Ведьмак: Перекрестки судеб

Объявление

Последние новости

Форум закрыт. Но можно доиграть незаконченные квесты и эпизоды, а так же разобрать памятные сувениры. Спасибо за то, что играли с нами

Администрация
Мэг

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Перекрестки судеб » Квесты » Поездка в Хочебуж


Поездка в Хочебуж

Сообщений 1 страница 30 из 167

1

начало июня 1237 года, Хочебуж, город в южных землях Цинтры.

В Хочебуже светало. Встающее солнце уже практически прогнало тьму со двора, и теперь согревало своими лучами идущих куда-то людей и усталые камни мостовой. Ни те, ни другие, на беглый взгляд, не особенно отвечали ему взаимностью - первые потому, что слишком спешили, вторые же были всего лишь обычными булыжниками.
Человек, стоявший у окна, улыбнулся собственным мыслям. Рудольф, нестарый ещё мужчина, никуда не спешил. Он был достаточно обеспечен, чтобы выстраивать свой день так, как ему хотелось, и, тем не менее, не слишком зачерствелым, чтобы позволить себе насладиться хорошим утром. Он даже не вздрогнул, когда на плечо ему легла чья-то рука. За столько лет брака привыкаешь к таким неожиданностям.
- Всё не так. - сказала Катарина. В её голосе слышалось сожаление, но в первую очередь, конечно, желание предупредить. Как тогда, когда он чуть было не ввязался в сделку с темерским купцом. В Цинтре, как и везде, женщинам редко дозволяется командовать - кроме Королевы, дай боги ей здоровья. Но умному достаточно и просто умного совета.
- Всё не так. - грустно повторила она, осторожно обнимая мужа. - Не свет - тень пришла в Хочебуж. Злая, голодная тень. Которая может поглотить и тебя.
Как и в тот раз, Рудольф не стал отмахиваться от слов жены. Он насторожился. Пригляделся. И, в конце концов, увидел.
Что бы это ни было, оно действительно приближалось. С той стороны, откуда доносился скрип открываемых городских ворот. Тень. Пока ещё маленькая. Она медленно двигалась вперёд, и медленно росла - в такт шагов человека. Человека с мечом.
Рудольф вздрогнул. И проснулся в холодном поту. По привычке повернулся набок, проверить, спит ли жена.
Кровать была пуста. Катарина умерла в прошлом году, во время мора. По щеке мужчины покатилась скупая слеза.

- А ещё, к нам знаменитый колдун прибыл. Сам де Монферат, слыхал про него? Нет? Эх, тетеря! - грузный, лысый башмачник снисходительно хлопнул приятеля по плечу. - Магик очень известный, и не только в Цинтре, а и в Темерии, и Редании - да во всём мире, где люди живут. Золото, раньше, говорят, возами делал хоть из дерьма, да потом Королева запретила. Где это видано мол, чтобы золото - да из дерьма? Его же потом и в руки взять страшно, не то что в карман положить.
- Да? А я бы взял. Пусть бы и из дерьма. - хмыкнул его собеседник, могучий кузнец. - Всё одно в сундуках у богатых осядет, недолго нам его нюхать. Даже если бы и было... Что ещё?
- Ещё - конечно, лечит всякие там болячки, влёт. В том числе и срамные. - поделился слухами башмачник. - Однажды, говорят, взмахнул рукой да за раз цельную деревню поднял, которую лихоманка выкосила. И не устал даже, только дерябнул стакан, рукавом занюхал, да дальше пошёл. Чудеса творить.
- А крестьяне что? - уточнил кузнец. - Которые из могил-то вылезли.
- А что крестьяне-то? - башмачник явственно заскрипел мозгами. - Как вылезли, так сразу обратно к плугу и встали. Так сто лет на волшебника этого и работают. Лечение, оно-то денег стоит.
На какое-то время оба замолчали, переваривая мысль. Нарушил тишину, разумеется, снова лысый, ему ещё явно было что сказать.
- А ещё, говорят, Монферат этот мысль умную придумал. - гордо сообщил он. - Разница времени или как-то так, я их мудрёных слов не знаю. Верней, знаю, но выговаривать язык сломаешь.
- И что за разница времени-то такая? - спросил второй. - Нормальными словами-то сможешь рассказать? Чтобы понятно было.
- Ну, смотри как. - вздохнул башмачник. - Вот представь, ты с жинкой корчмаря побарахтался. Времени навроде достаточно прошло, но для тебя оно, как ночной горшок из окна, пролетело. А тут бац, и ты своим молотом себе по ноге зарядил - и время, пока ты от боли прыгал, для тебя долго длилось. Вот она такая и есть. Разница времени.
Кузнец, конечно, замолчал. На какое-то время. Потом спросил, почёсывая в затылке.
- Корчмарёва жинка и кувалда по ноге. Разница времени, да... И что, с этим номером он будет выступать у нас в Хочебуже?

Свернутый текст

можете начинать прямо в городе.

Отредактировано Юрген Ротт (2014-01-24 00:36:02)

+2

2

Кожа ботинка была сухая, потрескавшаяся от длительной носки и небрежного хранения.  Она с ощутимым трудом прокалывалась толстой кривой иглой, но казавшийся поначалу прочным шов уже через пару стежков разлезался прямо в руках от малейшего, даже неосторожного, усилия, оставляя на краях рваные лохмотья. Ботинок настойчиво «просил есть», все усилия последнего часа привели только к увеличению его «аппетитов». Ден вздохнул. Пусть погода позволяет пренебречь модой, но оборванец в плохих ботинках все же выглядит солиднее оборванца вообще босого. Не говоря уже о риске проткнуть ногу, неудачно наступив на отходы жизнедеятельности сильного и здорового организма, которым являлся любой человеческий город. Будь он неладен.
Очередная попытка проколоть жесткую кожу окончилась печально. Загнав иглу в собственную руку почти наполовину, Ден выругался и резко запустил ботинком в стену близлежащего дома, вспугнув проходившую мимо кошку и отбив солидный кусок и без того облупившейся побелки. Придирчиво осмотрев выступившую на ладони каплю крови, вампир слизнул ее, смотал нить на иголку, саму иголку завернул в кусок ткани и кинул в заплечную торбу, жалкий заменитель потерянной в замке Гратте сумки. Подвернув ногу, он придирчиво осмотрел второй ботинок, поковырял пальцем дырки в подошве, после чего стянул и его тоже. И снова предмет обуви отправился в полет, на сей раз чуть более длительный, до ближайшей помойки. Не долетел. Вновь пережившая стресс кошка  недовольно обернулась на вампира, потом проводила взглядом упорхнувших воробьев и, запрыгнув на перила и встав на задние лапы, дотянулась до привязанного неизвестно зачем (постучать же можно!) колокольчика возле двери. Махнув лапой раз или два, кошка спрыгнула на землю, терпеливо дожидаясь, когда же ее все-таки пустят. На этот раз, в качестве разнообразия, ожидание живого и мыслящего существа было вознаграждено.
Странно, что его не стащили еще, - подумал Ден, натягивая шляпу на лоб и глядя на колокольчик. – Кому могла прийти в голову такая дурацкая идея?
На улице было тепло. Даже жарко, но к жаре вампир относился спокойно – перепады температуры с каждым годом волновали его все меньше и меньше. Жара была хорошей причиной носить значительно меньше одежды, например, обходиться без куртки. Впрочем, вампир бы предпочел, чтоб куртка у него все-таки была. Любил он свою куртку. Это была красива, почти новая, купленная совсем недавно куртка. Куртка хорошего, можно даже сказать, отличного качества. Как и вся оставшаяся в замке Гратте одежда. Как и ножи. И лекарства. И записи.
Все-таки рано Ден выбросил ботинок. Теперь снова так и хотелось чем-нибудь швырнуть.
Выглядел вампир теперь далеко не так представительно. Застиранная рубашка была значительно свободнее, чем нужно. Короткие штаны с тремя странными косыми швами на колене, украшенными плохо отстиравшимися пятнами, тоже были великоваты, но уже не настолько. Темно-синий некогда, а теперь почти черный выцветший жилет тоже болтался на Дене, как на пугале, на которое пожалели соломы. А теперь еще и ботинок нет. Единственное, чем вампир отличался от совсем уже бестолковых оборванцев – волосы, выбивавшиеся из-под шляпы, были чистыми. А вся остальная одежда… нет, на вид-то она была относительно чистой. Она пахла. Пахла людьми, причем сразу разными. Уже слабо, да. Человек этого, может, и не заметил бы…
Ден замечал. И кошки замечали. Точнее – не замечали. На какое-то время для кошек и собак Денкрау тоже становился обычным голодранцем. Одним из многих.
Как когда-то давным-давно, он сидел на бочке в тени, но уже не прячась от солнца, а так, по привычке. Многое было передумано. Многое было пережито. Ден уже даже почти не думал, где Медея, что случилось с Хартусом. Хартус их бросил, факт. Медея… кажется, успела спастись.
Ден очень хотел на это надеяться. Чувство вины изредка неприятно и ощутимо кололо. Может, надо было приложить больше усилий. Найти их.
Или хотя бы Медею.

Отбросив дурные мысли почти так же, как отбросил ботинки, Ден спрыгнул с бочки, поправил торбу, чтоб не мешалась, и пошел по городу, думая, чем тут вообще можно поживиться и не стоит ли в самом деле пройтись по трактирам. Вдруг кто-либо из его бывших спутников останавливался там? Могло же и такое случиться.

+3

3

Первые лучи солнца осветили стены города, отдавая свое тепло камню и всему живому, что попадалось на их пути. Легкий туман стелился над землей, придавая пейзажу фантастический вид, казалось, что молоко течет медленными потоками, из которых, то тут, то там торчали пучки высокой травы или деревья. Придорожный трактир просыпался, неторопливо набирая обороты повседневной суеты, лишь один из постояльцев не спал в теплой постели, а сидя у коновязи неподвижно глядел на закрытые ворота города, ожидая, когда их отворят. Человек сидел неподвижно, подобно скульптуре высеченной из камня, его лицо, изуродованное огромным шрамом, наводило ужас на весельчака корчмаря и посетителей таверны, не успевших попасть в город до закрытия ворот, и как они не пытались этого скрыть, в их глазах ясно читались неприязнь и отчуждение.
Прошло почти три недели с того момента, как Мерхольд обнаружил себя на пустынном берегу, не помнящим, как он там очутился. Лишь мерзкое ощущение оскверненного сознания теперь преследовало его, будто в его душе наследили грязными сапогами. Воин никак не мог отделаться от этого гадкого чувства, его стали мучить странные сны, граничащие с безумием, он старался поменьше спать, а когда не выдерживал и все же засыпал, то мог просыпаясь обнаружить себя в совершенно ином месте. Приступов лунатизма ранее барон никогда за собой не замечал, и их появления очень тревожили его. Каэдвенец до сих пор не знал, чем закончился бой там, у стен замка и совесть гнала его обратно к этой цитадели, с посещения которой и начались непонятные изменения в его сознании. Он с жадностью подслушивал разговоры в надежде, что в них будет хоть какая-то информация о происшедшем, но пока все напрасно. Добравшись до Хочебужа, солдат рассчитывал продать латный доспех, в котором он скакал до самого побережья, и на вырученные деньги, приобрести средство передвижения и кое-какую одежду, все-таки это была довольно дорогая броня, и не каждый мог себе позволить иметь такую. Пока Мерхольд размышлял, солнце поднялось немного выше, разгоняя остатки утреннего тумана, излучая тепло ощутимо сильнее. С повышением освещенности и температуры, скрипнули и ворота, открывая доступ в город. Барон, встал и взвалив на плечи мешок с латами, направился на поиски торговца, способного удовлетворить его запросы. Осведомившись у стражников, в каком направлении квартал ремесленников, он двинулся в нужном направлении. Поплутав немного по закоулкам, воин добрался до одной из мастерских, где судя по всему находилась кузня. Хозяин вел беседу с каким-то мужчиной, который охотно делился свежими новостями. Мерхольд прислушался к разговору, делая вид, что изучает товар оружейника. Услышав о чудесном чародее, толкователе снов и великом лекаре, он злобно скрипнул зубами, потому что успел прочувствовать на себе прелести волшебства и возненавидеть пресловутую магию, но ситуация толкала его обратиться к волшебнику, иначе солдат рисковал сойти с ума. Когда разговорчивый посетитель удалился, барон подошел к кузнецу и принялся уговаривать его приобрести броню, искусно выполненную и находящуюся в отличном состоянии. После длительных переговоров и торговли, латы все же были проданы за четыре сотни оренов. Кузнец делал недовольное лицо, расплачиваясь незнакомцем, обладающим напористостью наравне с отталкивающей внешностью. Оружейник, конечно же лукавил, рассчитывая получить за это изделие минимум гривну. Когда сделка состоялась мужчина со шрамом поинтересовался где найти господина Монферата и получив ответ скрылся из виду, отправившись разыскивать чародея.

0

4

Проснувшийся город жил своей жизнью. Значительно больше деревни, значительно меньше столицы, он являл собой нечто среднее, одновременно продвинутое и провинциальное. Солнце, прогнавшее своими лучами ночную прохладу, радостно сияло, и, несмотря от его преувеличенной "радости" глаза начинали болеть и слезиться, настроение вампира, скорее привыкшего к человеческому жилью, чем к темноте и прохладе родного дома, более напоминающего заброшенный каменный склеп, поднималось. Частично спасала привычка держаться тени, частично - шляпа, прикрывающая лицо от прямых солнечных лучей.
Люди жили своей жизнью. Обилие звуков, запахов, движения - как это все было просто и привычно, намного лучше той чертовщины, с которой приходилось временами сталкиваться. Почему-то даже слишком часто приходилось, надо сказать. То ли мир быстрыми темпами катился черт его знает куда, готовясь к очередному катаклизму вроде Сопряжения Сфер, то ли это была судьба, от которой сбежать не удастся, стань ты хоть отшельником в далеких горах или уйди в Махакам к краснолюдам, которые хоть чужих и не охотно принимают, но и своих, если ты своим станешь, не сдают.
Город шумел. Парочка трактиров, попавшихся на пути, уменьшили и без того скромные сбережения Дена на несколько монет, так и не обогатив приятными новостями. Заспанные трактирщики отвечали одинаково: не видел, не знаю, не было. Или было, но совсем не то. Пожимая плечами, трактирщики прятали деньги под прилавок и советовали спросить где-то еще.
Это-то было понятно и без их советов.
Жителей на улицах становилось все больше. Несколько нарядных женщин в платьях, выдававших их сельское происхождение, шли небольшой процессией, неся перед собой украшенное лентами нечто, напоминающее колесико на длинной палке. Судя по их пению, намечалась свадьба. Присмотревшись, Ден заметил идущих чуть дальше мужчин и парочку явно участвующих в событиях детей. Старый булочник, раскладывающий свой товар, провел из взглядом и улыбнулся.
- Смотреть будешь, или купишь чего? - спросил он наконец у вампира, заинтересованного больше запахом еды, чем пением и всеобщим праздником. Того долго уговаривать не пришлось. Чтоб купить пару булочек, Ден выгреб остатки мелочи. О деньгах он уже не волновался. Если придется наворовать еще, значит, придется. Потому как разве у него оставался выбор?
Заворачивая одну из покупок в ткань, Ден снова обернулся на процессию, но его внимание привлекла уже другая фигура. Поначалу Денкрау даже было решил, что этот человек тоже участвует в свадьбе, но сразу же понял ошибочность своего предположения. Человек был совсем не так одет, как требуется для свадьбы. И у него было...
У него было удивительно знакомое лицо.
- Вот... - закинув еду в сумку, вампир выругался, надвинул шляпу посильнее, и уже было собрался тихо убраться с улицы, как понял, что поздно. Его заметили.
И что теперь? - вампир с досадой поморщился. - Не отвянет же. Прицепится, как пиявка.
Поправив сумку на плече, Ден махнул "старому знакомому" рукой, мол, и я тебя вижу, и пошел по улице в другую сторону, то и дело оглядываясь.
Ну-ка, и что ты сделаешь?

+2

5

Мерхольд плыл в людском потоке, словно лодка рассекая набегающие волны, его колючий взгляд цеплялся за лица прохожих, повседневные мелочи, на которые обычно никто не обращает внимания, за движения людей, мимику и взгляды. Вот льстивый торговец, строит масляные глазки красотке годящейся ему в дочери, там карманник с отвлеченным видом выуживает у зазевавегося прохожего кошель, свадебная процессия, улыбки на лицах, босой оборванец с копной светлых волос.
- Ба… Знакомые все лица, - ухмыльнулся уголком рта солдат, встречаясь взглядом с Денкрау.
Парнишка как ни в чем не бывало поприветствовал его взмахом руки и тут же направился в противоположную сторону. От такой наглости, у барона чуть не отвисла челюсть, но он держал себя в руках и не подавая вида продолжил движение не выпуская вампира из вида, тот тоже постоянно оглядывался на воина пытаясь делать то же самое. Все же у идущего позади было преимущество, и в тот миг когда Ден в очередной раз отвернулся, Мерхольд быстро скрылся за лавкой какого то торговца, и принялся наблюдать за вампиром сквозь щель находящуюся меж досок ларька. Парень в очередной раз оглянулся и не обнаружив преследования, озадаченно остановился, оглядываясь по сторонам, видимо пытаясь понять куда же подевался воин. Барон чуть не подавился со смеху наблюдая удивленное лицо беглеца, но сдержал смех и продолжил наблюдение, он очень удивился, когда Ден повернулся в обратную сторону и пошел по направлению к той лавке за которой прятался Мерхольд.
- На ловца и зверь бежит… - мысленно порадовался наивным действиям рыцарь, затаившийся в засаде.
Когда Денкрау поравнялся с ларьком, каэдвенец, сдвинулся так, чтобы его не было видно и подождал ждать нужного момента. Как только Ден прошел немного дальше, он схватил его за шиворот сзади и резким рывком втащил в пространство меж лавками.
- Ну здравствуй поближе, - улыбаясь сказал вампиру барон, одновременно прижимая к его горлу ланцет по иронии судьбы ранее принадлежавший Денкрау.
- Не дергайся, целее будешь. А не то стражу кликну, - предупредил о возможных последствиях каэдвенец.
- Поговорить бы надо. Пойдем, - потащил он за собой Дена в проулок, где на было видно никого и можно было поговорить без лишних свидетелей.
- Как тебе удалось сбежать? – задал Мерхольд вопрос мучивший его с того момента как Ден исчез сначала из замка, а потом и из склепа.
- Сколько ваших в городе? – поинтересовался он тут же, не снижая бдительности, готовый в любой момент пырнуть голодранца в яременную ямку.

+1

6

Когда ты делаешь какую-то глупость, ты думаешь, что, в принципе, готов к последствиям. Когда ты делаешь какую-то глупость, ты обычно даже не понимаешь, что это глупость.
Осознание приходит позже.
- Черт…
Барон и правда вынырнул, как черт из табакерки. Ден даже не успел удивиться, как смог его прозевать, ведь он думал, что тот скрылся дальше, в другом переулке или даже в дверях одного из домов.
- Не дергайся, целее будешь. А не то стражу кликну, - пригрозил барон, и шею кольнуло что-то острое. Глянув вниз, вампир поначалу даже и не понял, что это – большую часть предмета закрывала рука напавшего. Разбираться и присматриваться было некогда – Мерхольду приспичило поговорить. К счастью еще, что он не стал сразу созывать зевак и стражу, а решил перенести разговор дальше, в более уединенное место. Ден, правда, не отказываясь от самого разговора, с большей охотой провел бы его, стоя за высокой решетчатой железной оградой, отделяющей его от барона. К сожалению, между ними сейчас было совсем другое железо.
- Узнаю семейные традиции, - слегка усмехнулся вампир в ответ на вопросы, глянув Мерхольду в глаза. – Ваш родич вообще предложил мне поговорить в камере пыток. Тогда я как никогда был настроен всё объяснять и разговаривать. Можете себе представить, какое было разочарование.
Осторожно вздохнув, - почему-то кроме страха внутри рождалась злость, и оба этих чувства Ден пытался скрыть, как вообще возможно, а то и подавить, - вампир внес предложение, от которого нельзя отказаться и от которого, он подозревал, бывший спаситель все-таки откажется:
- Почему бы вам, барон, не опустить оружие и не спросить нормально? Я на вас хоть раз пытался напасть?
Сдерживаемый страх застыл на краю сознания и ждал своего часа. Но вампир все еще на что-то надеялся. Однажды он уже попадал в подобную ситуацию, и все еще жив. Правда, привыкнуть к такому все равно тяжело.

+1

7

Мерхольд, одобрительно усмехнулся при упоминании родственника, которого начал считать слишком мягкотелым. Вампир продолжал говорить, вполне спокойно и вежливо, впрочем как и убедительно. В голове воина все никак не могло уложиться, что такой мозгляк может быть опасным монстром, хотя в памяти были свежи воспоминания, как его родственничек уворачивался от арбалетных бельтов.
- Если бы к моему горлу представили  нож, я бы тоже сладко запел, чтобы усыпить бдительность противника, а потом воспользовался его беспечностью, - похвалил мысленно парня солдат.
- Ну что ж проверим, на что ты способен. – подумал воин, отведя от горла Дена клинок и отступая на пару шагов назад, так чтобы можно было при попытке атаки молниеносно контратаковать. 
- Ни разу не пытался, - со сконфуженным видом ответил барон, что входило в его замысел.
- Сначала Настрог, потом Гратте, а сейчас Хочебуш. Почему ты преследуешь меня? – задал он очередной вопрос.
- Что вы делали в замке? Как ваше появление связано с призраками? – посыпались новые вопросы.
- И ты, не ответил на прежние вопросы, - напомнил Мерхольд об таинственном исчезновении Денкрау из замка.

0

8

Смело.
Вопреки ожиданиям вампира, барон Мерхольд Эбергсдорф действительно убрал оружие и отступил на пару шагов. Ден зацепился взглядом за его руку, глаза вампира расширились от удивления, а потом снова чуть прищурились - он опознал свой ланцет. Тем не менее, бросаться вперед и отбирать свою собственность он не стал. Оказавшись на некотором расстоянии от барона, Денкрау вздохнул свободнее и непроизвольно потер шею, словно желая убедиться, что и в самом деле ничего уже не мешает и не угрожает. Теперь бы еще решетку сюда поставить, вообще хорошо будет. Мерхольда он опасался и, собственно, имел к этому все основания, несмотря даже на последний, так удививший его поступок.
- А я уже начал было думать, что это вы, барон, меня преследуете, - хмыкнул Денкрау. - Встреча в Настроге была случайной, в Гратте вы прибыли позже. В Хочебуже... если вам показалось, что я вас преследую, то что ж, доля истины в этом есть. Когда я понял, что это вы... в общем, нам действительно надо было поговорить.
Он чуть-чуть с досадой сморщил нос, непроизвольно отступив на полшага назад. Барон его одновременно и заинтересовал, и пугал. Сложно забыть, что именно из-за этого человека тебя чуть не убили, но в то же время сейчас он реагировал как-то относительно спокойно.
- Что до замка... - продолжил Денкрау пояснения. - То я там искал Хартуса. Он наемник и  в некотором роде специалист по аномальным вещам. В основном по низшим вампирам, ну, знаете, альпы, фледеры, носфераты.... - вампир испытывающе глядел на барона Эбергсдорфа, пытаясь понять, знакомы ли ему эти названия. - Создает здоровую конкуренцию ведьмакам. В этот раз, правда, промашка получилась. Ни он, ни я не успели разобраться, что это за призраки были и вообще что к чему. Нам чуть-чуть помешали. Ну, некоторые люди. Интересно, кто бы это мог быть? - понимая, что дальнейший разговор в таком тоне не приведет к примирению, Ден попытался взять себя в руки и перестать говорить с такой иронией.
- Ну да понимаю, трудные времена, призраки, то-сё, а тут еще и мы. Как бы то ни было, Хартуса я потерял. Слышал, он освободился? - это скорее был вопрос, а не утверждение. - Если здесь и есть кто-то из наших, я о том не знаю. А что до того, как мне удалось бежать... зачем мне рассказывать об этом? Тем более вам? Вдруг мне еще пригодится этот способ. Кстати, может, вернете мне ланцет? Я и без того по вашей милости потерял немало хороших вещей.
Вампир с некоторой опаской продолжал смотреть на Мерхольда. Он вполне допускал, что с того станется даже запустить ланцетом ему в глаз или выкинуть какой другой подобный трюк, и был готов к такому повороту событий. Ну, по крайней мере, думал, что готов.

+1

9

Сложно сказать, чем закончилась бы эта милая беседа, полюбовной сделкой или зубами на земле. Но в самый интересный момент, как это зачастую бывает, их уединение прервали. Окно на втором этаже, прямо над ними, неожиданно распахнулось, скрипя несмазанными петлями. Только отточенные навыки бывалого воина и вампирские рефлексы позволили избежать ведра грязной воды, выплеснутого заботливыми женскими руками. Что поделать, в шумном, бурлящем жизнью городе нелегко найти место, где тебя действительно не потревожат. Точно также, без всяких эмоций и объяснений, окошко закрылось. Очевидно, хозяйка считала такой способ избавиться от отходов вполне обычным и естественным, а себя - слишком занятой, чтобы выслушивать, что об этом думают там, внизу. Мало ли кто там по утрам в подворотне ошивается. Вряд ли люди приличные.
Что важнее, сейчас Мерхольд и Денкрау оказались на изрядном расстоянии друг от друга. Правда, ничто не мешало при желании это самое расстояние как сократить, так увеличить и ещё больше - но неожиданности на этом не закончились. Потому что со стороны улицы показалась ещё одна фигура. На сей раз, разнообразия ради, мужская.
- Хм. Странная парочка. - зелёные глаза настороженно уставились на барона и вампира, больше всего сейчас напоминавшего человека без определённого места жительства. Что же до незнакомца, его социальный статус представлял собой, наверно, нечто среднее между ними. Одежда его выглядела относительно новой, но простой и функциональной, вполне позволявшей сойти за горожанина, но жёсткое, уверенное, с явно нездешним загаром лицо, и меч на поясе выдавали скорее профессионального воина - солдата, наёмника, охранника караванов, как хотите. А какие ветры занесли его сюда - ну, что может среди бела дня делать в подворотне взрослый мужчина, руки которого так и крутятся на уровне пояса? Любоваться птичками, наверно.
- Простите, вы сказали... Гратте?

+1

10

Барон сузив веки пристально следил за вампиром, ожидая, что тот в любую секунду бросится на него. Он вспомнил о смерти четверых обескровленных разведчиков и начал понимать почему они погибли. Худой, если не сказать щуплый паренек, ну никак не вызывал чувство опасности, скорее всего это-то и сгубило тех парней в Настроге, они были слишком самоуверенны, а значит и расслабленны, помножить все это на скорость с которой мог двигаться упырь и результат на лицо. Оставалось загадкой лишь причина того инцидента. По версии вампира это была попытка ограбления, а по выпитым досуха трупам – охота на людей.
- Наглости тебе не занимать, - ухмыльнулся Мерхольд, на просьбу вернуть хирургический инструмент, уверенный в то, что этот вот бесенок применяет его совсем не в лечебных целях.
- И врешь ты складно. Только вот кое что не сходится… - не закончил фразу солдат, как его прервали наглым образом выливая помои из окна. Благо на реакцию воин не жаловался и понял о намерениях женщины, гораздо раньше чем она выплеснула содержимое помойного ведра на улицу, да и опорожнение ночных горшком таким образом не было чем-то из ряда вон выходящим для городских жителей, поэтому попадая в город всегда ожидаешь чего-то такого. Отскочив в сторону, Мерхольд ни на секунду не выпустил из виду Дена, впрочем тот, как ни странно не попытался сбежать или напасть.
Продожить мысль Мерхольду тоже не дали и даже наоборот, своим появлением незнакомец, заставил замолчать барона и внутренне приготовиться к худшему развитию сценария. Пришелец мог быть заодно с Денкрау и прийти к нему на помощь, а мог и случайно оказаться рядом, во что каэдвенец не верил, слишком уж много случайностей на промежуток времени, вплоть до самой их встречи с вампиром. Мерхольд сдвинулся в сторону, так, чтобы незнакомец и Ден находились с одной стороны и примерно на одной линии, потому что так он мог видеть обоих одновременно и в случае конфликта, те бы мешали друг другу и у него небыло бы за спиной противника.
- Кто вы? И почему подслушиваете наш разговор?  – Задал рыцарь закономерный вопрос.

Отредактировано Мерхольд (2014-01-31 00:31:51)

0

11

Возвращать ланцет барон не спешил. Что-то у него не сходилось. Постоянно у них что-то не сходится. Открывшееся окно и вылившиеся помои бодренько прервали беседу, не дав возможности все-таки узнать, что именно в рассказе Дена не понравилось человеку, наглым образом присваивающему чужие вещи. А уж потом и вовсе пришлось отложить выяснение этого вопроса, так как появилась новая фигура, неся с собой целый ворох разнообразных вопросов, в основном из разряда "кто?", "как?" и "какого хрена?"
Рефлексы вампира - это все-таки всего лишь быстрые рефлексы, но не быстрая соображалка, увы. Когда Ден понял, что можно отступить чуть в сторонку, чтоб одновременно наблюдать и за Мерхольдом, и за подозрительным странным типом, примерно такой же замысел реализовал барон, делая эту идею для Дена и бессмысленной, и рискованной.
Зараза, - поглядывая и туда, и сюда, Ден заметно занервничал.
- Кто вы? И почему подслушиваете наш разговор?  - задал очень точный и правильный вопрос Мерхольд.
И сколько же ты услышал? - мысленно добавил вампир, рассматривая незнакомца. - Вроде я ничего лишнего не сболтнул... Хотя, лишнее было всё.
- Странное место для случайной встречи, - подал в свою очередь голос Денкрау. - Неужели мы говорили так громко?
Немного нервировало, что теперь что с одной стороны не слишком-то широкого переулка, что с другой были вооруженные люди. О  бароне и говорить не стоило, мимо него так просто не пройти, упертый, как баран, со своим несхождением. А второй... от второго вообще неизвестно чего ждать.

+1

12

- Не то чтобы прям так уж громко, чтобы переполошить всю округу. Но вблизи вполне так слышно. Городские улочки, несмотря на внешнюю закрытость от посторонних глаз, вообще не лучшее место для уединённых бесед, уж поверьте. - небрежно сообщил незнакомец, с нескрываемым интересом наблюдая за их телодвижениями. С какого бы места он ни слушал разговор, вся сложность и тёплота взаимоотношений барона и вампира, или, с точки зрения постороннего наблюдателя, барона и бродяги, никак не могла укрыться даже от менее внимательного человека, разве что совсем уж растяпы, непременно желающего обмануться.
- В общем, проходя мимо, я услышал знакомые слова и просто не мог не заинтересоваться. - незваный гость пожал плечами, будто извиняясь. - Что же до имени - я Рендал. Впрочем, в этих краях меня чаще называют Рендалом из Гратте. Могу ли я узнать ваши?

0

13

- Чудненько, - чуть улыбнулся Денкрау, стараясь по возможности скрывать клыки. - Я Денкрау, можно просто Ден. Я это, - о, позвольте, я вас представлю, - весело глянув на Мерхольда, вампир поклонился, - его милость прекрасшейший и великомудрейший барон Мерхольд Эбергсдорф. И пусть вас не удивляет такая необычная компания, как наша, - повернулся он к Рендалу, - некоторые события могут связывать людские судьбы, несмотря даже на столь явные социальные различия... усугубившиеся, - добавил вампир не без иронии, - благодаря одному из участников данного разговора. Думаю, ваша милость, вы понимаете, о чем я, - Ден поправил жилет и смахнул с рукава рубашки воображаемую пылинку, оставив нетронутыми парочку совсем не воображаемых пятен.
Эк понесло, - сам удивился своему высказыванию Денкрау. - Влияние Хартуса, не иначе.
- Да, мы вспоминали замок Гратте, - продолжил вампир. - Но... вы, несомненно, правы в одном. Такие переулки - не самое лучшее место для разговора. Предлагаю перенести его в более спокойное и уютное место. Например, в ближайший трактир. Если, конечно, вы не будете сильно смущены моим видом, - хмыкнув, Ден снова глянул на Мерхольда. - К несчастью, мне пришлось оставить значительную часть вещей на хранение. - вновь повернувшись к новому знакомому, Ден легкомысленно развел руками. - Кстати говоря, оставил я их как раз в упомянутом замке. Его милость не даст соврать.

0

14

Пришелец вел себя спокойно и враждебных намерений пока не проявлял, что впрочем, не являлось показателем его истинных помыслов. Незнакомец представился, и его имя оказалось прочно связано с названием злополучного замка, что еще больше насторожило барона. Эбергсдорф не торопился со словами и выводами, да и бросаться в дружеские объятия он тоже не спешил. Зато мальчишка оказался многословен и остр на язык, пытаясь каждым словом уколоть, оскорбить, разозлить и вывести воина из душевного равновесия, что впрочем, было сложно сделать, так как тот умел держать себя в руках и научился не реагировать на провокации. Всего за несколько мгновений Денкару выболтал всю конфиденциальную информацию первому встречному. Теперь Мерхольд начал понимать, какой олух и простофиля этот паренек, который не так давно с такой же легкостью открылся ему в природе своего происхождения.
- Какой идиот, и как ты еще до сих пор живой? – мысленно выругал вампира солдат.
Переложив за спиной ланцет в другую руку, он с расслабленным видом шагнул навстречу незнакомцу и вампиру, как бы принимая предложение посидеть в кабаке за кружкой пива, и резко дал подзатыльник разговорчивому упырю, дабы прервать его словесный понос, пока тот не наговорил еще каких-нибудь глупостей вплоть до признания своего демонического происхождения.
- Замолкни, болтун, - приказным тоном, оборвал он мальчишку, бросив на него сердитый взгляд.
- И как давно вы бывали в замке милсдарь Рэндал? – поинтересовался барон у мужчины, не спеша идти куда-либо, пока он не убедится в мирных намерениях этого Рэндала, да и Денкрау тоже.

+1

15

- Ау, - насколько много может сказать один обычный жест. Или даже два. Подзатыльник, сердитый взгляд.. и, пожалуй, еще и строгий выговор. В чем-то Мерхольд был прав, конечно, не стоило прям уж так болтать. Но, с другой стороны, а что скрытничать?
Повернувшись к новому знакомому, Ден просто ухмыльнулся, не разжимая губ, и легкомысленно пожал плечами, мол, видите, все бы им, баронам, тайны разводить.
Хорошая ведь тактика, что ни говори, - не мог не признать Ден. - Если бы я меньше болтал, то, может, и вещи мои при мне бы оказались... или повесили бы меня еще в Настроге. А то и на кол... 
Неизвестно, чего ожидал Мерхольд, какой именно реакции, но больше вампир не прореагировал никак. Потирая затылок для улучшения мыслительного процесса, он делал выводы.
Вывод первый - к Мерхольду спиной лучше не поворачиваться вообще, даже на секунду. Очень уж тихо ходит и уверенно двигается. Даже реакция никак не спасает. А мог бы и ножом пырнуть.
Вывод второй - Мерхольд, похоже, или не хочет свидетелей, или не настроен вот прям щас его убивать. В самом деле, мог бы и ножом пырнуть, за вампира-то только награду дадут, проблем точно не будет.
Оба эти вывода были, несомненно, интересны, и заслуживали дальнейшего осмысления.

0

16

Что же до нового знакомого, слушал он с несомненным интересом. Особенно Дена. Или, правильней сказать, практически только Дена и слушал - барон-то, как человек более опытный и предусмотрительный, в основном помалкивал, держа язык за зубами. А имена были этому Рендалу явно знакомы. Ден, стоя спиной, вряд ли заметил, а вот Мерхольд был почти уверен - что-то этакое, пусть на миг, да мелькнуло в его глазах, некая искорка узнавания, что ли. Впрочем, возможно, Рендал попросту быстро думал, и среагировал на знакомую фамилию, как в своё время и Рагнар с его людьми. Каждый обычно знает своего господина, если таковой, конечно, вообще имеется - и даже неграмотный кмет, встретив человека с такой же частью фамилии, сделает вполне очевидные выводы.
- В замке? Вполне даже недавно. - хмыкнул Рендал, глядя на сцену с подзатыльниками. Да, уж на них-то, в противоположность словам, Мерхольд явно не скупился. - Кстати, ваш приятель, по сути, прав. Загаженные городские улочки не самое лучшее место для разговора.
Что он сам думал о довольно фривольных отношениях барона и какого-то бедняка, а со стороны скорей всего всё выглядело именно так, сказать было сложно, делиться своими впечатлениями Рендал, похоже, пока не собирался. Во всяком случае, прямо здесь и сейчас.
- К сожалению, прямо сейчас я тороплюсь по делам. Предлагаю встретиться в гостинице "Рыжая Киска", где-то ближе к полудню. Если вдруг будете свободны, можете и раньше придти, подождать. Насколько знаю, там всегда есть комнаты, еда, девушки. - предложил Рендал, а, взглянув на Дена, вдруг добавил. - Ну и, конечно, какая-никакая работа. Сошлётесь на меня, объясните, что умеете - в общем, это уже там сами договаривайтесь, если нужно, конечно... К слову, барон - Вы-то сами где остановились? На человека, привыкшего путешествовать налегке и пешком, Вы не очень похожи.

0

17

Йип... - Ден чуть-чуть прищурился, но в остальном продолжал сохранять легкомысленно-расслабленное выражение лица. Если бы вампир мог, он бы теперь и сам себе прописал подзатыльник. Для закрепления.
Недавно. Наверное, я зря назвал своё настоящее имя.
Присутствие Мерхольда рядом начало тяготить. Отступив на несколько шагов, и несколько приблизившись, таким образом, к Рендалу, Ден стал спиной к стене и расслабленно на нее облокотился. Стене вампир доверял больше. Стена не всадит тебе нож под ребро. Кто знает, какие у них, у баронов, мысли.
- Благодарю за предложение. Может, и воспользуюсь, - сказал вампир спокойно.
Вот только смысл мне с тобой говорить? С вами обеими, раз уж на то пошло. Работа. Черт бы вас побрал с вашими великодушными предложениями.
Он надвинул шляпу на лоб и сложил руки перед собой, глянув на Мерхольда. С тобой-то я хотел поговорить. Может, ну вас и правда ко всем чертям? Ланцет. У него мой ланцет.
Пожалуй, эта была единственная причина, по которой Ден еще оставался в этом переулке. Он хотел вернуть свою вещь. Слишком дорогую, чтоб так просто с ней расставаться.
Идиоты. И я идиот. 
Почему-то больше всего расстраивало именно предложение о "работе". Сказав все, что собирался сказать, вампир внешне лениво ждал окончания разговора, не выпуская на этот раз ни кого из поля зрения или хотя бы слышимости. Он хотел дождаться окончания разговора, чтоб наконец выяснить, есть ли смысл в дальнейших беседах, или лучше вообще уйти в леса. Подальше от людей. И вот хренушки его там достанут. А там и еды полно, и привычно. Медею-то с Хартусом все равно найти не получается.

0

18

Удивительно, но на подзатыльник паренек среагировал довольно сдержанно, видимо поняв, что получил его заслуженно, во всяком случае, он не бросился в драку, как ожидал барон и не получил нож в брюхо при самообороне. Мерхольд с досадой отметил реакцию Рэндала на болтовню парнишки, но было уже поздно, как говорят: «Слово не воробей, выскочит не поймаешь», и барону осталось лишь констатировать, что тот теперь предупрежден, а следовательно вооружен. Склонив немного голову в знак благодарности, и приложив правую руку к груди, он сдержанно принял предложение посетить означенную таверну: «Я обязательно навещу вас милостивый государь.» и сделав паузу, добавил: «Что же касается моего ночлега, то я присмотрел таверну «Хромая лошадь», не моргнув глазом, соврал каэдвенец.
Денкрау отошел в сторону с обиженным видом и подпер стену, не спеша воспользоваться возможностью удрать вместе с Рэндалом, что могло свидетельствовать как о его смелости и самонадеянности, так и непроходимой тупости и неспособности делать выводы, а может он просто хотел поговорить и поставить точки над i.  Рэндал, поняв, что разговор окончен, удалился восвояси, оставив наедине давешних собеседников.
- Почему ты не ушел с ним? – задал вопрос Мерхольд.
- Почему соврал тогда в Настроге, я не спрашиваю, обескровленные тобой трупы говорят сами за себя, - обвинительным тоном произнес солдат негромко.

0

19

- А стоило бы спросить, - несколько раздраженно ответил вампир. - Какие, к чертям, обескровленные трупы? Вам не кажется, что я был немного не в состоянии их обескровить? С кем я только разговариваю, вы же все равно мне не поверите. И держитесь, пожалуйста, подальше, я вам тоже не слишком-то доверяю.
Нарочито медленно отлипнув от стены, Ден отошел еще на полшага и тихо добавил.
- Почему не ушел? Да потому что мне надоело потом бегать от каждого вшивого стражника в городе, думая, как бы случайно кого-то не пришибить. Мне надоело, что на меня спускают всех собак. Мне надоело, что меня постоянно грабят. И вот очень хотелось спросить, что вы намерены делать? Снова устраивать охоту и созывать всех подряд? Или предпочитаете лично меня прирезать?
Все больше распаляясь, скорее, от досады на себя, Ден, тем не менее, продолжал говорить тихо. Вот только чуть более эмоционально, чем ему самому того хотелось бы.
- Пять трупов. Четверо из которых остались в переулке, когда мы выделись в последний раз. Пятый труп оказался слишком резвым, сбежал. Вот беда-то, небось, недопитый, - он усмехнулся не без сарказма. - Пять трупов на одного вампира. По шесть литров крови в каждом. Как меня только не разорвало в лоскуты давлением, сам удивляюсь. И если я чего не сказал, так это про... второго. Ну, извините, доверие - слишком большой риск.
Ден развел руками, мол, что поделаешь. Ситуация, - он вот буквально чувствовал, - накалялась, словно железо в печи кузнеца, но и заткнуться уже было выше его сил.
- К тому же, это не мог быть он. Так что отстаньте вы от меня наконец-то. А на досуге, так, интереса ради, рекомендую спросить какого... скажем, ведьмака, или может чародея, зачем некоторым расам вообще кровь. Подскажу, примерно затем же, что и алкоголь. Вы ведь не бросаетесь на каждую вшивую бутылку? Надеюсь, что нет? Так с чего бы мне это делать?

+1

20

Провокация подействовала, Мерхольд попал прямо в болевую точку вампира, и тот вышел из психологического равновесия, начиная злиться и говорить то, что у него накипело в душе, изливая все без разбору. Барон слушал не перебивая, пытаясь выудить из словесного потока крупицы истины и блики фальши. Чем больше слушал каэдвенец вампира, тем больше видел в нем затравленного зверька, который по своей открытости, или неопытности, постоянно попадает в переплет. Вся эта горячая речь, была всего лишь защитной реакцией, мальчишки. Мерхольду стало жаль парня, но тот не был человеком, более того был очень опасным существом. Имел ли воин право убивать его? Хотел ли он его смерти? Как человек, он должен был остерегать других людей от опасности, но как тот же человек, он имел сострадание к слабым духом, а перед ним был отчаявшийся паренек, усталый от преследования.
Барон дослушал гневную отповедь и спокойно ответил: «Твоя болтовня заслуживает хорошей порки. Этот Рэндал знает о событиях в замке, а теперь он считает, что мы с тобой заодно. Не лучше всего убить тебя прямо сейчас, чтобы он так не думал?», задал он риторический вопрос наполненный сарказмом.
- Уходи. И лучше не попадайся мне на пути. В другой раз я могу не быть таким добрым. – кивнул он в сторону главной улицы.
- Добрый совет, держи язык за зубами, целее будешь, - от чистого сердца посоветовал он Денкрау пересмотреть политику переговоров с незнакомцами.

+1

21

- Все вы добрые, - снова усмехнулся вампир, на миг показав зубы. - Позвольте не падать на колени от благодарности.
Несколько долгих секунд вампир смотрел на раз спасшего и раз чуть было не погубившего его человека. После вспышки ярости и отчаяния, которая требовала выхода во время этого эмоционального монолога, он вдруг почувствовал себя совершенно усталым и разбитым.
- А ланцет мой, надеюсь, вам кто-нибудь другой засунет... куда не надо, - фыркнул он зло и, развернувшись, быстро вышел из переулка.
Все так же светило солнце, все так же спасала от него шляпа, все так же, как и сегодняшним утром, ждали в сумке несколько булочек, все так же не было ботинок. Вот только что, если можно так сказать, добавилось - это полное отсутствие какого-либо хорошего настроения. И даже намека на него. Равно как и сил, и желания что-либо делать. С Рэндаллами пусть барон сам разбирается, в вполне возможную теперь ловушку у Дена совершенно никакого желания идти не было. Да и вообще, почему проблемы какого-то чертова замка должны его волновать?
Интересно, есть ли тут храм Мелитэле? - подумал Ден. - Или просто святилище. Должно же быть что-то...
На людной улочке было так просто затеряться. Так просто слиться с толпой. И обращали на него внимания не больше, чем на любого другого бродягу. А потому - ничего не мешало спросить дорогу у любого мимопроходящего горожанина. Что Ден и сделал.

0

22

Парень злобно отреагировал на слова Мерхольда и, отпустив нечто вроде проклятия, направился к выходу из переулка, сверкая голыми пятками. Барон лишь усмехнулся ему вслед, пряча ланцет в рукав, и пошел за Деном, держась на приличном расстоянии от вампира. Выйдя на оживленную улицу, он еще некоторое время следовал за парнем, оставаясь незамеченным, но поняв, что тот скитается без особой цели, повернул в другую сторону, вспомнив о деле по которому еще недавно шел. Мрачные мысли с новой силой навалились на него и вскоре солдат уже забыл о неприятной встрече. Сориентировавшись на месте, барон двинулся навстречу судьбе, подталкиваемый желанием избавится от странных снов и сомнамбулизма. После встречи с магом, следовало зайти к Рэндалу. Следовало ли? Тот еще вопрос, но Мерхольд предпочел сосредоточиться на текущих проблемах.

0

23

Храм в городе, как выяснилось, был. Дорогу прохожие тоже подсказывали, пусть и не очень охотно. Или наоборот, охотно, но совсем не ту - сам факт бродяги, ищущего милосердия у Мелитэле, особых сомнений не вызывал, но и желания пообщаться лично, разумеется, не добавлял. В общем, долго ли, коротко ли, и изрядно поскитавшись, Ден, наконец, обрёл искомое.
Святилище, тем более для такого города, смотрелось вполне неплохо, можно даже сказать, внушительно. Добротный двухэтажный каменный дом, наверняка заставивший бы завистливо охнуть  какого-нибудь купца средней руки, сразу бросался в глаза. Впрочем, больше походило на то, что храмом это место стало не так уж давно - в остальном дом выглядел каким-то обычным. Только подойдя ближе, Ден заметил маленькие надписи на стенах. Имена. Длинные, короткие. Написанные аккуратно или выцарапанные наскоро, второпях. Сотни имён.
А в дверном проёме обнаружилась женщина. Спокойная, уверенная в себе, какая-то простая. А ещё - очень большая, наверно, с полтора Дена, и с могучими ручищами, сделавшими бы честь любому кузнецу. Она внимательно смотрела на гостя, и молчала. Видимо, придерживалась убеждения, что женщине, как существу милому и хрупкому, негоже первой начинать разговор с незнакомым мужчиной, пусть даже незнакомый мужчина ниже головы этак на две. Или просто не хотела тратить время на всякого прохожего, которому, возможно, от неё и не надо ничего.

Мерхольду, как человеку на вид куда более обеспеченному, повезло больше. Благодаря уверенному виду и хорошим манерам, а быть может, шраму на лице и суровому облику, горожане куда охотней делились с ним соображениями, где именно поселился волшебник. А также, когда он добрался до места, быстро и без лишних расспросов впустили внутрь.
Облик места, где остановился де Монферрат, полностью соответствовал тому, чего можно было бы ожидать от подобного рода личности. Дом был хороший, и его аренда стоила явно недёшево. Антураж тоже, во всяком случае, на местных впечатление явно должен был производить, хотя внимательный взгляд всё же нет-нет, да цеплялся за мелкие детали, будто бы большая часть этого добра покупалась и подготавливалась прямо здесь, на месте, причём в спешке.
У второй двери, видимо, ведущей к магу, на табурете скучал стражник. Когда Мерхольд вошёл, он поднял голову, во взгляде его появилась некоторая настороженность. Не по отношению к барону как таковому - скорее по его дальнейшим действиям, то есть пойдёт к двери или нет, и нужно ли останавливать, или вообще не стоит рот раскрывать лишний раз. В общем, всё выглядело так, будто у де Монферрата уже был клиент, и торопиться туда не стоило.

+1

24

Богатый дом в почетном районе города, необходимый колдовской антураж, призванный напустить таинственности, все это призвано свидетельствовать о значимости и величии мэтра Монферата. Мерхольд привык к спесивым и высокомерным господам, коих было несметное количество в этом мире, каждый мало-мальски возвысившийся над другим, спешил подчеркнуть своё превосходство, кичась и надуваясь, как индюк. Зачастую эти «надутые индюки» на поверку оказывались непроходимыми тупицами, или никчемными трусливыми людишками, прячущимися за государственную машину, другие были пауками плетущими свои гнусные интриги за спинами тех, кому клянутся в верности. Всех их объединяло одно качество, они были эгоистами и на первое место ставили свое благосостояние, за редкими исключениями, но таких были единицы, и повсеместная среда эгоистов их отторгала, уничтожая, или поглощая. Каэдвенцу предстояло выяснить, к кому ему приходится обращаться, не окажется ли всемогущий чародей обыкновенным шарлатаном, вытягивающим деньги из богатых напыщенных тупиц. Возможность узнать о маге представилась, как только он попал в приемную волшебника, там перед дверью сидел стражник.
- Стражник? Интересно, чего боятся могущественному чародею? – мелькнула мысль в голове Эбергсдорфа, которому показалось это подозрительным.
Человек охраняющий дверь насторожился при виде вошедшего воина, и Мерхольд поспешил успокоить его добродушной улыбкой.
- Приветствую тебя, брат. Да снизойдет на тебя благодать вечного огня,- сложив на груди руки, поприветствовал охранника барон, сходу начавшего свое представление. Возможно, в Мерхольде пропадал актер, так или иначе, в последнее время ему все чаще приходилось выдавать себя за кого-то другого. Солдат решил припугнуть охранника, надавив на его религиозные чувства, напомнив тому о кострах святой церкви, на которых сжигали еретиков и ведьм, вместе с их помощниками. Продолжая улыбаться Мерхольд подошел вплотную к стражнику, опустив на его плечо руку и пристально глядя в глаза, он по отечески тихо сказал: «Орден святого огня не забывает своих детей помогающих ему в расследовании преступных замыслов, даруя им свою защиту и благодать». Сделав многозначительную паузу, чтобы сказанные слова прочно усвоились в голове слушателя, Мерхольд продолжил: «Но может и наказать заблудших во тьме ереси, очистив их души святым огнем», при этом он сжал плечо стражника, а в голосе зазвучали металлические нотки.
Решив, что достаточно обработал сознание своей жертвы, Мерхольд не давая опомниться, задал вопрос: «Спаси свою душу, брат, поведай  о своем хозяине всю правду».

0

25

Храм вызывал двойственные чувства - с одной стороны, это было богатое здание, с другой - удивительно приземленное и не вызывающее никакого особенного возвышенного чувства, даже намека на него. Несмотря на отсутствие для того каких либо оснований, Ден испытал нечто вроде разочарования. Долгая дорога к храму несколько утомила его, точнее даже, утомил случившийся перед этим разговор. И теперь вампир стоял перед зданием, думая, зачем же он, собственно, сюда пришел.
Дену уже случалось бывать в храмах, при одном из них, чуть больше года назад, он провел около месяца. Наверное, именно тогда он впервые задумался о существовании богов. Нельзя сказать, что то, чего ты не видел, не существует точно - многие люди не видели ни драконов, ни вампиров, не сталкивались с магией, не были свидетелями стремительного и страшного полета Дикого Гона. Но боги... в богов Ден не верил. Или, возможно, не в той мере и не в том виде, в котором их представляли. Боги молчали, прячась за статуями, за речами жрецов и жриц, за окнами святилищ. Прятались так хорошо, что их невозможно было найти и невозможно было увидеть. Оставалось только верить - или не верить.
Да, Ден не верил. Но иногда ему очень хотелось надеяться. На что - он и сам бы не сказал точно.
- Здравствуйте, - сказал он, обратившись к женщине и уважительно снял шляпу. Тень от здания немного смягчала яркость солнечного света, потому в ней не было такой необходимости. - Надеюсь, мне правильно подсказали. Это ведь храм Мелитэле? Можно спросить, что означают, - он указал на стены, - эти имена?

0

26

- Это имена тех, кто милостью Богини был спасён от мора. - немножко помедлив, сухо сообщила женщина. - Это здание, кстати, тоже напоминание о тех страшных временах. В прошлом году, когда смерть пришла в Хочебуж, один добрый человек выделил нам свой дом для размещения больных. Просто так, без всяких условий, можно сказать, подарил. Его среди этих имен нет, к сожалению.
На какое-то время служительница замолчала, видимо, погружённая в воспоминания. Потом поглядела на гостя, уже как-то добрей, что ли.
- Бродяга, умеющий читать, и с хорошими манерами? - задумчиво сказала она, разглядывая Дена. - Вы, случаем, не виршеплёт? Знаете, которые слова красиво друг к другу подбирают. Да, и нечего стоять на улице! Вот ещё чего не хватало, через порог разговаривать!
Сказав так, женщина скрылась внутри, очевидно, предлагая следовать за ней.

- Дак, энто ж. Не хозяин он мне, колдун этот. Капитан приказал - охранять. Чтобы, это, не вышло чего. Люди-то разные ходят. А ну как кто силушку не рассчитает да магику зубы выбьет - а тот возьмёт, да город проклянёт. Ну их, чароплётов этих. - такого, с позволения сказать, визитёра стражник явно не ожидал, и, похоже, принимал игру барона за чистую правду. И близость Вечного Огня его, похоже, не очень радовала, а вот свои мелкие грешки, судя по лицу, явно припоминал. - Колдует он тут, что тут рассказывать то? Люди к нему, стало быть, ходят. Разные. И звуки оттуда всякие странные доносятся. Но вроде бы пока все обратно выходили, на своих ногах, и, вроде бы, во здравии.

Отредактировано Юрген Ротт (2014-02-18 00:40:22)

0

27

Ден сразу и не понял, что означали слова женщины. Только потом до него дошло, что бывший владелец дома, похоже, мора не пережил. Печальная история. И произошло всё совсем недавно. Память о тех событиях, должно быть, еще свежа.
Предположение служительницы о роде деятельности Дена тот воспринял с интересом. Виршеплетом его только раз называли, и то, в Оксенфурте, в теплую осеннюю ночь, это была одна сгорбленная и чуть подвыпившая бабушка, от широты душевной начавшая вдруг поносить на улице всех и вся, начиная от идущих гурьбой студентов и заканчивая завывающими на разные лады бродячими собаками, почуявшими в Дене вампира. Слово "виршеплет" тогда гармонично соседствовало с выражениями вроде "голодранец задрипанный" и "ерохвост", причем о значении последнего Денкрау до сих пор мог только догадываться.
- Нет, не виршеплет. У меня... другие интересы, - сказал вампир, последовав за женщиной. Ему было любопытно, похож ли храм собственно на храм хотя бы внутри. Или же он и в самом деле стал святилищем больше медицины. Лечение больных - в самом деле, очень достойное занятие. Ден с радостью отметил, что у него снова появляется какой-то интерес к жизни и к окружающей обстановке вообще. После таких разговорчиков и предшествующих им событий это был хороший признак.

0

28

Страх, одно из древнейших чувств сопровождающих человека с момента его появления, таящееся в глубинах сознания, чувство, граничащее с инстинктом самосохранения так тесно, что иногда они связаны неразрывно. Страх усилен тем, что людская злоба и коварство не знают границ, обуреваемые страстями, одни без устали ущемляют других, все сильнее запугивая, пока последние не уподобляются тупым животным, ждущим, когда придет их черед быть забитыми на бойне. Мерхольд слишком часто видел страх в глазах окружающих, страх дремал в их мозгах, или буйствовал, хватая своей костлявой рукой, за пересохшее горло, не давая вздохнуть свободно. Как и ожидалось, буффонада барона удалась на славу, страх сделал свое дело и сейчас, страж не желал быть причастным к колдовству, этому дому, к церкви, к огню, и даже к своей службе, которая волею судьбы привела его сюда, в его голове явно прослеживалась одна мысль: «Кто угодно, только не я».
Поняв, что его замысел сработал, Мерхольд поспешил развить успех, дабы не дать своей жертве придти в себя и начать соображать.
- Твоя помощь будет учтена, брат. – с улыбкой сказал псевдомонах.
- Значит, ты подтверждаешь, что он колдует? Сам видел? Можешь доказать? – уже без улыбки поинтересовался каэдвенец.
- Орден не поощряет ложь и лжесвидетелей, - прозрачно намекнул гость, приподняв одну бровь, отчего его лицо приняло еще более устрашающее выражение.
Балансирование на краю пропасти, по мнению барона должно было заставить говорить несчастного солдата.
- Какие люди приходят? Зажиточные? Бедные? Колдует ли он безвозмездно? А если нет, то какую плату берет? Что за звуки ты слышал? – осыпал Мерхольд новыми вопросами стражника.
- У колдуна есть сообщники? – поинтересовался воин напоследок.

0

29

- Сообщники? Ну, как. Были. - сообщил стражник. - Только выгнал он их, едва только в Хочебуж приехал. Даром, что от самого того замка с ним шкандыбали - как его, Ратте, что ли. Мол, пользы от них с гулькин клюв, зато жрут за четверых и губу выпячивают за десятерых. Сейчас, говорят, новых ищет. Только хрен его знает, кого ему вообще надо, и для чего.
Судя по некоторому шевелению мысли в глазах, собеседник Мерхольда начал, наконец, работать мозгами. С одной стороны это было хорошо, в силу получения более полезной информации, с другой же - делало "языка" менее управляемым, и, в перспективе, менее доверчивым.
- А люди к нему приходят разные. В основном, конечно, те, кто при деньгах. Бедные-то больше у Мелитэле милости просят, а колдун бесплатно работать, вестимо, не будет. - предположил тот. - Хотя тоже, раз на раз не приходится. Иной раз и богатый только вошёл, так сразу и обратно за порог, а обычного человека долго слушает. Видать, интересно ему. Странный он. Одно слово - колдун.
Стражник замолчал, видимо, прикидывая, что ещё рассказать. И не будет ли ему чего-нибудь нехорошего за свои откровенья. Потом всё-таки выдал.
- А колдовства, это, сам не видел я. Откуда же я знаю, как колдуют? Слова говорит какие-то странные, так от учёного человека чего только не услышишь. А уж от боцмана какого-нибудь - как завернёт, так если и поймёшь, и не представишь такого даже. - засомневался он. - Чудасий непонятных, конечно, полно, но это уже вам решать, колдунство али ещё что.
Куда бы дальше вывела кривая сих рассуждений, сложно сказать. Одно точно - в этот самый момент вторая дверь открылась, и оттуда вышел, вернее сказать, выскользнул, человек. И, настороженно косясь на Мерхольда, принялся бочком-бочком обходить его, направляясь явно к выходу.

Что же до Дена, храм его не разочаровал. В том плане, что храмом как раз не очень  выглядел, зато святилищем медицины - вполне. Внутреннее убранство когда-то, несомненно, было вполне приличным, если не сказать богатым, но это было давно. Сейчас об этом напоминали разве что стены. Никакой лишней мебели - больше голый пол, на котором легко можно было представить лежаки с больными. Сейчас, конечно, всё выглядело лучше - лежаков не было, пол был чисто вымыт, да и остальное нынешние хозяева явно пытались украсить, но было заметно, что помещения явно велики для них, и руки пока толком не доходят. Кроме того, дальние комнаты, полное впечатление, использовались ещё и для приюта обездоленных, запашок, во всяком случае, оттуда шёл вполне соответствующий.
Между тем, женщина повела Дена не в те самые комнаты, как можно было ожидать, а куда-то на второй этаж. Подошла к одной из дверей, уверенно постучала - не из вежливости или желания спросить, можно ли войти, скорее оповещала, мол, вот она я. И, буквально впихнув гостя внутрь, вошла и сама.
Внутри не было пусто. Внутри оказалась другая служительница, на сей раз вполне обычной комплекции, но старше первой, причём намного, волосы её были совершенно седые. Она стояла у окна, слева от входа, и до этого, видимо, разглядывала город, целиком поглощённая своими мыслями. А ещё, от неё вполне определённо несло властью. Уже по тому, как повернула голову в сторону входящих, можно было сказать, что это не последний человек здесь.
Вместо приветствия, первая женщина лишь коротко кивнула второй из-за спины гостя. Судя по глазам, в которых появилась некоторая заинтересованность, это было не совсем обычным ритуалом, но, судя по её реакции, было скорее добрым знаком, чем наоборот.
- Что же, молодой человек, давайте знакомиться. - предложила она, глядя прямо на Дена чёрными, немигающими глазами. - Расскажите, что привело вас под длань Богини?

0

30

Немного удивившись такому раскладу, вампир последовал за женщиной, думая, куда же она его собралась отвести. Задерживаться здесь надолго он поначалу не планировал, потому и знакомиться со всеми тоже не очень-то собирался. Но, видимо, женщина сама решила его кое с кем познакомить. И этот кое-кто, возможно, вообще была местная настоятельница, судя по царственному виду. Чем это я так привлек внимание? Умением читать, что ли?
Уважительно поклонившись женщине, Ден выслушал ее вопрос и посмотрел ей в глаза. Он уже привык, что люди, связанные с медициной, а жрицы безусловно таковыми были, очень быстро понимают, кто он такой на самом деле. Чего стоили хотя бы глаза - такой цвет редко встречался даже у вампиров, светлыми волосами и желтыми глазами вообще, кажется, славились один-два рода из всех, попавших в этот мир во время Сопряжения Сфер. Цветом глаз и формой зрачка Ден даже отдаленно напоминал ведьмака - чем и пользовался при случае, говоря, что он, дескать, ведьмак-недоучка или неудавшийся магический эксперимент. Иногда помогало, иногда - наоборот. Один профессор из Оксенфурта с легкостью заметил его клыки. А уж отсутствие тени или отражения рано или поздно замечали все.
- Многим разумным существам, многим людям свойственно приходить в храмы богов, которых они уважают или которым поклоняются, - ответил Денкрау немного задумчиво. Вампир смотрел на женщину немного оценивающе, и понимал, что так же оценивают и его самого. - Где, как не здесь, можно отыскать ответы на стоящие перед человеком вопросы, или хотя бы найти душевное спокойствие. Я не исключение. Сейчас мне нужно было именно это. Не думал, что кого-то сильно заинтересую, - вампир едва заметно улыбнулся и продолжил. - Моё имя - Денкрау Тардьё-Бенуа. Возможно, вы могли что-то слышать обо мне, но, впрочем, не удивлюсь, если не слышали. Несколько лет назад я провел какое-то время в храме в Элландере, - приятное было время, Ден даже несколько раз жалел, что ушел через месяц, но оседлая и скрытная жизнь оказалась не для него. - Отвечая на ваш вопрос в более глобальном смысле, могу сказать, что меня привело совпадение интересов. Мне тоже интересна медицина. К тому же... Мелитэле - богиня не судящая, не карающая. В отличие от других, она принимает всех, кто к ней приходит, не делая ни социальных, ни расовых различий.
Вот именно. Никаких. Женщина стояла у окна, и Ден ненадолго опустил взгляд. Черные глаза натолкнули его на мысль, что, может, представителей его расы и в самом деле больше, чем ему все это время казалось. Уж слишком часто он с ними встречается.

0


Вы здесь » Ведьмак: Перекрестки судеб » Квесты » Поездка в Хочебуж


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC