Ведьмак: Перекрестки судеб

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Перекрестки судеб » Фантазмы » Морские Соколы


Морские Соколы

Сообщений 1 страница 30 из 194

1

http://savepic.org/3925138.jpg

Морские Соколы.

Время: антураж Европы XVIII века.

Пиратская фракция (возраст): Минька (17), Дядь Ондрей (35), Зига-Тетеря (27), Дэир Упырьсан (как всегда выглядит на 40).
Штатская фракция (возраст): Ретернед (30), Йорвет, Януш.

Место: просторы Великого Моря.

Предшествующие события:
Может поедешь с нами, парень? Ты и я, Хокинс и Сильвер…
Будем жить сами по себе, свободны, как ветер, не подвластны никому!

По мотивам «Острова Сокровищ» и всяческих его интерпретаций.

Двое Соколов, плюнув на все, отправляются бороздить просторы Великого Моря на корабле о черных парусах и с красным флагом, на котором раскинул крылья черный сокол. Слухи о быстроходном «Черном Соколе», появляющемся буквально из ниоткуда и мгновенно исчезающем с награбленным, быстро разлетелись, и теперь внушают ужас торгашам, перевозящим свое добро морским путем. И не только торгашам…

Отредактировано Меинхард Фортрейн (2013-07-07 23:47:22)

0

2

-Может поедешь с нами, парень?
Барга хитро прищурился, затем экспрессивно взмахнул руками.
-Будем жить сами по себе, свободны, как ветер, не подвластны никому!
Минька с сомнением покосился на свой плохенький меч оруженосца, явно отслуживший свое еще пару лет назад, затем прямо посмотрел на капитана карателей и, улыбнувшись, поднялся на ноги, оставляя покореженную после тренировки несчастную железяку на столе.
-Знаешь... По рукам.

Фортрейн вздохнул и открыл глаза, невольно улыбаясь воспоминаниям. Подросший и окрепший семнадцатилетний Минька, бывший оруженосец Ордена Алого Сокола, стоял на капитанском мостике, уперев руки в боки и с легким прищуром смотря вперед, в безграничную синь моря. Гербовую котту еще год назад сменили совершенно другие одежды - свободная рубаха с широкими рукавами со шнуровкой на груди, бриджи в продольную сине-бордовую полоску, перетянутые на талии широким ремнем, оставшиеся неизменными высокие сапоги, темно-синий, почти черный, кафтан с высокими манжетами на пуговицах, алая бандана и темная треуголка поверх нее дополняли образ.
Ах да, еще сабля, которая была намного легче и проворнее прежнего меча. Чудный клинок подарил ему Барга, прекрасно понимая, что одним лишь кинжалом парень много не навоюет, хотя Минька уже довоевался до своего первого шрама, легонько скользнувшего по левой скуле в одной из стычек. А сколько подобных стычек еще предстояло? Слава "Черного Сокола" уже бежала впереди него, пугая торгашей и их вольных и невольных попутчиков. Как ни странно, приструнить пиратов еще никто не пытался, а может и пытался, просто не смог угнаться за быстрым судном.

Запустив руки в карманы брюк, Минька снова прикрыл глаза, наслаждаясь прохладой морского ветра. Полы кафтана полоскались в потоках бриза так же, как и заплетенные в косичку волосы, и как флаг с черным соколом, гордо реявший на верхушке мачты. Кто-то сегодня определенно попадет в его когти.
И, надеюсь, у этого кого-то окажется та любопытная карта острова с сокровищами, о которой все говорят...

Отредактировано Меинхард Фортрейн (2013-07-04 11:10:09)

+1

3

Подзорная труба с грохотом перекатывалась по столу в такт бортовой качке. Перекатившись в очередной раз, она опрокинула чернильницу. Пятно с невероятной скоростью расползлось по карте, превращая материки и острова в сплошной, синий океан.
- Три тысячи чертей! Каналья!
Капитан Ретернед, по прозвищу Ласточка мог произнести и еще множество слов, но все они так и остались невысказанными - рядом была дама.
"Чертова девчонка! Сдался ей этот остров!" - подумал капитан сворачивая безнадежно испорченную карту. С сожалением забросив скомканный пергамент в угол, Ретернед притянул к себе новый, и продолжил работу.
"Тридцать узлов зюйд-зюйд-вест, пятнадцать..." - подняв голову, Ласточка украдкой взглянул на пассажирку. Молодая девушка, лет двадцати, ну ни дать не взять, принцесса! Тонкие, не огрубевшие ручки, белое, не тронутое загаром личико...
- Сударыня, может ну его, этот остров, и лучше, я вас к папеньке отвезу?
Васильковые глаза девушки гневно вспыхнули. Сердито приподняв носик к верху, девушка обиженно отвернулась.
- Мы с вами уже это обсуждали! Я же сказала, что щедро заплачу...
Ретернед молча махнул рукой. Ничего уж тут не поделаешь...
Взглянув еще раз на карту, капитан снова махнул рукой, и громко топая по доскам, вышел на палубу. В лицо тут же ударила струя свежего бриза, на густой бороде осели капли морской воды.
- Эй там на марсе! Что видно? - сложив руки рупором, выкрикнул Ласточка вахтенному матросу, восседавшему высоко на мачте.
- Все чисто!
Шумно сплюнув за борт, Рет заковылял вдоль борта. Может быть и пронесет, и они не столкнуться с "Соколом". Но Ласточка не верил в удачу. Тем более теперь, когда на его судне была женщина.
"Зря я согласился, ох зря... Говорили мне, что жадность меня погубит..."

Отредактировано Ретернед (2013-07-04 00:01:29)

+1

4

И куда было ему деваться? Говорят, в море уходим... И не бросать же капитана! Да и, к тому же, он наполовину скеллигиец, а это что-то да значит. Ведь все знают, что пираты со Скеллиге - лучшие мореходы в мире.
Так и увязался Зигфрид из Цинтры за капитаном карателей Андре Баргой и оруженосцем Меинхардом Фортрейном. Главное, что одни не остался. Один - это плохо.
Сначала было, как и всегда, тяжело... А, впрочем, сейчас это уже и не важно.

Зига стоял на палубе, покачиваясь в такт кораблю. Он зорко оглядывал снующих туда-сюда матросов, периодически отдавая приказания. За целый год, что они были в свободном плавании, бывший каратель хорошо освоился в морском деле. Самым сложным оказались такелажные работы, но Зигфрид, уверенный, что все это у него в крови, разобрался и с ними.
Соленый ветер наполнял паруса, гордо развивался Черный Сокол на флаге, а трюм никогда не оставался без добычи. Что еще нужно вольному человеку?
Одет новоиспеченный боцман был одет просто и неброско: маленький жилет, под ним льняная рубашка с парой заплаток, широкие парусиновые штаны длиной почти до лодыжек. Ноги были босы, а голова непокрыта. За поясом в ножнах торчал длинный нож. К слову, волосы от так и не остриг, лишь заплел их в косички, чтобы не мешались во время штормов и абордажей.

Сокровища! Сокровища, черт подери! Весь корабль твердит о них, как заведенный. И никто не сомневался, что в скором времени они будут позвякивать в трюме Черного Сокола.

Зигфрид оглянулся на капитанский мостик, где стоял Меинхард - бывший оруженосец Ордена Алого Сокола, а ныне капитан внушающего ужас всему морскому люду таинственного корабля. Фортрейн молчал, задумчиво глядя на морскую гладь. Пока никаких приказаний.
"Значит, идем тем же курсом".
- Эй, Ваилль, как там с починкой перегородки в трюме? - крикнул он корабельному плотнику - бывшему ремесленнику из Новиграда, который ушел в море после разорения. Тот как раз поднимался из трюма с ящиком инструментов.
- Все готово, - быстро промолвил тот и отправился починять примусы поручни, что были поломаны после недавней морской стычки.

0

5

И если утро начинается с похмелья, то значит ждет тебя успех!
Корабельное утро Андре Барги, лысого ублюдка, твари и мерзавца, началось, как ни странно, с пробуждения. И не беда, что обритый начисто череп раскалывался под беспощадными ударами наковальни сушняка во рту, не велика проблема, что уже привычная корабельная качка мотает из стороны в сторону - так легче. И привычнее. Уже привычнее.
- Йо-хо-хо! И бутылка рома. А лучше две. - пробурчал бывший каратель, отыскивая рубаху, сапоги и портки. Последние, о, чудо, нашлись удивительно быстро.
- Ор-р-р-рррены! Ор-р-р-рррены!
Пробудившийся ото сна огромный разноцветный попугай шумно слетел с жердочки и, громко хлопая крыльями, очутился на плече пирата.
- Ша! Раскудахтался, павлин. Какие тебе орены, м?
- Мно-о-ого! - попугай широко развел свои крылья, пытаясь охватить то невообразимое количество, которое ему было необходимо.
- Хах, много! Много, это тебе, брат, не мало! А нам еще бочки с порохом да крыс потравить надо. А то последние сапоги сожрут.

Солнце Великого моря пекло не щадя детей своих - измученные морские волки шли под веселым парусом, разрезая морскую гладь и попирая безграничную синь небес стройным рядом мачт.
Быстроходный "Черный Сокол" в маневренности превосходил неповоротливых темерцев, был быстрее огрызающихся реданцев и проворнее, чем щерившиеся жерлами пушек каэдвенцев. Вот только со скеллигцами и ковирцами могли возникать проблемы - уж больно ловкими были моряками, сволочи! И не взять их, и не трахнуть как следует!
Да еще нильфгаардцы - с теми, увы, в море пока встретиться не удалось, хотя Барга давным-давно взял с себя слово, что нильфов он обязательно будет пускать рыбам на корм. Из вредности и попугаю в радость.
- Эй, Минька! - старый друг лучше новых подруг, а еще получше выпивки и лучшее лекарство от вчерашней пьянки. - Что слышно?  Я ничего не проспал? А то, быть может, ты без меня тут "Короля Фольтеста" на абордаж взял, да три-четыре вражеских мрази к Дагону отправил?
Попугай на плече, вцепившись острыми коготками в цветастую куртку лысого, посмотрел на бывшего оруженосца черными умными глазками. А затем, словно пародируя кого-то, произнес:
- Коня мне! За Темер-р-р-рию, пар-р-рни!

+1

6

- Эй, Минька! Что слышно?  Я ничего не проспал?
Парень обернулся к наставнику, уверенной шатающейся походкой вышедшему из своей каюты. Барга практически заменил ему отца, которого ему так не хватало. Конечно, Минька сам понимал, что подавшись в морские разбойники, он сам лишил себя права возвращаться в родной дом, потому как за содеянное глава семейства точно оторвет ему голову, но и остаться в Ордене он не мог, хоть это и было мечтой всей его жизни. Просто зачастую в жизни все далеко не так радужно и замечательно, как в мечтах. Но здесь он впервые почувствовал себя по настоящему свободным, а это главное.
- А то, быть может, ты без меня тут "Короля Фольтеста" на абордаж взял, да три-четыре вражеских мрази к Дагону отправил?
-Я? Ну что ты, - Фортрейн засмеялся, затем, осторожно протянув руку, погладил капитанского попугая, важнецки задирающего клюв, по разноцветным перьям, - Я всего лишь скромный маленький мальчик, который ничего не умеет. По крайней мере, так думаю другие.
Минька нехорошо ухмыльнулся, но потом, мотнув головой, непринужденно и легко улыбнулся, отбрасывая ненужные мысли в сторону.
- Коня мне! За Темер-р-р-рию, пар-р-рни!
Покосившись на попугая, парень усмехнулся и снова уставился вперед, зорко следя за горизонтом.
-Ты не жалеешь о том, что мы ушли? - вдруг обратился он к Андре, тут же осторожно на него посмотрев.

По палубе сновали моряки, которыми на удивление грамотно командовал патлатый Зигфрид. Ему то уж пиратская авантюра точно пошла на пользу, раз от некоторой прежней неловкости смог избавиться.
Быстроходный "Сокол" словно парил над волнами - шхуна летела на всех парусах, движимая попутным ветром к чистому горизонту. Хотя нет...

Минька нахмурился и, быстро достав из кармана кафтана подзорную трубу, со всем вниманием уставился вдаль. Серьезность на лице молодого Сокола плавно сменилась улыбкой.
-Кажется, удача на нашей стороне и сегодня.
Взятая на прицел подзорной трубы "Ласточка" продолжала беззаботно следовать своим курсом. Пока что беззаботно...

+1

7

- Давай с нами... Такие вояки нам нужны.
Вампир опустил голову и разжал кулак, в котором находился окровавленный медальон "Анх" с оборванной цепочкой.
- По рукам.

- Черт дери... - продирая зенки, прошипел старпом Найтсан, , которого матросня за глаза называла "Упырьсан", не то за адскую скорость и ловкость в бою, не то за дурной и спесивый характер. Некоторые даже поговаривали, что у него есть самые настоящие упырячьи клыки, длинные и острые... Но, таких смельчаков обычно высмеивали и рекомендовали лопать меньше рома, а от самого Упырьсана можно было получить и пяток ударов плетью, за клевету. А рука, по рассказам испытавших, у него была не легкая... Ох, нелегкая...
Когда вампир переквалифицировался из сухопутной крысы в морского волка, в его образе, естественно, кое-что изменилось. Буйная грива черных волос теперь завязывалась в хвост, чтобы не мешались и ветром не раздувало. Кожаная куртка была продана, а за место неё теперь был просторный черный плащ до колен, с разрезом сзади и железными пуговицами, под которым было надета все та же широкая черная рубаха, заправленная в кожаные штаны. На поясе висела короткая абордажная сабля (какой же пират без сабли?!), хоть и дрался он в основном, в рукопашную. Однозарядный пистоль, на случай, когда надо пальнуть в воздух и заорать во всю глотку "Вперед, крысы сухопутные, дери вас адские черти!". Увесистый длинный кнут, для наказания провинившихся. И две оставшихся детали гардероба -  сапоги и треуголка, которую, высший днем натягивал чуть не на самые глаза, хоть как-то защищаясь от дневного света.

Своеобразной традицией стало и то, что на верхнюю палубу Найтсан поднимался чуть ли последним. Вот и сейчас, лысый и правильный мужик Барга (вот только попугай его уже осточертел орать благим и неблагим матом в присутствии Дэира) и капитан Фортрейн уже были на мостике, а боцман Зигфрид во всю раздавал команды своим подопечным. Упырь прошелся по палубе, кинув приветствие патлатому боцману и взошел на капитанский мостик.
-Кажется, удача на нашей стороне и сегодня.
- То есть, к нам она сегодня лицом... А к кому жо.. Э.. Спиной? Что видно на горизонте, капитан? - проговорил вампир, так и не избавившийся от привычки неслышно подходить со спины.

Отредактировано Дэир (2013-07-06 23:39:47)

0

8

- Крепи шкот! Живей, живей! Щенки недоношенные!
Непослушная снасть вырвалась из руки все таки вырвалась из руки матроса, и просвистев прямо над капитаном, сшибла его кожаную засаленную треуголку.
Ретернед чуть не потерял дар речи. Ощупав чудом уцелевший череп, капитан поднял голову в поисках раззявы.
- Крысы сухопутные, разрази вас гром! Всех на рее вздерну!
Напоследок, замахнувшись на растяп, для острастки, рукой, Рет зашагал прочь от кормы, бормоча под нос ругательства.
"В жизни больше не буду брать темерцев на борт. Руказадые задоруки!"
У бака, капитан остановился, засмотревшись на вспененную судном воду. "Синяя ласточка" гордо летела вперед, быстро, как и всегда. При хорошем ветре, бриг был способен выдать до пятнадцати узлов, а сейчас был именно такой ветер.
Ретернед гордился своим кораблем. Долгие годы он провел с ним в море, и еще не разу не пришлось назвать судно "корытом".
И вот теперь новый рейс. На неведомый доселе остров, лежащий где-то в неизвестных водах.
Где-то на корме надрывал глотку боцман. Капитан криво усмехнулся, раздумывая, где бы ему высадить неумех. Растяпам на судне не место. Пускай лучше продолжают ходить вслед за плугом, да плести лапти.
- Вы разрешите к вам присоединиться?
Услышав тонкий голосок своей пассажирки, Рет тут же обернулся. Васильковые глаза игриво смеялись, растрепанные золотые кудри, развивались по ветру, отчего девушка становилась похожей на морскую богиню.
- Да, конечно.
Девушка тут же оказалась рядом, и капитан почувствовал ее запах - тонкий, нежный аромат жасмина и мяты приятно щекотал нос и напоминал о чем-то очень теплом и домашнем...
- Когда мы прибудем?
- При хорошем ветре, берега вашего чудного острова покажутся на горизонте через неделю, - сухо и несколько грубо ответил Рет, - Якорь бросим дней через девять...
- Ой, а там еще корабль!
Моментально выхватив подзорную трубу, капитан направил ее в ту строну, куда указывала девушка. Очень скоро, он заметил "другой корабль". Шхуна, стремительно увеличивающаяся в размерах.
- Капитан судно на горизонте!
"Да ладно? Я уж думал вы никогда не заметите..."
Труба замерла, нацеленная на знамя неизвестного корабля. На мачте полоскалось алый вымпел с черной птицей.
- Это друзья? - голос девушки звучал несколько испуганно.
- Нет. Не друзья. - тихо ответил капитан, убирая трубу. - Свистать всех наверх! Орудия к бою! Пираты справа по борту!
Тотчас же заиграла боцманская дудка, тревожно, словно набат, забили склянки. Не обученные матросы сталкивались, толпились, мешали друг другу работать.
"Это конец..." - спрятав лицо в ладонях подумал Рет, оглядев картину происходящего.

Отредактировано Ретернед (2013-07-07 23:05:26)

0

9

Зига в ответ поздоровался с Упырьсаном, помахал рукой Андре. Дэир и Барга заговорили с Меинхардом, а Зигфрид обернулся на звук колокола, пробившего шесть склянок. Через час должна была смениться вахта.
"На первой же стоянке нужно будет провести небольшой ремонт, а кренговать будем только через пару месяцев", - мысли бывшего карателя теперь были заняты лишь судном, ибо он отвечал за его состояние, за его готовность к бою или шторму и за команду.
Не сможет догнать "Черный Сокол" судно с ценным товаром, кто виноват? Боцман, потому что не были починены паруса и дно облеплено ракушками и домовым грибом.
Не хватит оружия для абордажа, кто виноват? Боцман, ибо заранее не закупил.
Сгниет парусина и ремонтное дерево, кто виноват? Боцман, так как не усмотрел.
Нелегкое это дело - поддерживать техническое состояние корабля.
Зигфрид увидел, как капитан достал подзорную трубу и начал всматриваться куда-то вдаль. Боцман проследил направление и, прищурившись и прикрыв глаза ладонью от солнца, начал разглядывать морскую гладь. Небольшая черная точка выделялась на чистом пространстве вокруг, а Зигфрид узнал в ней корабль. Ни типа судна, ни флага разглядеть было нельзя, но Фортрейн в смою подзорную трубу, кажется, уже все увидел, раз расплылся в улыбке. Видать, что-то действительно ценной попалось. Боцман ухмыльнулся.
- Будут приказания, капитан?
Ветер был попутным, "Черный Сокол" обладал поразительными ходовыми качествами, а значит, догнать появившийся корабль будет несложно. Абордаж - вот где должна проявиться слаженная работа всего экипажа, если, конечно, преследуемое судно не сдастся, лишь завидев черные паруса. Но на это рассчитывать не стоило - редкий купец решит отдать свои товары без попытки убежать.

0

10

Опять капитан шепчется с этой кудрявенькой клиенткой. Выглядит она мило, но, похоже, беседа не приносит ему особого удовольствия. Осматривая свой новый "дом", Йорвет не забывал выполнять поставленную задачу. Стоило ему немного привыкнуть к морю, как старпом самолично назначил одноглазого главным "мальчиком на побегушках", который отвечает за состояние креплений парусов на мачте. Перед тем как доверить сейдхе такую несложную, но важную работу, бывалые матросы научил его парочке хитрых узлов, и рассказали, какие и где стоит применять. В самом начале работы, учителя еще указывали ему на редкие ошибки, но раз корабль разваливаться не собирался и плыл плавно, им быстро наскучило подсказывать и помогать ушастому. Все же моряки не спешили забывать о существовании его изувеченного тельца. Они периодически уделяли ему внимание, тыкая в эльфа пальцем и обзывая его "белкой". Уж сильно их забавляла манера Йорвета быстро и ловко лазать по системе крепления парусов. Такая работа была для в него в новинку. Да он вообще имел слабое представление о том, чем занимался!
Само по себе ходить по морю - занятие не из приятных. Холодный, сильный ветер, вездесущая соль, полное отсутствие растений и свободы перемещения, общество кучки грязных и грубых мужиков, гадкая еда, постоянная качка, неудобные гамаки - все это уже успело достать разбойника, всего за несколько дней прибывания на корабле. Но Йорвету все же удавалось поддержать свой дух всего парой теплых мыслей. Благодаря этим жалким обноскам, которые мне выдали при зачислении на корабль, моя одежда не испортится. Благодаря такой работе, мне не приходится постоянно ползать на коленях и мыть палубу. Благодоря крепкому желудку, я не извергаю из себя  постоянно здешний паек. Благодаря этому кораблю, меня не казнили на площади порта из-за той несносной девочки-воровки. Эту мантру он повторял каждый день по нескольку раз. Особенно, когда над ним издевались матросы и когда холодный, соленый ветер становился вовсе невыносимым. Жизнь, при таких условиях, стала бы совсем прекрасной, отправь его старпом на помощь корабельному коку. Но почему-то он не рискнул подпускать эльфа к готовке еды. А зря. Даже отрави разбойник утреннюю кашу, матросы не заметили бы ни какой разницы- настолько отвратной она была.
Жалуясь про себя на свою жалкую жизнь и довязывая последний узел, Йорвет не заметил, как на горизонте появился еще один корабль. Вдруг внизу все матросы забегали, прямо как муравьи в обоссаном муравейнике, и подняли сумасшедший гул.
-Что еще за пираты? - но на верху этот вопрос, уносимый ветром, не был услышан.

Отредактировано Йорвет (2013-07-07 14:43:52)

0

11

Чарлз Флаэрти смотрел на стол в своей каюте и не понимал. Чего он не понимал, он понять не мог, но чувствовал, что это что-то очень важное. Нет, стол не был чем-то странным - самый обыкновенный стол. Невообразимо обыкновенный. Единственной особенностью этого стола было только то, что он находился в привинченном к полу состоянии, но и это казалось вполне нормально при данных обстоятельствах (данными обстоятельствами была "Синяя ласточка", мерно покачивающаяся на волнах). Но всё же что-то было не то...
Через пять минут пристального созерцания Чарлз Флаэрти начал догадываться, что чего-то на этом столе явно не хватало. Но вот только чего?..
Ещё через десять минут учёный (а Чарлз Флаэрти был именно им, ну или по крайней мере пытался быть) с самой угрюмой и злой миной, на какую был способен, шёл по направлению к палубе то и дело слегка качаясь в такт кораблю. Во время этого непродолжительного дефиле голову его успело посетить столько разных мыслей, которые мы, к сожалению, не можем озвучить в силу  их (мыслей) непристойности, что из них можно было бы составить небольшую поэму. Нет, он не думал стихами, но мысли его были слегка, как и большая часть стихов, как-будто невпопад и ужасно эмоциональными.
Оказавшись на палубе, Чарлз тут же заметил капитана судна и уверенным шагом направился прямо к нему, не обращая внимания на творившуюся вокруг суматоху.
- Капитан! - крикнул издалека он.
Тот не обратил на него никакого внимания, что ужасно задело учёного, распаляя его гнев.
- Сэр! Я конечно понимаю, - вновь заговорил Чарлз, не понижая голоса и продолжая идти, - что вся ваша команда сплошь мошенники и воры, падкие на золото, но не могли бы вы...
Закончить ему помешал моток верёвки, непредусмотрительно кем-то брошенный лежать на полу. Судьба не оставила Чарлзу выбора, и он (со всей тучностью своего слегка полного тела) прилёг рядом.

0

12

Пытаясь хоть как то спасти положение, капитан быстрыми шагами мерил палубу, раздавая указания на ходу. Где-то останавливался, поправлял неумелых матросов, лично исправляя недоделки. В след за капитаном, хвостиком мелькало белоснежное платье пассажирки. Девушка с трудом пробиралась сквозь суетящихся людей, и снасти, но ни шаг не отставала от Ретернеда
- Булинь покрепче затяни вот так!
- Капитан, сударь! Да стойте же вы! - в безуспешной попытке обратить на себя внимание, девушка схватила Ласточку за рукав камзола. Ретернед тут же обернулся, и довольно сильно удивился, увидев девушку.
- Как? Вы еще здесь?
- Да куда ж я денусь! - пассажирка обиженно надула губки, - А что за...
- Хойман! Ред! Отведите нашу пассажирку в мою каюту, и останьтесь с ней. Отвечаете головой! Ну, живо!
- Капитан! Капита.. - девушка отчаянно заверещала, в попытках вырваться из рук двух огромных детин, которое подхватив ее словно пушинку, поволокли девушку в каюту.
Ретернед утер с лица пот. Предстояло еще много работы, а времени оставалось все меньше. Судно на горизонте превратилось из точки в крупное пятно, которое все продолжало расти. Становилось очевидно, что бой неизбежен.
- Мистер Хокс! Самых ловких на ванты! Будут снимать брандскугели! И где этот чертов эльф? - выкрикнул капитан боцману, который как раз пробегал рядом.
Желание поговорить с эльфом возникло не случайно. Ретернеду приходилось видеть ушастых в бою. Конечно, один воин, против целой шайки пиратов - капля в море, но лучше что-то чем ничего.
- Капитан!
Голос сбил Ласточку с мыслей, и заставил прямо таки позеленеть от злости. Занудный и тягучий, этот голос принадлежал некоему Чарльзу Флаэрти, ученому, неведомо зачем напросившимся на корабль. Рет уже давно дал себе слово, что высадит толстяка в первом же порту, но теперь, его одолевало желание высадить его прямо сейчас... За борт.
"Сто чертей ему в глотку! Ну почему именно сейчас?!"
Проигнорировать брюзгу не вышло. Тот увязался за капитаном следом, не отставая ни на шаг.
- Сэр! Я конечно понимаю, что вся ваша команда сплошь мошенники и воры, падкие на золото, но не могли бы вы...
Речь прервалась столь внезапно, что капитан даже обернулся, и первым делом увидел растянувшегося на палубе ученого.
- Достопочтенный сударь! Если вам, настолько не угодила моя команда, то могу предложить вам, найти себе более подходящих попутчиков. Если же вы просто хотите поговорить, то сейчас не самое удачное время. Видите ли, мы с вами находимся в нескольких минутах от знакомства с пеньковым галстуком, и если вы не хотите сделать эту встречу гарантированной, то пройдите в мою каюту, и не мешайте, ради бога! - речь получилась несколько грубоватой, но именно на это, Рет и рассчитывал.
С силой отпихнув замешкавшегося матроса, капитан взлетел на мостик, и принял у рулевого штурвал.
- Набить грот! Убрать брамсели! Живее, ну!

0

13

Чарлз не сразу начал слушать, что говорит ему капитан. Ошарашенный неожиданным падением, он глупо смотрел на доски, которые вдруг стали находить так близко от его носа. Приподнявшись на руках, учёный поднял взгляд на Ретернеда.
- ...найти себе более подходящих попутчиков. Если же вы просто хотите поговорить,..
Что? Но ведь с ним поступили так несправедливо, ведь там была вся его жизнь, труд долгих лет, и это уже не первый раз, как пропадают его вещи. А теперь этот заносчивый капитан обходится с ним так грубо. Ужасно несправедливо.
...то сейчас не самое удачное время. Видите ли, мы с вами находимся в нескольких минутах от знакомства с пеньковым галстуком, и если вы не хотите сделать эту встречу гарантированной, то пройдите в мою каюту и не мешайте, ради бога!
Чарлз наконец решил встать на ноги окончательно и высказать всё, что он думает о таком неподобающем с ним обращении, но капитан, уже потеряв всякий к нему интерес, с проворностью кошки в сущие мгновения оказался на мостике и встал за штурвал.
- Но... я... вы... они... дневник... - промямлил Чарлз и так и застыл с поднятой рукой и открытым ртом. В нём явно шла какая-то борьба. Ну и пусть его дневник украден, всё равно у него есть копии почти всех записей в другой книжечке, с которой он, к счастью, никогда не расстаётся. Да и остальное он без труда восстановит по памяти. В конце концов, он не мог никогда злиться слишком долго, ведь правда? И что, чёрт возьми, здесь вообще твориться?
Учёный стряхнул несколько пылинок со своего красного сюртука, надул губы и подумал ещё немного. Огляделся, подумал ещё и рванул на мостик.
- Простите, сэр, мне кажется, я пропустил что-то очень важное, - начал он своё обращение к капитану. - Не могли бы вы объяснить мне, что происходит?

Отредактировано Януш (2013-07-08 16:24:06)

0

14

Если солнце чешется щекой о тучи - значит будет дождь. Значит гром и молнии, предвестники шторма, будут разрывать небо и заставлять боязливых моряков биться лбами о палубу. Это значит, что пена и крен заставят кое-кого обмочить штаны, а кое-кого эти самые штаны наполнить.
Слюнтяи и мерзость, дураки и придурки, короли и слуги - все они жалкие игрушки в руках природы.
И, тем не менее, человек научился приспосабливаться. Научился предвещать и предчувствовать. Научился догадываться о том, что будет или было.
Капитан карателей в прошлом, наемник и убийца в далеком прошлом, сорвиголова и кватермастер в нынешнем - Андре Барга научился многому: убивать, убивать долго, убивать мучительно. А еще научила орденского палача следить за погодой - в дурную погоду и кости ломит, и водка через гузно пьется. А это не дело.
Поэтому сейчас, именно сейчас кватермастер и сорвиголова недобро покосился на пару сереньких тучек на горизонте. Кабы не было беды.
-Ты не жалеешь о том, что мы ушли?
- За Темер-р-р-рию!
- А что, предлагаешь вернуться? Боюсь, нас встретит одноногая старуха, подружка петля и плаха. Позорный круг, братишка палач, кнут с крячками и костер. Кому как. Вот Магистра, например, сварят как куропатку.
- По-о-одлецы! - попугай гордо расправил крылья, словно понимая человеческую речь.
"Вернуться, ага, как же!"

-Кажется, удача на нашей стороне и сегодня.
"Что?"
Задумчивый карий взгляд выхватил в морской глади точку. Точка, поразмыслив, стала кораблем, а в следующее мгновение Андре Барга уже знал, что ему делать.
- Вот те на, курва-мурва-конопля! - лысый едва не притопнул, перепугав задремавшего попугая. - Абордажная команда будет довольна, чтоб вас так! Командуй, капитан! Ух, мы их!

0

15

- А что, предлагаешь вернуться? Боюсь, нас встретит одноногая старуха, подружка петля и плаха. Позорный круг, братишка палач, кнут с крячками и костер. Кому как. Вот Магистра, например, сварят как куропатку.
-Вовсе нет, - начал было Минька, но, вздохнув, отвел взгляд.
- По-о-одлецы!
-Просто... Впрочем ладно, не важно. Дело прошлое.
Сейчас все было по-другому, и кого же стоит за это благодарить? Правильно, вот этого самого сорвиголову и квартермастера, бывшего Волка из "Соколов".

Фортрейн бы и дальше продолжил свои мысли, если бы не внезапно возникший за спиной загадочный, не смотря на долгое с ним знакомство, Упырь. Всегда он так. Как бы ему так намекнуть, что подобное не есть хорошо? Минька сам с трудом отучился каждый раз вздрагивать - стоишь себе спокойно, не трогаешь никого, и тут, совершенно игнорируя звук шагов, за спиной появляется мужик в черном и начинает чего-то спрашивать. Вот как сейчас, например.
- То есть, к нам она сегодня лицом... А к кому жо.. Э.. Спиной? Что видно на горизонте, капитан?
-Угу. Спиной, - ответил Минька, отрываясь от созерцания горизонта через подзорную трубу, - Одной хорошенькой бригантине сегодня немного не повезет. Самую малость.
Юный капитан обезоруживающе улыбнулся. Сорока на хвосте принесла, что заветная карта именно на "Ласточке", и вот дела, смелая птичка сама плывет им в когти.
- Будут приказания, капитан?
-Приготовить орудия к бою. На всякий случай. Маленькая "Ласточка" и так уже достаточно напугана, - ответил боцману Фортрейн и, поправив треуголку, снова глянул в подзорную трубу. Так и есть - их уже заметили, и экипаж носился по всему кораблю, готовя пиратам радушную встречу. Пытаясь это сделать, по крайней мере.
- Вот те на, курва-мурва-конопля! Абордажная команда будет довольна, чтоб вас так! Командуй, капитан! Ух, мы их!
-Подготовиться к абордажу, - улыбнулся парень и, ненавязчиво отодвинув рулевого от штурвала, сам повел "Сокола" вперед.

Отредактировано Меинхард Фортрейн (2013-07-10 10:50:45)

+1

16

- Простите, сэр, мне кажется, я пропустил что-то очень важное...
Крутанув штурвал влево, капитан перевел судно на новый курс, повернувшись к "Соколу" бортом. Насколько, Рет знал тактику пиратов, они обычно кружили вокруг жертвы, стремясь сбить оснастку и рангоут при помощи книпелей, и только потом брали на абордаж беспомощное, обездвиженное судно.
"Ничего у них не выйдет" - с улыбкой подумал Рет, - "Есть у меня парочка гостинцев."
- ...не могли бы вы объяснить мне, что происходит?
Только теперь, Ласточка соизволил обратить внимание на надоедливого толстяка.
- Пираты, сэр. - буркнул капитан, возвращаясь к работе. - Левый борт, зарядить картечью! Правый - бомбы!
Именно потому, что бриг Ласточка, причислял себя к торговым судам, его крюйс-камера была доверху набита порохом и различными снарядами. А как же иначе дать отпор вконец обнаглевшим пиратам?
Но Ретернед редко принимал бой, а потому все таки не имел должного опыта. За всю свою морскую карьеру, с пиратами он столкнулся трижды. Дважды ему удалось уйти, и лишь однажды, он смог пустить ко дну старую, прогнившую барку, едва она осмелилась напасть.
Но теперь о бегстве и думать не приходилось. Пиратское судно имело оснастку шхуны, - гафельные и марсельные паруса, а при более тщательном рассмотрении, можно было разглядеть и характерный вытянутый, узкий корпус, ощерившийся по бортам пушками. "Ласточка" же, напротив, имел оснастку брига - фок паруса, и мог развить большую скорость лишь при хорошем ветре. При курсе бейндвинд же, бриг очень проигрывал шхуне, а сейчас была именно такая ситуация.
- Сэр, разрешите обратиться, сэр? – капитана вновь отвлекли, но на сей раз, это был не толстяк. Перед Ретернедом стоял еще один его пассажир - с виду бывалый моряк, котырый до сей поры предпочитал не покидать каюту. 
- Я служил канониром на военном судне. Скажу без хвастовства, на моем счету не один корабль. При посадке на «Ласточку» я видел по шесть орудий на борт и по две на бак и корму. Скоро пираты подойдут на расстояние выстрела. Разрешите мне внести лепту в оборону судна?
- Безусловно, я был бы рад вашей помощи. - Ретренед несказанно обрадовался предложению. - Принимайте командование артиллерией, должность канонира как раз свободна.
"Хоть один луч света в этой туче. Кстати, о тучах..." - Бросив очередной взгляд на небо, Ретернед уже не сомневался - будет шторм. Солнце уже приобрело характерный, багровый окрас, а паруса на реях начали провисать - затишье, перед бурей.

0

17

Зига кивнул и развернулся к команде.
- Приготовить орудия к бою! Заряжай картечью! - канониры сразу же приступили к делу. - Готовься к абордажу! Приготовить оружие! - дублировал он приказ капитана.
Боцман, отдав приказания, вернулся за собственным оружием: широким устрашающим тесаком, абордажным топориком и парой однозарядных пистолетов. Все вооружение было тщательно начищено, и бывший каратель не сомневался в его работоспособности. Того же он требовал и от собственных подчиненных.
Обстреливать вражеское судно зажигательными снарядами было бы неразумно, так как пиратов, в первую очередь, интересует содержимое его трюма, а если оно сгорит и затонет, то обыскивать будет нечего.
Пираты с мушкетами уже стояли у бортов, а на марсе мачты расположились марсовые стрелки, готовясь встретить "Ласточку" оглушительным залпом.
- Кошки, багры готовь!
Команда действовала быстро и слаженно. Между правым и левым бортом судна воздвигались две баррикады из бочек с ломом и бревен для защиты полуюта, где находились средства управления судном. К фальшборту привалили скатанные матрацы, что образовали нечто вроде амбразур. Оставалось только натянуть веревочную сеть над палубой судна, чтобы уберечься от падающих обломков рангоута.
Корабли быстро сближались, и тут должна была подействовать старая и проверенная тактика: проход кораблей борт к борту, залп картечью и следующий за этим абордаж. К тому же, ветер благоприятствовал им. Бриг шел против ветра, а его парусное вооружение не способствовало быстрому ходу в таком положении судна, а пиратская шхуна же на всех парусах неслась вперед.
Чтобы подбодрить команду, боцман залихватски гаркнул и прокричал:
- Ну что, подрежем "Ласточке" крылья?
Команда одобрительно загудела.
Зига широко заулыбался, поглядывая то на улыбающегося капитана, то на хмурящееся небо. Ухудшение погоды беспокоило. Очень может быть, что "Черный Сокол" будет поврежден после сражения, а выход из шторма в таком состоянии будет ой как непрост... А в том, что будет шторм, боцман не сомневался. Другое дело - как силы он будет. Хотя что-то подсказывало, что придется худо. Зигфид нахмурился, прикидывая, за сколько они успеют взять "Ластояку".

Отредактировано Зигфрид из Цинтры (2013-07-10 11:42:50)

+1

18

- Пираты, сэр.
- Ох, и вправду? - Чарлз растерялся. Опять пираты? Но ведь всё шло так хорошо.
Учёный вперил взгляд в пол и решил хорошенько задуматься. Ворочая свои мысли, он не заметил человека, который обратился к капитану.  Однако странно... Словно перечитываю книгу, что уже читал много лет тому назад и чей сюжет смутно помню. Вдруг Чарлзу стало неуютно, и он переступил с ноги на ногу, но это не хотело помогать. Тогда он посмотрел на небо, но и от этого было мало толку: его сердце начало охватывать волнение и ноги потяжелели. Да ведь это уже было! Эта неожиданная догадка обрадовала его, но он тут же понял, что радоваться в общем-то нечему. Разве Чарлз Флаэрти не умирал до этого? Ну да, умирал. И Чарлз хорошо это помнил: ему перерезали глотку, а потом выкинули за борт вместе с другими трупами.
Учёный жалобно посмотрел на капитана, но тот был занят своим кораблём.
На этот раз всё будет по-другому. Чарлз рассеянно нащупал под рубашкой металлическую капсулу на цепочке и повертел её. Я  же не умру? Или умру? Ведь Чарлз Флаэрти уже мёртв.
Надо держать себя в руках, у него всё получится, обязательно получится. Никто не сможет прочитать записи об острове без его помощи, а ведь пиратов так легко заинтересовать сокровищами.
- Как вы думаете, сегодня будет дождь? - учёный улыбнулся капитану. - Тогда тоже шёл дождь.

0

19

Что-то не видно приближающегося урагана, смерча или цунами. Да и не похоже, что корабль был поврежден. Внизу боцман активно махал руками в разные стороны, управляя деятельностью матросов. Те же постоянно сталкивались друг с другом, но это не мешало им довольно сносно выполнять поставленные задачи. Эльф это точно знал. С высоты многое видно. Корабль? Чёрные паруса?
-Чего рот раззявил Белка?- по спине эльфа ударила, чья-то тяжелая рука. От чего он чуть не полетел на палубу головой вниз.
-Точно тебе говорю, из-за таких вот, - след стоящий мужик, лет сорока кивнул в сторону одноглазого. - Мы все на дно морское пойдем. "Черный Сокол". Слыхал я о нем. Говорят, у них пушки живые и они...
-Хватит уже! Ты эти россказни всегда нам по пьяни повторяешь. Первый день купаешься, что ль? Не обмочился там? Эй, Белка, ты еще тут? А ну вон оседова, мешаешься.   
-Они всегда попадают, потому как и мужик своим плевком всегда попадает в чан. А питаются эти бестии моряками. И корабль у них тоже живой, и обслуживают его тела, душу продавшие, - не слушая соседа, продолжал второй. - Иль это "Бурый Гвоздь" был...
Матросы, которые всего пару дней назад учили Йорвета азам, сейчас буквально выпихнули эльфа с насиженного места и полезли дальне по вантам.
  В такой суматохе одноглазый не знал куда себя деть. Пираты? Кто это? Местные морские разбойники? Возможно. А как еще можно объяснить такую реакцию команды на чужой корабль? Эльф лавировал между кишащими матросами - остаться не сбитым с ног сейчас, было большим достижением. Dh`oine, их невежество не остановила даже самая непокорная стихия.
Он планировал добраться до каюты и отсидеться в ней. Но людской поток набросил его на боцмана - важного вида мужчину с тяжелым взглядом и аккуратной бородой с проседью.
- О! Кажется, тебя искал капитан, - тут он переменился в лице и закричал. - Тут что, только девочки собрались? Всех канониров под командование к нашему гостю. И без обсуждений, приказ капитана!
Йорвет мог бы сказать, что не испытывает такой уж лютой ненависти к этому человеку. Ведь все-таки Хокс встал на сторону эльфа, когда команда взбунтовалось из-за того, что на корабль пробрался незваный гость без орена в кармане. Конечно же, чтобы оплатить присутствие на корабле, приходилось работать как проклятому. Но все лучше, чем прохлаждаться на виселице. Больше никогда в жизни не буду брать у девчонок бесплатные ящики с кукурузой. И подозрительно быстро стража меня схватила. Может у них такая политика избавления от нелюдей? Где это видано, чтобы вешали за такую мелкую кражу! Но местные законы и их справедливость тогда его мало волновали. Как жаль, что один солдат из эскорта "случайно" свалился на ящики с заморским сервизом. Кто бы мог подумать, что тарелочки и невнимательность охраны "Ласточки" спасут мне жизнь?
-Некоторые просто рождены для того, чтобы греть свои ягодицы в теплой каюте, - видя, что рядом с капитаном концентрация суматохи превысила все возможные пределы, эльф, чтобы не мешаться, встал рядом с низеньким толстяком. - А как я вижу, ты решил побороться с судьбой. 

+1

20

-Угу. Спиной. Одной хорошенькой бригантине сегодня немного не повезет. Самую малость.
Вампир машинально посмотрел в ту сторону, куда была направлена подзорная труба Фортрейна, естественно, ничего там не разглядев со своим ночным зрением.
- Это мы устроим, кэп! - произнес он, задорной и слегка безбашенной ухмылкой отвечая на улыбку капитана.
- Будут приказания, капитан?
-Приготовить орудия к бою. На всякий случай. Маленькая "Ласточка" и так уже достаточно напугана

Боцман Зига уже во всю раздавал приказы морякам, а те очень даже беспрекословно его слушались. Еще бы, попробуй непослушайся такую двухметровую патлатую махину...
Упырь тоже спустился на палубу и проверив, как сабля ходит в ножнах, вытянул пистоль и пальнул куда-то в воздух, смотря, чтобы не задеть паруса.
- Дуйте в паруса, черти морские! А то эта посудина развалится от страха прежде, чем мы до неё доплывем! - проорал он, вызвав дружный приступ хохота у матросов и канониров.
- Дай сюда...
Вампир выхватил из рук пробегающего мимо матроса крюк-кошку и крутанул в руках. Он любил оказываться в самой гуще сражения с помощью интересных акробатических этюдов, да и по рангу ему положено быть впереди.
- Ну что, подрежем "Ласточке" крылья? - Зигфрид не уставал подбадривать вверенную ему команду.
- По самые уши! - гаркнул в ответ Дэир, картинно заложив "кошку" на плечо. В его глазах плясало задорное и озорное пламя ожидания предстоящей битвы...

Отредактировано Дэир (2013-07-10 17:50:00)

+1

21

- Как вы думаете, сегодня будет дождь?
Капитан бросил на ученого полный злобы взгляд, но увидев выражение лица Чарльза...
- Проклятье! - Рета передернуло, - Сударь, вы уже достаточно продемонстрировали свою храбрость, а теперь бегом в каюту! Дождь будет... - уже чуть тише, скорее для себя, пробормотал капитан.
"Сокол" приближался к "Ласточке", с неумолимо большой скоростью. Казалось, что всего лишь несколько секунд назад он был всего лишь точкой на горизонте, а сейчас, уже можно было разглядеть экипаж на борту шхуны.
Вновь вооружившись подзорной трубой, Ретернед направил ее на мостик "Сокола". Он сразу же определил капитана - еще молодой, но уже успевший покрыть себя славой, тот гордо взирал на свою очередную "жертву".
- Не в этот раз.
Закрепив штурвал, капитан, проверил собственное оружие. Кортелас - короткий, но широкий клинок, с закрытой гардой, свободно выходил из ножен, капсюль в однозарядном пистоле цел, порох не просыпался с полки.
В последний раз окинув взором свой корабль, Ретернед понял, что если дело дойдет до абордажа, а оно дойдет, то шансов, у него нет никаких. Беспорядочно носившиеся по палубе матросы, полная неразбериха со снастями... Единственное место на судне, где не царил хаос, была пушечная батарея. Старый морской волк сумел навести порядок, и организовать подобие дисциплины и слаженности.
- Некоторые просто рождены для того, чтобы греть свои ягодицы в теплой каюте, а как я вижу, ты решил побороться с судьбой.
- Сейдхе! - капитан был рад услышать тягучий, мелодичный голос эльфа. - Наконец то!
Окинув эльфа взглядом, капитан понял что не ошибся с выбором. Тонкий, и обманчиво изящный, этот эльф, как и прочие его сородичи был идеальным воином. Проворен, словно кошка, ловок и гибок, чего еще можно желать в абордажном бою?
- Поведешь людей в бой. Это наш единственный шанс на победу...
Договорить капитан не успел. С палубы грянул оглушительный пушечный залп. Судно по инерции качнуло, и Рет, едва успел ухватиться за штурвал. Корабль полностью окутало белым, густым дымом.
- Заряжай! Живее!
- На палубу! Будь готов отбить атаку!- прокричал Рет, зажимая уши, оглохшие от залпа.

Отредактировано Ретернед (2013-07-11 08:25:00)

0

22

Я предводитель dh`oine? Ха! На лице у эльфа буквально расцвела улыбка. В нем смешалось все: негодование, абсурдность, радость, веселье и трепет, от подаренной власти. Кто бы мог подумать, что после нудных завязываний узелков, поведу людей убивать себе подобных. Насладиться моментом в полной мере ему не удалось из-за приближающийся, вполне такой быстроходной, черно-парусной проблемы.
Во всем потоке этого хауса оказались и очень сознательные личности, которые предусмотрительно вытащили все имеющееся оружие на палубу. Йорвет убрал с ящиков тяжелый брезент и начал искать себе, что-то подходящее. Ну... почему бы и нет? Все-таки лидеру обороны надо не только внушительно выглядеть, но и выкладываться в полной мере своих боевых возможностей. А эльф не смог бы принести вообще хоть какую-то пользу, вооруженный незнакомым оружием. Как они смеют содержать его в таком состоянии. Не удивлюсь, если этот корабль раньше боев не видал. Его натренированный глаз сразу же разглядел годные сабли в этой куче мусора.
Одноглазый взял в каждую руку по оружию, радуясь, что ему так повезло, и, угрожая острием клинка, остановил двоих мужиков. Явно не ожидая такого, моряки впали в ступор. Это замешательство передалось и близ стоявшим людям. Верно, они подумали, что Белка именно сейчас решилась отомстить им за все издевательства.
-Что это наши девочки так разбегались? Неужели ищут, что же им надеть на встречу гостей? Девочки, неужели вы не видите, что эти курвины дети не стоят вашего усердия? - Ушастому удалось привлечь к себе достаточно внимания, во многом благодаря своему умению обращаться с голосом, заставляя себя слушать. - Вижу, кто-то надул губки? Девичье сердечко страдает...? Так мы покажем гостям, как смертоносно летает наша ласточка или пойдем плакаться в каюту?!
Матросы недовольно переглядывались, но все еще не спешили расходиться или выступить со своей критикой. Ими не удастся управлять, основываясь на авторитете. Так что пусть ненавидят. Пусть боятся и презирают. Тут вся палуба содрогнулась, а пушечный залп объявил о начале битвы.   
-Подходите по двое за оружием. Кто взял, отходит и не мешается другим. Вставай, хватит уже своим телом палубу протирать! Усачи, что вы встали перед носом у врага? Пригнитесь! Пусть они думают, что мы пошли носики  пудрить .
     Призвать к порядку всегда сложно, но возможно. Тем более растерянные матросы с радостью схватились за дело, которое отвлекало их от мыслей о скорой смерти.
  - Кто посмеет ослушаться или отступить - самолично обезглавлю и выкину за борт! 

+2

23

- Сударь, вы уже достаточно продемонстрировали свою храбрость, а теперь бегом в каюту!
Учёный недоверчиво покосился на капитана, явно сомневаясь в превосходных оборонительных качествах каюты, и уже было хотел возразить ему, что он-де, капитан, в каютах никогда не отсиживался и не знает, что чаще всего каюты никого спасти не могут, да и там так мало места, что и повернуться негде, особенно когда каюту заполняют личности, с которыми и в чистом поле встречаться нежелательно.  Хотел возразить, но передумал. А в прошлый раз каюта не помогла.
Его мысли прервал только что подошедший эльф.
- Некоторые просто рождены для того, чтобы греть свои ягодицы в теплой каюте, а как я вижу, ты решил побороться с судьбой.
- Сейдхе! Наконец то!
Чарлз решил, что это его совсем не касается, и продолжил свои раздумья по поводу самого безопасного места на корабле. С другой стороны, если я буду на палубе, то ненароком смогу узнать, кто из пиратов никем не замеченным отправится на тот свет. Если и затем никто не будет обращать внимания на его отсутствие, то я смогу воспользоваться этим как маскировкой... Вздор! Разумеется после всего капитан их корабля проверит, кто из его команды остался в живых.
Неожиданный выстрел пушки испугал учённого, и тот еле устоял на ногах. Ужасы какие! Если так будет продолжаться, то я побью рекорд падений за день. Надо было выбрать более ловкое тело... и более худое.
В очередной раз раздался оглушительный грохот, и Чралз зажал уши руками, но корабль качнуло, и ему тут же пришлось замахать ими в воздухе, чтобы удержаться в равновесии, которое, кстати, он не преминул потерять и оттого завалился боком на эльфа, заканчивающего раздавать приказы команде. Только благодаря чуду (и эльфовым крепким ногам!) они избежали падения. Йорвет злобно зыркнул на неуклюжего учёного, но тот, погружаясь в себя, ничего не заметил. Приняв перпендикулярное полу положение, он пробормотал что-то вроде "мне нужно собрать вещи" и нетвёрдым шагом спустился с мостика.

Через несколько минут Чарлз стоял посреди своей каюты и рассеянно оглядывался по сторонам. Вот они. Учёный взял белые перчатки, лежащие на столе, надел и повертел руками, рассматривая их. Затем ненадолго задумался, снял перчатки и положил во внутренний карман. Туда же отправился карандаш, пистоль и небольшой складной нож. Потом Чарлз вытащил из-под рубашки металлическую капсулу на длинной цепочке. Капсула длиной в три с небольшим дюйма разделялась на две неравные части, на
самой длинной из которых располагалось пять маленьких шестерёнок и рядом с ними пять таких же маленьких окошечек с цифрами. Покрутив некоторые шестерёнки, Чарлз аккуратно потянул части капсулы в разные стороны и достал оттуда несколько листочков, свёрнутых в трубочку. Он внимательно осмотрел свои записи и убрал обратно, закрыл капсулу и сбил код замка. Всё в порядке. Его рука, всё ещё державшая сосуд, почти ласково погладила металл. Всё будет хорошо. Эта мысль успокоила учёного и он, расплывшись в улыбке, закрыл глаза, но шум, доносившийся сверху быстро вырвал его из сладкого оцепенения. Спохватившись, Чарлз извлёк из кармана на свет небольшую книжечку в кожаном переплёте, раскрыл её на середине и вынул два свёрнутых листочка, но один из них сразу же положил назад. А вот второй, исписанный буквами алфавита и непонятными символами, не долго думая, засунул в рот и начал усердно пережёвывать. И я жую бумагу... Признав эту затею глупой, учёный выплюнул на пол то, что стало с листочком.
А, точно! Чарлз круто повернулся на каблуках и уронил при этом лампу, стоявшую на столе. Ничего страшного. Он склонился над небольшим несессером и, бегло осмотрев его содержимое, уверенным и быстрым жестом взял небольшую склянку с тёмной жидкостью. Через несколько мгновений она оказалась в другом его кармане.
Уже выходя из каюты, Чарлз случайно бросил взгляд на приставленный к ножке стола зонтик, чудесным образом остававшийся на одном и том же месте несмотря на качку. "А почему бы и нет?" - подумал Чарлз и прихватил его с собой.

Отредактировано Януш (2013-08-22 19:38:36)

0

24

- Приготовить орудия к бою! Заряжай картечью!
Это ты, Зига, конечно, молодец...
- Готовься к абордажу! Приготовить оружие! Кошки, багры готовь!
Но вот за Баргу то зачем командовать? Чай, не маленький.
Фортрейн покосился на лысого пирата, хмуро дымящего трубкой. Магистр не в пример ему был в приподнятом настроении, невзирая на то, что хозяин пару минут назад назвал его куропаткой да еще и испугал вдобавок, ну а поскольку много кто выкрикивал что-то залихватское, то и у попугая был огромный простор для его попугайской деятельности.
Стукнуть Зигфрида что ли потом, куда достану? Или, глядишь, сами разберутся?
- Дуйте в паруса, черти морские! А то эта посудина развалится от страха прежде, чем мы до неё доплывем!
- Ну что, подрежем "Ласточке" крылья?
- По самые уши!

Для той неразберихи, что царила на борту "Ласточки", пушечный залп был по крайней мере внезапным. А капитан "Ласточки" в свою очередь, наверное, сильно удивится, когда капитан "Сокола" при ближайшем рассмотрении окажется совсем еще мальчишкой.
-Ишь ты какие... - буркнул себе под нос юный капитан, резко разворачивая штурвал, чтобы подойти прямиком борт к борту к бригу, окутанному дымом залпа. Сложившаяся ситуация была пиратам на руку, хотя нельзя забывать о некоторых предосторожностях.
-Пли! - рявкнул парень, продолжая сокращать расстояние между кораблями. Громыхнул пушечный залп, увеличивая плотность дымовой завесы. Море билось о борт, тихим плеском выдавая приближающегося "Сокола", силуэт которого то и дело мелькал аки призрак в клубах белого дыма.

Находясь уже достаточно близко к цели, Минька решился на один из задуманных маневров, чтобы не быть таким уж предсказуемым.
-Да не галдите вы так, - шикнул парень на команду, обходя "Ласточку" с кормы и "выныривая" из дымовой завесы слева от брига, со страшным скрипом борта судов соприкоснулись, маленько Минька не рассчитал, ну уж что теперь. Теперь можно и погалдеть.
-На абордаж! - во всю силу своего голоса крикнул Фортрейн и, оставив штурвал на попечение рулевого, спрыгнул на палубу, чтобы тоже поучаствовать в предстоящем веселье. В правой руке тут же оказалась сабля, за пояс все так же был заткнут верный кинжал, что помнил еще те времена, когда Минька, будучи четырнадцатилетним мальчишкой, робко постучал в ворота Орденской цитадели. Но времена проходят, а добротная сталь остается.
-Вперед, соколы! - парень пальнул из пистоля в воздух, следуя одному из своих обычаев и обычаев остальной команды.

Отредактировано Меинхард Фортрейн (2013-07-14 16:13:20)

0

25

Вот он! Вот тот тот момент, ради которого Найтсан был здесь, ради которого променял сушу на море. Бой, абордаж, драка - называйте, как хотите, это для чего Дэир был рожден и где чувствовал себя, как рыба в воде.
-На абордаж! Вперед, соколы! - прокричал капитан, а вампиру только это и нужно было.
Он раскрутил крюк-кошку и запустил её в полет, чтобы та зацепилась за часть мачты вражеского корабля. Сильно оттолкнувшись ногами и прыгнув вверх, а стоял он близко к краю палубы, он перехватил канат, присоединенный крюку повыше и сила собственной тяжести понесла его, как маятник, в сторону вражеского корабля. На вершине амплитуды своего движения, высший отпустил канат и кувыркнувшись воздухе, мягко, по-кошачьи, приземлился на палубу "Ласточки", мимоходом сбивая какого-то незадачливого матроса, толкнув того плечом в бок. А дальше - все как по сценарию: бешеная круговерть боя, вольты, увороты, удары, звон оружия...
Так продолжалось, пока Дэир не увидел в гуще боя силуэт, мужчины, умело орудующего парой сабель. С нечеловеческой грацией он крутился, разя направо и налево. Вампир пригляделся.
Эльф, черт меня возьми!
Высший гадко усмехнулся и ушел от очередного удара, переместив массу тела на левую ногу. Он прыгнул, оттолкнувшись ей, а в воздухе изменил направления движения, оттолкнувшись правой ногой от борта, таким образом преодолевая стену сражающихся, дабы не ломиться через них напролом.
- Эй, остроухий! - вампир небрежно отразил очередной направленный в него удар взмахом сабли. Он наклонился, чтобы поднять с палубы валявшийся под ногами, солидных размеров тесак, тем самым шутливо уходя от следующего удара, что пронесся у него над головой.
- Не надоело планктон рубить? - вампир метнул подобранный нож так, что тот воткнулся в мачту недалеко от эльфа.
- Да отвали ты, достал! - он перехватил руку бородатого матроса, так рьяно и безуспешно пытающегося его зарубить и врезал ему рукоятью сабли меж глаз, отправляя немножко полежать.
- Иди сюда, потанцуем! - крикнул он эльфу и заложил саблю на плечо, уперев левую руку в бок, мягко и неспешно двинулся в его направлении.

Отредактировано Дэир (2013-07-15 15:11:01)

+1

26

Корабли столкнулись неожиданно. Капитан не ожидал, что шхуна сможет подкрасться настолько тихо, и внезапно. Как и после залпа, от падения на палубу его спас штурвал, в который он крепко вцепился обеими руками.
"Что за?"- капитан грешил на рифы. Он надеялся, что это рифы.
Но в следующую секунду, воздух взорвался громкими криками, свистом, и воплями первых раненных и умирающих. по всему судну затрещала пальба, беспокойные дымки не рассеивались, а лишь дополняли общую завесу, все еще стоявшую над кораблем, после залпа.
- Палундра! - громко закричал боцман, в следующую же секунду, крип перешел в гортанный хрип.
Стараясь не закричать от страха, Рет механическим движением крутанул штурвал. Маневр, выполненный капитаном, был неожиданностью, заставившей на мгновенье прекратить бой.
Оба судна опасно накрениваясь друг к другу, принялись разворачиваться. Еще один толчок. С палубы "Ласточки" с грохотом посыпалось в море, все что не было закреплено - бочки незаконченных баррикад, трупы, не успевшие ухватиться за что либо сражающиеся. С гулким грохотом покатились ядра, рухнули несколько абордажных мостков. Корабли запутались снастями, и теперь были накрепко привязаны друг к другу.
"Крюйс-камера!" - осенила Рета. В порыве безумия боя, капитан решил взорвать к чертям оба судна.
Выхватив из ножен свой неизменный, короткий палаш, Ретернед, громко стуча каблуками по доскам, кинулся  вниз, с мостика, в гущу уже завязавшегося снова боя.
И снова, треск выстрелов, звон стали... Капитан стараясь не ввязываться в бой, с трудом, пробирался к люку, ведущему в трюм. Это и вправду было нелегко. Палуба была накренена, вокруг в диком танце мечутся сражающиеся, со свистом мелькают клинки.
За спиной раздался громкий, нечеловеческий рев. Инстинктивно обернувшись, он увидел занесенную над собой руку, звериный оскал зубов... Все остальное произошло само собой. Тело нападающего содрогнулось, и неестественно выгнув спину с грохотом рухнуло на палубу. Рет, тяжело дышал. По лицу струились холодные градины пота, а на руках, был что-то до мерзости липкое... Дрожа всем телом, капитан, отер руки о одежду. Это было безумие...

+1

27

- На абордаж! - продублировал Зига приказ капитана.
Корабли сблизились, раздался пушечный залп, в нем потонули звуки выстрелов с палубы и марса. Зазвенели кошки и багры, загалдели пираты, похожие на тысячу чертей.
Боцман глянул, как корсары один за другим перебираются на вражеское судно, а затем и сам ринулся туда.
Вокруг уже шел ожесточенный бой. Как это бывает, команда "Ласточки", зная, что отступать некуда, дралась отчаянно и будто с утроенными силами.
Зигфрид ухватил поудобнее свой тесак и начал врубаться в ряды врагов. Широко размахивая своим устрашающим оружием, он теснил сразу нескольких противников. Один из них предпринял отчаянную попытку прорыва, но боцман резко рубанул от бедра, окончив жизнь несчастного.
Упырьсан затеял поединок с каким-то остроухим, совершенно расслабившись. Боцман хоть и знал о его замечательных боевых качествах, но все же не одобрял вот такого бахвальства.
"Вокруг куча врагов, а он будто бы один на один с этим эльфом драться решил... Вот так зашибут же со спины..."
Зига оттолкнул одного противника, рубанул снизу-вверх по другому. Жаль было, конечно, убивать ни в чем не повинных матросиков, наверное, нужно было попытаться взять корабль без боя, да что-то не стал этого делать капитан... Ну что же, так тому и бывать.
Бывший каратель продвинулся ближе к Дэиру, решив, если чего, помочь тому, как рядом от удара мужчины, одетого не так, как обычный матрос, а, скорее, как капитан или его помощник, рухнул один из пиратов. Капитан - вещь очень ценная, хоть обычно он сидит в своей каюте и трясется от страха... А тут, нате вам, храбрец попался.
Зигфрид шагнул вперед, перегородив мужчине дорогу. Он зло ухмылялся, помахивая тесаком.
- А ну стоять! Сдавайся, а не то растяну твои кишки по палубе!

0

28

Божечки! Такой была первая мысль Чарлза, поднявшегося на палубу. Второй его мыслью было то, что всё это очень напоминало толкучку на деревенской ярмарке, но эту мысль он быстро отогнал, так как она была слишком уж неуместной и нелепой. Ну и в конце концов просто неприличной, ведь люди умирают!.. Неуверенно он начал продвигаться вперёд. Куда именно - было уже не так важно, главное, что не на месте. Учёный не мог понять, зачем он вообще здесь находится, зачем он куда-то идёт, зачем игнорирует опасность и полагается на случай. Это всё так на меня не похоже. Чарлз нахмурился. На какого меня? О, как всё это неважно! Он просто должен быть здесь.
Невероятно фантастичным являлся тот факт, что всегда привлекающий к себе внимание в другое время и в другом месте, всегда ловящий на себе взгляды в своей вечно яркой одежде, со своим неуклюжим крупным телом, всегда стесняющийся из-за своих неаккуратных жестов, Чарлз Флаэрти здесь и сейчас, на абордируем пиратами корабле, в пылу битвы, казалось, стал незаметнее мушки. Несколько раз он встречался взглядом с удивлёнными глазами сражающихся, но те быстро переключали своё внимание на что-нибудь ещё, словно Чарлз был ничем иным, как мимолётным видением. Всем вокруг было настолько не до него, и сам он был настолько не на своём месте, что до сих пор никто не попытался его остановить. Пробираясь по палубе, изредка извиняясь за то, что кого-то нечаянно толкнул, Чарлз представлял из себя что-то вроде космического корабля, зависшего над крикетным полем во время матча. "Да такого просто не может быть!" - и всё.
Внезапно судно накренилось, и Чарлз был вынужден схватиться за что-нибудь, лишь бы не скатиться в разверзнувшуюся между кораблями бездну. От неожиданного испуга сердце его на мгновение прекратило биться, он забыл сделать вдох. Но вот корабли выравняли свой ход, и он смог наконец обрести устойчивое положение. Восстановив дыхание и немного успокоившись, он направился дальше.
Вспоминая позже о своих похождения, Чарлз ломал голову над тем, откуда у него появилась храбрость продолжать свой бесцельный путь. Однако неизменно в своих размышлениях он приходил к одному выводу. Во время всей этой истории на корабле его не покидало чувство ирреальности происходящего, такое неразлучное с чувством уже свершившегося (как он сам характеризовал это состояние) , главным образом, проявлявшегося через постоянные дежа вю. Нельзя забывать также и о той жестокости, с которой Чарлзу пришлось столкнуться в тот день и которую из-за своей натуры, не приемлющей никакого насилия над другими, а тем более и убийства, он всегда воспринимал как нечто настолько диковинное и необычное, насколько необычным и диковинным вообще может быть то, что мы видим впервые.
- А ну стоять! Сдавайся, а не то растяну твои кишки по палубе!
Оправившись после внезапного толчка, Чарлз пребывал в состоянии близком к прострации и не обращал никакого внимания на творившийся вокруг него ад, но этот голос человека здорового, сильного и готового подраться, заставил его
вернуться на землю (как бы иронично это не звучало в данной ситуации). Окинув взглядом вдруг выросшую перед ним фигуру (и оценив шевелюру, закрывавшую большую часть её спины), он, недолго думая, ударил её со всей силы, на какую был способен, зонтом по голове.

Отредактировано Януш (2013-07-17 07:49:06)

+2

29

И стоило так долго возиться с канонирами... Лучше занялись толковой обороной и подготовили парочку ловушек. Йорвет надеялся, что перестрелка даст ему немного времени на подготовку к бою, но только корабль с черными парусами не собирался считаться с планами какого-то эльфа. Dh`oine, как они не заметили такую громадину среди вездесущей водной глади! Одноглазый прекрасно понимал, что бриг был сильно загружен товарами, да и многочисленный экипаж сам по себе тоже весило не мало. Понимал то, что это сильно влияло на скорость и маневренность их корабля. А вот пиратское судно было отягощено только бочками рома, закуской, да самими разбойниками, опьяненными легкой добычей, которую они видели в неуклюжей, объевшейся ласточке, что, несомненно, давало им сильное преимущество. Но разве может эльф отказать себе в удовольствии лишний раз припомнить людишек добрым словцом?
Конечно же, военная подготовка у матросов была никакая. Казалось, большинство из них впервые участвуют в подобном сражении, а некоторые будто вообще впервые взялись за саблю. Но одно было хорошо - эти люди оказались на редкость послушными и понятливыми. Они не только быстро разобрали оружие, но и встали в правильных местах. Корабль, загруженный этими чертовыми ящиками и густой дым... Это можно использовать.
Как и ожидалось от пиратов и прочих непрофессиональных разбойников, ворвались они с шумом, пробираясь сквозь дымную завесу, и, не встретив препятствий, кинулись к центру палубы. Caemm a me. Захватчики были приятно удивлены таким малым количеством вооруженных людей, у которых, казалось, ноги вросли в палубу от страха. И опьяненные чувством легкой наживы, пираты совершенно забыли об осмотрительности и не заметили, как их окружили остальные притаившиеся моряки, взяв захватчиков в живое кольцо. Может, мы еще сможем перехватить инициативу. Может, еще не все кончено.
-Девчоночки, защитим нашу невинность! - крикнул эльф так, как никогда не кричал. - Нашинковать всех пиратов на пир, в честь нашей победы! - крикнул, перекрикивая шум волн, захватчиков и даже самого себя.
Команда подхватила призыв Йорвета своими басистыми голосами и кинулась на сконфуженного врага. Они надеялись, что элемент неожиданности и окружение врага со всех сторон, может еще превратить эту резню в какое-то подобие отчаянной битвы. Превратил бы...
Одноглазого совершенно не заботили окружающие, не входящие в его подчинение. Но не смотря на это, краешком того самого единственного глаза, эльф подметил, что капитан себя вел подозрительно тихо. И как оказалось, зря он не насторожился от этого и не запер капитана в его каюте. Я опасался не того человека. Сильный толчок и практически весь его отряд сопротивления, потеряв равновесие от неожиданного, резкого финта, разлегся на палубе. Конечно же, такой участи не избежали и пираты, но весь потенциал "неожиданного элемента" был потерян.
- Arse! Pavien, avsinann, dh`oine! Я размажу твою глупую голову об этот самый штурвал!- выругался эльф, особо ни к кому не обращаясь. - Dana`n, что опять трете мамоном палубу? Нанизывайте на мечи этих курвиных сынов пока лежат!
И начался хаос. Почти ни каких звуков стали о сталь, только дикие, мотивирующие крики и  нечеловеческие, предсмертные вопли. Йорвету все это напоминало голодных воронов, которые дерутся за пищу, стоя на остатках животного. Мы тоже такие, только добиваемся её изящнее. Сабли сверкали, лица сменяли друг друга, а эльфу быстро стало надоедать определять кто из людей его временные друзья, а кто враги.
Сильно расстроенный проваленным планом одноглазый сражался, положившись на свои отточенные рефлексы, кроме того, пытаясь найти еще способ перехватить инициативу. Вот только все его идеи были непрактичными, бесполезными или вообще глупыми... Может, мое Предназначение погибнуть здесь?  ...или атмосфера для размышлений не та. Вокруг корабля, соленое море. На палубе всюду соленая кровь с металлическим привкусом. Почему я чувствую её вкус?
У уха эльфа просвистел летящий кинжал, который сразу выдернул его из полудремы. И вынув из спины пирата свою саблю, он заметил мужчину, который сильно выделялся в этой кишащей толпе. Дело было не только в его странной, черной одежде, но и в том с какой настойчивостью он приближался к Йорвету,  сметая на своем пути как мусор  мешающихся людей. Это шутка? Если да, то не смешная. Пират еще что-то говорил, но его слова тонули в гомоне человеческих голосов. 
- Иди сюда, потанцуем!
Эльф проскочил под рукой у морского разбойника, быстро развернулся и одарил беднягу рубящим ударом в спину сразу с двух сабель. Еще стоящее тело он толкнул ногой на другого мужика, который обменивался ударами с одним из его учителей. Тем временем пират в черном подошел совсем близко, но по его позе нельзя было сказать, что он собирается драться. Танцы? Здесь? Эльф чуть не согнулся со смеху от такой картины. Но то было всего полусекундное замешательство...
-Тогда вести буду я, - Йорвет ухмыльнулся, крутанув саблями, отчищая их от крови.   
Что за поза? Он издевается? Не забывая приглядывать за тылом, он решил для начала проверить реакцию соперника и узнать его примерный уровень. Сейдхе с левой руки атаковал пирата, взмахнув саблей от его бедра вверх.

Отредактировано Йорвет (2013-07-17 22:27:02)

+2

30

- А ну стоять! Сдавайся, а не то растяну твои кишки по палубе!
Голос прозвучал как гром среди ясного неба. Непонятно как, но слух Ретернеда выделил его из общей симфонии хрипов и воплей, царивших на палубе, и даже догадался, что произнесенное относиться к нему. Только затем, с глаз спала пелена безумия, и капитан увидел перед собой здоровенного пирата, с явно недобрыми намерениями.
Почему-то, в такие минуты, людей всегда посещает чувство ирреальности происходящего. "Я не здесь, здесь все не настоящее. Сейчас я проснусь и кошмар закончиться." Так же, думал и Рет. Даже моргнул пару раз. Но кошмар не только не исчез, но и обзавелся тесаком, которым он игриво помахивал.
Чисто механическим движением, Ретернед изготовился к бою. Классическая стойка, с отставленной назад левой ногой, и выкинутой за спину левой рукой. Палаш в правой руке выставлен вперед, словно говоря: "Готов обороняться, или нападать!" Но в отличие от палаша, Ретернед понимал, что никогда не будет к этому готов.
В этот момент, позади пирата промелькнуло нечто знакомое. До боли знакомое, огромная, неуклюжая масса, в пестром костюме... Пока мозг Рета пытался припомнить, что же знакомого он увидел в этой пестрой массе, та недолго думая хватила пирата по голове, чем-то длинным, и наверняка тяжелым.
Несмотря на пребывание в прострации, капитан нашел в себе силы, сообразить атаковать.Перенеся весь вес на правую ногу, Рет молниеносно выбросил вперед тело, и совершил выпад, метя острием клинка в широкую, даже огромную, грудь пирата. 

Заявка

Колотая рана в груди+пробитое легкое

0


Вы здесь » Ведьмак: Перекрестки судеб » Фантазмы » Морские Соколы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC