Ведьмак: Перекрестки судеб

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Перекрестки судеб » Квесты » Страшные сказки замка Гратте.


Страшные сказки замка Гратте.

Сообщений 211 страница 214 из 214

1

Май 1237 года, южные владения Цинтры.
Эти земли никогда не были особенно добры, ни к гостям, ни к местным обитателям. До побережья было, конечно, далековато, но пираты с островов Скеллиге порой наведывались и сюда - жажда подвигов и жажда наживы само по себе опасное сочетание, а уж когда оно сочетается с силой и умением воевать, остановить такого бойца вообще довольно сложно. Когда их не было - хватало и обычных разбойников. Или заезжих баронских дружин, которые от разбойников, правду сказать, мало чем отличались. Когда не было разбойников, а то и вместе с ними - приходили ещё какие-нибудь бедствия. В общем, спокойно здесь не было никогда. Быть может, если только совсем уж давно, во времена эльфов... но эльфы уже никому ничего не расскажут.
Впрочем, хватит о прошлом. Хватит с нас и настоящего. Тем более, последняя эпидемия, не пощадившая даже короля, прошлась по Цинтре совсем недавно.

Замок Гратте был, можно сказать, наглядной иллюстрацией здешнего бытия. Суровый, грубый, каменный, он хмуро взирал на округу с вершины холма, и явно был предназначен для обороны, а проведения не светского бала. Если, конечно, не понимать под этим пир, вернее, рыцарскую дружескую буйную попойку, порой выливавшуюся далеко за пределы стола, за которым она началась... ну, про баронские дружины мы уже говорили.
Время было к полудню, когда на дороге, ведущей к замку, показалась телега. Телега была одна, дорога тоже одна - больше и не требовалось, ворота тоже были одни. Людей на телеге, как и сопровождавших их всадников, было больше. Это было нормально. Состав пассажиров - уже не вполне. Ведь это были не крестьяне или купцы, везущие свои товары, а именно гости. Впрочем, с учётом обстоятельств...
- Ну вот, опять эти. Понаехали тут. - пробурчал себе под нос караульный, когда телега приблизилась достаточно, чтобы её рассмотреть.
- Угу. Всё о славных подвигах треплются. - согласился второй. - А потом у барона прямо со стола серебряные ложки пропадают.
Стражники были не вполне искренни, даже наедине с собой. Всё-таки, лихие люди, и даже банды лихих людей, были здесь злом привычным, обыденным, почти как ужин или поход до сортира, только реже. А вот призраки эти самые - не вполне. Да и, как не храбрись, сидя в тепле и безопасности за высокими стенами, Грегор в тот раз так не вернулся. Вернее, вернулся, в каком-то смысле, но...
В общем, поперёк батьки в пекло они соваться не торопились, и, по своему разумению, правильно делали. Пусть другие стараются. Не могут же они все как один, поголовно, быть мошенниками. Кто-то должен и что-то уметь. А если что не так - с головой проблема решается быстро.

Телега как раз подъехала к воротам, когда наверху, на надвратной башне, появился ещё один человек. Этот не прятался за крепостными зубцами. Наоборот - встал в полный рост, уверенно разглядывая с высоты прибывших. Что-то, конечно, было в этом от показухи - впрочем, и человек был молод, и доспех на нём был хорош.
- Кто вы? И зачем прибыли в замок Гратте? - с надменностью настоящего хозяина, или, как минимум, хозяйского приближённого спросил он, пока кони нетерпеливо перебирали копытами перед воротами, а стражники лениво выцеливали прибывших из арбалетов. Ворота, конечно, были закрыты.
Строго говоря, этот вопрос рыцарь вполне мог бы уточнить и у своих людей - тех, которые сопровождали телегу. Но, видимо, предпочитал, чтобы гости говорили за себя сами. И вот так прямо пускать в замок всех, постучавших в его ворота, явно не собирался. Ну, или очень старательно делал вид.

Свернутый текст

С кем обговорили предварительно, можете начинать прямо на телеге или лошадке, остальным желающим сначала связаться со мной.

+4

211

Разыгравшаяся перед  взором волчицы сцена привела ее в ужас. Один из прибывших на поляну всадников оказался, судя по всему, магом. И то ли снял иллюзию, толь навел ее – а возможно  и сотворил взаправдашнюю магию с трансформацией материи, а вернее всего совместил оба этих варианта. Сам нырнул в портал, создав иллюзию ворон, а вот его попутчики всерьез перекинулись.  Уж в этом-то Медея знала толк… Правда оборотни оказались какими-то неправильными. Не только по запаху – вели они себя тоже как-то больше похоже на каких-то фледдеров, готовых за свежей кровью куда угодно лезть, чем на зверя или человека. Возможно, Меда просто не любила магов и любые проявления этого искусства… В том числе и людей с проклятием ликантропии.
Вспыхнула крыша на доме – и из избушки высыпали шуршавшие и перешептывавшиеся там люди.  Первым порывом было – вступить в потасовку и помочь им. Но Лунная Волчица оказалась мудра, создав свою дочь неторопливой и склонной доверять инстинктам зверя больше, чем  человеческому разуму. Люди довольно успешно отбивались от вурдалаков подручными средствами, особенно выделялся один – с горящей балкой наперевес отгонявший тварей. На такого выскочишь – не станет он разбираться, где «наши» оборотни, а где «враги». Потом… Люди как обычно доказали наглядно, что во сто крат они страшнее, злее, опаснее любых химер…
Конный отряд, вылетевший на поляну, в два счета смял двух тварей, нападавших на людей. Это Меда кое-как сумела понять. Да, люди не любят тех, кто угрожает жизни им подобным, либо теоретически мог бы это сделать. Это понятно и нормально – биться за жизнь, за добычу, за статус, за самку… Волки умнее, и никогда не дерутся до смерти, умея признать свое поражение. Но не понятно – зачем убрав вурдалаков – рубить мечем тех, кого теоретически пришел защитить?! Зачем тогда надо было мешать тварям насытиться? Один из всадников располосовал до пояса молодую женщину. Запах крови и внутренностей ударил в нос, засев болтом в черепе. Нет, после лошадиных доз аконита этот запах не пробуждал и намека на аппетит. Ассоциировался он с опасностью и страхом. На поляне началась резня.
В ужасе Медея начала пятиться задом, тихонько выбираясь из кустов. Прижатые уши, оскаленная морда, поджатый хвост – все свидетельствовало о предельном ужасе, который испытывала волчица. Забыв про сундучок с эликсирами, про увязавшегося за ней кота, про саму себя, Меда неслась вон из лесу, от этой страшной залитой кровью поляны, от впивающейся в тело стали, от безумия, владеющего этой проклятой страной. Цинтра! Не бывала оборотница-менестрель здесь раньше, и впредь никогда не заедет. Каврижкой не заманишь. Все здесь безумны! От баронов – и до последнего кмета. Все, не сбежавшие прочь, все безумны! Ибо как можно жить в таком отчаянии и безысходности?!
Меда видела, что как минимум один оборотень юркнул в подлесок, но не боялась его.  Потому что звери так не поступают.
Лапы несли перепуганную насмерть оборотницу к реке вдали от замка. И в нем, и в лесу казалось одинаково опасно. Теперь, наверное, несколько дней после такого ужаса не удастся в человека вернуться, пока не вернется спокойствие и ощущение  безопасности… Отчаяние  страх застряли в горле, и, оказавшись на опушке, Меда задрала морду и испустила вой. Не красивый переливчатый, как при полной луне, и не поюще-напевный, а призывный, на одной ноте, повисшей между опушкой и рекой, кричащий всем,  кто способен его услышать и понять: «Помогите! Ради Луны, помогите мне! Спасите из этого кошмара!» Ден или Хартус, ее стая, должны понять!

Лошадь не сильно жаль, ведьмачьих вьюков тоже… Одежду можно добыть всегда. А вот лютня Миккена, ее доброго учителя… Даже она не ценность, когда на весах лежит жизнь. И не обязательно твоя.

+2

212

Кот бежал. Бежал так, словно ему подпалили пятки или оторвали хвост. И того, и другого, и может быть чего похуже он все-таки избежал.
Был бы кот вампиром, или, как говорил Хартус, упырем, он, может, остался бы. Попробовал бы найти волчицу. Пытался бы во всем разобраться, узнать больше, предотвратить еще большую беду. Но кот был котом. А у котов больше благоразумия. И свою драгоценную шкурку они защищают в первую очередь.
Лучшим доступным образом. Бегом.
Никто не гнался. Тьма разливалась вокруг, свет был за спиной, свет и тени, и это переплетение света и теней пугало кота еще больше. Испуганные глаза светились в темноте, лапы несли и несли его вперед, забыв о всякой усталости. Тени, тени были вокруг. И кот боялся, что за ним будут гнаться...
Не гнались.
Или, может, потеряли.

Ммммаааауууу...
Кот не знал, куда бежит и зачем. Ничто уже не вело его, как раньше. Он остановился, только когда смог поверить, что никто не гонится. Не гонится... потому что ТЕ бы догнали.
А потом кот покрутился на месте, убедился, что никого рядом нет, и повалился на землю. Ему нужно было прийти в себя.

0

213

Там, на поле боя, мёртвая конница действительно не стала преследовать Рикарда и его людей дальше кромки леса. То ли знали что-то, то ли имели собственные, куда более важные задачи, то ли ждали чего-то ещё. Судя по наступавшей темноте и поднимающемуся от земли необычайно густому, молочно-белому, какому-то неестественному туману - скорее последнее.
Покрыв собой мертвое войско и окрестности, туман перешёл в дальнейшее наступление, на холм. Однако, едва тот достиг кромки холма, там, по всему периметру, вспыхнул огонь - очевидно, защитники приготовились к встрече. Дальше была ночь, навевающие ужас шевеления в тумане и обречённое ожидание, время от времени, когда пламя подтухало, прерываемое проникающими через барьер белёсыми облачками и попытками штурма, всякий раз с неожиданной стороны. Но люди Манфреда, не желавшие умирать, были настороже, а пламя вспыхивало вновь.
К утру туман рассеялся. Исчезло и мёртвое войско, словно и не было его вовсе. Лишь примятая трава. И кровь на траве. Там, где воинство Ланселя встретилось с воинством потомка Витольда.
Позже, где-то ближе к обеду, в замок прибыло обещанное подкрепление. Маги, числом трое, просто взяли и появились прямо посреди двора, но ожидаемого восторга, по понятным причинам, как-то не вызвали. Долго спорили о чём-то с Кристианом - осунувшимся, усталым, постаревшим, полное впечатление, лет на десять, но, тем не менее, вполне живым. И к общему выводу, похоже, так и не пришли. Вскоре и убыли восвояси - с целительницей вместе. Или не вместе. Одно точно - Синорию на сей раз никто не задерживал. И Лансель с его армией не появлялся более. Во всяком случае, в этих местах. И в эти времена.
- А ещё говорят, тогда открыл вомпер клетку железную. Подхватил девчонку, дочку лесникову. И был таков. Поминай как звали. - говоривший, судя по виду, солдат, был небрит и, разумеется, пьян. Но пока ещё вполне держался на скамье.
- Да с дубиной своей он был. Ну ты сам прикинь, где ж это видано, с девкой да через стену сигать. И добро бы действительно с девкой, оно хоть как-то понятно, а то ж соплюхой малолетней, зачем она? Кровищу можно и позже найти. - возразил второй, облика самого что ни на есть крестьянского. - И не было у лесника никаких детей, так и помер бобылём. Дочка водоноса эта была, который от лихоманки в том году скопытился.
- Так-то оно, может, и так. - вздохнул солдат. - Только куда-то ведь соплюха девалась. Хотя, тогда не до неё было.
А в лесу, у сгоревшей избушки, нашли свежие трупы. На сей раз - не истерзанные. Порубленные. И следы копыт, будто отряд проехал. А в озере - серебро. И кости. Мужские, женские, детские. Серебра было немного. Костей - гораздо больше.
- А моя-то, кум, совсем рехнулась. Представь - выходит, значит, однажды утром из дому. А на пороге - кот. Не наш, но видно, что ухоженный, домашний. Она, значица, возьми да плошку молока и коту дай. А он глядь, и в парня молодого, и совсем голого, и обернись. Ну, так она говорит. Вот и не знаю я, что тут и думать.
- Бабы... - кум, грузный мужчина средних лет, отхлебнул из кружки, судя по запаху, там было отнюдь не пиво. - Что с них взять.
- Вот только, кум, думаю я. - спустя какое-то время нарушил повисшую тишину первый. - Ежели моей всё приблазилось - куда портки-то мои с верёвки девались? Сами убежали?

То ли это с самого начала была игра в поддавки, то ли некромант относился к сорту игроков, патологически не умеющих играть честно. Ибо, несмотря на кажущуюся успешность контратаки на первом этапе, дальнейшее, как и в прошлый раз, пошло совершенно не так, как ему полагалось бы в нормальном, человеческом поединке. Встретившись с острием меча, шлем попросту слетел с головы, обнажив полное отсутствие оной и даже, кажется, дыру, ведущую внутрь доспеха. Не встретив ожидаемого сопротивления, меч, и, соответственно, рука Мерхольда по инерции пролетели вперёд, после чего доспех заключил барона в свои отнюдь не дружеские объятья.
Два рыцаря покатились по земле, один стремясь во что бы то ни стало добраться до неприкрытых нежных частей соперника, второй - отчаянно пытаясь сбросить с себя безголовый живой доспех. В конце концов ему это удалось, и плод работы нильфгаардских кузнецов улетел в тот же пруд, с которого всё началось.
Отчаянно глотая ртом воздух, Мерхольд устало поднялся на ноги. Злосчастной булавы нигде не было видно. Видимо, теперь она покоилась на дне вместе со своим тёмным хозяином.
- Самое интересное только начинается. - крылатый шлем, как оказалось, всё ещё валялся на берегу, и ущёмлённым отсутствием тела ничуть не выглядел. - Поверьте, было довольно сложно внушить Казиму мысль заняться поисками моего оружия, чтобы он воспринимал её, как свою собственную. Вряд ли Ворон так легко откажется от этой затеи. А искать он будет тебя.
Мерхольд подошёл ближе. Примерился, с явным намерением запнуть шлем куда подальше. И проснулся.
Он находился на берегу, возле погасшего костра - как выяснилось позже, необъяснимо далеко от тех мест, где был, практически на самом побережье. Невдалеке лежал труп белого коня, выглядевший так, будто его гнали без малого неделю без передышки. Правая ладонь явственно горела, однако сама булава некроманта куда-то подевалась. Судя по его собственным следам, ведущим к воде, можно было даже догадаться - куда.
Потом, много позже, Мерхольд обнаружит, что далеко не всегда помнит, чем занимался прошлым утром. Зато те, кто помнили - упоминали странные дела и странные познания, не характерные для барона, в его обычном состоянии. Но это - уже совсем другая история.

Свернутый текст

Всем спасибо за игру.

+2

214

Граф сунул в воду голову и, набрав в рот воды, покатал ее во рту, сглотнул. Высунул голову, огляделся, повторил. Потом умылся, ополоснул руки, поднялся на колени, отряхнулся. Скинул сапоги с портянками, сунул в воду ноги, закатав предварительно портки до колена. Крякнул тихонько от удовольствия. На роже появились следы наслаждения - облегченная улыбочка, растянутая от уха до уха.
А потом он услышал волчий вой. Вернее, не совсем волчий. Что-то в этом вое было отдаленно знакомого. Будто бы не волк это совсем, а.. Что-то беспокойное было в звуке. И умиротворение быстро куда-то делось. Завязав между собой завязочки на сапогах, кинув туда грязные портянки, вампир закинул сапоги на плечо, подобрал свое барахло и двинулся босиком и с закатанными по колено портками в сторону источника воя. Обкатанные камни впивались в отвыкшие от этого ступни, редкая короткая трава щекотала грубую кожу ног. А граф забрался по крутому склону и двинулся в сторону воя дальше, вдоль реки.
Хромоты почти уже не было заметно, нога срасталась с завидной скоростью для человека. Как-никак, прошло уже два или три месяца. За это время у низших вампиров и конечности отсеченные, если верить написанному в книгах по монстрологии, отрастают. Хмель крови в голове еще гулял, но уже отходил на задний план, Хартус трезвел и делал это очень быстро.
Вычленив из общей сумеречной картины волчью фигуру, граф снял окуляры и пришпандорил их к поясу, останавливаясь на миг. Впрочем, он бы мог сделать это и на ходу. Остановка нужна была, чтобы решиться подойти. Он хорошо понимал, что может подумать Меда об его уходе без прощаний и предупреждений. Но не представлял, как она сейчас отреагирует на его присутствие. И тех, кого не может напугать бой против сотни противников, как правило, пугает неприятный разговор с женщиной. Или приятный. С женщинами никогда до конца не уверен, куда выйдет разговор и чем закончится.
Дойдя до волчицы, он, помедлив мгновение, плюхнулся рядом на колени, обнял зверя за шею и молчал. К чему слова?

+1


Вы здесь » Ведьмак: Перекрестки судеб » Квесты » Страшные сказки замка Гратте.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC