Ведьмак: Перекрестки судеб

Объявление

Последние новости

Форум закрыт. Но можно доиграть незаконченные квесты и эпизоды, а так же разобрать памятные сувениры. Спасибо за то, что играли с нами

Администрация
Мэг

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Перекрестки судеб » Квесты » "Громовержец"


"Громовержец"

Сообщений 61 страница 90 из 308

61

Вороной неспешно переставлял копыта, неся своего всадника, звонко отстукивал подковами по мощеной дороге, ведущей к крепости Настрог, которая высилась черной глыбой над мерзлой землей, подобно неведомому зверю, притаившемуся в ночи, в ожидании добычи. Отблески факелов в бойницах напоминали зрачки стоглазого чудовища, мерцающие в темноте тусклыми угольками. Всадник медленно двигался к главным воротам, зная, что за его приближением с высоких стен наблюдают часовые, не делая резких движений, он остановил коня перед рвом, откидной мост был поднят, чего и следовало ожидать в столь поздний час, но дело не терпело отлагательств, он вез письмо к коменданту Настрога, и должен был передать его по прибытии, в любое время дня и ночи.
- Стой!!! Кто идет?! – закричал со стены часовой, как и положено по уставу.
- Гонец из Вызимы, с срочным пакетом к коменданту Настрога, - ответил курьер, низким баритоном, слегка искаженным простудной хрипотцой.
Ответом была тишина, всадник слышал, как кто-то ворчал за стенами, но о смысле слов мог лишь догадываться, конь нервно переступал с ноги на ногу, стоя перед зияющим провалом рва. Наконец раздался звук щелканья шестерен подъемного механизма, мост медленно пополз вниз, и спустя несколько минут с шумом лег на край пропасти, открывая путь к воротам крепости. Пришпорив скакуна, всадник пустил его вперед, ворота оставались закрытыми, лишь  дверь способная пропустить пешего отворилась, и из нее вышел солдат, вооруженный коротким мечом, на щите и котте которого, были изображены черно-золотые шахматные клетки, означавшие принадлежность к Вэрденской армии. Он поднял факел повыше рассматривая пришельца, всадник спешился и перед стражником предстал довольно высокий мужчина одетый в меховой плащ из под которого виднелся черный кожаный доспех, лицо его было изуродовано ужасным шрамом и производило отталкивающее впечатление. Страж невольно отстранился при виде этого человека, что-то странное было в нем, хищное и опасное.
- ДокУменты, ваш бродь, - потребовал он необходимые грамоты, которые были предоставлены ему незамедлительно.
- В порядке. Проходь, коменданту уж доложили о вашем прибытии, - кивнул он, изучив документы и возвращая их владельцу.
- Отведите коня на конюшню, - отдал гонец распоряжение, передавая удила в руки одного из стражников, тоном, не терпящим возражений, в его голосе чувствовалась сила и привычка отдавать приказы.
Один из солдат повел незнакомца  к коменданту, когда они пришли, он отворил дверь, пропуская гонца вперед и затворяя ее после того, как то вошел.
- Барон Мерхольд Эбергсдорф, - представился мужчина коменданту крепости.

Отредактировано Мерхольд (2012-12-26 00:32:51)

+1

62

Мда, речь пошла не так, как принято у шпиков… Отнють. И не так, как ведут ее скучающие аристократы. А как-то прямолинейно и по-военному.
Либо этот рыцарь и впрямь не знает отказов, либо… либо просто хороший человек. И, если честно, то с год назад Медея и вправду сумела бы провести с таким парнем по-своему незабываемую ночь. Но сейчас верность стала такой же частью волчицы как Зов Стаи, или, к примеру, чувство дороги…
Поэтому девушка покачала головой:
- Очень лестное предложение, милсдарь Корст, и я уверена, что вечер был бы незабываемым… Но полагаю, Вы меня поймете. Как и Вы, я храню в сердце своем обет верности, не позволяющий делить ложе с кем-то помимо моего суженого. Ваш высокий статус в самом прославленном Ордене Северных Королевств будет мне порукой.  Видите, я высоко ценю Ваши открытость и честность, и тоже не ввожу Вас в заблуждения женским кокетством.
Сир Корст протянул девушке кольцо. Ох, как неудобно выходит…Отказать мужчине – одно, отказаться от дара – другое. Ну чтож…
- Очень щедрый дар, сир. Но кольцо обычно дарят, предлагая сердце, и руку – как же я могу его принять, уже отдав и первое, и второе? Возможно, встреться мы с Вами год назад, и кто знает, чем бы обернулась эта встреча… Но сейчас – осмотритесь, прошу Вас. Есть более достойные Вашего дара, чем бродяга-менестрель, поющая чужие песни. От души желаю Вам найти Вашу единственную, что станет хранить себя и свое сердце для Вас, как я храню свое для моего мужа.
Медея встала с лавки, присела в коротком книксене перед рыцарем, прощаясь:
- Понимая Ваше разочарование, хочу пригласить Вас к знакомству с моими спутниками. Среди них есть графиня, путешествующая инкогнито в свое фамильное поместье. Возможно, вы могли бы скрасить вечер друг друга значительно лучше, чем такая простушка, как я? Поверьте, эта красавица даст фору кому угодно. А темперамент южанок воспет менестрелями, куда более искусными, чем я.
Медея улыбнулась, сделала еще один книксен и выжидательно уставилась в лицо рыйаря.

+1

63

Пропустив помощника трактирщика, Денкрау все же вышел из комнатки, посмотреть, не нужна ли помощь Хартусу, чтоб прихромать обратно к компании. Конечно, теперь рядом Медея, но мало ли, какие у них с Медеей отношения на самом-то деле. Денкрау же эту девушку вообще впервые видел. Или магик - ему-то девушка-бардесса да лишние свидетели не помеха. А что, если украдет драгоценного "дядюшку"? Ищи-свищи его потом, а то вдруг и опять телами начнут меняться, то вообще веселуха. Не очень-то хочется после такого обмена обнаружить себя привязанным к столу... Ну или не себя, но по ощущениям разница-то не велика.
Да и вообще. Привык Ден к дядюшке. Жаль его будет терять, даже на время.
Ага, вот он.
Медея разговаривала с каким-то рыцарем, Хартус наблюдал. Да вроде нормально все, сейчас Меда вернется, и пойдем. Да и вообще, мог бы спросить и мысленно, нужно ли чего. Связь-то есть. Чего я не догадался?
Зал сотрясался от не слишком-то мелодичного, но озорного и душевного пения моряков. Они поневоле привлекали внимание, да и интерес. На миг вампиру даже подумалось, не найдет ли он там кого знакомого.... но нет, ведь моряки из того корабля все погибли. Что ж, даже жаль. А песня интересная. Начать, что ли, записывать такие песни? Можно собрать очень веселый сборничек...

0

64

Из-за заходящего солнца голые деревья отбрасывали уродливые и всё увеличивающиеся тени. Они как будто пытались дотянуться до собратьев, с которыми столько лет живут вместе без возможности прикоснуться к ним. На самом высоком дереве с мощным стволом и толстыми ветками, давно лишённого способности к производству листвы, еле различима была видна одинокая фигура. Стоило последнему лучу солнца скрылся за горизонтом, как силуэт стал больше и обрел человеческие черты.
Далин и Валей - два брата близнеца. Они были столь же редким явлением у эльфов, как пчела одиночка. Один любил быть в центре внимания, играя на лютне и создавая собственные баллады, другой предпочитал держаться в тени брата и был очень застенчив. Другие эльфы любили подшучивать над Далином, принимая его за брата. Они просили его спеть, прочитать стих или сыграть на лютне, чем вгоняли беднягу в краску. Несмотря на скромность он был намного сильнее, выносливее и точнее Валея. Эта парочка подтверждает все теории об очень близкой связи близнецов. Работая в паре, они представляли намного большую опасность, прикрывая слабые стороны друг друга и подчеркивая сильные. Не кто не знает их возраст, но они одними из первых эльфов стали заниматься разбоем в этом лесу.
Встав на ноги, Йорвет посмотрел сначала на луну.Она уже успела сменить все свои фазы, а они все не вернулись.Расправив плечи и размяв затекшие руки, он начал спуск с этого исполинского дерева, бывшем когда то главной гордостью этого леса. Спускаясь, он как мелкий лесной зверек, ловко перепрыгивал, цеплялся и бежал по веткам. /Пора. Я знал что это случиться рано или поздно. В низу его ждали еще три эльфа приятной наружности:  высокие скулы, белые зубы(правда у одного они не все были в наличии), тонкий нос и розоватые губы. Но так кажется только на первый взгляд: в глазах их видна усталость, губы сухи и обветрены, длинные волосы спутаны, а в грязной одежде много заплаток и дырок.  Спрыгнув с последний ветки, Йорвет на взглянул на стоящих перед ним с сожалением, но лишь на мгновение. Вернувшись к своей обыкновенной отстраненности он уверенно сказал:
- Сwelle dh'oine

Отредактировано Йорвет (2012-12-25 18:18:08)

0

65

Комната коменданта, вернее его рабочий кабинет, по совместительству выполняющий роль зала для военного совета и комнаты офицеров, была обставлена с военным аскетизмом, лишь кресло коменданта было мягким. Некоторые слабости он себе позволял, все ж таки человек взрослый, умудренный жизненным опытом.
Седой, как лунь Эрке Зингерштан почти в упор смотрел на гонца.
"Лихо его покидала жизнь.. Не иначе, как разбойнички в свое время пошутковали.. Вон на роже шрамище какой.."
Цыкнув зубом, Эрке облокотился для пущей солидности обеими руками о тяжеленный стол, который выносить из этого помещения было бы возможно только по неровно нарубленным частям. Хотя самому столу было уже лет двести, если не больше и выполнен он был из массива. Славное брокиллонское дерево.
-Т-так.. И с ч-чем же пожжжжжж..- сиплый голос заики, начавшего заикаться после того, как один умелец раскроил ему череп в одном из давних сражений, разрезал тишину кабинета.- Пришел, г-гонец?- исправился он, когда понял, что желаемое слово не выговорит.- М-меня зовут Эррррррр...- застрочил он снова.- Эрке Зинг-г-гер штан. Р-рад знакомству. Что т-там ст-тряслось в Вызимах ваших?
На вид ему было лет пятьдесят. Весьма почтенный возраст для военного. Ну, разумеется, если не знать истинного возраста Мерхольда.

-Что ж.. Весьма опечален этим фактом...- учтиво улыбнувшись и тоже поднимаясь со своего места для сидения, печальным тоном произнес мужчина.- Впрочем, это не сможет бросить тень на прекрасный вечер, коим вы одарили меня и все это заведение.. А перстень примите. Это не кольцо с предложением руки и сердца, а лишь скромная благодарность. На память об этой крепости...
Он поклонился ей по-военному и перевел взгляд ей за спину, увидав, наконец, нервничающего с постной миной графа.
-Прошу прощения, что отнял у вас драгоценное время,- снова садясь на свое место, сказал командор Корст.

Несколько групп голосов заводили свои старые песни, которые по той или иной причине устоялись в сложившихся коллективах или группках выпивох. У кого-то это была все та же похабная песенка про почившую путану, у других - о том, как нелегка доля военного, третьи вопили уж совсем что-то непонятное ибо дракон на ухо наступил и оттоптал к такой-то матери. Впрочем, диссонанс, вызванный одновременным исполнением нескольких композиций вполне компенсировался тем, что сегодня в таверне, похоже, мордобоя не намечалось. Кто-то боролся на руках, вокруг таких столов собиралась шумная толпа и галдела, делая ставки и болея за своего кандидата на победу. Шутки и повизгивания девиц, щипаемых за зад... Аура всеобщего счастья и радости. Просто сказка какая-то.
"Куда собрался?"- вдруг мысленно спросил граф у вампиреныша. Он все никак не мог взять в толк, почему связь осталась, хотя проклятие было снято. Причем так глупо и элементарно... Только удивляться оставалось.- "Меня не теряйте, утром увидимся.."- как-то странно усмехнувшись даже мысленно закончил Хартус.

-Драть его в гузно,
- услышали эльфы в лесной тиши густой бас.- Ветки эти кто так отростил, затраханство.. Гиммер, ты куда ушуршал.. Говнюк пушистый..
Низкая коренастая фигура продиралась через лес, обильно матерясь и пытаясь кого-то высмотреть в темноте.
-Ну погодь у меня, поймаю я тя, как жрать захочешь, и Брешке подарю.. Вот посмотрю потом, как ты, затраханец поиметый, сбегать начнешь с усами в косички связанными..

0

66

Медее приходилось слышать о том, что, дескать, все мужчины подлецы и бездельники, похотливые бараны… Но ей лично все-таки везло. Командор оказался не только человеком чести и весьма воспитанным кавалером, но и просто порядочным парнем. Наверное, его уважали его рыцари, в срок он получал звания от старших, и от влюбленных глаз красавиц и вправду прохода не знал.
Хотя, возможно также, что просто бараны тянутся больше к овцам. А Медея все-таки волчица.
-Благодарю Вас, сир Корст. Но Ваш подарок скорее будет напоминать не о крепости, а о доблести и чести рыцарей Розы в Вашем лице, а также как живое доказательство лживости дурных слухов об Ордене и следующих его Пути. Я с благодарностью сохраню его. – Медея протянула руку и приняла перстень. Золото и белый опал... Видимо, раз серебро неприменимо - пришло время получать за работу золото.  На камне красовался вырезанный герб ордена. Да уж, не просто безделушка. Часто такие вещи возвращают или показывают с просьбой об услуге от подарившего его. Либо показывают как доказательство того, что ты - друг ордена. Перстень был слегка великоват. стоит перевесить его потом на цепочке на шею.
-Прошу прощения, что отнял у вас драгоценное время,- снова садясь на свое место, сказал командор Корст.
- Скорее я благодарю, что подарили его мне, - еще один короткий книксен, и оборотница отправилась назад к импровизированной сцене и Хартусу рядом с  ней.
Из обедни выбрался Денкрау, видимо, сытый и довольный и занял свое место возле Хартуса. Просто верный оруженосец какой-то. Девушка улыбнулась своим мыслям.
- Жаль, что Вы не были на представлении. Возможно, оно порадовало бы Вас… Я знаю пару песен и про Оксенфурт, и про вольницу студиозусов…
Медея приблизилась со стороны больной ноги  и обняла одной рукой Хартуса, позволяя опереться на себя. Взгляд молодого командора обжигал спину, стоило как раз и показать ему, что Медея не была голословной. И молиться, чтобы слух вампира был недостаточно тонок, чтобы разобрать заявление девушки о собственном замужестве.
- Все в порядке, - теперь оборотница обращалась к Харту, - Милорд рыцарь изволил поблагодарить за вечер лично и сделать подарок.
Девушка коснулась рукой щеки вампира.
- Ты бледен… Давай попрощаемся с Хьюго и Брухильгой, и тебе стоит прилечь... Надеюсь у тебя нет иных планов?
Приноравливаясь к шагу мужчины, Медея подошла к обедней и отодвинула занавеску.

0

67

- Очень приятно, - ответил вежливостью гонец, как и полагается по этикету, выдерживая взгляд  коменданта, глядя ему прямо в глаза и слегка кивая головой, давая понять тем, что тот имеет дело не с обычным хамом, а дворянином и рыцарем.
- Содержание письма мне неизвестно, господин полковник. Вы можете лично ознакомиться с документом, печати целы, прошу убедиться, - сухо и по-деловому сказал барон, извлекая из потайного кармана письмо, опечатанное сургучными оттисками, на одной из которых был герб Вызимы, а на второй королевские лилии, и протягивая его Зингерштайну. Комендант принялся за чтение, усевшись на свое кресло и наклоняясь к свету, падающему от горящих свечей, стоявших на высоком канделябре неподалеку. Каэдвенец воспринял это, как знак расположиться поудобнее, и присел на один из стульев окружающих огромный массив стола, видимо служивших для заседаний, или же добрых попоек, но взглянув на седого и строгого с виду полковника, Мерхольд отринул последнюю мысль.
- Не… не… не часто ккх нам пэ… пэ.. приезжают гхонцами бароны, - произнес седовласый, окончив чтение письма.
- На дорогах стало неспокойно, появились отряды вооруженных нелюдей. В Темерии, Редании и Аэддирне прокатилась волна жестоких погромов, организованные некой сектой, против тех же нелюдей. Улавливаете связь? Кто-то расшатывает стабильность в государствах, готовиться, что-то масштабное и все это дурно пахнет. Поэтому было решено отправить гонцом человека опытного, но не имеющего прямого отношения ко двору его величества, инкогнито, темную лошадку, или попросту меня. Как видите, я здесь, а значит, и расчет оказался верным, - пояснил Мерхольд причину своего появления.
- Прошу простить, господин полковник, но я устал с дороги и если у вас нет больше ко мне вопросов, будьте любезны распорядитесь на счет моего обустройства, на ночлег, - произнес гость, все так же вежливо.

+1

68

Хьюго, Ден и помощник трактирщика все же кое-как разошлись, и вся снедь, что была заказана, оказалась на столе. Рыцарь почувствовал, что все еще голоден.
Брунхильга сидела какая-то расстроенная и скучающая, лениво корябая стол ноготком. Странно все-таки. Она помогла избавиться им от проклятья, но потребовала, чтобы они совершили путешествие в их родовой замок. Она была молчалива и задумчива, редко говорила на отвлеченные темы. Брат, кажется, не особо ее любил, а она, по-видимому, тоже не была переполнена родственными чувствами. Очень странная женщина.
Фон Вальхалл понял, что задержал взгляд на графине несколько дольше, чем положено, отвернулся, накладывая угрей себе в тарелку.
Какая-то обманчивая радость, чувствовавшаяся в начала всего этого, сменилась ощущением внутренней усталости.
Да разве не все они странные? Денкрау - парень-лекарь, который зачем-то поперся за пером кокатриса, редко улыбающийся, тихий и незаметный. Хартус - человек в странных очках, хороший боец, умеющий слишком уж быстро бегать. Тоже ведь странен, не так ли? А сам Хьюго? С виду - рыцарь, но шляющийся вдалеке от Ордена, неразговорчивый и угрюмый, который тоже зачем-то отправился за пером кокатриса. Вот же компания...
Угри были прекрасны. Давно рыцарь так не ел.
Гарнизоны в Цидарисе. Ссора между орденами. Неспокойно. Что-то происходит, чего он не может уловить, что-то незаметное. Будто тучи собираются. Назревает, право, это, наверное, уже поняли все, и лишь человеческая слабость заставляла отворачивать глаза от опасности. Люди уговаривали себя в том, что ничего не случится, что все останется как прежде. Так всегда. Не верят до последнего, а потом беда срывается, как коршун на цыплят. И все равно, в следующий раз опять никто не будет верить в ее близость.
Не зря он заказал кушанье, хотя бы пойдет спать хорошо поев, что случалось довольно редко.
- Сударыня Брунхильга, не желаете ли откушать? - спросил рыцарь для того, чтобы спросить.
А что можно сделать, кроме того, что прятать голову в песок? "Да ничего! Просто ждать", - скажет вам любой, и нет разницы - кмет он, или купец. Всего-то и остается...
Слышалось нестройное пение из общего помещения. Веселились, пили, словно старались прожить каждое мгновение, как последнее. И это было не в новинку. Всегда так жили, потому что не знали, когда придет та самая беда, которой никто не ждет. И, наверное, так и надо жить. А вот Хьюго так не умел.
Сонливость накатывала одновременно с тем, как приходило чувство насыщения. Перед глазами плыли воспоминания из прошлого, переплетаясь в забавные сюжеты. Мысли уносились в неведомые дали, блуждали и терялись. Странная ночь. Интересно, почему не Саовина?

+2

69

"Да никуда, так, смотрю, что тут..." - рассеянно ответил Хартусу Денкрау, оглядываясь то на певцов, то в поисках магика.  Первые были видны и слышны, второй куда-то подевался, видать, по своим магическим делам пошел.
"Меня не теряйте, утром увидимся.." - снова мысленно сказал Хартус.
И только теперь до Дена дошло, что "дядя", в общем-то, и не собирается возвращаться к их скромной компании, предпочтя компанию Медеи. И у них, - уж тут и к гадалке не ходи, - найдутся занятия поинтереснее, чем праздная болтовня.
А Медея в этот момент вернулась от рыцаря и подошла к Хартусу.
- Жаль, что Вы не были на представлении, - сказала она Дену. - Возможно, оно порадовало бы Вас… Я знаю пару песен и про Оксенфурт, и про вольницу студиозусов…
- Виноват, - смущенно улыбаясь, склонил голову Денкрау, мысленно передавая Хартусу: "Если вдруг что, ну там магик нападет или какая гадость случится, зови".
И все же видно, что Хартус приходит в норму. Если так и дальше пойдет, то скоро можно будет отвыкать от роли няньки. И хорошо. Вот только к какой привыкать придется... Тренировки явно не за горами.
"Слушай, еще вот вопрос... а ты уверен, что... ну, понимаешь, - вампир слегка покраснел продолжая, правда, улыбаться. Конечно, это можно было списать и на действие все еще распеваемых в таверне непристойных песен, но почему именно сейчас? Мысленный голос был веселый и смущенный одновременно. - Мы телами давно не менялись, но ты уверен, что это не случится в ближайшем будущем?"
Хотелось бы надеяться. Такой казус, случить он в самый неожиданный и неподходящий момент, может испортить всю ночь, а то и все последующие. Причем, вполне возможно, вообще всем участникам.

+3

70

-О, единственный мужчина среди этих хамов, кто додумался угостить даму.. Разумеется, если вы предлагаете, я попробую этих замечательных угрей.. Немножечко, чтоб фигуру не испортить,- лукаво улыбнулась она уголками губ. Похоже, настроение у сестрицы охотника на вампиров было прекрасное.

Медея наконец-то подошла к графу, который уже хотел было начать давать сдачи загодя. И разумеется, он не расслышал даже приблизительно, о чем разговаривали командор с оборотницей, считая ниже своего достоинства подслушивать и подглядывать за менестрелем. В конце-концов, оба взрослые, оба должны понимать, что к чему. И графу даже мысли в голову не приходило, будто Медея сможет променять его на кого-то. Хотя, отчего бы и нет? Видимо, менестрели не из мира, где правит тонкий расчет и логика.. Что не могло не радовать.
-Я думал отлучиться по-редански.. Не прощаясь и не желая приятных снов,- буркнул Хартус на слова о том, что непременно необходимо проявить вежливость по отношению к его сестрице и рыцарю.
"Я те поменяюсь.."- Ден мог ощутить, как получает мысленного леща по своему пустому затылку.-"Проклятье снято в тот день, когда краснорясые кровью умылись и умыли."
Граф вздохнул тяжело, шикнув, когда все-таки подвернул ногу, неудачно поставив ступню. В таверне вдруг стало тихо. Не потому, что что-то случилось, а потому, что песни как-то разом закончили свое повествование, а кто-то просто смачивал глотку, прежде чем завести следующую. И в этот момент стало слышно, как где-то вдалеке громыхнуло. Шарахнуло так, что трактирщик подскочил на месте, поморщился, потрогав зад, и удалился по важным неотложным делам, оставив за себя помощника.
-Дорогая сестрица, Ваше Высокоблагородие сир Хьюго, от себя и от лица мэтрессы Червонни желаю вам такой ночи, какой бы вам хотелось. На том прошу вашего соизволения удалиться почивать. Впрочем, отрицательный ответ мне заранее безразличен. Благодарю за внимание.. Пойдем?- уточнил он у Меды.
Брунхильга лишь фыркнула в ответ и вопросительно посмотрела на менестреля, мол, и вот этого хама мне приходится называть братом. От грохота, кстати, она сколупнула уголок от крайней доски в столешнице, тут же спрятав его под стол, чтоб никто не увидел, что кусочек был слишком большим, чтобы оторвать его чем-нибудь кроме топора или стамески.
Впрочем, на столе-то отметины остались.

-Тэ-так..- комендант поднялся из кресла и вышел из-за стола.- Сожжжжжж..- опять закусило его.- Своб-бодных коек у нас н-нет, потому прррррошу простить м-меня, господин бар-эон,- заика-комендант чирканул что-то на клочке бумаги.- Про-пройдите к казначею, он вам..- в этот момент громыхнуло. Жахнуло так, будто армагеддон вот уже сейчас начался. Будто хляби небесные разверзлись и хлынул оттуда испепеляющий гнев богов. Но нет, обошлось. Небо, к слову, оставалось чистым и ни о каком дожде, граде или снеге речи быть не могло.- Срань! Опять этот звук, чтоб его! Казначей денег выдаст на ночлег и заплатит за доставку письма,- от неожиданного громкого звука мужчина перестал заикаться.

0

71

Хартус, как умел, демонстрировал свое недовольство тем, что пришлось идти прощаться со всеми. Увы. Но Медея опасалась того, что компания путешественников станет ревновать одного из своих к незнакомке. Мало ли, как у них складываются отношения… А тут заявилась бардесса, и граф сперва сбегает от них в таверну, а потом и попросту к ней.
Брунхильга фыркнула и взглянула на Меду, видимо ища понимания и поддержки, дескать: «Ну как с таким быть?!»
- Доброй ночи,  господа! Хороших снов, госпожа Брунхильга…
Медея хотела продолжить что-то еще, но вдруг ее прервал раскат грома. В марте месяце?! Рановато… Меда вздрогнула, прижавшись к Хартусу. То ли показалось, что вот-вот обрушится крыша, то ли просто резкий и громкий звук…
- Что это?!!- выдохнула оборотница, отметив про себя, что зелье дриад действует.
- Пойдем? – спросил Хартус. Медея кивнула и вышла следом.
На лестнице молодые нелюди разминулись со служкой, торопившимся вниз. Медея, шедшая впереди, придержалась за перила.
Комнаты, сдаваемые на ночь, располагались на втором этаже с двух сторон коридора. Крайняя правая дверь, закрывавшаяся без особых мудрствований на щеколду легко подалась, и девушка вошла в свою комнату первой. Вслед за ней – вампир. Медея закрыла дверь и прижалась к груди мужчины:
- Я, кажется, никогда не наобнимаюсь с тобой… - Девушка слегка отстранилась, снимая с Хартуса окуляры и заглядывая в глаза в поисках знакомого тепла. – Это была очень долгая зима. Кажется, даже не одна…
Медея провела пальцем по свежему шраму на щеке, который совсем недавно грыз болью, и, наверное, мешал улыбаться и говорить, особенно по началу. Оборотница привстала на цыпочки и коснулась губами обветренных губ, прикрывающих клыки,  наконец выполняя то, о чем мечталось последние три минуты на лестнице, три часа в таверне, три месяца в пути, и целую жизнь до этого…  Поцелуй ласкал, рассказывал о радости встречи, о бессмысленности разлук, о продолжении жизни…

Отредактировано Медея Червонни (2012-12-27 11:01:39)

+1

72

«О тебе же забочусь…» - мысленно поморщился Денкрау, и потер голову, уже не мысленно. Звенело так, словно и правда по затылку отхватил. Поглядев, как Хартус, по настоянию Медеи, хромает прощаться с остальной компанией, Ден вдруг заметил, что веселье куда-то подевалось. Словно отражение сей перемены настроения в реальном мире, в трактире вдруг стало тихо. А потом громыхнуло так, что Ден аж на месте подпрыгнул, дернувшись в сторону и нервно озираясь.
- Охты… - негромко произнес он через пару секунд, когда понял, что продолжения пока не будет. Люди в зале загомонили, обсуждая взрыв и делясь впечатлениями. Впрочем, впечатлило не всех. Хартус с Медеей спокойно отправились по лестнице наверх, да и другая часть их чудной компашки никуда особо рваться не спешила. А посему вампир решил тоже пока не тревожиться. Мало ли что. Вдруг какой алхимик на своих пробирках подорвался, или чародей перемагичил малость. Всяко бывает.
- Налей-ка пива, добрый человек, - попросил помощника трактирщика Денкрау, присаживаясь за свободный столик. Ему хотелось посидеть и подумать. Куда больше, чем взрыв, его поразила новость. Так проклятие снято, да?
Нельзя сказать, что он не догадывался. Догадывался, конечно. Не может быть, чтоб зелье Брунхильги работало аж настолько хорошо. Странно, что мысленная связь тогда остается. Разве что Хартус ошибся… но говорил уверенно, а я думаю, что он в таких делах разбирается.
Снято. Денкрау заглянул в принесенную кружку и сразу же расплатился. Попробовал пиво на вкус. Так себе, но ничего лучшего тут все равно нет, кроме, разве что, вина, которое сейчас пить иначе как с целью надраться будет как-то слишком пафосно.
Снято. Фактически, меня здесь ничего не держит.
Да, он давал обещание Брунхильге, но, по правде, не горел желанием это обещание выполнять. Ей все равно больше братец ее нужен, а не они с Хьюго. Повредит репутации? Ой, что может повредить репутации вора и обманщика? А там – простится, забудется. А лет через сто-двести и вспоминаться уже не будет. Да и сто-двести лет еще прожить надо. Мир меняется, не факт что проживем.
Обещание – не такая уж большая причина оставаться.
Тогда что?
Вампир снова заглянул в кружку и вздохнул. В пиве истины не было. В вине, он подозревал, тоже не будет.

+2

73

Громыхнуло, от неожиданности Мерхольд вздрогнул и рефлекторно повернул голову в сторону звука к окну.
- Какого…? Гром в Марте? Не может быть, я своими глазами видел ясное звездное небо, - попытался найти логическое объяснение воин и не смог.
- Срань! Опять этот звук, чтоб его! Казначей денег выдаст на ночлег и заплатит за доставку письма, - недовольно произнес комендант, ни разу не сбившись, будто и не заикался вовсе никогда.
- Опять? Значит не в первый раз. Может из-за этого он и заикается, а потом перестает? – предположил барон, мысленно улыбаясь выстроенной мыслеформе.
- Благодарю. Что это было? – поинтересовался солдат, принимая из рук коменданта чек к казначею.
- А хрен его знает, то ли маги шалят, то ли Боги пердят, - был невразумительный и расплывчатый ответ.
- И сколько это продолжается? – спросил Мерхольд, убирая чек в карман.
- Да с недели две уж как. Потом мертвяков находят, но всё разбойники пока были. Странное дело, будто с арбалета застрелены, только вот болтов в трупах нет, - поведал детали Эрке, напуская еще больше тумана в эту и без того странную историю.
- Действительно странно. Есть над чем подумать, - задумался Эбергсдорф.
- Не смею более задерживать, - сказал он Зингерштайну, поднявшись со стула и качнув головой, отправился восвояси.
За дверью все еще ожидал тот же солдат, что привел Мерхольда сюда.
- Проводи-ка ты меня братец на постоялый двор, - устало произнес каэдвенец, отправляясь вслед за проводником.
Дорога оказалась не долгой, дойдя до тех же ворот, в которые он въехал, солдат отворил дверь и выйдя на еще не поднятый мост остановился, обращаясь к бывшему курьеру: «Ваш бродь, мне выходить из крепости никак не можно. Пойдешь прямо, потом направо свернешь, а там и постоялый двор будет», рассказал он незамысловато путь к таверне. Поблагодарив солдата, путник отправился в выросший вокруг крепости городок на поиски ночлега. Идти пришлось относительно недолго, и уже вскоре он был на пороге нужного заведения, выглядевшего на первый взгляд не дешевым клоповником. В зале было многолюдно и веселье достигло определенной точки, когда народ дружно поет песни и видит рядом исключительно братьев и единомышленников. Окинув взором помещение, Мерхольд прошел к стойке и обратился к маячившему там корчмарю, или его помощнику, что сейчас не имело никакого значения: «Поесть, комнату и горячей воды», выкладывая на прилавок пятнадцать оренов, что, по его мнению, было вполне достаточно, за названные услуги.

0

74

Хьюго улыбнулся. Женщина ответила так, как следовало бы, и так, как рыцарь не ожидал. Очевидно, настроение у нее было прекрасное. Нечасто такое бывает. Или просто заметить смену ее настроения так тяжело?
- Да. Да, - рассеяно произнес он, особо не задумываясь над смыслом сказанного. - Вам не кажется, что что-то назревает? Что-то нехорошее? Или это у меня уже голова кругом идет?..
Рыцарь доел свою порцию, запил вином. Хотелось еще, благо, угрей было много. Он пододвинул чан Брунхильге.
И все-таки, пусть даже он сломает голову, но отчего-то хотелось продолжать размышления. Довольно интересно было отстранится от всего за прекрасными вареными угрями и, словно со стороны, рассматривать, обдумывать и анализировать происходящее.
Что же сейчас в Каэдвене? К сожалению, ответа на свой вопрос он так и не получил, наверное, из-за суматохи общего ужина. А жаль. Его мнимая родина никогда не отличалась миролюбием, или, вернее сказать, миролюбием не отличались люди, населявшие ее. Все эти погромы. Каэдвен, случись в нем что-нибудь подобное, принял бы жесткие меры. Очень жесткие. Фон Вальхалл поморщился. Естественно, первым делом эти "меры" коснутся нелюдей. Нет, не стоит строить предположений, к тому же, не самых обнадеживающих. Но другая мысль пришла в голову сама собой: "Ведь если начнут принимать меры, то меня первым же делом объявят перебежчиком и изменником. Если уже не объявили..."
Заявились Хартус с Медеей, первый в вычурных словах заявил, что они с девушкой отбывают в страну снов, пожелав и Хьюго с Брунхильгой беспрепятственно оказаться в объятьях небытия. Рыцарь кивнул. Его мысли перепутались, смялись и улетучились, сменившись другими.
Громыхнуло. Фон Вальхалл чудом не подавился и опять же, чудом же не ругнулся.
"Что ж такое? Неужто нападение?! Да как же ж!.. - вечерняя паранойя давала о себе знать. - Нет, ну что я? Наверное, балуется кто-нибудь".
- Что же это могло быть? - то ли у Брунхильги, то ли у себя самого, то ли у пустоты поинтересовался Хьюго.
Грохот ввел его в замешательство, поэтому он даже не обратил внимания на манипуляции сестры Хартуса со столом.

0

75

Едва граф поднялся по лестнице и зашел вслед за Медеей в комнату, как тут же оказался в теплых объятиях, а уши начали ласкать до боли приятные слова, которые, Хартус был в этом уверен, были правдой помимо того.
-Весна уже началась,- тихо произнес он, глядя с нежностью на оборотницу. И был поцелован. Дыхание перехватило. Оказалось, воспоминания были лишь бледной тенью от того, что было на самом деле. От того, о чем сейчас напомнила Меда. Он ответил, не желая отрываться от ее губ даже для того, чтобы вдохнуть воздуха. Он тоже ждал. А в один момент подумал, что больше никогда ее не увидит. И это оказалось страшнее для него, чем смерть, которая хмыкнула одной из его ухмылочек и, потеребив костлявой рукой по макушке вампира, развернулась и ушла, оставляя графа, как наигравшийся ребенок бросает сломанную куклу.
Виски свело от чужих мыслей. Проклятие, наброшенное бруксой, даже будучи снятым, давало странный эффект. Почему-то осталась ментальная связь.
Граф неохотно оторвался от губ той, разлука с кем была длиннее всей жизни и прошептал ей на ушко:
-Не обижайся, я сейчас снова тебя покину. Ненадолго. Подожди меня минут пятнадцать, не исчезай,- граф опасался, что Меда растает, как дым и он просто проснется в холодном поту. Оставив женщине свой посох и медальон, который до сих пор был намотан цепочкой на руку, он толкнул спиной дверь и, прихрамывая, двинулся вниз по лестнице, по которой так быстро поднялся.
-Пойдем, поговорить надо,- сухо произнес он, положив Дену руку на плечо и увлекая его к двери, ведущей на улицу. Когда же они вышли, граф, к слову, опирался на вампиреныша, когда приходилось наступать на не заросшую еще ногу.- А теперь послушай про двести лет..- Хрипло добавил он, сильно сжав плечо Денкрау.- Ты идиот,- констатировал специалист по охоте на вампиров и оборотней.- Я тебе тайну открою, зачем я еду в этот родовой замок. Я еду отправлять вампиров туда, куда им бы следовало отправиться. Подыхать. За их забавную шутку.. Много за что. Возможно, скрывать не стану, я там сдохну. Если ты пойдешь со мной дальше - тоже наверняка сдохнешь со мной, те вампиры намного старше и лучше умеют использовать свои способности.. Если ты сейчас завернешь, я пойму, чего ты испугался. И держать не стану в любом случае. Только в лицо скажи,- граф был без окуляров, которые слетели с его лица в той комнате, куда рвалась сейчас душа. Впрочем, почему-то он не мог позволить упыренку уйти вот так просто.- Если я тебя чему-то научил, кроме как ножом махать,- пьяные посетители не обращали внимания на тихо говорящего калеку и белокурого мальчика. Мало ли о чем могут трещать двое после столь славного вечера?

-Будет исполнено, милсдарь,- корчмарь сгреб деньги и отдал ключ с биркой.- На второй этаж, третья справа дверь, уважаемый. Воду натаскают через минут пять, не позже. Чего из еды изволите? Выпить не соблаговолите, пока воду таскают да миску собирают.. Вы ведь не местный? Попробуйте грибочки в сырно-сметанном соусе, сегодня получились на славу, впрочем, как и всегда. А еще очень рекомендую печеную змею, очень нежное мясо.. Но на любителя..
Корчмарь был многословен и старался угодить в этот вечер каждому посетителю, стараясь угадать, кто к нему пожаловал и как он предпочитает провести время.

-Понятия не имею..- ответила Брунхильга, избавившись от куска стола в руках.- Но что-то явно не природного происхождения..- наполовину съеденный угорь так и остался валяться в миске. Аппетит пропал.- Сир Хьюго, вы ведь бывалый рыцарь, расскажете какую-нибудь историю из вашего богатого жизненного опыта?

+1

76

- Так ты… - как-то глухо и очень напряженно ответил Денкрау, - слышал?
Он помолчал с пару секунд, потом вырвался и со злостью посмотрел на Хартуса, которого до того, кстати, бережно поддерживал. Хотелось ударить – стену, перила, что-нибудь. Странно, но "дядюшку" бить совершенно не тянуло.
- Какого хрена. Я не пытался тебе это передавать. И… - Ден мотнул головой, тяжело и нервно дыша. Закрыл глаза, пытаясь успокоиться. То, что его мысли были настолько легко и просто услышаны, то, что этот очкастый упырь, который, кстати, сейчас без очков, копался – вольно или невольно – у него в голове… бесило! Бесило, черт бы его побрал!
- И ты говоришь, что я идиот? – уголки губ вампира нервно дернулись, когда он снова посмотрел на собеседника. По счастью, не было никого достаточно близко, чтоб заметить особенности получившегося оскала. - У тебя теперь вон та девушка есть, твоя Медея, чего тебе еще надо? Куда ты собрался? Ну а если я чего не понимаю, то извини. Куда мне уж… до вашей графской великоразумной светлости.
Он не хотел так говорить. Так резко, с такой интонацией. Прозвучавшее признание – признак доверия, Ден это понимал… но был слишком взволнован. Разговаривать спокойно, даже просто стоять на месте казалось мучением.
- Знаешь, шел бы ты далеко и надолго, - произнес Денкрау, скрестив руки и вскинув голову. Правая рука невольно ощупывала ножны, скрытые под рукавом левой. - Хочешь – сам хромай обратно, хочешь – сестренку зови, а я пойду… проветриться надо.
Уже сделав пару шагов, он обернулся и с нервным смешком добавил.
- Утром вернусь, если дождаться соизволите. И, если что, зови.
Повернувшись, вампир быстрым шагом, почти бегом, пошел по улице, легко перепрыгивая через лужи и балансируя при этом руками. А потом – завернул в первый же попавшийся переулок, чтоб быстрее скрыться с глаз, прислонился спиной к стене и обхватил голову руками. Уходить далеко он не мог – некуда было. И незачем. И не хотелось. Оставаться в трактире - выше его сил.

+2

77

Копье она пристроила в углу, а амулет, который двумя пальцами держала за диск, опасаясь коснуться цепочки - на стол. Время шло.
Все нормально… Медея повторила себе эту фразу шестой раз. Все нормально. Мы практически не знакомы. Что я знаю о Хартусе? Практически ничего. Что он знает обо мне? Как качественно меня убить. Конечно, у него свои дела, и он так и не объяснился со спутниками, когда я ему предлагала это сделать. А вот теперь отправил меня наверх, словно нашкодившую малолетку, а сам ушел.
Не, все понятно.. Все нормально. Ну мало ли какие дела… Я вон тоже отходила с сиром Корстом говорить. Мы не знаем друг друга. Мы чужие. Мало ли… Я вон даже не знала, что он граф… Он даже не знает, что пять поколений назад мы рисовали баронскую корону над входом. Для его спутников я вообще лезу непонятно куда, заявилась неизвестно откуда и звать меня никак… С чего я вообще взяла… Мало ли что там полгода назад… Мужчины вообще иначе устроены... Знай я его еще хоть чуть хуже, предположила бы, что он от меня бегает. А что ему, за мной бегать, что ли? Зачем. Сама вьюсь, как веревочка. Весь вечер на шее висну. Что за бред так себя вести на людях… Соврала зачем-то про замужество...
Медея нервно расхаживала по комнатке, ежилась. Порылась в вещах, достала гребень, начала расчесывать волосы. Прервалась на середине занятия, чтобы начать раздеваться. Сочла  это слишком уж эксцентричным и прилегла на кровать в одежде. Время неумолимо переваливало за час ночи. За дверями послышались шаги. Медея подбежала, и хоть и было очевидно, что это не шаги вампира, распахнула дверь. Служка нес два полных ведра воды, над поверхностью которых поднимался пар… Эх, да… Хорошо бы искупаться с дороги. Но вряд ли в трактире бадей столько же, сколько комнат. Медея закрыла дверь, продолжив расчесывать волосы. Все нормально… Она тоже не бросилась к нему как только увидела… А сперва закончила песню. И первое, что он сделал – попятился. Паника захлестывала с головой. Но отвар держал… держал… Нет!
Медея не успела закрыть на щеколду дверь, прежде чем настойчивый зов Луны перевернул ее на четыре лапы.
Здоровенная волчица отряхнулась, расправляя начесанную шерсть. В форме зверя многое выглядело иначе. И дело не только в том, что мир вокруг приобрел зеленый оттенок. Дело в том, что важнее стал запах ухи с первого этажа, чем сомнения и смятения чувств. Инстинкт шепнул на ухо лечь, привалив дверь собственным весом, и ждать, предавшись волчьей дреме.

Отредактировано Медея Червонни (2012-12-28 11:04:00)

+2

78

- Пусть будут грибочки, мяса давай, хоть я и не любитель змей, и еще чего-нибудь, - мрачно произнес воин, прищурившись.
- Кубок сухого красного и все стоящие новости, - тихим голосом сказал он корчмарю, показывая зажатый между пальцев флорен, и тут же зажав его в кулаке, как только корчмарь попытался заполучить деньги.
- Жратву ко мне в комнату принесешь, а там и языком почешешь, если есть что сказать, - приказным тоном сказал он владельцу заведения, недобро ухмыльнувшись, что с его внешностью было не так уж и сложно.
Сделав заказ и забрав ключ со стойки, Мерхольд отправился в свою комнату, не особо вникая, что происходит в таверне, но подмечая, что некоторые ступени, ведущие на второй этаж, издают неприятный скрип под его весом.
- Нет худа без добра. Бесшумно не поднимешься, - думал он, запоминая какие по счету ступеньки звучат. Добравшись до своей комнаты, путник вошел внутрь, выпуская слугу носящего ведра с горячей водой для наполнения дубовой  бадьи, гордо именующейся здесь ванной. Осмотрев двери, которые выглядели довольно прочными, постоялец подошел к окну и стал изучать, плотно ли закрываются ставни и насколько они надежны, удовлетворившись осмотром, он выглянул на улицу и захлопнул ставни. У стены стояла, довольно широкая кровать, а посреди комнаты обосновался небольшой, но добротный стол и два табурета под ним, платяной шкаф в углу, а за ширмой притягательно поднимался пар, от горячей воды, манящий в свои объятия, там же был и умывальник с ночным горшком. Сняв плащ и бросив его на кровать, Мерхольд омыл руки, уселся за стол, лицом к выходу, чтобы держать ситуацию под контролем, и стал поджидать корчмаря с ужином. Барон не был параноиком с манией преследования, но подобные предосторожности не раз спасали ему жизнь. Слуга наполнявший ванну появился еще несколько раз и уходя в последний раз поклонился постояльцу, за что и был награжден ореном. Вскоре в дверь постучал и тавернщик, неся пред собой поднос с яствами, благоухающими на всю комнату, он проследовал к столу и поставил его перед клиентом.
- Запри дверь и садись, - указал Мерхольд на пустующий табурет и принимаясь за ужин.
- Рассказывай, - приказал он, уставившись на хозяина, как удав на кролика.

Отредактировано Мерхольд (2012-12-30 22:49:38)

+1

79

-Катись,- махнул рукой граф, будто пощечину отвесил.- Сам дохромаю и сам управлюсь..
"Управлялся ж до этого.. Расслабился.. Дерьма самовар. Нужно было сразу на юг завернуть и мама его кукарекала,"- Ден тоже мог услышать мысли графа, хотя тот и не подозревал, что кто-то сможет их подслушать. Хартус тяжело хромал обратно в таверну с непроницаемым лицом, глядя исподлобья на пьяных посетителей, выходящих и весело смеющихся, переговаривающихся заплетающимися языками. Может, кто-нибудь бы и решил пошутить над хромым графом, если бы не тесак, висящий на поясе, по внешнему виду которого можно было оценить, сколь раз он бывал в деле, и типичная одежда наемника. Тот мещанин, видимо, не видел или не желал видеть, потому и улыбался. Впрочем, тогда граф был ошарашен и лицо у него было, как у великовозрастного идиота. Войдя в таверну, он почти не глядя и по прямой двинулся к лестнице, толкаясь плечами и стараясь не упасть. Внутри все кипело. А с чего бы? Ну назвали его идиотом. Впервые? Нет. Ну насрали в душу - тоже частенько случалось. Бывало и хуже, в общем-то? Но с чего бы он тогда закипел? Как бы графу не хотелось этого призвавать, но он, похоже, уже привык к добродушному белобрысому упыренышу. Привык, что о ком-то надо печься и поучать.. И что кто-нибудь сможет вытащить из передряги на своих плечах. Факт крайне опасный для его профессии: не полагаешься ни на кого, не ошибаешься в силах - ты выживешь.
"Да катись оно.."
Кто-то толкнул графа в ответ на его толчок, нога снова подвела, а рука заныла, напоминая, что не так давно с ней сделали то, после чего только ампутировать. С упорством осла Философ поднялся на ноги и, припадая на разболевшуюся ногу, продолжил ковылять по назначенной траектории. С грехом пополам он-таки добрался до комнаты и толкнул дверь. Она оказалась заперта. Вздохнув, граф оперся спиной о стенку и сполз по ней, усевшись на не так давно мытый пол, и принялся тереть глаза.
-Да чтоб его..- пробормотал он, проводя ладонью по лицу сверху вниз.

-А что рассказывать-то, господин?
- спросил корчмарь, усаживаясь на предложенное место.- Могу про семью рассказать, могу про собаку соседскую.. Обоссал мне весь забор, кстати, намедни.. Я могу хоть до утра рассказывать, милсдарь, только тут флореном вам не отделаться тогда уж,- усмехнулся он, показывая на удивление здоровые желтоватые зубы.

-Оп-па, а деньги-то к нам сами пришли,-
Ден в порыве гнева не заметил, что был в переулке не один. Четверо людей с рожами, обладателям которых в темном переулке даже без слов и намеков отдают деньги, украшения и одежду, стояли неподалеку, а еще один перекрыл пути отступления.- Давай, малец, раздевайся. И барахло аккуратненько складывай,- обладатель на удивление мелодичного баритона скалился во все пять зубов на каждой челюсти, то есть в сумме в десять, и вынул шило из сапога..- Ток не дуркуй, бегать не бум за тобой...

+2

80

Отголоски мыслей Хартуса катились в голове, словно игральные кости по доскам стола в паршивой забегаловке. Ден вцепился в голову сильнее, словно хотел вырвать их вместе с лохмотьями кожи. Мысли путались, - да он и не хотел сейчас думать, зная, что его мысли Хартус может с легкостью услышать. Было…больно. Обидно. До зубовного скрежета, до слез. Вот еще, не хватало мне тут ра… - Ден прервал, заглушил мысль, стискивая зубы. Но вторая проскочила сама. – Не маленький…
Проклятие. Истинное проклятие. Вот оно – то, которое не снято. Проклятие и… благословение?
Додумать не дали. У мира были свои законы. 
- Оп-па, а деньги-то к нам сами пришли.
Деньги. Ден поднял голову, опустил руки, огляделся с выражением обнюхавшегося фисштехом наркомана. Пятеро. Пятеро – после целой толпы?
- Давай, малец, раздевайся. И барахло аккуратненько складывай
- Чаво? – тихо спросил вампир, будто удивлялся, что на свете вообще бывают грабители, и при этом подозревал, что его разыгрывают. Потом рассеянно посмотрел вниз, на землю под ногами. Не слишком скользко, в меру грязно. Нормально
- Ток не дуркуй, бегать не бум за тобой...
- Ха! – словно оценив шутку, вампир глянул на заводилу – таковым он определил обладателя шила. Хотел еще сказать нечто вроде «как бы не пришлось бегать от меня», но промолчал, отталкиваясь от стены и переходя на ускоренное движение. Сначала – бить, потом – читать мораль. Хоть чему-то в последнее время Ден научился.
Нет, он не хотел убивать. В нос, согнутым пальцем в глаз, в солнечное сплетение, в ухо, по губам - есть много интересных ударов, заставляющих почувствовать вкус жизни. А скорость... не так уж и страшно, что заметят.

+2

81

Хьюго задумался над словами женщины. Бывалый рыцарь... Да какой он, к черту, рыцарь? Бандит, бродяга, наемник. Богатый жизненный опыт? В нем было мало того, что достойно упоминания. Слишком много в этой жизни было грязи. И слишком мало света.
- Наверное, мне следовало бы рассказать какую-нибудь залихватскую историю о рыцарских подвигах, щедро сдобренную приукрашениями. Но не выходит, не получается вспомнить. - Он помолчал. - Это было очень много лет назад. В то время я еще пиратствовал со скеллигийцами. - К чему что-либо скрывать? Сейчас это не имеет значения. - День был противный. Вот правда - иначе не скажешь: сырой липкий туман обволакивал все вокруг, ограничивая видимость; небо было грязно-серым, а рваные тучи носились по нему словно дул штормовой ветер. Ветра же не было, - штиль стоял жуткий, что в тех водах бывало нечасто. И, знаете, у всей команды настроение было подавленным, и каждому казалось, что непременно что-то да случится, что не будет день удачным. И ведь правда.
Рыцарь надолго замолчал, недоуменно глядя на недоеденного угря. Во рту пересохло, еда перестала казаться вкусной. Образы в голове всколыхнулись, заполыхали, сноп воспоминаний взметнулся ввысь, захлестнул, закружил.
- Странно, правда? Не похож я на рыцаря и, наверное, по-настоящему никогда им и не стану. А история... Предчувствия не подвели нас. В тот день я по чужой воле перестал быть пиратом.
Зачем он все это рассказывает? А, собственно, он не испытывал ничего, говоря это. Все было слишком давно, слишком неправильно. Не стоило вспоминать. Хьюго фон Вальхалл никогда не запоминал, стараясь стереть из памяти если не все, то большую часть. Он знал, что память губит людей хуже арбалетных болтов. Изматывает, изжигает, истончает. Верил, что прошлое должно быть забыто.
- Извините за эти невольные воспоминания. Они мало кому интересны, - словно опомнившись, спокойно сказал Хьюго.
Он быстро доел угря, понимая, что наконец-то наелся. Запил вином, откинулся на спинку стула. Было хорошо. Он сыт, сидит в теплом помещении, не один, оставалось только броситься в течение жизни, забыть обо всем, плюнуть на предчувствуя и встречать новый день как последний. Что-то во всем этом было не так. Может быть, само существо рыцаря противилось этому, не давало ему сломаться, заставляло продолжать борьбу? Он не знал. В это ночь Хьюго фон Вальхалл, потомок знатного цинтрийского рода, бывший пират, наемник и бродяга, очевидно, бывший капитан кавалерийского полка Ордена Серебряного Единорога, ныне вновь бродяга и странник был как никогда близок к тому, чтобы сломаться.

0

82

За дверью послышалась сбивчивая синкопа шагов хромающего человека. Хартус наверное… Потом Медею толкнула в бок дверь. Но не открылась. И из-за двери послышался звук, с которым по стенке могло сползти тело.
Меда на всякий случай навострила уши – не хватало еще впустить кого-нибудь постороннего, кто мог бы перепугаться и постараться навредить перенервничавшей оборотнице.
-Да чтоб его..
Точно Хартус – его голос! Волчица поднялась на лапы, освобождая дверь. Встряхнулась. Аккуратно, чтобы никто не увидел, поскребла лапой дверь и сунула нос в образовавшуюся щель, открывая ее чуть шире:
- Арррр-рр? – в форме это самое понятное, что она могла произнести. Но Хартус же должен понять, что за неприятность с ней случилась. Не первый же она оборотень, которого он встречает? Вампир сидел напротив двери у противоположной стены. И лица на нем не было. Ну, то есть лица на нем и раньше было немного, но сейчас из бледного оно стало серовато-землистым. Его опять кто-то побил? Сам свалился с лестницы? Или то таинственное дело, за которым он побежал, бросив все на свете включая Медею, не удалось? Хотя вот… чего она вспылила? Может, нелюдь перед сном до ветру сбегал, и лично к оборотнице это не имеет никакого отношения.
Медея заскулила по-громче, привлекая к себе внимание, и еще раз толкнула носом дверь, после чего отошла вглубь комнаты, приглашая следовать за ней.

+1

83

Некоторое время Эктегерд молча мерился силой с заклинанием вторженца, припоминая подходящие формулы и чары. Он полностью отдавал себе отчет в том, что не слишком силен в узкоспециализированной боевой магии, и не собирался лишаться преимущества, которое давали ему его химеры. Наконец выставленная незваным гостем преграда с легким хлопком исчезла, и Энк недовольно отряхнулся, разминая мышцы, но атаковать не спеша – мысленный приказ создателя был недвусмысленным, да и к магии самой по себе бывший волкодав относился без особых эмоций – всякого успел повидать за время своей нынешней службы.
Защитившись несложным щитом, исследователь присоединился к своему охраннику, недоуменно разглядывая собеседника.
- Если вы владеете Искусством, то могли бы отыскать способ и получше. – пожал он плечами. – Химеры химерами, но остаются и замаскированные ловушки, и просто люди, склонные – иногда преждевременно – принимать вламывающихся к ним или их соседям за воров. Особенно здесь, очень… Странная публика. Не удивился бы, если бы они еще и стащить что-нибуть попытались бы. Так что вам от меня нужно, милсдарь…?
Вопрос о второй химере магик проигнорировал, как из практических соображений, так и потому, что гордился своими творениями – и даже не совсем незаслуженно.
"Как это все некстати..."

0

84

Ден мог бы удивиться, когда человеческая плоть поддалась несильным с виду тычкам и выплевывала кровь. Ударенный в солнечное сплетение разъяренным вампиром полуэльф согнулся в три погибели, чтобы не разогнуться больше.. Кадык человека с шилом подался внутрь горла, западая внутри. Даже опытный маг-лекарь вряд ли смог бы вытащить с того света этого субъекта. Ухо квартерона изрыгнуло фонтан крови после удара по нему кулаком. В лучшем случае - оглохнет на одно ухо. Четвертый стал евнухом. А вот пятый, полуэльф, тоже щуплый на вид, закрывался от ударов Денкрау если и не мастерски, то уж точно не как профан. Вертелся, прикрывался, шипел от боли - откуда в мелком щуплом оболтусе, что готов был разреветься, взялось столько силы и напора? Ну напор-то черт бы с ним, но силы!?
Впрочем, и Дену досталось - шило торчало в боку пока еще не замеченное вампиром в азарте схватки. Сладко пахла кровь.
-Что ты такое?!- испуганно прошипел он, споткнувшись о неподвижное тело своих недавних соратников и отползая каракатицей от вампира.

-Не огорчайтесь, сир Хьюго. Прошлое - это прошлое. Забывать не стоит, но и вспоминать лишний раз тоже ни к чему. Простите, что заставила вас вспомнить не самое приятное..- Брунхильга вздохнула и залпом допила вино из стеклянного бокала.- Впрочем,- она поднялась со скамьи.- Позвольте,- произнесла она, заходя рыцарю за спину и запуская руки за воротник, нащупывая мышцы трапеций и сильно сжимая их. Не самое приятное ощущение по-первости, особенно когда мышцы забиты солями.- Вам необходимо немного расслабиться..
Брунхильга массировала мышцы и как-то странно смотрела на шею рыцаря. Очень странно. Впрочем, тот не мог этого заметить ибо не имел глаз на затылке.

-Сейчас,- чуть веселее произнес граф, увидев и услышав волчицу. Почему она обратилась он спросит потом. Это в книгах главный герой, завидев ужасного монстра, сначала пятится, а потом спрашивает "кто ты?!". В жизни все иначе. Да и не была Меда ужасным монстром - даже в волчьей ипостаси она была весьма и весьма миловидна и хотелось в худшем случае схватит ее за уши, сесть на спину и кататься на большой серой мохнатой "собаке". Впрочем, была некоторая уверенность, какая судьба постигла тех, кто доверился подобным рассуждениям.
Хартус прополз на четвереньках до комнаты, закрыл дверь и обнял волчицу за шею.
-Ты обиделась никак?- спросил он у волчицы, нашаривая не глядя засов на двери левой рукой. Замкнув дверь изнутри, он погладил Медею промеж ушей и почесал ей подбородок. Примерно так он себя чувствовал, когда отец его впервые собственноручно высек - разбит и немного подавлен.. А еще несколько зол.

-К сожалению, мэтр, не было времени и возможности изыскивать способы. Эбенезер Дутковиш,- представился он, вставая с места.- Возможно, вы слышали обо мне. Мы с мэтром Паулем де Корье ведем совместную научную работу, смысл которой вам, как генетику, будет вряд ли интересен.. Хотя, возможно, отчасти я и ошибаюсь, не исключаю. Итак, мэтр Эктегерд, коль уж я прощен за не званный визит, а это я могу вывести из того, что ваши химеры меня еще не растерзали, то.. В общем, у меня к вам предложение о сотрудничестве. Если оно вам интересно, я продолжу. Если нет - не буду более занимать ваше время.

+1

85

Ох, нет дыма без огня… Нет сказок просто так. Медее пришла на ум история о принце и лягушке. Когда поцелуй снял проклятие оборота… Ну, на столько, чтобы и впрямь проклятие снять – это Меда сомневалась, а вот успокоить таким образом, это да… это вполне возможно. И даже здорово, если так уж признаться.
-Ты обиделась никак? – голос прозвучал  растеряно. Сейчас было как-то стыдно признаться, что так оно и есть… вернее было. Благо волчья форма защищала и от сложных разговоров. Ее испуг сейчас выглядел несуразным каким-то, неуместным. Когда же волчица научится верить просто так, а не только когда Харт рядом?
Его почесывания и потрепывания по голове между ушами скорее подошли бы собаке… Они так шутили с Радом, когда играли в «мальчика и его собаку», и изнутри это, конечно, бесило обоих. Тем более, что наличие обычных людей вокруг не позволяло открыто высказать свое возмущение. Ведь в волчьей шкуре легко принимались игры и ласки другого волка, а кто-то, возвышающийся над головой на двух ногах, настораживал просто инстинктивно.  Хотя Харт сидел, почти валялся на полу с ней… Видать, плохо ему…
Но как же приятно, когда тебя принимают, в каком виде бы ты ни предстала… А именно эта важная важность отражалась в действиях охотника на вампиров. Как он дичился ее в подвале огнепоклонников… Даже спиной лишний раз не поворачивался. А теперь – вот как обернулось. Медея внутренне улыбнулась.
Волчица поймала вампира за рукав куртки и потянула к  сумке, выкатила из нее лапой старую потертую фляжку, проскулила нечто невразумительное.

Отредактировано Медея Червонни (2012-12-30 22:14:03)

+1

86

- Обоссал? – усмехнулся постоялец, а потом и засмеялся в голос, перестав отрезать кусочки мяса ножом. Смех его был настолько заразителен, что и корчмарь стал смеяться вслед за ним, скаля зубами, но вдруг клиент резко перестал хохотать и стал серьёзен, приняв довольно зловещий вид, хозяин осекся, наблюдая за сменой настроения собеседника. Повисла тишина, Мерхольд, сузив глаза, вцепился взглядом в зрачки человека, сидящего напротив, на его скулах заиграли желваки, а костяшки на руке, сжимающей нож побелели, от излишнего нажима. Так продолжалось несколько секунд, корчмарь опасливо покосился на нож в руке человека со шрамом, готового казалось в любую секунду воткнуть оружие в его горло.
- Не шути со мной хлоп. Уяснил? - оборвал тишину барон, цедя каждое слово сквозь зубы.
- Значит флорена тебе мало? Дам еще один, если знаешь, или разузнаешь, что-то стоящее о странном громе. Об убийствах. – сказал он, вновь принявшись резать змею на кусочки.
- Что-нибудь странное, в корчме заметил? Кто мои соседи? – спросил каэдвенец, отправляя в рот порцию деликатеса.

+1

87

- У меня довольно широкие интересы. – пожал плечами Эктегред. – Конечно, я прежде всего занимаюсь своей основной профессией, но знали бы вы, в каких областях знания, бывало, находились необходимые сведения… Это разделение наук – настоящий бич, нужный принцип может быть открыт едва ли не сотню лет назад, а те, кому он действительно нужен, до сих пор зачастую не в курсе.
Магика волновало то, что сосредоточив все свои создания для собственной защиты, он окончательно упустил из виду своих нечеловеческих соседей. Но и бывший наниматель Хартуса, который, если абсурдное заявление о незнании собственного вида было правдой, располагал объективными данными на этот счет раньше его самого и участвовал в довольно подозрительных операциях, тоже внушал некоторое беспокойство. Да и этот дуратский погреб некстати всплывает в памяти… Хотелось все бросить и уехать на месяц-другой в такую успокаивающую чащу, искать образцы реликтов.
- Я с уважением отношусь к широко известным - в понимающих ругах, естественно - образованности и знаниям мэтра де Корье.- Чистая правда. Исследователь по достоинству оценивал знания других, что бы не думал о них как о личностях, и об их поступках. - Однако на такое общее предложение мне ответить нечего. Я много с кем сотрудничаю – от деревенских охотников, поставляющих образцы попроще, до светских персон, обеспечивающих, э… финансирование исследований. – «И не грожусь этим, но надо же как-то искать клиентов и клиенток.» - Какая конкретно и в чем именно помощь требуется от меня, и что, кроме глубокого морального удовлетворения, мне готовы предоставить взамен?

+2

88

Объектом сквернословия являлся мужчина лет пятидесяти. Вид у него был потрепанный, а мутные глаза говорили о пристрастии к выпивке. На лице росла густая, длинная борода, в которой разве что птицы гнезда не вили. Пробираясь сквозь заросли кустов, он цеплялся одеждой за ветки, запинался о собственные ноги и еле удерживал равновесие. Ветки же, в свою очередь, норовили ударить ему по носу и по другим частям тела, что вызывало новый поток брани. 
Неловкость мужика и вся нелепость ситуации вызвала у эльфов невольную улыбку. Переглянувшись, они медленно, не вызывая лишнего шума, подошли к тем кустам, откуда с минуты на минуту должен выбраться незваный гость. Йорвет резко махнул левой рукой в сторону, потом согнул ее в локте, сжав пальцы в кулак, что означало выстроиться в линию и приготовиться к стрельбе.
А ждать пришлось еще долго, мужик казалось, вовсе не замечал чужого присутствия. Смотрел он исключительно себе бод ноги, а голова его была занята лишь "пушистиком", проклятыми ветками и новой чашечницей своего господина. У одного из эльфов, недавно сбежавшего от людей, рука начала еле заметно трястись, из-за того, что так долго пришлось держать тетиву натянутой.
Несколько сломанных веток и лиг брани спустя, человек выбрался из кустов, увидел три лука в боевой готовности, нацеленные на его тело. Довольно быстро оценив обстановку, вышеупомянутое тело мешком упало на землю и начало вопить:
- Право, милсдари! Пустите во совяси заблудшего! Кой я не делал вам ни какого зла.... да, чего можно с человека бедного взять! Чем может человек господам навредить!
Мужик производил впечатление какого-нибудь вояки в отставке, который за неимением других дел приложился к бутылке. При небольшом росте, он казался очень сильным: с огромными сильными ручищами(правая рука была больше левой), крепким телом, широкими печами и животом, размер которого больше подходит женщине на сносях.  Теперь же, присмотревшись к его телу и манере поведения,  справедливо предположить, что он скорее кузнец или простой работяга, чем бравый воин.
Заметив, что перед ним стоят не благородные господа или разбойники, а вольные  эльфы, поток плохо связанных между собой слов прервался. И он начал медленно отползать от них, бубня под нос:
-Ишь ты, нелюди.... Слыхивал я, что такой тут основались... Последние штаны стянут, да нашинкуют своими стрелами. Мои глазенки, куда вы меня привели...
Стоило мужику упереться спиной в злополучные кусты, как у него возле уха просвистела стрела. Только кузнец посмотрел на Йорвета, как у того уже была готова другая стрела. В глазах эльфа сияла ярость, ей как будто пропитался весь воздух, возможно, именно это чувствует травоядное перед хищником. А от грубого, резкого голоса мужчина точно стал животным, уж гусем-то точно.
- Как смеет dh'oine врываться в чужие владения, и сравнивать их владельцев с простыми убийцами? - эльф кивнул в сторону новичка и тот наконец смог выпустить стрелу чужаку в плечо. Кузнец издал то ли крик, то ли шипение, а на его лбу появилась испарина. -Но в отличие от вас, мы будем милосердны. Сейчас мы отдадим тебе высшую награду - жизнь, - Йорвет опустил свой лук и коснулся указательным пальцем лба человека. - Но стоит еще кому то, тебе или же любому человеческому отпрыску сунуться сюда, как мы разорвем его на части, остатки скормим своим прирученным волкам, а головы будут красоваться на кольях, приветствуя новых не прошенных гостей, -он убрал руку и развернулся, показав что бы остальные тоже отпустили луки. - А теперь скорее скройся с моих глаз dh'oine, а то сей драгоценный дар так сложно отрывать от моего сердца.
Кузнец тяжело сглотнул, мгновенно встал на ноги и понесся прочь. Казалось, определенная доза адреналина явно придавало сил  человеческому телу. Стоило его силуэту скрыться в ночной темноте, как эльфы кроме озадаченных и упрекающих взглядов решили наградить Йорвета вполне очевидным вопросом:
- Зачем ты отпустил этого человека? Это противоречит всем нашим целям и убеждениям (старшая речь)! -сказал новичок.
- Теперь люди расслабятся и станут спокойно разгуливать, где им захочется (старшая речь).  - Прикрывая свой рот рукой ответил другой эльф. Эта привычка при разговоре появилась сразу, после того как один "рыцарь" выбил ему кистенем зубы, из-за того что он продал ему подпорченную рыбу. 
Сделав паузу, Йорвет оглядел своих сородичей. Как будто выжидая, что те либо изменят свое решение или добавят что-то еще. После чего сказал:
-Этот человек - наша гарантия на то, что местные какое-то время не осмелятся сунуться в этот лес. Или позовут сюда орден, состоящий из богатеньких юнцов, играющих в рыцарей, которые едва меч умеют держать. Оставшиеся смогут справиться с ними, если же силы будут не равны - спрятаться. Не дождавшись ответа от остальных эльфов он продолжил: - А теперь в путь. Пока я жив, человеку не удастся безнаказанно разрушить альянс с вольными эльфами(старшая речь).
Эльфы переглянулись и кивнули, хором сказав:
-За Далина и Валея (старшая речь)!  
Так отряд из четырех эльфов выступил за грани привычной территории. Они направились к месту, где когда то заключили альянс с местными людьми-разбойниками.

+1

89

Графа потянула волчица за рукав куртки и приблизила к сумке, откуда выкатила лапами флягу. Граф подумал было, что ему предназначалось содержимое емкости, но, откупорив и понюхав, передернулся от омерзения к запаху.
-Я это пить не буду.. Впрочем, я вижу, ты хочешь выпить эту дрянь,- он еще раз, передернув предварительно плечами, взбултыхнул содержимое фляги и наклонил перед волчицей, глядя, будет ли она пить или все же предлагает эту дрянь вампиру.

-Флорена, милсдарь, хватит на то, чтобы рассказать те, кто твои соседи,- взяв себя в руки ответил корчмарь.- И еще трех - на то, чтобы я взял да и начал чего-то узнавать. И не холоп я, вашбродь, а вполне себе свободный. Такшто шутковать не надобно. У нас тут крепость, а не какая дерёвня,- трактирщик сгреб флорен себе в ладошку и поглядел на Мерхольда.- Народу в таверне седня немного ночевать изволили.. Графиня кака-та... Слуги ее, наемник, вродь.. Странный такой, в окуляриусах зеленых, вродь как муж ученый, но тесачину с собой таскает..Белобрысый паж его, видать.. Иль брат младшой.. Магик какой-то тож остановилси.. Ну пара краснолюдов да барон какой-та... Вродь все..

-Мэтр.. Я глубоко восхищен вашими изысками в области генетики..- говоривший приложил к сердцу правую руку и приподнялся в кресле.- Итак.. Есть неподалеку от этого места эльфы, которые.. хм.. ведут не совсем правильный образ жизни. Разбой, убийства d'hoine... В общем, темы затрагивающие Братство очень слабо, если смотреть взглядом профана. В общем, мне нужен образец сопротивляющегося эльфа и уничтожение действующей шайки взамен на адекватную оплату.. Вы в праве назначить ее сами.

от мастера

господа игроки, если я использую NPC, то прошу, умоляю блять не пишите действия и реакцию этих самых неписей за меня. я ж не пишу поведение вашего персонажа за вас. спасибо за внимание

0

90

Прогресс был на лицо. Хартус правильно понял уже ровно половину высказывания и даже вторую половину  – уже со второй попытки.
Сам ты дрянь… А я это всю жизнь пью и нормально.
Но вампир все-таки сделал главное: открыл завернутую крышечку фляги. Ту самую, с которой справиться волчьими лапами или зубами практически без шансов. Волчица подставила пасть под фляжку. Из миски какой было бы конечно сподручнее… Но и то хорошо, что аконит лился тонкой струйкой и если его лакать, то проливалось совсем немного. Несколько глотков, и оборотница поправила носом наклон фляги так, чтобы она выровнялась, и драгоценный состав прекратил выливаться.
Не то, чтобы Медее так уж нужно было добавить в кровь аконита, ведь она оставалась в сознании, но все-таки должна же быть польза от состава дриад-то?
Хотя на сердце было спокойно. Теперь уже – спокойно. Казалось бы, задвинутая щеколда на двери, и любимый мужчина рядом – и уже можно пробовать возвращаться к себе. Как неуместно сейчас оставаться в шкуре, когда так хочется повторить поцелуй… Медея потянулась, вновь пытаясь вернуться в себя, что ей удалось, хоть и с некоторым трудом. Да, пожалуй Брокилонский состав себя оправдывал. Хоть и странная там вышла история…
Хорошо, что Меда распустила шнуровки платья – оно практически не пострадало, и выйдя из оборота, девушка обнаружила себя, хоть и в неопрятном виде, но и вполне в приличном.  Хорошо. Хотелось выглядеть красивой сейчас. Хоть немного. Для него.
- Не такая уж и дрянь, хоть тебе к ней привыкать и не нужно... А я всю жизнь это пью, - голос стал мягче и приобрел мурлыкающие интонации, - Или запах аконита помешает теперь тебе меня поцеловать? а вдруг и правда?!
Девушка приблизила свое лицо к лицу мужчины, посчитав излишним подниматься на ноги. Надо будет обязательно помочь ему встать… но не прямо же сейчас!.. Вроде бы ничего более серьезного, чем, когда Харт появился в таверне, а после своего появления он еще и драться сумел. Но все же…
- Тебе плохо, да? Снова упал? – в голосе легкая тревога, - чем тебе помочь?

Отредактировано Медея Червонни (2013-01-01 23:07:13)

0


Вы здесь » Ведьмак: Перекрестки судеб » Квесты » "Громовержец"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC