Ведьмак: Перекрестки судеб

Объявление

Последние новости

Форум закрыт. Но можно доиграть незаконченные квесты и эпизоды, а так же разобрать памятные сувениры. Спасибо за то, что играли с нами

Администрация
Мэг

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Беги за Солнцем.

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

Беги, беги за солнцем
Сбивая ноги в кровь,
Беги, беги, не бойся
Играть судьбою вновь и вновь.
Лети, лети за солнцем
К безумству высоты,
Лети, лети, не бойся,
Так можешь сделать только ты.

© "Ария".

7 января 1236 года, полдень.
Редания, Новиград.

Новиград! Новиград. Центр всего цивилизованного мира, колыбель культуры и искусств. Огромный, разросшийся в невиданное множество кварталов, величественный и овеянный морской прохладой. Здесь было все, что только может потребоваться самым привередливым искателем развлечений или же знаний: трактиры — обычные, элитные; бордели, библиотеки, лавки, рынки, цеха и мастерские, научные собрания, храмы, церкви, соборы, порт, виселицы, самые настоящие театр и зверинец, ломбарды и банки — право, тут есть все.
Площадь будто двигалась, ползла, но на самом деле это сотни, тысячи людей плыли по широкой мостовой, лавировали между лавочками, складами и ларьками. Гул стоял такой, что и оглохнуть впору. Кричали, ругались, торговались, обменивались, бились об заклад, назначали деловые встречи. Пахло рыбой, смолой и еще сотней других ароматов и зловоний, смешивающихся в воздухе. Но рыбой больше.
— Оружие! Лучшие клинки со времен короля Дезмонда! Луки! Стрелы! Все из самых лучших материалов, от лучших кузнецов Махакама, для самых требовательных клиентов! — басил здоровенный детина, размахивая прекрасным одноручным мечом.
— Брадобрей! Лучший брадобрей Новиграда! — кричал пухленький человек, ощетинившись самыми разнообразными инструментами, служащими всего лишь для удаления волос с человеческих тел.
— Леденцы, пряники, ватрушки, баранки, бублики! — бойкая старушка кричала ничуть не хуже здоровенного оружейника.
И все крики сливались в один, гласящий: «Покупай, пока есть деньги! Продавай, пока есть товар! Торгуйся до последнего! Делай деньги!»
Свежий морозный воздух ничуть не пугал толпу, наоборот, заставлял каждого быть расторопным. Легкий ветерок не долетал до площади, путаясь в лабиринтах домов. Небо было грязно-серым, с севера ползли тяжелые тучи, грозившие снегопадом или бурей.
Но в кажущемся хаосе всегда находились место порядку и закону. У каждого входа к площади стояли стражники, они были и на рынке, рассредоточившись меж рядов. Кирасы блестели, алебарды держались твердо. Нет, стражники не были остолопами, они хорошо знали свое дело. Вот мальчонка-вор ухватил ожерелье с прилавка и бросился наутек. Те, что в латах, принялись спешно перекрывать улицу, а в погоню за мальцом кинулись двое в легких кожаных доспехах и с короткими кинжалами за поясом. Его, конечно же, поймали, отобрав ожерелье и пообещав в следующий раз выпороть.
Распахивались двери в ломбарды, в кузницы и цеха, в банки и склады. Город жил своей собственной жизнью. У каждого было свое место. Таверны полнились народом, а налоги шли в казну Вечного Огня. Да что трактиры — огромные пошлины поступали от торговцев, судовладельцев, цеховиков, ювелиров, пополняя и без того не маленькие денежные запасы Новиграда. Да, Вечный Огонь был богат. Был он и велик в своем богатстве, ведь деньги в очень редких случаях тратились на развлечения власть имущих. Большая же их часть шла на развитие торговли, промышленности, научной мысли. Вечный Огонь горит всегда. Вечный Огонь не может погаснуть. Его сила — его пламя. Пламя ведь не всегда пожирает, оно и очищает.
Труппа бродячих артистов выступала на площади. Акробаты выделывали невероятные трюки, музыканты играли простенькую, но красивую мелодию, девушка пела, актеры в стороне показывали сценку. Двое безумцев танцевали с факелами, приводя публику в восторг и собирая приличные гонорары. Но присутствовал Вечный Огонь и здесь. Часть средств, полученных артистами, уйдет в казну в качестве налога.
Мальчишки бегали по улицам, разнося сплетни, новости и слухи. Другие же были звеном в цепи финансовых операций: они передавали ответы покупателей и продавцов,  разносили сообщения о поднятии или понижении цен.
Прекрасные женщины прохаживались по улицам. Ухоженные, статные и просто красивые они сводили с ума местных и заезжих кутил. Слышались предложения о совместном ужине, признания в любви и сообщения о расставании. Город будто пропитался ароматом романтики. Словно сошел с ума.
Невидимыми оставалось многое. Рыскали шпионы и соглядатаи, тайная полиция плела свою паутину, секретными ходами передавались послания служителей Вечного Огня. Невидимая жизнь, поддерживающая Пламя.
Стучали молоты, гудели горны, плавилось железо. Город был прекрасно вооружен: помимо махакамского оружия, здесь изготавливалось и свое. Армия размещалась в многочисленных казармах и гарнизонах, военный флот зорко патрулировал берега и торговые пути. Вечный Огонь горел, защищая.
В храмах, соборах и церквах проводились службы, Вечный Огонь уже имел верных последователей, но день ото дня их становилось все больше. Храмы здесь были прекрасными образцами изысканности в архитектуре, они привлекали, манили к себе одним лишь видом.
Тысячи возможностей, тысячи ходов, городская жизнь походила на шахматную партию. И игра только начиналась. А Вечный Огонь горел, ревниво остерегая свое пламя. Вечный Огонь не может погаснуть. Вечный Огонь горит всегда.

+1

2

Таверна «Песья яма» была достаточно хороша для ночлежки, и слишком убога в сравнении с гостиничным двором, в общем то что нужно, для того чтобы не выпячиваться, если того не желаешь. Причины оставаться в стороне от кипящей светской жизни, и тени от  блеска богачей у Мерхольда были. Во первых он не любил быть в центре внимания, во вторых, выдав себя за другого он мог навлечь на себя гнев властей, хоть и выглядел в истории с разгромом банды «Вепря» освободителем, а в третьих он получил неплохой куш в итоге, в лагере разбойников на его долю нашлось достаточно золота, чтобы прожить беспечно всю зиму в роскошных условиях, вороной конь и…
Мерхольд посмотрел на сверток, лежащий перед ним на кровати, и осторожно взяв его в руки, начал медленно разворачивать. Кристалл сверкнул безупречными гранями, разбивая свет на радужные цвета, воин поднял его на уровень глаз, любуясь чистотой камня. Помня, что произошло в прошлый раз, он не стал испытывать судьбу и убрал камень обратно в тряпицу.
- Что же это такое? Как он работает? Имеет ли ценность, теперь, когда он сработал? Может ли повторить выброс света? Или это одноразовый артефакт? – все эти вопросы не выходили из головы барона с тех пор как он завладел этой вещицей.
- Нужно обратиться к специалисту, - сказал он себе в очередной раз.
- Но кто может дать ответ? Маг? Ювелир? – продолжал он вести мысленный диалог с самим собой.
Если первых он откровенно не любил, то в компетенции последних сомневался, ведь камень, может оказаться не драгоценным и тогда золотых дел мастера могут не дать необходимых ответов. Но попытаться всё же стоило.
Спрятав сверток за пазуху, каэдвенец поднялся со стула, накинул плащ и вышел из номера прочь, заперев за собой дверь. Спустившись на первый этаж, он мимоходом поприветствовал владельца кивком головы, и не останавливаясь отправился на улицу, в поисках ювелира, дабы пролить свет на таинственное происхождение кристалла.

0

3

Таверна "Песья яма" была одной из худших таверн этого прекрасного города и пользовалась популярностью лишь у личностей с темным прошлым. Обычные же люди обходили ее стороной, боясь остаться без кошелька, а то и вовсе — без головы.
Однако все то, что нужно было не особо требовательному путнику, в ней было, да и цены особо не задирались.
На нашего героя внимания никто не обратил, ибо это было одним из пяти правил этого заведения: «Никаких имен, никаких вопросов». А подозрительные личности в этом месте обретали некую солидарность и, посчитав Мерхольда за одного из своих, тут же забыли про его существование.
Доблестного лжеполковника реданской армии Новиград встретил запахом рыбы и звуками работающих кузниц. Город был столь шумен и суетлив, что непривычному человеку могло стать не по себе. Мерхольд шел мимо лавочек и складов, мимо выступающих артистов, мимо виселиц и домов богатых горожан. Даже столица Каэдвена казалась блеклой по сравнению с величием этого города.
Впереди показался большой двухэтажный дом, на котором красовалась вычурная табличка, буквы, написанные на ней, были разукрашены разными цветами и, что самое ужасное, были написаны слитно и чтению поддавались с трудом:

Л У Ч Ш И Й Ю В Е Л И Р Н О В И Г Р А Д А К А Р Л Б А К К В Е Л Ь Т.

Из окна дома ювелира выглянул мужчина средних лет, но уже с седеющими волосами. Сильно прищурившись, он оглядел толпу, махнул рукой и захлопнул ставни. Кажется, весь этот гомом доставлял ему неудобства.
Дом был окружен не слишком высокой каменной оградой, ворота были настежь открыты, словно прося зайти каждого, кому это нужно.

***

То же время, тот же город. Библиотека Вечного Огня.

Заведующий библиотекой, отец Тропп, медленно прохаживался по этому прекрасному место, наполненному великим знанием, великой силой. Здесь было столько книг, что и не сосчитать. Труды первых ученых, затерянные манускрипты, откровения первых приверженцев Вечного Огня.
Огромные стеллажи книг и свитков завораживали и холодили душу. Книги были повсюду. Пыли были тоже очень много, однако те, кому любы книги, на нее не обращали ровно никакого внимания. Правда, чихали так же, как и самые обычные люди.
— Тьфу! — голос у этого человека был как медная труба. — Пыль, тьфу-тьфу.
Мужчина принялся копаться в книгах, что-то сверяя со списком, который держал в руки. По его довольному лицу можно было понять, что он доволен если не всем, то большинством всего, что проиходило.
— Та-ак, теперь, значит, в каморку...
Он скрылся за небольшой дверцей, предательски охнув при наклоне. То, что было внутри, заставило этого умудренного годами человека упасть на колени и молить Вечный Огонь о том, что все это — мираж, и ничего более.
Все было разворочено, разбросанно, в комнате царил полнейший хаос. Некоторые книги были порваны, некоторые — лишены страниц. Человек заохал, вытащил откуда-то из-под рясы ключ, метнулся к углу комнаты, пробираясь через нагромождение книг, стеллажей. Он чихал не переставая.
Ключ не потребовался. Отверстие в стене, некогда укрытое стальной пластиной, было открыто. И в нем ничего не было. Вообще ничего, кроме пыли и мелкого мусора.
— Вечный Огонь, защити, спаси, Вечный Огонь, да не погаснет твое Пламя... — Язык человека заплетался.

0

4

Заприметив нужную вывеску, и седовласого мужчину, недовольно захлопывающего ставни, Мерхольд проследовал вдоль каменной ограды и убедившись, что за ним нет слежки, свернул в распахнутые ворота. Подойдя к двери, он постучал молоточком, вызывая хозяина, или прислугу и стал ждать, когда откроют. Ждать пришлось не долго, и вскоре на пороге появилась женщина в переднике и чепце и вопросительно уставилась на пришельца, явно оторвавшего ее от важных дел.
- Что вам угодно, милсдарь? – спросила она, опасливо поглядывая на неприятного вида человека со шрамом, который по ее мнению могли носить лишь разбойники.
- Добрый день, сударыня. Господин Карл Бакквельт у себя? У меня к нему дело, – вежливо поинтересовался незнакомец, немного поклонившись при приветствии.
- Да, у себя. Как о вас доложить? – подозрительно рассматривая мужчину, поинтересовалась она.
- Доложите, что его спрашивает некий Барон, желающий сохранить свое имя в тайне, - ответил он спокойным ровным голосом.
Женщина, не поверившая, что бароны бывают такими, захлопнула перед ним дверь, оставив в очередной раз в ожидании. Вскоре дверь снова отворилась и на пороге появился тот самый мужчина, что не так давно был у окна, он подслеповато посмотрел на посетителя и улыбнувшись сказал: «Здравствуйте ваша милость, простите Маргарет, прошу, входите», отступая на шаг в сторону, освободив таким образом путь.
- На второй этаж, первая дверь налево, мой кабинет, - объяснил он дорогу.
Оказавшись в кабинете мужчина проследовал за массивный стол, и указав на мягкое кресло, обитое кожей, уселся в такое же напротив.
- Чем могу быть полезен, господин Барон? Не желаете выпить? – участливо поинтересовался ювелир.
- Благодарю, не стоит, перейдем сразу к делу. Господин Бакквельт, ко мне в руки попал некий камень, я бы хотел, что бы вы осмотрели его, сделали оценку, и открыли мне природу моего приобретения, - изложил суть своего визита Мерхольд.
- Конечно, конечно… Он с вами? Могу я на него взглянуть? – дал согласие на сотрудничество мастер.
- Для этого я и пришел, взгляните, - кивнул барон, извлекая сверток и протягивая его  ювелиру.

0

5

Ювелир аккуратно взял сверток, вынул кристалл и начал осматривать его, что продолжалось довольно долго. Он покусывал губы, чесал бровь, но осмотр не прекращал.
- Ну... что ж... хм... Сейчас. - Он раскрыл шкафчик рядом с рабочим столом, вытащил несколько инструментов и, не спрашивая Мерхольда, приступил к опыту.
Он попытался сколоть кусочек кристалла, но инструмент лишь скользнул по его поверхности. Ювелир хмыкнул. И повторил опыт. Результат был тот же. Тогда человек достал пузырек с сероватой жидкостью и капнул на кристалл. Жидкость быстро испарилась с поверхности кристалла.
- Потрясающе... Просто потрясающе!.. Даже если мы не будем учитывать влияние магии на этот кристалл, его химические и физические свойства просто поразительны... Как жаль, что наука еще не дошла до других методов воздействия на вещества. Нужно было бы проверить неких полей вокруг него, но, увы, без мага сделать этого я не смогу.
Человек глубоко задумался, положив кристалл на стол. Он слышал о чем-то подобном. Была одна такая книга, которую впоследствии признали еретической и скрыли от общества. Куда - неизвестно. Однако...
Служанка принесла чай в красивых фарфоровых кружках. Было видно, что ювелир - человек очень и очень богатый, раз может позволить себе столь экзотический напиток.
- Хотите чаю? - бросил он полковнику, не отрываясь от раздумий.
Служанка поставила кружку перед Мерхольдом и удалилась.
Мужчина морщил лоб и кусал губы. Не мог вспомнить названия этой книжки. Ну никак, так ее...
А что же кристалл? Редкая материя, известная под множеством названий, хотя обычно употребляется Кристалл-Солнце или просто - Солнце. Обладает случайными свойствами: как физико-химическими, так и магическими. Известно о них так мало, что просто плакать хочется. К тому же, имеют постоянное свойство: долгосрочное хранение и аккумулирован энергии.
Ничего этого ювелир не сказал Мерхольду. К слову, он был не просто ювелиром, а имел несколько образований и даже преподавал в Оксенфурте на кафедре естественных наук.
- Ну, что я могу сказать... Довольно забавная модификация горного хрусталя. Ничего более. Он не проявлял никаких интересных свойств? - очень осторожно спросил мужчина, стараясь казаться абсолютно незаинтересованным и спокойным. И это ему отлично удавалось. Только совсем чуточку подрагивала левая рука. Почти незаметно.
Точно! Так хотелось хлопнуть себя по лбу! Как он мог забыть название этой книги, к тому же, созвучное с названием кристалла? Эх, старее, - память-то уже не та... Книга называлась "Солнце". За авторством некого Арриальда, сожженного на костре за ересь в темные времена.
Ювелир улыбнулся и придвинул к себе вторую чашку чая. День начался хорошо.

***

Библиотека Вечного Огня, то же время.

Исчезновение книги было событием пренеприятнейшим. Мало того, что книга обладала научной ценностью, так она в добавок было признана еретической и к чтению не допускалась (однако ее все-таки читали: служители Вечного Огня, и то - не все). Что еще хуже - так это то, что появились сведения о внезапном появлении того предмета, что был описан в книге.
Вечный Огонь просто так не оставлял подобных случаев. Вечный Огонь колыхнулся и вновь разгорелся - еще сильнее и ярче. Поиски начались.

0

6

Откинувшись на спинку кресла, Мерхольд устроился удобнее, и стал наблюдать за действиями ювелира, стараясь не упустить ничего в его поведении, порой действия гораздо красноречивее слов и барон знал это. Глаза мастера загорелись азартом при проведении опытов над камнем, он так увлекся, что даже перестал контролировать мимику лица и некоторые жесты, не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что кристалл сильно заинтересовал этого человека. Седовласый не удержался и удивленно воскликнул: «Потрясающе... Просто потрясающе!.. Даже если мы не будем учитывать влияние магии на этот кристалл, его химические и физические свойства просто поразительны... Как жаль, что наука еще не дошла до других методов воздействия на вещества. Нужно было бы проверить неких полей вокруг него, но, увы, без мага сделать этого я не смогу», что подтвердило догадки воина, о необычности камня.
- Магия, опять магия… - мысленно ворчал каэдвенец, знавший не понаслышке о способности кристалла усыпить весь город одной вспышкой.
Закончив осмотр, ювелир отстраненно задумался, и лишь служанка, принесшая две чашки ароматного чая, вырвала его из оцепенения, на несколько мгновений, за которые он успел предложить выпить экзотического напитка.
- Не откажусь, благодарю, - ответил барон, не спеша пить содержимое фарфора.
Хозяин, глубоко задумавшись, снова стал кусать губы, так и не притронувшись к чаю. Наконец он вспомнил о существовании Мерхольда и огласил вердикт: «Ну, что я могу сказать... Довольно забавная модификация горного хрусталя. Ничего более. Он не проявлял никаких интересных свойств?», произнося это столь буднично, будто перед ним лежал кусок глины, а он только что не обкусывал себе нервно губы.
- Врешь, сукин сын, - усмехнулся мысленно барон, однако не подавал никакого вида. Стало понятно, что ювелир ведет какую-то свою игру и это насторожило солдата.
- Не замечал, - соврал он в ответ, пожимая плечами.
- И сколько, по-вашему, стоит этот кусок хрусталя? Могу я за него хоть что-нибудь выручить? – задал вопрос Мерхольд, делая вид, что его интересуют лишь деньги с глуповатым и вместе с тем расстроенным выражением лица.
- Ну что же, давай поиграем, - подумал сотник, делая вид, что делает глоток чая и ставя на стол чашку с чаем, так и не испив из нее, слишком странно вел  себя человек, от такого можно было ожидать и отравления.

+1

7

Новиград. Центр мира. Ага, как же. Просто очередной большой торговый город, где было всё: богатые и бедные кварталы, торговцы различных степеней честности, бандиты, стража, не особо от этих бандитов отличающаяся, бордели и публичные дома. Отличие было разве что в том, что это был самый крупный город, а следовательно здесь всего вышеперечисленного было больше, чем где бы то ни было.
Приблизительно с такими мыслями и прибыл в этот город Реван, куда его занесла нелегкая наемничья доля. Прибыл он сюда вместе с охраной купца, довольно щедро заплатившего за услуги защиты. В целом, наемник остался доволен своим нанимателем, хотя это не исключало того, что следующим заработком могло стать нападение на этого самого купца. Никогда не знаешь куда выведет тебя предназначение. В пути никаких происшествий не приключилось, чему Бык с одной стороны  был рад, а с другой – ему было немного скучно. Возможно здесь, в этом городе найдется что-нибудь поинтересней.
Остановился Реван в какой-то сомнительной таверне, где бывал уже пару раз при предыдущих посещениях сего славного города. Намекнув тавернщику о помощи в нахождении заработка, мол, обиженным тот не останется, Бык пошел осмотреться, побывать на рынке и прикупить чего-нибудь. Лошадь и часть снаряжения он рискнул оставить здесь.
Новиград, каким его запомнил наемник, особо не изменился. Реван не особо любил города, предпочитая им простор полей и дорог, но и здесь он мог неплохо ориентироваться. У него даже оставались кое-какие «знакомые», которые могли как и подкинуть работенки, так и прирезать за какие-то старые обиды. Всё-таки, происходя из преступного мира, нельзя просто так порвать старые связи. Хотя была надежда на то, что их самих давно прирезали.
Как бы то ни было, сейчас Реван прохаживался вдоль торговых рядов, стараясь не только осматривать предлагавшийся товар, но и подмечать различные детали. Спорили два каких-то торговца, а какой-то малец ошивался возле них со скучающим видом, при этом все ближе приближаясь к прилавку. Какой-то господин с явным неудовольствием осматривал товар, перед ним, изливаясь потоками слов, расхваливал свое добро продавец. Прошли два стражника, внимательно осматривая лица проходящих мимо. Скользнув взглядом по Ревану, они не особо обратили внимание и двинулись дальше. Двое молодых, неплохо одетых юношей стояли перед вольготно одетой девкой, чья профессия ни у кого не могла оставить сомнений, и что-то обговаривали.
Бык остановился перед лавкой краснолюда, торговавшего, естественно, оружием и кое-какими доспехами. Вот этот выглядит неплохо. Реван стал осматривать один из мечей, лежавших на прилавке. Не махаамская сталь, конечно, но лучше того куска железа, что висит у меня на поясе. Стоит наверно… - Реван вздохнул.
- Сколько за этот? – обратился он к продавцу.

+1

8

Новиград был не так-то уж и далеко от постоялого двора Червонни… Именно так могла бы рассуждать девятнадцатилетняя Медея, впервые выходя на большак и почитая центром мира – свой дом… Сейчас же приходилось признать, что постоялый двор находился слишком близко к разросшемуся за последние триста лет городу. Пять колен оборотней – примерно триста лет… За это время постоялый двор с трактиром неоднократно перестраивались,  добавлялись пристройки, новые дома для возмужавших и обращенных Червонни, обновлялся скарб…  Как и любой бизнес, содержание постоялого двора требовало контактов, банкиров, посещения ярмарок, лавок…  И традиционно же обоз снаряжали в зиму. Конечно, три дня пути на телеге зимой это не то что три дня пути летом… но так полагали и постояльцы, которых по зиме было мало. К тому же вся семья под одной крышей во время Охоты и Гона – это серьезное испытание для всех. В том числе и для самих оборотней. Вот и хорошо было на недельку отправить самых гонористых и сильных с самыми разумными и пожилыми в Новиград за всегда дефицитной в таверне продукцией гончаров , кузнецов, мануфактурщиков… Список, составленный Агнешкой, Матерью Стаи, был внушающим. Да и с возвращением всех вольных волчат, в таверне существенно прибавлялось золотых монет.  И убавлялось места.
Да и отправленные ею в этот раз шестеро оборотней были достаточной силой, чтобы справиться с покупками.  Дядьки  Збигнев  и Яныш были старшими над маленьким отрядом, самыми разумными, ухватистыми  и способными удержать в узде пятерку молодых оборотней.  Хотя удерживать пришлось бы только четверых парней, Меду Агнешка отправила, чтобы развеялась и дала отдохнуть Радовану, на которого у Матери были свои планы. С Радом они не расставалась с самого его приезда, а это уже больше недели.  Тут все понятно: Младшая, Старший – но раз уж жениться они не собирались, стоило им обоим осмотреться в Стае… Так рассуждала Агнешка.  Да и менестрель в любом городе, что рыба в воде. Присмотрит за Войцехом, впервые выезжающим в столицу, укажет Збигневу, ежели что…
Ввиду города, сидящие на телеге оборотни стукнулись фляжками и отхлебнули по глотку взятой на такую поездку аконитовой настойки. Войцех незаметно поморщился.  Медея улыбнулась братишке. 
Город был хорош: деловой, яркий, спешащий… Он нравился Меде и был, пожалуй. Самым привычным из всех, где бардессе довелось бывать.  Его оживленные улицы, бурлящие площади и рынки, разухабистые таверны, казалось, не изменились за те без малого десять лет, как сама Меда попала в него первый раз.
- Дядько, опять в «Волчью яму» правишь? – Медея узнавала дорогу к таверне с комнатами на постой.
- От добра добра не ищут, - назидательно поднял палец  Збигнев, пересчитывая расхожие деньги, оставшиеся после уплаты на воротах пошлины за телегу и въезд. Отложенное на покупки золото было надежно спрятано и вшито в пояс, за подкладу рукава и куда там еще придумала Нешка.  Серебро, которое не слишком ценили на постоялом дворе оборотней, было упрятано и того надежнее, чтоб ненароком кто не обжегся.
- Ты, Меда чего думаешь? Тетка Агнешка тебя зачем послала? Ты за наш постой песнями платить станешь, - зубоскалил Томаш.
- Я-то спою, - со смехом ответила Меда, - а тебе дрова колоть придется. Это тебе не морду деверю бить. И не в шкуре девок у бани деревенской на Миденваэрне пугать! Хорошо хоть до дальней деревеньки добежать додумался! А то так заемным умом и пользуешься.
Беззлобные подначки, на которые шуткой и отвечают..
Войцех глазел по сторонам, Збигнев присматривал за телегой и правил,  Яныш следил за воришками и стражами, а Медее и остальным вроде как и заняться было нечем.

+1

9

Дом ювелира.

Ювелир повертел в руках кристалл, недоверчиво глядя на Мерхольда. Не очень он-то и поверил, что этот артефакт никак не показал себя. В его памяти постепенно всплывали все факты и слухи, что он слышал про Кристалл-Солнце. Нет, этот шанс нельзя было упустить. Он просто не мог поверить в свое везение.
- Сколько стоит? - Ювелир пригубил чай. - Красивый он, не находите? На украшение какой-нибудь дамочке мог бы сойти... Оренов так за пятьдесят.
Мужчина откинулся на спинку стула, чувствуя, что совершенно не хочет расставаться с Солнцем. Он внимательно поглядел на кристалл и обратился к полковнику:
- Не хотите ли продать его прямо сейчас? В честь нашего знакомства я куплю его у вас за двести оренов. Заметьте, цена в четыре раза больше обычной.
Ясно было, что о существовании кристалла вряд ли знал только сам ювелир. Конечно, Вечный Огонь уже осведомлен обо всем, да и, наверное, какой-нибудь чародей просто так не уступит эту вещицу.
Ну, что же, все только начиналось.

Торговая площадь.

Краснолюд крякнул, хохотнул и взял в руки меч. Меч был очень неплох.
- Шестьсот оренов, и он твой, дружище! Бери и не думай, черт тебя задери, за такие деньги ты нигде не найдешь подобного клинка. Будут предлагать шелуху, но я, дружище, краснолюд слова. Сказал: годная вещь - значит, так и есть.
На торг внимания никто не обращал. У каждого были свои дела, каждый пытался откусить лакомый кусочек от этого центра мира.

Улочка возле "Волчьей ямы".

Медея и братья ехали по нелюдимой улочке, ведущей к "Волчьей яме". На глаза попадались только подозрительные личности, зачастую не имевшие кое-каких конечностей.
Стражник, стоявший в переулке, был раздосадован тем, что его назначили на это паскудное местечко. Говорят, что по ночам тут людей режут, а потом не находят...
"Ой-ей, у меня ж женушка еще, сынишка да дочка, и за маменькой присматривать надо", - сокрушенно думал стражник. Когда навстречу ему вышел странный субъект, стражник чуть было не стукнул его алебардой. Но обошлось. Субъектом оказался молодой парнишка, бледный и худой, хромавший, как могла показаться, сразу на обе ноги.
"Задержать его, что ли? Э, странный он. А вдруг - притворяется? А у меня женушка, детки, мама... Да черт с ним!"
Субъект прохромал дальше, встретившись с Медеей и ее братьями. Было видно, что губы у него шевелятся.

0

10

Ювелир продолжал делать вид, что кристалл пустышка и не стоит выеденного яйца, хотя все же объявил цену в пятьдесят жалких оренов.
Барон невозмутимо смотрел в глаза ювелиру, с простодушной улыбкой, за которой прятался разъяренный зверь, он знал, что цена этой вещицы несколько десятков человеческих жизней, половина сгоревшего городка и это далеко не предел. Он был уверен, что «Вепрь» напал на город именно из-за этого камня, ибо в его письмах к градоправителю упоминалось нечто ценное, и теперь выяснилось что.
- Я восхищен вашей щедростью, - с искренним видом развел руками Мерхольд, давая ложную надежду хозяину дома.
- Но раз этот камень практически ничего не стоит, я предпочту оставить его себе, в память о моих приключениях. Забавно будет показывать его друзьям темными вечерами за чарочкой портленда. Не находите? – продолжил он валять дурака, стараясь создать впечатление недалекого человека.
- Посмотрим, что ты сейчас скажешь, ублюдок, - подумал он на самом деле, хотя итак было понятно, что ювелир бессовестно лжет и пытается приобрести кристалл за бесценок.
- Что ж, раз мы выяснили, все что необходимо, позвольте получить мою «драгоценность» обратно и откланяться, - вставая с кресла, произнес каэдвенец.

+1

11

- И не в волчью, а в песью, - запоздало поправил Дядька Сбигнев Медею, - Ты вот раз умная, скажи – как натаскивают кобеля, чтоб спокойный был? Сажают чтоб стерег, а сами кота пускают… И ежели кобель дернется – бьют нещадно. Правда и кота на всякий случай такого берут, чтоб не жалко было, коли загрызут. Так как волка по-твоему натаскивать? – Дядька сумрачно покосился на молодежь в телеге.
- Тебе виднее, я-то что? Ничего… - пожала плечами еще одна из рода Червонни.
-Ах на кота?! Вукаш!!
-Ах натаскивать?! Томаш!!

Взвились почти в один голос Вукаш и Томаш, призывая друг друга на помощь в очередной шутке, имеющей своей целью, вероятно, подразнить дядьку. В крови молодых оборотней играла прошедшая недавно Охота…
Старший спрыгнул на ходу с телеги:
- Аррррр!!! – рычание перемежалось со смехом и выкриками. Вукаш последовал за Томашем. Парень подскочил к какому-то тощему белобрысому парнишке, попрошайке, наверное, ковылявшему навстречу телеге, и попытавшемуся прижаться к стене дома.
- На кота натаскивают! Аррр! На драного кота!
Томаш толкнул парнишку в руки Вукашу, сцапавшему добычу.
- Раз натаскивать – так и попробуйте натаскайте! Хааааа!!
Белобрысый полетел обратно к Томашу, нелепо взмахнув руками, чуть было не упав. Но оказался в руках Вукаша.
- Ты чего падаешь, драный кот?!
- Вукаш, Томаш, сучьи дети! Вот и сестру свою вспомнил с вами!
– орал Сбигнев, не выпуская вожжей, - а ну вернулись! Быстро, сказал!
Дядька Януш среагировал на пару секунд быстрее Медеи, спрыгнув с телеги и развешав полновесных оплеух и подзатыльников обоим остолопам.
- Деревня! Дикари, чтоб вы облезли да неровно обросли! – здоровенный дядька выглядел рядом с молодцами и правда как матерый волчище, устроивший взбучку двум переяркам.
Медея же поспешила к неловко упавшему на брусчатку пареньку, не устоявшему на ногах после очередного толчка, и не нашедшему опоры в руках обидчиков.
- Ты как? – Медея склонилась, стараясь поднять белобрысого – Извини уж… Дикие они… Молодые совсем. Ты встать-то можешь? До телеги дойдешь?
Взгляд парня был странным, блуждающим. Лишь бы не головой стукнулся, да разум не обронил!
Слышались звонкие затрещины и подвывания:
- Дядько, ну ты что?! Да пошутили мы!
- Ну шутка, ну?!
- Обормоты! Я вас!..

Медея, все-таки сдюжив поднять паренька, довела его до телеги и усадила.
- А вы двое двиньтесь! Совсем парня зашибли. Вам ему еще свою долю горячего отдавать! А самим на сухари раз такие горячие! – Медея толкнула плечом Вукаша.
Телега тронулась, подгоняемая ворчанием Сбигнева и многозначительным похрустыванием пальцами Яныша.

Отредактировано Медея Червонни (2013-01-14 15:45:29)

+1

12

Реван, не обращая особого внимания на слова продавца, забрал меч и начал вертеть его,  проделав пару небольших взмахов. Балансировка была отличной. Как бы Бык не недолюбливал краснолюдов, он не мог не признавать за ними мастерство в изготовлении оружия. А клинок этот был неплох, очень неплох.
Да и цена была вполне приемлемой. Завышенной, конечно, но не за гранью. Вообще-то Реван надеялся услышать от продавца сумму оренов в четыреста-пятьсот, но меч действительно мог стоить своих денег. Хотя, по правде говоря, у Одноухого денег не хватило бы в любом случае. Даже если бы он сложил все деньги, что были у него с собой, получку от купца и выручку от продажи старого меча, он мог рассчитывать получить сумму оренов в триста. Ну, может быть и в четыреста, все-таки старое его орудие было не настолько уж плохое, просто… старое.
- Надо срочно найти работенку поприбыльнее – Реван сплюнул прямо под ноги какой-то бабке, вздохнул и положил клинок обратно на прилавок.
- Неплохая железка, я, можбыть ,ещё вернусь.
Ещё немного походив по рынку, Бык отправился обратно в таверну, надеясь, что тавернщик смог что-нибудь для него найти.
- В крайнем случае, пойду поищу удачи у своих «знакомых» - решил он, хотя мысль о встрече со своими сомнительными «коллегами» вряд ли его радовала.

+1

13

Дом ювелира.

Ювелир растеряно улыбнулся, развел руками.
- Что же, было приятно познакомиться. Обращайтесь, ежели чего. - Дрожь в левой руке не отступала. - Наина вас проводит, сударь.
Мужчина быстро сунул кристалл в руку мужчины, стараясь не смотреть на него. Ничего. Все еще впереди.
Полковника служанка провела прямо к выходу из дома. Недобро глянув на Мерхольда, она резко развернулась и ушла в дом, даже не сказав слов приличия гостю.
Что же получил воин, посветив ювелира? Да хотя бы то, что узнал о ценности кристалла: случайные слова всегда правдивее лживых и продуманных речей. Стоило шагать дальше, бежать... за Солнцем?

Улочка возе "Волчьей ямы".

Паренька трясло. Он беззвучно открывал и закрывал рот, хватая воздух, словно рыба. Он пытался что-то сказать, но у него не выходило.
- Я... Я... - Он замолчал. - Я... Видел... Случайно. Не хотел, а... Холодно. И зеленое. Пятна, брызги. У меня зеленое перед глазами.
Он стучал зубами и пытался перестать по-щенячьи поскуливать.
- А-а, по-по-том. Видел. Люди. Солнце, у них со-солнце на-на одеж-ж-де. А я не хо-хотел видеть. Я домой ше-шел. О-они стреляли...
Его вдруг отпустило, и он быстро заговорил:
- Я возвращался домой и увидел людей в черных одеждах. Это было возле Библиотеки Вечного Огня. Я, дурак, решил послушать. Они говорили о каком-то Солнце, о книге, о том, что если они обуздают это Солнце, то они смогут получить все желаемое. Я ничего не понял, правда. Но меня услышали, я бросился бежать. Что-то кинули, кольнуло под лопаткой. Но я убежал, ведь знаю Новиград как свои пять пальцев. Но мне плохо, я знаю, что умру, поверьте мне, сделайте что-нибудь... - Он заплакал. - Я-я не... - Голова его упала на грудь.
Он умер от чего-то неведомого, умер ни за что, стремясь первому встречному раскрыть все, что знал, в бессмысленной надежде помочь чему-то или кому-то.

Площадь.

Реван шел мимо лотков со сладостями, мимо лавками с провиантом, мимо ватрушек и леденцов, мимо топоров и стрел, мимо всяких побрякушек и безделушек.
- Стоять, - хриплый голос откуда-то слева. - Спокойно. Дело есть, тебе по нраву будет. Двигай за мной. - Человек, стоявший за коврами, замолчал. - Деньги будут, хорошие деньги, мы не кидаем.

0

14

Не, пареньку было худо не от бестолковой игры двух оборотней, и не от хронического недоедания… Да и одежда на нем, показавшаяся лохмотьями в начале, ближе выглядела порванной недавно…  Ну и дела… Впутались, мохнатые, во что непонятно.
Паренек лопотал что-то непонятное, про людей, которые видать навредили ему, про какое-то солнце.
- Бредит он! Меда, держи его крепчее!  Ух я вам, обормоты, чтоб вас так растак а потом на бекрень! Сгробили человека!! Он жеж хрупчее! - Збигнев подстегнул лошадь правя в проулок.  Ближайшим оказался тот, из которого и вышел странный паренек. Конечно, навряд ли дядька и впрямь думал, что тычки ребят убили парня, скорее просто для острастки.
Так бывает – вваливается в твою жизнь незнакомец, впервые его видишь,  но оказывается он в такой момент перед тобой, что не принять участия в происходящем не можешь просто. Ребенок, роженица, умирающий…  Других зверей волки едят за милую душу, за что и признаны санитарами леса. А вот волк волка… Раненый, либо больной, либо старый зверь, переставший приносить пользу стае скатывается в иерархии вниз, но его не оставляют без пищи. Да и даже не дерут, а только обозначают укусы, ежели что ослушается. Как только он помогать начинает – за волчатами смотреть, метить территорию – его пайка вырастает, даже если на охоту он не выходит пока что. И ясно, что для того, чтобы подняться, есть досыта, волчицу завести, волчат – ему придется драться с каждым, но… Но и это возможно. Чтобы волка выгнали – что-то непоправимое совершить он должен. К примеру, загрызть насмерть такого вот никчемного своего собрата…. А белобрысый худыш не был котом драным. Он не скулил и не молил о помощи. Он предупреждал об опасности и просил отмстить обидчикам. Это было внятно любому оборотню. И придупреждал он – Стаю. Не важно, вольно или нет,  но это включало совсем иные механизмы, чем если бы он обратился к примеру к стражнику, старательно ничего не замечающему у входа.
В роду Черонни не умели лечить людей,  оборотни редко болеют, травничали больше  для волчьих нужд, а от таких лекарств люди умирали значительно быстрее, чем от болезни….
Для людей знали лишь одно средство.
- Прикрывайте! – бросил дядька Яныш, уже освободившийся от сапог и теплого зипушка и скатывающийся за телегу.  Томаш и Вукаш бросились ко входу и выходу в проулок так же слажено, как до того взялись займать беллобрысого.  Только глаза были круглые как плошки и то и дело потирали шеи.
Медея шепнула Войцеху:
- Побереги! – и устроила белобрысого так, чтобы его левая рука свесилась за телегу, с той стороны,  где скрылся дядька Яныш. Сама же она старалась нащупать пульс на шее парня. Но не была уверена ни в чем.  Если парень еще жив, то через полчаса-час это будет понятно. Если нет – окоченеет. Потом ему нужен будет присмотр до первого полнолуния, и в него… А потом... Но так у мальчишки был шанс.
Огромный волк, невидимый за телегой, несколько раз куснул тощую руку паренька между запястьем и плечом,  вспарывая кожу и жилы, пуская по веночкам мутагенный вирус. Кровь из ранок еще сочилась, хоть парень то ли в обмороке был, то ли помер уже… Казалось теперь, что парня потрепал зверь. При беглом осмотре, разумеется.
Яныш взобрался на телегу уже человеком и буркнул:
- Збиш, погоняй к «Песьей яме», пес с ней скорее, пока еще чего не приключилось, - свистнул двум молодцам, указав на телегу, и примолк.
- Ох, Лунная Волчица… - пробормотал Збигнев, - эй, молодежь! Вы как хотите, но держите парня, да рогожкой прикройте. С головой лучше.
Меда продолжала искать пульс.
К трактиру добрались хоть и более длинной дороге, но теперь уже в полном молчании.  И без каких либо происшествий.

+1

15

Заполучив камень обратно, Мерхольд сухо попрощался с ювелиром и проследовав за недовольного вида служанкой, вышел из дома создателя драгоценностей. Не мешкая ни секунды, он проследовал сквозь распахнутые ворота и направился в противоположную сторону от таверны, в которой остановился. Барон был уверен, что сейчас хозяин дома наблюдает за ним в окно, нервное дрожание руки выдало его крайнюю заинтересованность в кристалле, а это означало одно, он попытается завладеть этим предметом, или знает кого-то, кто жаждет владеть камнем, и тот в свою очередь попытается найти его. Исходя из этих соображений, воин закономерно стал ожидать слежки за своей персоной, и поэтому стал запутывать следы, кружа улицам и проулкам, словно заяц, который петляет на снегу, уходя от гончих собак. Мерхольд делал вид, что интересуется различными товарами на прилавках, задерживался у уличных балаганов,  с их шумными представлениями и вечным скоплением народа вокруг них, высматривая тем временем в толпе своего преследователя, или воришку, который должен будет попытаться украсть кристалл. Стараясь слиться с шумным людским потоком, каэдвенец просачивался вдоль улицы, переходил на другую сторону, менял направление движения, стараясь заметить, необычное поведение среди множества зевак. В какой-то момент, он увидел узкий проулок уводящий от шумной улицы, поравнявшись с ним, воин резко свернул в проход, тут же переходя на бег. Где-то на полпути к выходу из переулка, в стене была небольшая ниша, служившая некогда черным выходом, который теперь заложили кирпичом, увидев ее, Мерхольд спрятался в ней и затих, ожидая шагов преследователя, готовый в любой момент нанести удар, или поставить подножку.

0

16

То, что он искал, само нашло его. Проходя возле лавки с коврами, субъект, стоявший за ней, вдруг негромко произнес , явно обращаясь к Ревану.
- Стоять. – Бык послушно остановился, рука сама легла на рукоять, может быть и старого, но верного меча. -Спокойно. Дело есть, тебе по нраву будет. Двигай за мной.
Какое ещё дело? И как он узнал, что я ищу что-то? Неужели трактирщик так быстро сработал? – Вопросы в голове Одноухого не могли найти соответствующих ответов. Незнакомец, меж тем, продолжал:
- Деньги будут, хорошие деньги, мы не кидаем.
Реван сам зашел за палатку, спрашивая и не убирая руку с оружия:
- А с чего ты решил, что мне нужна работенка? – немного помолчав, добавил - Так что нужно делать?

0

17

Возле трактира "Волчья яма".

Трактир встретил путников темным входом с перекошенной дверью, немногими провалами маленьких окон и гомоном изнутри. Кажется, дрались. Да точно - ни с чем не спутаешь. Грохотали лавки и столы, ругались люди, гулко стуча друг друга всем, что попадалось под руку.
- Убива-а-а-а-ают! - Женский голос достигал невероятных высот.
- Заткнись! - Мужской, напротив, был умопомрачительно низок.
За Медеей и ее братьями неотступно следовала темная тень. Увидев, что компания остановилась у трактира, тень скрылась в лабиринте улочек. Информация понеслась. 

Путаные улочки.

Вопреки ожидания Мерхольда, шагов не последовало. Как не последовало и самого мнимого преследователя. Только голос из-за другой части перегородки:
- Кто там? - говорил мужчина медленно, растягивая слова даже в такой короткой фразе.
- Никого. Может, кот. А может, ворона, - второй голос был низок и хрипл.
В перегородке, в самом низу, не хватало нескольких кирпичей, через небольшое отверстие были видны ноги говорящих. Один носил черные кожаные штаны, расшитые орнаментом по нынешней моде. Второй был в длинном темном плаще, подбитым мехом.
- Ладно, - первый заговорил тише, но слова были различимы. - Книга у нас. Но ни одного "Солнца". А, как оказывается, их может быть даже больше двух.
Мужчины разговаривали совершенно спокойно, словно встречались здесь постоянно и были абсолютно уверены в том, что подслушать их не могут.
- Один кристалл у этого полковника... Золингроффа. После заварушке в том городке, он пропал. Пока ничего о нем неизвестно, но есть информация, что в фамилия у него выдумана. Конечно, что и следовало предполагать...
Второй и третий, если он существует, пока не найдены никем, есть только упоминания в книге. Но мы на верном пути, я чувствую. И еще...
- человек стал говорить так тихо, что лишь изредка были слышны обрывки слов. - Вепрь... Помешать... Видел... У "Волчьей ямы"...
Затем разговор вовсе стих, и гулкие шаги, раздавшись где-то впереди, стихли.

Возле торговой площади.

Мужчина осклабился и произнес:
- Мы всегда знаем о нужных людях в этом городе. Таких, как ты. - На то, что рука наемника лежит на рукояти меча, человек внимания не обращал. - Все скажут. Да еще и заплатят. Иди за мной, если решил.
Ковер колыхнулся, и мужчина быстро шагнул в пустую улочку, один раз оглянувшись на Ревана.

Отредактировано Шанк Биро (2013-01-27 09:30:32)

0

18

Порой судьба, или предназначение, впрочем, явление имеющее множество имен и личин, преподносит нам свои сюрпризы и шутки в самые неожиданные моменты, подстерегая нас там, где мы её совершенно не ожидаем встретить. Ты стараешься уйти, убежать от чего-то, но неизбежно возвращаешься к тому, от чего убегал, так случилось и на этот раз, когда Мерхольд услышал за стеной разговор двух мужчин, касающийся его персоны. Застыв неподвижно, он жадно вслушивался в каждое слово незнакомцев, стараясь запомнить и не упустить ничего из виду, и не зря, диалог пролил свет на многие темные места в истории с кристаллом. Теперь он уже нисколько не сомневался, что «Вепрь» напал на город именно из-за камня, знал, что кристалл называют «Солнцем», был осведомлен, что его ищут, и вдобавок слова Годфри подтвердились, разбойник остался жив, и возможно кружит возле «Волчьей ямы». Оставалось непонятным, действие артефакта, кто и в каких целях его хотят использовать и что это за книга? Казалось бы вопросов немного поубавилось, но вместе с тем их появилось еще больше.
Как только шаги людей стали отдаляться, Мерхольд начал действовать, решив проследить за незнакомцами, развернувшись лицом к перегородке, он сделал пару шагов назад, и с разгону, придавая инерцию своему телу, подпрыгнул вверх, отталкиваясь ногой от прорехи в стене. Зацепившись руками за верхний край простенка, он подтянулся и влез на препятствие, отгораживающее его от глухого тупичка. Убедившись, что в проулке никого нет, воин спрыгнул вниз и поспешил за таинственными обладателями нужных ему знаний, стараясь при этом не поднимать лишнего шума , ступая по возможности мягко и выбирая место куда поставить ногу.

+1

19

Червонни подъехали к таверне «Песья яма», и судя по звукам из нее доносящимся, внутри творился сущий кильдим. Дядьки, Яныш и Збигнев, переглянулись, Збигнев кивнул и поворотил кобылу.
- Хватит на сегодня приключений, еще мальцы перепугаются, - буркнул он, с сожалением отъезжая от таверны. – Город большой, без ночлега не останемся.
- Скажи, здесь в последнее время так паршиво стало, или когда я первые разы приезжала в город было так же? – Меда нахмурилась, вопросительно уставившись на дядек. Таверна выглядела так, что… Ну в общем, Медея не стала бы рисковать ночевать в ней одна. А предлагать выступления – тем более. Не приличными бюргерами, зашедшими пропустить кружечку, жила таверна, ох не ими…
- Ааа, - Збигнев неопределенно махнул рукой. Братья, все трое, сидели как пыльным мешком пришибленные. Кажется, им уже меньше нравился город.
Через некоторое время телега остановилась в более спокойном месте, у таверны с вывеской, изображающей пивную бочку с выбитым донцем и толстяка рядом. Здесь было спокойнее.
Медея вновь попыталась нащупать пульс у незнакомца. Наверное, пальцы замерзли…
Дядька Яныш спрыгнул с телеги и направился в таверну.
- Хорошей торговли тебе, - обратился он к трактирщику за стойкой – Нам с парнями нужно пожить и скупиться в Новиграде. Есть у тебя три комнаты и место на конющне? Нам телегу бы поставить. Да у меня в пути малОго волк порвал, худо ему. Нет тут травника какого, или еще кого?
Через некоторое время Янныш выглянул из таверны и махнул рукой сгружаться.

0

20

- Все скажут. Да еще и заплатят. Иди за мной, если решил.
Реван решил.
- Пойдём.
Убрав руку с меча – всё равно это действие, похоже, не привело к нужному эффекту – наемник отправился вслед за подозрительным парнем в переулок, мимо ковров, до которых так никому и не было дела.
Будет, что будет. Мож неплохо заработаю. А если обманывает, то что ж, и не из таких переделок выбирались.
Они, меж тем, прошли уже некоторое расстояние и Бык, хоть и не раз бывал в этом городе, почувствовал, что заблудился в хитрых переплетениях одинаковых с виду улочек.
- Мож скажешь куда идем? А то иду, как овца на убой. – Реван умехнулся.
Кинжал Одноухий уже успел незаметно вытащить и перепрятать в рукав. На всякий случай.

0

21

Улочки Новиграда.

Гулко стучали две пары сапог по улицам, быстро удаляясь. Мерхольду никто не препятствовал, никто не заметил его, никто и не подумал, что тот, кого давно уже хотели отправить в мир иной, окажется так близко от змеиного логова. И это играло на руку воину.
Шаги стихли. Послышались приглушенные фразы, совершенно неразличимые. А затем эхо подсказало, что мужчины разделились. Один пошел направо, в сторону богатых кварталов, другой же направился в сторону порта. Хотя, если хорошо походить по этим улочкам, то вместо порта можно выйти прямо к тюремной яме, служащей временным пребыванием для пойманных поблизости преступников. Дальше или на виселицу, или в главную тюрьму, или, что самое страшное, прямиком в Дракенборг.
Звуки шагов стихали, мужчины шли довольно быстро.

Таверна "У толстого Олле".

Трактирщик, копия изображенного толстяка на табличке, улыбнулся, показав все двадцать пять зубов, и быстро заговорил:
- Душенька, конечно, у Олле всегда найдется кров и самое необходимое для путников. Где ж это видано, чтоб Олле не помог-то? Нет, если такие времена и наступят, то утоплюсь я тогда, покарай меня Вечный Огонь - утоплюсь. - Он тяжело задышал. - Эй, Ян! Сынишка мой, глядите, выйдет из паренька толк! Бегом за лекарем, за сударем Ренном, бегом-бегом.
Малец кивнул и выбежал за дверь, сверкая немытыми пятками.
- Так, и ночлег будет, и покушать вам, не беспокойтесь. Заносите вашего парнишку, сейчас уложим, а там и лекарь придет, Вечный Огонь позволит - жить будет.
Мужчина неловко вышел из-за стойки, подозвал паренька, шепнув ему что-то. Тот быстро зашагал на второй этаж.

Трущобы.

Мужчина, заслышав слова Ревана, хмыкнул. Еще б он не пошел. Такие от денег не отказываются, нет, он-то знает. А им люди сейчас так нужны, так нужны. А он, говорят, мужик нормальный. А за хорошие деньги вообще шелковым станет.
- Ты-то овца? Ты скорее похож на волка. Идем к работодателю, не дрейфь.
Человек зашагал быстрее, мол, не до разговоров сейчас, все узнаешь скоро.
Остановились перед покосившейся лачугой - столь неприметной, что отличить ее от десятков таких же было попросту невозможно. Странные личности проходили в неосвещенных частях грязной улицы и исчезали за бесчисленными постройками. Бродячий пес залаял где-то в стороне, но после потока брани и бешеных ударов железяки о железяку замолчал.
Мужчина толкнул дверь, та с противным скрипом отворилась. Не особо следя за Реваном, он зашел первым. Сначала было темно. Потом начали прорисовываться очертания. Неровный пол, пара лавок, стол. Человек. Здоровенный, широкий в плечах. Волосы черные, но уже седеющие. Лицо звериное, что аж страшно. Ну вепрь - дикий вепрь, похож-то, а!
- Привел? - Резкий бас разорвал тишину.
- Привел.

0

22

Незнакомцы ничего не заметили и спокойно продолжили свое шествие, разговаривая на ходу, а их преследователь, осознав, что незамечен, прибавил шагу, переходя на легкий бег, дабы сократить расстояние между ними, однако наступая на носки, чтобы производить меньше шума. Вскоре преследуемые люди разделились, и задача проследить за обоими одновременно стала невыполнимой, народная мудрость гласила: «За двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь», но Мерхольд и не питал иллюзий по этому поводу, а посему, незамедлительно свернул в сторону порта, справедливо решив, что там он легче сольётся с местными обитателями, не вызывая подозрений, так как если бы он щеголял в богатых кварталах, где к незнакомцам относятся с особым недоверием. Приблизившись к человеку на достаточно близкое расстояние, чтобы иметь возможность видеть противника, Мерхольд сбавил шаг, и теперь двигался вслед за  незнакомцем, стараясь не выпустить того из виду, и вместе с тем не попадаться в его поле зрения, останавливаясь за углом или двигаясь в тени строений, выжидая момент для решительного броска. В какой-то момент, воин хотел уже было начать действовать и прижать негодяя в темном переулке, но передумал, решив, что этот мужчина может привести его свое убежище, или открыть новые детали этой загадочной истории.

0

23

Этот трактирщик вел себя так, как и приличествовало радушному хозяину, который к тому же не упустит свою выгоду. Медея, да и все Червонни, сами державшие постоялый двор, традиционно хорошо относились к тем, кто делил с ними тяготы этого непростого ремесла. А вот то, что лекарь оказался здесь же видимо в комнате для гостей, оказалось сюрпризом.
Дядька Збигнев уже прикидывал в уме во сколько им обойдется помощь незнакомого лекаря, и что ему врать. Медея же расстелила полог, которым прикрывали содержимое телеги, велев братьям:
- Давайте его сюда, за углы возьмем и донесем бережнее, - те покивали, и осторожно перенесли «драного кота» на полог. Парень не сопротивлялся и даже не стонал. Кровь сочилась из израненной руки, но это, увы, пока не могло служить показателем. Он выглядел совсем молодым и растерянным. Так или иначе, его прошлая жизнь подошла к концу, оборванная его собственным любопытством.
Трое парней и Меда ухватили за углы и вошли в таверну как раз тогда, когда дядька Збигнев вернулся к телеге заводить и распрягать лошадку, обтирать ее пучком сена, устраивать на конюшне, задавать овса… В деревне так – хочешь быть сыт – сперва о скотине позаботься, а потом о себе.
Внутри таверна была вполне опрятной и аккуратной, без смешных претензий на аристократичность и вычурность: Столы, лавки вдоль стен, стулья, стойка в глубине зала и лестница наверх. По стенам свисают связки чеснока и пряных трав, распространяя запах по залу и не занимая места в кладовой.
Молодежь Червонни доставила свою ношу туда, куда указал трактирщик, расположив случайного знакомца и возможного родственника на кровати в одной из комнат.

0

24

Реван шел за подозрительным человеком, безуспешно пытаясь запомнить дорогу, но скоро бросил сие бесполезное занятие. Путь по одинаковым улочкам среди одинаковых домов неожиданно закончился перед одним из них, который с виду ничем не отличался от своих соседей. 
Хотя какие дома? Невзрачные домишки или, ещё вернее, лачуги. Район был не самым приятным,  один из тех, куда приличным жителям лучше не заходить, да и неприличным тоже не особо рекомендовано, если, конечно, они не хотят отнять или потерять жизнь и деньги.
Наемнику показалось, что среди обычных для таких мест запахов помоев и нечистот на мгновенье пробился запах моря, но до конца он в этом уверен не был. Да и к тому же они зашли внутрь. Помещение оказалось темным и, на первый взгляд, пустым. Но когда глаза начали понемногу привыкать к освещению, Бык заметил огромного типа, стоящего в глубине комнаты, лицо его было видно плохо, но Ревану оно не показалось человеческим. Чуть приглядевшись, он понял, что оно изуродовано с одной стороны. Что-то в памяти наемника зашевелилось.
- Привел? – послышалось со стороны огромного типа.
- Привел. – ответил проводник Ревана.
Вспомнил. Он смахивает на знаменитого Одноглазого Вепря, банду которого разбили не так давно. Вот только он же помер… или нет?
Одноухий слышал о нем. Да и мало кто не слышал. Долгое время он грабил и убивал по всей территории Редании, пока не угробил всех своих людей под стенами одного городка. Реван когда-то занимался тем же и насколько он слышал, некоторые его старые подельники входили в это сборище, пока бесславно и не погибли. Не сказать, чтобы наемник считал их друзьями, но некоторые из них были неплохими парнями для грабителей и убийц и могли прикрыть спину.
- Я тут. И что теперь? - Бык вглядывался в темноту стараясь разглядеть сколько там поблескивает глаз.

0

25

Очередная зима. Очередной город. Последнее время Ами казалось, что она плутает безо всякой цели. Эльфка смутно помнила, какое сегодня число и месяц. Настроение, как всегда, хуже некуда. Омрачало его все: внезапно пришедшее понимание того, что сестру найти будет не так-то просто, раздражавшие слух крики торгашей, медленно, но верно пустеющий кошелек. Морозный бодрящий воздух тоже казался ей врагом, который отнимает у нее чуть ли не последнее и от того заветное тепло.
Необходимо было встряхнуться. Может быть, даже напиться.
Амигайл уже привыкла, что в приличных заведениях ей максимум разрешат подмести пол и поэтому сразу отправлялась в намного более скромные места. Люди не жаловали даже тех, кто пытался ужиться с ними (да чего там мелочиться, они и друг друга готовы были за десяток оренов перебить), а уж ожидать уважения к выходцам из гор, которых волею судьбы занесло в вонючие людские муравейники, совсем не приходилось. Посему эльфка старалась общаться с ними по минимуму, а в идеале - вообще не общаться. Что тоже, скажем по секрету, не способствовало в поисках Мириэль.

0

26

Возле тюремной ямы.

Мужчина, кажется, вовсе и не собирался к порту. Он петлял, сворачивал в переулки, проходил там, где вообще не было улиц. Мерхольду было очень тяжело не потерять его из виду. Очевидно, мужчина все-таки опасался слежки.
Человек оглядывался по сторонам, словно ожидая встретить кого-то. И действительно, ему навстречу вышел поджарый мужчина. Одет он было во все черное, даже на голове был капюшон. Они что-то быстро обсудили и двинулись дальше вместе.
Вышли к тюремной яме, которую охраняли двое стражников. Они лениво перебрасывались фразами, смысл которых заключался в том, что-де не повезло им с тюремной ямой, лучше б на улицы, но с начальством не поспоришь.
Место было открытое и дальше идти было опасно.
Двое подошли к стражникам, что-то спросили. Говорили медленно, словно оттягивая время.
Первым ударил "черный". Резко вытащив кинжал, он пырнул стражника им в грудь, хотел одновременно заехать кулаком второму блюстителю закона, но тот оказался не лыком шит. Он точно ткнул его древком копья в колено и начал отступать.
Раненый корчился в стороне, пуская кровавые пузыри. Двое мужчин обступали стражника. Шансов у него было немного.
Заключенный в яме, заслышав звуки борьбы, взвыл. Он не видел, кто там, но догадывался. И боялся. И выл.

Таверна "У толстого Олле".

Парнишку занесли, положили на стол. Лицо его было страшно бледным, наверное, и вправду помер. К этому времени появился доктор. Потомственный врач, сударь Ренн, спускался по лестнице. Он был высок и тощ, как палка, с сероватным лицом и мутными глазами. Одет был неброско, даже слишком просто: легкая рубаха с закатанными до локтей рукавами, расстегнутая у ворота, потертые брюки, видавшие виды сапоги, к слову, были исправно начищены.
Он подошел к столу, глядя на паренька. Приподнял руку. Рана была вовсе не смертельна.
Олле указал глазами на Медею, мол, к ней все вопросы.
- Здравствуйте, уважаемая. - Голос у него был скрипучий, словно дверь в доме плохого хозяина. - Что с ним случилось? Опишите кратко.

Трущобы.

Мужчина зевнул и несколько минут рассматривал Ревана. Подойдет. Этот подойдет. Сразу к дело, все, как надо. Верно ему говорили.
- Дело есть. - Человек догадывался, что его уже узнали. И потому не боялся быть раскрытым еще раз. - Думаю, ты знаешь, кто я. А если не знаешь, то я - Одноглазый Вепрь. И мне нужны люди. Толковые люди, умеющие не только махать железяками, но и думать, башкой думать. А ты, кажется, такой. Ну, садись, выпьем пока.
Тот, что его привел, уже уселся за стол, разливая что-то по деревянным кружкам. Посреди стола стоял чан с вареной картошкой и редкими кусочками сала.
Мужчины принялись за еду, на пару минут забыв про Ревана. Предполагалось, что и он не откажется от кушанья.

Улицы Новиграда.

Альрами встречалось множество самого разного люда: оборванцы, торгаши, предсказатели, фокусники, циркачи, ремесленники. На нее не обращали внимания. Почти. То полный презрения взгляд пошлют, то толкнут в толпе. Эльфов не любили. Эльфов не любят. Эльфов не будут любить.
- Не хочешь сладеньких ватрушек, дитятко? - шамкала подслеповатая бабулька. - Сладенькие, вкусные, дитятко, по полушке-то. Как даром, дитятко.
Но завидев, что "дитятко" - эльфка, она начала причитать, моля богов избавить ее от нечистой.
Бесконечный лабиринт улиц. Одна, вторая, площадь, тупик, постоялый двор.
Служитель Вечного огня монотонно читал проповедь. Она была нудна и неинтересна, заучена и произнесена уже не одну сотню раз. Но народ внимал, раскрыв рты. Служитель, завидев эльфку, пронзил ее взглядом. Распоясались!

0

27

Слежка все больше увлекала воина, будоража кровь выплеском адреналина, подобно хищному зверю он выжидал момент, чтобы в решающем броске вцепится в горло своей жертве, еще недавно считавшей себя охотником.
Бесшумной тенью он следовал за незнакомцем, наблюдая за его действиями. Вскоре к мужчине присоединился еще один человек, и они двинулись далее, и спустя некоторое время вышли на открытое пространство перед тюремной ямой, охраняемой двумя стражами. Мерхольд застыл в ожидании, сейчас станет ясно, для чего они здесь.
- Сговор со стражей? – мелькнул вопрос в голове, и тут же развеялся сам собой. Человек в черном, ударил одного из стражников кинжалом, обрывая жизнь солдата, что послужило сигналом для барона, он бросился на выручку уцелевшему стражу выхватив из ножен метательный нож и приблизившись на достаточное расстояние, швырнул его в «черного», вкладываясь в бросок всей массой. Рука плетью хлестанула в воздухе, запуская смертоносный снаряд навстречу цели. Нож, сверкнув молнией, с характерным звуком вонзился между лопаток незнакомца, тот охнув, застыл на мгновение и осел на брусчатку, упав лицом на камни, дергаясь в предсмертной агонии. Его товарищ, завидев смерть своего подельника, трезво оценил обстановку, и решив что преимущество не на его стороне, попытался ретироваться с поля боя.
- Живим брать! – заорал Мерхольд солдату, набегу.
Стражник, воодушевленный прибывшим неизвестно откуда подкреплением, хотел было, как следует двинуть алебардой нападавшего, но окрик барона послужил командой и он, изменив направление удара, сделал подсечку, пытавшемуся удрать мужчине. Беглец комично растянулся на мостовой, грохнувшись с размаху на живот и разбив при этом нос. Резко перевернувшись на спину, он хотел вскочить, но острие меча Мерхольда, уперлось ему в кадык, мужчина застыл, окидывая воина горящим от гнева взором, в его глазах полыхал огонь бешенства, и если бы не сталь, разделявшая их, он готов был вцепится в горло противнику.
- Лежать, - приказным тоном остудил его пыл барон, отшвыривая ногой оружие поверженного в сторону, ему помог стражник, внушая лежавшему необходимость оставаться в статическом положении, древком алебарды, избивая того с остервенением. Дав  волю разъяренному солдату отвести душу, барон остановил его знаком руки. Тяжело дыша страж, сплюнул и пошел осматривать тело своего напарника, под завывания заключенного, доносившееся из тюремной ямы.
- Сейчас я буду задавать вопросы, и если ты ответишь на них, обещаю тебе быструю смерть. Или ты предпочитаешь пытки и шибеницу? – расставил приоритеты Эбергсдорф.
- Кто ты? Что такое это «солнце»? Где книга? Сколько в вашей банде людей? Где ваше лоово? И зачем вы напали на стражу? – задал первую порцию вопросов каэдвенец, слегка придавив мечом на шею.

0

28

Доктор, против ожиданий Медеи, спустился сверху, из комнат для гостей, а не с улицы. Видимо и он тут был либо проездом, либо… Ну, по крайней мере он не имел в городе частной практики. И возможно еще помнил, какие неожиданные фортели умеет выкинуть большак.
- Здравствуйте, уважаемая. Что с ним случилось? Опишите кратко.
Медея кивнула, признавая за собой старшинство до возвращения дядек.
- Дня вам, милсдарь лекорь. Мы точно не знаем. Мы еще только подъезжали к городу, когда Бженк поехал в сторону с тракта… Ну по нужде.. Поехал и поехал - мало ли… Догонит. Мы-то на телеге, медленно едем. Прибегает – белый весь, бормочит что-то, бредит, нас словно не видит. Говорит, что видел что-то, чего не хотел видеть. Рука вон поранена. Но тут и мы видим, что от такого не умирают. А он как не замечает никого. Ну, мы на телегу погрузили и везем вас ищем. Испугался чего-то видать, но мы не знаем чего. Только со страху вроде помирают сразу, а если к нам добежал – наверное можно помочь?!
Медея присела на лавку у головы незнакомого парнишки, которого окрестила первым попавшимся, слышанным недавно где-то именем. Вся ее поза выражала сочувствие, горе и желание помочь чем угодно доктору в его непростом деле. Каких-то особых опасений Меда не испытывала. Да и не слишком приврала она. Если парень жив, то мутация уже началась. Если мертв – доктор это освидетельствует и его можно будет похоронить на жальнике как положено. Конечно, лучше приобрести нового члена стаи чем расходы на похороны, но…
Но что тут поделаешь.
Братья ушли помогать дядькам завести и перегрузить телегу, так что таверна была почти пуста, если не считать хозяина и помощницы, накрывающих на стол на всю их мохнатую компанию.

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC