пришибли давеча. - присвистнул капитан. - Думаю, всё это неспроста. И разбираться с этим придётся собственными силами, желательно до темноты. Он же ночью вылазит, да?
Толпа меж тем постепенно приходила в себя. В основном, конечно, стояли здесь и ждали. Кто-то уходил. За цепями, наверно. Или за маслом. Или ну его, спасение мира-то, пойду к жене и детям, пока самого не зашибли. Люди-то разные. К каждому в голову не заглянешь.

0

158

- Мне определенно нравится ваш ход мыслей, - так же тихо ответил барон стражу - пироману, ухмыльнувшись. Появление кавалькады не дало развиться этому интереснейшему диалогу и логическому его завершению в виде пылающей гостиницы. После короткого разговора между начальством и подчиненным, барон сделал мрачный вид, насколько позволяло его актерское мастерство, и сказал: «Вы принесли дурную весть, господин Гюнтер, но вы абсолютно правы, это неспроста, как и в том, что нужно успеть до темноты».
- Позвольте мне сказать слово, - спросил  разрешения изложить свое мнение по поводу сложившейся ситуации каэдвенец.
- В этом здании творится злое колдовство. Мясник Вильхельм в таверне, нужно его оттуда вытащить на дневной свет и уничтожить. Мне удалось выяснить, что по преданиям его сжег именно дневной свет или просто сожгли. Так или иначе, другого решения проблемы я пока не вижу, - Мерхольд совсем не по аристократически почесал в затылке.
- Думаю если зацепить к лошадям крепкую веревку или цепь, то можно будет выдернуть его оттуда. Конечно, кто-то должен будет его отвлекать, а кто-то накинуть эту веревку или загарпунить его как кита с помощью арбалетов, - озвучил еще раз свой план воин, глядя на реакцию капитана, как-никак тот был представителем закона в этом городе.
- Если удастся вытащить тварь, тащите его за пределы вот этого круга, ибо это колдовской круг, и вполне возможно за его пределами он сдохнет, или хотя бы потеряет свою силу. Во всяком случае, я на это очень надеюсь, - продолжил барон изложение действий.
- Когда его оттуда вытащим, здесь должны быть наготове масло или смола и зажженные факелы, а так же луди с баграми, на тот случай если его милость вздумает побуянить перед очередной смертью, - закончил свою речь воин.

0

159

Мерхольд рассказывал, что делать. Гюнтер, даром что капитан, слушал молча и мотал на ус. Понял, видимо, что человек, стоящий перед ним, куда опытней его самого, и предпочёл воспользоваться чужими знаниями, а не кичиться своими.
- Леон! Дуй живо назад! Нам нужно подкрепление! - распорядился он. когда барон закончил. - И пусть возьмут то, о чём он говорит!
Один из стражников быстро развернул коня и, не задавая лишних вопросов, бодро так понёсся исполнять приказания. Время, в самом деле, было дорого.
Конечно, пришлось подождать. Недолго, Леон оказался расторопным малым. Вскоре к гостинице прибыло ещё двадцать солдат, судя по всему, всё, что сумели собрать, за исключением обязательного караула на стенах и тех, кто затерялся на городских улицах. На сей раз - уже с подходящим снаряжением, пусть и чувствовавших себя явно не в своей тарелке. Оно и понятно. Мясник Хочебужский совсем не воришка с рынка.
Толпа меж тем тоже заметно осмелела. Всё чаще слышались крики о том, что здание надо попросту сжечь, тем более сейчас, как видел Мерхольд, у некоторых из них уже было с собой масло. Однако пока к делу не переходили. Сказывалось присутствие капитана. Или, быть может, то, что на пути к "Киске" стояли ещё и стражники - всё-таки, улица была не настолько широкой, чтобы вместить сразу всех.
Одно плохо - скрывшись с добычей где-то во внутренних помещениях, Мясник так и не появлялся. А лезть внутрь второй раз никто, похоже, не жаждал.
- Там есть чёрный ход. - вспомнил кто-то. Гюнтер посмотрел на Мерхольда, в его взгляде мелькнула словно бы тень неуверенности.

0

160

Подкрепление прибывало, народ более или менее успокоился и пришел в себя и тем лучше, в таком деле как поимка нежити не стоит суетиться. Хотя никто из присутствующих наверняка не знал этого. Когда все было готово, Мерхольд поймал взгляд капитана и прочел в нем страх перед неизвестным, а может это и не страх был вовсе, так или иначе сомневаться было уже поздно, и барон еле заметно кивнул Гюнтеру, чтоб тот отмел свои сомнения и был решителен.
- Поставьте к окнам и дверям арбалетчиков, пусть сообщают о передвижении Мясника, если увидят. Пошлите людей к черному ходу, только пусть осторожнее, он может ждать их за дверью. Поставьте людей вокруг здания, чтобы можно было передавать приказы и сообщения по цепочке. Всем хранить молчание и соблюдать тишину, от этого зависят наши жизни.
Нужно выманить его в главный зал, там попросторнее и будет место для маневра. Я берусь отвлечь его на себя, а вы со своими людьми постарайтесь любыми способами накинуть на него аркан, сбить с ног, зацепив крюками, поддеть алебардами или загарпунить его и тащите тварь к выходу. Перед входом освободите площадь, тут пусть ждет команда с маслом, смолой и зажженными факелами, пусть держат багры наготове. Мы разделимся на две группы, одна пойдет к черному ходу, пусть там подготовят все то же самое, другая к центральному.
- дал он последние распоряжение перед травлей, указывая предполагаемое место расправы за пределами колдовского круга.
Когда все было готово, стрелки и наблюдатели заняли свои места у окон, остальные вооруженные стражи стояли наготове, а вторая команда исчезла в направлении черного хода, Мерхольд взял кусок цепи и направился к входу в таверну.
- Когда вторая группа будет готова пусть дадут знак, мы входим, - сказал солдат и убедившись, что наблюдатели у окон не подают сигнал об опасности а вскоре и получен сигнал, что вторая группа на месте, шагнул внутрь помещения, подавая пример остальной штурмующей команде.
На полу зала виднелись следы крови, тянущиеся к выломанной двери, у которой погиб корчмарь. К ней-то и направился барон, показывая остальным знаками, чтобы не поскользнулись на крови и занимали места по краям от двери в виде каре, сам же он был в центре. Приблизившись к дверному проему Мерхольд, подал знак о готовности, и крутанув цепью, пустил один ее конец в коридор за дверью. Цепь, громко зазвенев, поскакала по полу, и тогда барон рванул ее обратно, что вызвало еще больше громких звуков.
- Эй, твоя милость, Вильхельм Хочебужский мясник, или как тебя там, выходи, - заорал воин в коридор.

0

161

Увы. Несмотря на то, что слышно было Мерхольда довольно хорошо, Вильхельм не выходил и даже не отвечал. Возможно, потому, что уже видел собравшуюся толпу и догадывался, что второй раз устроить кровавую жатву так легко ему не дадут. Или был слишком занят развешиванием жертв на крюки. Или вообще полагал, что общение с мятежниками, которыми барон-мясник, судя по всему, считал нападавших, ниже его достоинства. Кто их поймёт, выходцев с того света, или откуда там это чудовище вылезло.
В помещении повисла тишина. Зловещая, многообещающая. Стражники ждали, что будет. Им явно было страшно, но чувство долга, конечно же, побеждало. Кто защитит город от кровожадной твари прошлых веков, как не они?
В этот момент внутри заскрипело. Это открылась дверь чёрного хода. Если Мясник и успел там побывать, то солдаты определённо с ним разминулись, и сейчас показывали жестами, что всё в порядке, и они готовы продолжать. Но заходить внутрь всё-таки никто не решался. Все помнили, что стало с прошлой партией смельчаков. Ну, во всяком случае, кровавые следы на полу уж точно видели.
Акке, займись нашими гостями. Я сам закончу ритуал.
Услышав с некоторых пор хорошо знакомый голос, доставивший столько неприятностей, Мерхольд вздрогнул. Внутренне, разумеется. Даже осторожно оглянулся. Но нет, слышал, судя по всему, только он один. Возможно, потому, что сам побывал в роли куклы чернокнижника, а тот сейчас находился очень близко от самого барона. Или дело было в волшебном амулете, который ощутимо жёг холодом, даже через тонкую ткань одежды?
В любом случае, предупреждён - значит вооружён. У колдуна в распоряжении, похоже, был не только Мясник, и нужно было приготовиться к неожиданностям. И, конечно, предупредить остальных, которые не были на короткой волне с этим проклятым эль Нага.

+1

162

Тишина в ответ на призыв барона, немного обескуражила его, это могло означать, что ходячий мертвец покинул таверну, или затаился где-то в засаде. В пользу первого варианта говорили кровавые отпечатки ног, ведущие к черному ходу, второй же предстояло проверить. Мерхольд дав знак всем оставаться на своих местах и ждать, осторожно двинулся вперед, стараясь не наступать в лужи крови, тянущиеся вниз по ступеням в ответвляющийся коридор. Но тут его как громом поразило, знакомый голос пронзил сознание, и этот голос не сулил ничего хорошего.
- Акке, займись нашими гостями. Я сам закончу ритуал, - прозвучало в голове. Выходило, что некромант находился здесь и сейчас и готовит что-то ужасное, да еще в придачу посылает кого-то разделаться с ними, кого-то опасного и возможно опаснее нежити в доспехах. Ситуация ухудшалась на глазах, еще не разобрались с одной проблемой, как уже назревала вторая, а воевать на два фронта у барона не было никакого желания.
- Внимание, стрелки! Будьте готовы, к нам движется что-то опасное! Что бы вы ни увидели, стреляйте во все что шевелится! Никого, кроме меня в коридор не пускать, - довольно громко приказал он, чтобы его слышали и на противоположном конце коридора.
- Да смотрите, друг друга не перестреляйте, - добавил он недовольным тоном, потому что понимал, что расстановка сил не совсем благоприятна.
Спустившись по лестнице, барон осторожно пошел по следам крови, тянущимися, по всей видимости в подвал. Мерхольд внимательно посмотрел на пол перед первой дверью, ведущей в кухню, там кровавых отпечатков ног не было, что свидетельствовало только об одном, что в кухню смертоносный жнец не ходил. Все следы вели ко второй двери, и это давало надежду, что убийца увлеченный сбором своего чудовищного урожая, до сих пор там. Воин заглянул в дверной проем подвала, откуда неимоверно несло вонью, как на поле боя после его окончания. Тошнотворный запах свежевыпотрошенных внутренностей навсегда въелся в память солдата, и он безошибочно мог узнать его из множества других. Но предаваться воспоминаниям сейчас времени не было, особенно такого рода и Мерхольд не долго думая, закрыл дверь в подвал и задвинул тяжелый металлический засов. Наверху в это время послышались крики, и это означало одно, неприятности начались, каэдвенец выхватил меч и поспешил на помощь. Когда воин приблизился к соединению двух коридоров, он сказал обращаясь к стрелкам: «Я возвращаюсь, не пристрелите меня!», - после чего прижавшись спиной к стене, слегка выглянул в сторону черного хода, чтобы понять, с чем он имеет дело и оценить ситуацию.

0

163

Предупреждение, как выяснилось, было более чем своевременным. Первое, что увидел барон, это зловещую фигуру в доспехе, аккурат в то месте, где спускалась вниз вторая лестница. Странно, но, несмотря на всю подготовку, Мясник вполне стоял, спокойно и уверенно, на его щите, выставленном вперёд, не было даже следов недавней атаки. Следы были чуть дальше, в дверном косяке торчала стрела. А ещё, с той стороны, дальше, слышались стоны. Насколько мог судить Мерхольд, предсмертные.
И, что страшней, крики слышались и с другой стороны - там, где был главный зал, но больше всё-таки с улицы.
- Чёрный ход, не стрелять! Ваши стрелы летят в нас! Это призрак или иллюзия, болваны! - Гюнтер, судя по всему, уже разобрался в ситуации и пытался командовать. И, судя по тому, что кричал капитан, картина складывалась ещё более неприятная, чем они рассчитывали поначалу. - Эта скотина на крыше!
Пользуясь тем, что лже-Мясник стремительно исчез куда-то в сторону лестницы, откуда, собственно, и появился, Мерхольд осторожно выглянул в другую сторону. Через два дверных проёма было видно не слишком много, но и того было достаточно, чтобы составить некоторое впечатление. Труп горожанина, со стрелой в спине, лежал на мостовой, из разбитого горшка стремительно разливалось масло.
- Как высунется, снимите его! Мы теряем людей! - судя по всему, несчастный был не единственной жертвой. Если стрелок начал одновременно с Мясником - или проклятым колдуном? Вполне мог и нескольких нащёлкать, пока арбалетчики перезаряжались. И непохоже, чтобы собирался на этом останавливаться.
Толпа меж тем, разумеется, сменила вектор приложения своих сил и теперь активно ломилась в злополучный дом, выламывая дверь. Кто-то, самый отчаянный, подталкиваемый товарищами снизу, с ножом в зубах лез прямо по каменной кладке, цепляясь за неё пальцами, и надеясь поскорей добраться до засевшего наверху негодяя. Более рассудительные - быстро обходили улицу, чтоб не дать преступнику уйти. Или уже целились в разные сектора крыши из арбалетов, дожидаясь, когда над линией мелькнёт чья-то голова.
Но вместо головы через крышу и дальше вниз, по касательной, полетел зажженный факел. Прямо туда, где из разбитого горшка уже изрядно растеклась масляная лужа. Рухнул вниз - но, чуть ли не на локоть от земли стремительно изменил направление, улетев далеко вперёд, практически к самому входу. А молодой безусый парнишка растянулся прямо в луже, лицо его было довольным донельзя. Потом он закричал. Страшно, надсадно. Увы, на второй факел своего героя не нашлось.
В этой обстановке кровавого бедлама вряд ли кто обратил внимание на белую кошку, заполошно перебегающую улицу. А даже если бы обратил - что с того? Животные обычно не любят нездоровую суету. Особенно с огнём.

+1

164

Оказавшись в кровавой неразберихе, Мерхольд стиснул от досады и злости зубы, он понимал, что Акке, кем бы он ни был, всеми силами отвлекает народ от таверны и нужно признать весма успешно. Но барон четко слышал слова про ритуал и понимал, что ему нужно помешать, во что бы то ни стало, иначе количество жертв может стать еще большими, а уже имеющиеся станут напрасными. Смерти людей его не волновали, он привык к смерти, на войне как на войне, а все происходящее иначе как войной не назовешь. Барон положил руку капитану на плечо, - Гюнтер, у нас мало времени. Это отвлекающий маневр, нас пытаются увести от таверны.  Здесь творится что-то страшное, колдовское и этому нужно помешать, иначе будет еще хуже. Мясника я кажется, запер в подвале, но это его не удержит надолго. Берите людей, нужно найти виновника всего этого. Я не знаю, есть ли у нас шансы против колдуна, но его надо остановить, - ввел он в курс происходящего стражника. После этого, Мерхольд развернулся и зашагал в сторону черного хода, туда, где была лестница наверх, с явным намерением обыскать здание. В центре коридора амулет резко похолодел, и барон остановился, оглядываясь по сторонам. Он вспомнил, что когда спускался в подвал, грифон не был таким холодным и напротив по мере подъема по ступеням он становился холодней.
- Колдун наверху, - пронеслась четкая мысль в голове, - и вероятно прямо над ним. Воин указал Гюнтеру на потолок и тихо произнес: «Он там». После чего приложил палец к губам, давая понять всей команде, что необходимо соблюдать тишину. Подойдя к лестнице, солдат обратил внимание, на кровавые отпечатки ног на ступенях, и его бросило в холодный пот, самые худшее предположение оправдалось, - мясник поднялся наверх. Чертов колдун, обложил себя охраной со всех сторон. Мерхольд остановился, вкладывая меч в ножны и вскинув руку в предупреждающем жесте. Потом объяснил шепотом и жестами, что мясник ждет их в засаде. И предложил тот же план, что и раньше, только с поправкой на лестницу. Он поднимается и выманивает мертвеца, а остальные поджидают внизу и при его появлении, выталкивают на улицу через черный ход. Барон надеялся, что хотя бы проскочит мимо мрачного стража во время борьбы с ним. Когда все были готовы и заняли свои места, он взял короткий багор и пошел на второй этаж. Поднимаясь осторожно по лестнице, Мерхольд прислушивался к амулету и окружающей среде, готовый в любой момент отскочить назад или сблокировать удар, а в лучшем случае зацепить рыцаря и скинуть вниз по лестнице. Задачи победить в одиночку сурового мертвеца он не ставил, ему нужно было его выманить на стражников.

Отредактировано Мерхольд (2014-12-24 10:01:16)

0

165

Лестница вела вверх, на второй этаж, и дальше, на чердак. И там, где ступени для гостей кончались, уступая место примитивным, хлипким на вид перекладинам, ведущим на самую крышу, кончались и кровавые следы. Судя по всему, Мясник не стал подниматься дальше. Он был здесь, на втором этаже. И он ждал. В самом деле, к чему бегать за гостями, если рано ли поздно сами придут сюда?
Мерхольд оценил расстояние. Высоту, которую придётся быстро преодолеть, чтобы добраться до самого потолка. Ширину коридора, вполне позволявшего воевать даже в доспехе, пусть и не с таким размахом, как в чистом поле. Закрытый люк, через который уже, впрочем, начали протекать струйки крови. И осторожно, готовый в любой момент отскочить назад, направился наверх.
Поднявшись выше, он увидел, что кровь была не только там, она просачивалась и через доски, медленно, но верно находя себе путь наружу. Полное впечатление, что на чердаке совсем недавно зарезали свинью. Хотя, уже немного зная методы некроманта, барон вполне резонно сомневался, что это была свинья. А ещё, на потолке проявилась светящаяся фигура. Круг.
В этот момент с улицы раздался крик. Мерхольд, находясь внутри, как, впрочем, и все, никак не мог видеть, как довольная ухмылка на лице горожанина, наконец забравшегося на крышу, сменяется недоумением, и тот со стрелой в спине падает обратно на мостовую, но несложно догадаться было, что стрелок каким-то образом повторил свой приём, убив кого-то ещё.
Барон ещё успел увидеть, как, почти одновременно с воплем, круг сильнее засветился красным, будто поглощая отнятую жизнь. Когда лезвие алебарды, обрушившееся сверху, заставило быстро отступить, отнырнуть назад. Мясник действительно был здесь. И он был готов к встрече.
В следующий момент, пока противник не успел поднять алебарду, багор резко устремился вверх,  перехватывая её за древко, и потом вниз, вытягивая её хозяина на себя. Это должно было сработать - но Мясник не был человеком. Вместо того, чтобы пойти вниз, как предполагалось, алебарда, пусть и не так быстро, пошла вверх, отрывая Мерхольда от пола, и поднимая прямо к его врагу. Помимо чудовищного облика и поведения, Мясник, как выяснилось, обладал ещё и чудовищной силой.

0

166

Шагая вдоль стены по ступеням, ведущим на второй этаж, барон ожидал одного, что мясник попытается отсечь ему голову, во всяком случае, сам бы он так и сделал. Поэтому когда на него обрушилась алебарда, он был готов к этому и вполне благополучно ушел с траектории удара, перехватив древко противника и рванув его вниз. Но тут воина ждал сюрприз, вместо того, чтобы опрокинуть вниз врага, он сам начал подниматься вверх, увлекаемый неведомой силой. Оказалось, что мясник обладает колоссальной мощью, и Мерхольд почувствовал себя рыбой, попавшейся на удочку рыбака. Он видел, что колдовской круг становился ярче и сильнее от каждой новой смерти и понимал, что возможно сейчас пришел его последний час, но хотел продать свою жизнь подороже. Поэтому вместо того чтобы отпустить руки и остаться на лестнице, солдат подтянулся на багре и поджав ноги буквально запрыгнул на грудь противника. Он понимал, что у него есть шанс нанести решающий удар, пока мертвец бросит оружие и придушит его голыми руками, поэтому времени даром не терял. Повиснув на шее у мясника, Мерхольд выхватил кинжал и вставив клинок в щель забрала вонзил его как можно глубже в светящийся магическим зеленым светом глаз и провернул его на пол оборота. К горлу подкатил ком тошноты, от мертвеца нестерпимо несло смрадом тухлятины.

0

167

Обнаружив, что враг висит на его шее, чудовище предсказуемо забыло об оружии, переходя к ближнему бою. Могучие руки немедленно метнулись к храбрецу, стремясь раздавить, смять, уничтожить. Но медленно, слишком медленно! Когда клинок вошёл в щель забрала, закованное в металл тело дрогнуло, пошатнулось, давая Мерхольду драгоценные мгновения. Кем бы ни был Мясник сейчас, о своей человеческой жизни он ещё помнил, и вполне представлял последствия такого удара, а потому по инерции реагировал, как обычный человек. Что же до барона, уже поворачивая кинжал, он начал понимать всю глубину своей ошибки. Уже по исходящей от противника вони можно было догадаться, что перед ним не живое существо, а нечто противоестественное, и просто холодной стали может оказаться недостаточно. Запоздало вспомнился тот посеребренный ланцет, доставшийся от Денкрау - нежить, как говорят, очень не любит серебро.
Но времени переигрывать уже не было. Потому что опомнившийся Мясник взял Мерхольда в свои стальные объятья, кинжал в одной из глазниц, похоже, ему не особенно и мешал. И, крепко-накрепко держа добычу правой рукой, нанёс сокрушительный удар левой, прямо под рёбра. Следующим ударом мертвец вполне определённо собирался покончить с противником, но в этот момент что-то ударило его снизу, через щель между досками, прямо в незащищённую ногу.
- Во славу Вечного Огня! Сгори! Изыди! Сгинь, откуда пришло!
Чудовище дрогнуло, как-то сразу и моментально забыв, что, собственно, делало только что. Выпустило барона, заверещало, как свинья на бойне. Затем стремительно, начиная со злосчастной ноги, принялось рассыпаться в пепел, летящий вверх, к светящемуся на потолке кругу. А из пола торчал посеребренный наконечник копья.
Как выяснил Мерхольд, позже, отлёживаясь в храме Мелитэле под сочувственные взгляды жриц и шепотки, почему же их позвали так поздно, некто Ламберт Одноглазый, один из стражников и ярый почитатель Вечного огня, едва только им объяснили, что дело придётся иметь с местной знаменитой нежитью, предусмотрительно прихватил с собой то самое копьё. Барон, впрочем, подозревал, что Одноглазый связан с Вечным Огнём куда больше, чем говорил сам, но это было уже потом.
А сейчас волшебный круг, бывший кроваво-красным, быстро напитывался мертвецкой энергией Мясника, становясь угольно-чёрным. И, похоже, его хозяину такая пища совершенно точно не понравилась.
Уверен, мы ещё встретимся, барон Мерхольд Эбергсдорф. Предназначение - странная штука.
Воин, лежавший на полу, ещё осмысливал услышанное, когда неведомая сила начисто снесла чердак вместе с крышей, щедро раскидав доски по всему городу, давая прямо отсюда полюбоваться чистым небом. Одно хорошо - напоследок обдав холодом, амулет, наконец, начал теплеть. Тёмная магия рассеивалась.
Что же до Денкрау, он, совершенно неожиданно для себя, очнулся в незнакомой комнате. Тело ужасно болело, будто бы его долго метелили в драке, а потом ещё и отпинали ногами, но в остальном, вот удивительно, никаких смертельно опасных ран, разве что затянувшийся шрам под сердцем напоминал о случившемся.
Не без труда выйдя наружу, Ден вскоре выяснил, что находится в придорожном трактире где-то между Цинтрой и Метинной, а его проживание оплатил старик по имени Уно, покинувший заведение накануне. А может, и не старик вовсе - для бойкого мальчишки, разве что чуть постарше Агнессы, стариками могли оказаться все, кто за тридцать, так что верить его впечатлениям, конечно, не стоило.
Но это было и неважно. Главное, что всё хорошо закончилось. Если бы ещё не это неприятное чувство, словно у него старательно порылись в голове и украли нечто важное... Но это - уже совсем другая история.

Свернутый текст

Ден, возможно, временно, потерял часть расовых свойств, украденных некромантом, в первую очередь необнаружимость на расстоянии.
А ещё, колдун использовал тело вампира для поглощения энергии, поэтому Ден изрядно накушался чёрными эманациями Мясника и срочно нуждается в лечении, чтобы не начать гнить заживо или что похуже. Но это, опять же - совсем другая история.

0


Вы здесь » Ведьмак: Перекрестки судеб » Квесты » Поездка в Хочебуж


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC