Ведьмак: Перекрестки судеб

Объявление

Последние новости

Форум закрыт. Но можно доиграть незаконченные квесты и эпизоды, а так же разобрать памятные сувениры. Спасибо за то, что играли с нами

Администрация
Мэг

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Перекрестки судеб » Квесты » "Громовержец"


"Громовержец"

Сообщений 31 страница 60 из 308

31

- То есть вы собираетесь нанять магика с целью возвращения утраченного погреба и мести за безвременно усопшего кота? Ах да, еще для восстановления душевного здоровья не в меру чувствительных крыс. – Переход от резвящихся на просторах таверны вампиров к пугливым грызунам и геройски гибнущим во славу хозяина мурлыкам оказался для Эктегерда несколько резковат. – Боюсь спросить, кого вы задействуете, если пропадет свинья или баран…
В разуме исследователя раздался негодующий писк – Кирр недвусмысленно напоминал, что его бывшие сородичи ниоткуда так вот просто не уходят, особенно если там могут хранить еду. Если откуда-то уходят крысы, значит, жить там могут разве что тараканы, и то не всякие.
Энк ограничился коротким замечанием, сводящемуся к тому, что так когтистому и надо, пусть сначала научаться правильно хвостом вилять, провокаторы.
«Но с другой стороны – причин может быть полная телега, половина из которых не имеет с магией ничего общего. А по крепости бродит неустановленное количество опасных нелюдей. Впрочем, лишние проблемы им, похоже, тоже не нужны, и они в курсе, что раскрыты.»
- Не то чтобы я был глубоко против, некоторые средства или кое-какие ингредиенты – вы ведь, кажется, купец? - мне не помешают.   – «Да и все лучше, чем очередная модница, что есть, то есть» - Но это не самый простой и дешевый способ решения проблемы, предупреждаю сразу. Однако, если  вы настаиваете на нем…
Наверное, магик не стал бы связываться с этим странным предложением, но явственно ощутил, что неплохо было бы сбросить накопившееся после недавней беседы напряжение и раздражение.

0

32

Пропустив спутников вперед, Хартус притянул к себе Меду. Мммм… Такой нежный. Никто не целовал Медею в ушко. Видимо, теперь – кроме Хартуса. Тихий шепот. Скучал… Медея обвила его шею руками, прижалась всем телом, слегка опасаясь причинить боль, не понятно, где у него еще повреждения.
- Я тоже. Стоило договориться о встрече на Реданской границе – глядишь и ты целее был бы, и через половину Северных королевств уже вместе шли бы - Медея спрятала лицо на груди вампира, - не отпущу тебя больше. Не на пользу тебе…
Спутники Хартуса уже скрылись в обеденной зале, отгоженной занавеской.
- Хороший мой, таверна не совсем подходящее место… Ты придешь ко мне ночью? Крайняя дверь справа… У меня столько вопросов.
Медея попробовала было обхватить мужчину вокруг пояса, но убрала руку, когда тот вздрогнул, да и сама ощутила под одеждой повязку.
- И тут больно? Какой же волкудлак тебя так отделал? Или ты в мельничные жернова свалился? – Его, гордого, жалеть не стоило конечно, но в голосе предательски скользнуло что-то похожее.
Войдя в обеденную, бардесса окинула взглядом компанию, и уткнулась глазами в яркую женщину, заплатившую за песню.
- Медея Червонни, к вашим услугам, - уже в который раз прозвучало за этот вечер, - надеюсь, вам понравилось исполнение?
Да уж, при всей разношерстости и потрепанности компании деньги у них водятся, раз услуги менестреля она готова оплачивать столь щедро… Ну и хорошо.
Девушка села рядом с вампиром, с сожалением расцепив пальцы, но продолжая ощущать боком тепло его тела.
Мальчишка-вампир уже тянул кусок в рот сетуя на редкие приемы пищи.
Медея решила сперва немного присмотреться к компании, и не слишком лезть на глаза. Поэтому взяла со стола ломоть хлеба, ржаного, с кислинкой, и отправила кусочек в рот.

Отредактировано Медея Червонни (2012-12-20 12:11:54)

+1

33

Медея Червонни. Какой-то дворянский род, о котором он не слыхал. Странно.
Одного взгляда хватило, чтоб увидеть руки, держащиеся друг за друга. Подруга Хартуса, значит. Ну, что ж, это только к лучшему.
Хьюго кивнул и Медее, и Хартусу, внезапно начавшему острить, и Денкрау.
- Очень приятно, - шутливо бросил он обоим.
Вместе с Деном, оставив Медею и Хартуса вдвоем, прошли в комнатку, где уже привычно разместились всяческие яства. Рыцарь почувствовал, что хочет поесть. Хочет поесть за хорошим разговором, без мордобоя, тайн, интриг, кровищи и трупов.
- Присаживайтесь, уважаемые. Время уже позднее, а мы сегодня даже пообедать как следует не удосужились. Где мой братец потерялся? Опять ему кто-то что-то умудрился сломать?
Брунхильга прекрасно выглядела. Как и всегда.
А еда-то, еда... Денкрау немедля принялся кушать, да и Хьюго с удовольствием последовал бы за ним.
- Кажется, у вашего дорогого братца жизнь налаживается, - начал разговор Ден. - О, да, им интересовался какой-то человек, магик. Эктегерд Тольбанд. Предлагал лечение, ясное дело, что не просто так. Намекал на возможность раскрытия. Может, вы что-то знаете об этом благородном человеке?
- Я, кажется, что-то пропустил. Раскрытия чего? - зачем-то спросил Хьюго. Без всяческих мыслей, интересуясь.
А Хартус и Медея уже присоединились к компании.

0

34

Едва только Ден начал накладывать себе еду на тарелку, как тут же получил стеком, откуда-то взявшимся в руке вампирши, по руке. Не больно и даже не обидно.
-Руки сначала помойте,- она пристально посмотрела в глаза Дену и тому на миг могло показаться, что во взгляде проскользнули веселые бесенята. Скорее всего показалось, потому что вид у нее был строгий, как, впрочем, и обычно.- Сэр Хьюго, это и Вас касается. Чистые руки - здоровый организм. Посему, немедленно помойте их. И неважно, что Вам они кажутся чистыми.
Она указала рукой на чан с теплой водой, возле которого стоял небольшой стул с бортиками по краям сидалища - чтоб мыло не спрыгивало, если вдруг наклонить при перетаскивании или неаккуратно положить.
Когда вошли Медея и Хартус, она закрыла книгу и отложила в сторону.

- Хороший мой, таверна не совсем подходящее место…
-Пусть завидуют..- заметил он.
-Ты придешь ко мне ночью?
-Даже если мне отрубят ноги,- серьезно отвечал Философ.
- И тут больно? Какой же волкудлак тебя так отделал? Или ты в мельничные жернова свалился?
-Можно и так сказать..- о том, что люди, зачастую, гораздо страшнее самых страшных и ужасных монстров он распространяться не стал. Ни к чему оно ей. Только волноваться больше станет... От заботы в голосе стало тепло и граф все же снова улыбнулся, как ребенок.
Едва занавеска была одернута, графу предстало живописнейшее представление о том, как и сколько нужно кушать, чтобы зарастать быстро и надежно. Вспомнилось, что даже толком не завтракал сегодня. И два месяца как.
-Это было прелестно,- вставая, произнесла она.- Брунхильга Сиал Ра-Шальская,- коротко представилась она.- Ни на секунду не пожалела, что означила просьбу Вам. Ну да ладно, я сомневаюсь, что Вам предложили поесть. Мойте руки и прошу разделить наш скромный ужин.
Впрочем, стеком по рукам волчице она не стала бить. Как и Хартусу, который одной рукой обнимал менестреля, а второй подтягивал блюда, которые были поближе, чтобы лишний раз не вставать.
-Каковы мерзавцы?- вытирая руки влажным полотенцем, произнесла женщина.- Даже орена не кинули мэтрессе.. А меж тем..
-Хватит уже, а?- вдруг прервал ее Хартус.- Мне не нравится, что какой-то магик прицепился ко мне. И вряд ли просто так отцепится. Еще мне не нравится, что мещане нынче обидчивые пошли.. Уверен, он уже знает, в какой комнате я остановился. И ночью его ожидает неприятный сюрприз.. Ожидал бы, если бы не этот магик. А так придется просто отделать.
-Кто о чем.. Милсдарыня Медея, а подскажите, откуда Вы путь держите, что интересного в мире творится?

-Я вше понимаю, но.. Вше откаживаютша тудой лешть.. Штрашно там.. Хрен его пойми, што там, но штрашно.. Потому и решилишь шпрошить, не вожьметша ли ваша шветлошть помош.. Нажовите шену, мы уж придумаем што-нибудь.. Вот туташки оно шидит..
Купец сунул сверток папируса, на котором ровными буквами значилось, что место сие находится на переулке кузнецов, с циквирью пять. Тако же помечено было, что у дома синий забор и крыша из черепицы, а никак не из соломы. На этом, пожалуй, приметные черты кончались.
-Жавтра ш утра, ешли не жатруднит. Вечором чо-та не то.. В шмышле, вше в норму приходит.. В шмышле, ток днем штрашти творятша..

0

35

- Эй! - Ден отдернул руку, с интересом посмотрев на вампиршу, потом хмыкнул, улыбнулся, покачал головой и действительно отправился мыть руки.
- Так уж и быть. Хотя чего его там... Зараза до заразы не липнет.
Вопрос Хьюго так и остался без ответа, потому что все вдруг оказались заняты совсем другими делами и не сочли вопрос чем-то важным.
Вода оказалась теплой и приятной.  И подумалось, что не только бы руки стоило помыть, а и вообще помыться. Есть ли у них тут баня или хотя бы просто большая бадья? Надо поинтересоваться потом.
Вытерев руки, Ден вернулся на свой пост и продолжил накладывать себе еду, пока хоть что-то осталось. А то есть тут некоторые едоки, и если у них внезапно проснется аппетит, то пиши пропало, заказывай новое.
- О, а ведь и от магиков, значит, есть польза. Для мещан, - заметил Денкрау на слова Хартуса, потирая руки и принимаясь за ужин. Странно, что магик прицепился только к нему. Ну, значит, только его он и знает, так, получается? 
-Кто о чем.. Милсдарыня Медея, а подскажите, откуда Вы путь держите, что интересного в мире творится?
- произнесла Брунхильга, и Ден навострил уши. Ему тоже было интересно послушать, что интересного в мире творится и откуда такая вся интересная Медея. И откуда знает Хартуса. Последнее - особенно. Не иначе как тут целая история!

+1

36

- О, госпожа Брунхильда, как быстро человек дичает в дали от цивилизации! – Медея рассмеялась – давно уже я не бывала в тавернах, в которых перед едой подают чашу,. То есть бадью для омовений! Хотя если здесь есть вилки… То мне стоило повнимательнее общаться с хозяином данного заведения!
Девушка совершила прогулку к бадье,  воспользовалась уже слегка влажным полотенцем. Хлеб был свежим и  вкусным. Взяв к нему кусочек холодного мяса, Медея продолжила жевать.
- Да в общем-то зря вы на мещан наговариваете… В тавернах всегда так. Я беру плату с тавернщика за выступление, его выгода в поддержке искусства очевидна. Ну и кров со столом тоже включены в выступление. Слушатели платят когда заказывают песни по своему вкусу, - менестрель подмигнула, - так что разнообразие репертуара в моих интересах!
Возмущенный голос Хартуса поддержал расссуждения Брунхильды на счет падения нравов среди мещан.
Медея не удержалась:
- Почему ты так уверен? Зачем ему это, сам подумай. Он же понимает, что ему это боком выйдет – не без ума же он.
-Кто о чем.. Милсдарыня Медея, а подскажите, откуда Вы путь держите, что интересного в мире творится?
Медея вздохнула. Ее коллекция новостей была не так уж богата пока…
- Что ж… Я двигаюсь из Ковира с самого Эквинокция… Там оживленно. Сейчас готовят, собирают караваны, вот-вот откроется морской путь…  Кстати, мы тоже с братом вышли, с Радованом, но он наемник, он вроде в Цидарис отправился… Там что-то назревает – гарнизоны по берегу усиляют наемниками… В Бругге, да и в Темерии плохой урожай будет  - сильные морозы, то ли какое-то поветрие… Даже не понятно точно. Мы зашли в храм Мелителле пополнить запас лекарств, но и у них все попропало… Вроде как дрриады что-то знают, но от них разве дождешься объяснений – все об одном и том же: сами вы люди виноваты, леса повырубали, а мы помогать не намерены. Спросите меня конкретнее, что Вам интересно. Ведь не виды на урожай в Темерии Вас интересуют. И не местечковые сплетни Дорьяна.
Девушка поглядывала на Хартуса. По сравнению с другими мужчинами за столом ел он  мало. Не очень охотно. Видимо, организм еще не начал по-настоящему выздоравливать, когда пища словно выгорает в теле, и ее требуется больше и больше. Ну да ничего… Есть у меня кое-какие травки в запасе. Да и еще пара идей, как подстегнуть живучесть…
все - но можете ли вы себе это позволить....

+2

37

Предложение, нет, требование помыть руки Хьюго с улыбкой и покорностью выполнил и даже остался доволен. Руки он помыл быстро и не задерживаясь уселся на прежнее место.
Еда выглядела столь аппетитно, что рыцарь прям сейчас принялся бы за нее, но разговор был важнее. К тому же, разговор в приятной компании.
- Кто о чем.. Милсдарыня Медея, а подскажите, откуда Вы путь держите, что интересного в мире творится? - направила болтовню в нужное русло Брунхильга.
Рыцарь облокотился на спинку стула, приготовившись слушать. Рассказ был не самым длинным, но звучал интересно, оставляя ощущение того, что произошло всего очень-очень много, но попробуй-ка рассказать обо всем? Тут спрашивать надо.
Хьюго задумался, почесал щетину. Ему было очень интересно, что там, на его мнимой родине...
- Сударыня Медея, случаем, раз из Ковира идете, ничего из Каэдвена не слыхали? Может, рассказывал кто? - все-таки задал мучивший его вопрос рыцарь.
Фон Вальхалл приступил к еде, налив себе похлебки. Горячая, вкусная, она приятно согревала. Ох, вкусно же сегодня будет!
"Хорошо все-таки... И даже странное такие ощущение, будто бы вовсе и не хочется вернуться в Каэдвен. А может, и правда не хочется?"

0

38

Брунхильга весьма и весьма сноровисто начала накладывать себе в миску по чуть-чуть того-сего, с помощью вилки и ножа принялась отделять мясо от косточек.
-А я вот слышала, что на севере, в Темерии, появился не так давно некий орден.. Что-то с птицами связано в названии.. И вроде бы они что-то там не поделили с Белой Розой.. Ничего не слышали на сей счет?
Хартусу же манер хватило лишь на то, чтобы насаживать на вилку понравившийся кусок и обгрызать его. Впрочем, в скором времени ему и это надоело и он принялся есть свободной рукой, аппетитно почавкивая и периодически запивая вином из серебряного кубка принятое в желудок жорево. Ел он исключительно мясо, не размениваясь на капусту и какие-то похлебки. Челюсти мерно пережевывали пищу и отрывали новый кусок мяса с косточки.
На то, что Медея перепутала одну букву в имени графини, та в свою очередь внимания не обратила.
-Ты сама-то кушай..- заботливо порекомендовал граф, запив в очередной раз еду вином.- А то эти обжоры сметут со стола, костей псам не оставят.. Как с голодного края..
Брунхильга вежливо улыбалась на замечания брата и поглядывала на него исподлобья, мол, тоже мне сын графа, манеры, как у захолустного кмета, который и щи кислые хлебает ладошкой да в бороде оставляет больше, чем до рта доносит.
-А затем,- запоздало ответил граф на вопрос Меды,- что они привыкли над убогими издеваться. Ну как я прямо. В смысле привык, а не убогий. Так вот, а когда убогий прилюдно унижает их, они во что бы то ни стало мстят, чтобы их самих за убогих потом не держали.. Вроде бы как марку держат.. Ну чтоб над ними не начали издеваться... Кстати, об убогих. Ты,- взгляд упал на Дена,- так до сих пор ничего сурезнее этих твоих ковырялок так и не купил, так? И книжонки свои до сих пор... Хоть бы Брунхильгу попросил рассказать, как что варится, а то от твоих чтив про паразитов.. За ум, в общем, пора браться. Усек?- кусок мяса с гусиной лапы упал на пол, пока он размахивал этой самой лапкой, как трибун размахивает свитком с указами, пока произносит речь перед народом.- Вон, даже гусь жареный и тот взгрустнул.

+1

39

- Что значит "кстати об убогих"? - как-то странно радостно возмутился Денкрау. По нему было видно, что всерьез он это высказывание не воспринял и уж тем более не обиделся. Скорее, оно его повеселило. - И кто бы говорил! Не, ну вы посмотрите! Весь месяц изображал из себя набитый сеном дырявый тюфяк, молчал в тряпочку да вздыхал грустно, а тут гляньте-ка, воспрял духом!
Усевшись поудобнее, Денкрау подложил себе на тарелку еще кусочек мяса и продолжил вещать.
- Ну да впрочем теперь-то можно и купить какую ковырялку, - сказал он, обращаясь к Хартусу и едва сдерживаясь, чтоб не заулыбаться на все наявные, - а то я думал уже, что ты от грусти и тоски скопытишься и придется устраивать пышные похороны и поминки на всю наличность. А вот насчет как что варится - мысль хорошая. Госпожа Брунхильга, возьметесь научить?
Так, вроде палку не перегнул, хотя щас посмотрим. Очень, очень мешало, что нельзя было расслабиться и улыбаться. Мало ли что, вдруг кто-то наблюдает, или зайдет. Да и Хьюго лишний раз нервировать не хочется. И Медею. Непонятно ведь, что ей известно, а что нет.

+1

40

Хартусу вроде бы становилось как-то легче, чтоль… Либо решил что-то про себя. Разговорился, стал раздавать указания и учить кому как жить. Медее – есть, Дену – учиться, сестре – быть проще…
Приятно. Когда такой вот сильный, решительный, знающий, как правильно, и уверенный в своей правоте рядом. Главное, чтобы ему и правда хотелось за тобой присматривать… На мгновение Медея положила голову ему на плечо вместо ответа. Впрочем, отвечать словами на такие рассуждения и не хотелось. У каждого человека свой взгляд на человеческую природу… А уж у нелюдей…
Поэтому, повинуясь, Медея потянулась за моченым яблочком. Ароматные, с кислинкой и ядринкой, они не заслужили внимания едоков, а бардессе понравились еще в обед.
Оборотница прыснула в кулачек на тираду Денкрау:
- Тюфяк  дырявый?!! – девушка воззрилась на старшего вампира, - Все так плохо было? Да что с Вами вообще-то стряслось, а?
- Ну да впрочем теперь-то можно и купить какую ковырялку а то я думал…
- Видимо, что придется наследовать железо Хартуса? – Медея со смехом подмигнула мальчишке.
Обратившись к Брунхильге светским тоном, Медея продолжила обмен сплетнями:
- Сами-то мы с братом Темерию по востоку проходили, так что только слухи знаю. Что Орден Алого Сокола, вроде как принимал у себя в резиденции кого-то из ордена Белой розы… Доподленно неизвестно, что там у них вышло, что господа благородные не поделили, но верно важное что-то… Потому как скогтил сокол розу, как голубку беззащитную. И не защитили шипы… Кто там погиб опять же точно не знаю, да и навряд ли они обнародовали… Мы на переправе услышали об этом через Зеленчук. Это речушка у Карерраса. Я могла бы конечно присочинить чего занимательного… Но полагаю сейчас неуместно это. Говорят. Что конфликт вышел из-за того, что в орден сокола нелюдей принимали…- Медея пожала плечами, - но Магистр передо мной не отчитывался. Да и ранен он, говорят.
После слов о ранении Медея глянула на Хартуса, на шрам на лице. Сложно представить, когда случилось то, что случилось. Рана выглядела старой и хорошо зарастающей. Но про метаболизм вампиров Меда знала мало.

0

41

Хьюго понял, что сегодня не его день. В какой-то мере он был фаталистом. Раз не его день, то просто не его день, и ни возмущением, ни обидами этого не исправишь. Он поглядел на парочку - Хартуса и Медею, покачал головой и решил сегодня помолчать и хотя бы наесться.
Похлебка была вмиг прикончена (что приканчивать-то там?), и рыцарь принялся за мясо. Вилкой, благо, он пользоваться умел и довольно ловко. Мясо было вкусным и будто требовало, чтобы его съели немедленно. Что Хартус, Ден и Хьюго делали как нельзя лучше. Хартус так вообще - принялся есть руками, наплевав на манеры.
Зато очень интересной показалась информация о Орденах северных королевств.
"Белая Роза... Это сборище ряженых надумало устроить поездочку, а закончилось это путешествие печально. Алый Сокол. Слышал, слышал, еще до его возвышения, которого я не застал. Однако зачем эта встреча? Поддержание дружественных отношений, союз, договоры? Ну, да, Роза богата. А жаль".
Хьюго крепко задумался, даже есть перестал.
Атмосфера была самая дружеская, Хартус после долгого перерыва вновь начал воспитывать Денкару - в общем, жизнь налаживалась.
Фон Вальхаллу вдруг захотелось попировать. А тут же море! Что-нибудь вкусное, помимо рыбы, тут должно быть. Вот угрей он любил, хоть это тоже рыба. Он посмотрел на кошель. Хватит, точно хватит. Он доел свой кусок мяса, поднялся, кивнул, мол, сейчас вернусь, и вышел за пределы импровизированной комнаты.
- Слушай, сударь, - обратился он к трактирщику, - не найдется ли у тебя такого, чтоб на славу покушать? И давай маринованных угрей, жареных рябчиков... И чего-нибудь еще, но чтоб вкусно было, понял?
Хьюго достал с семьдесят оренов и положил их в ладонь корчмарю, ожидая от того ответа и предложений.

Отредактировано Хьюго фон Вальхалл (2012-12-22 09:11:32)

0

42

- А как вас по имени величать-то? – уточнил Эктегерд, принимая почему-то указанный письменно адрес. «Неизвестно что, орудующее посреди многолюдной крепости, да еще и днем? Разве что, орудует оно как раз ночью, а днем прячется в этом самом погребе преткновения. Можно было бы подумать, что это провокация, но кому могло придти в голову устраивать ее с настолько глупым предлогом?»
- И хозяин дома – вы сами, или представляете кого-то? Постараюсь заглянуть в первой половине дня… С платой разберемся в зависимости от того, что там обнаружиться. Или не обнаружиться. Слишком уж все пока неопределенно, так что за беспокойство, а дальше – по обстоятельствам. А пока – откланиваюсь, у меня был трудный  день. «И вампиры – еще не худшее, что я за него увидел.»
Дождавшись ответа, чародей отправился к себе. Нужно было все внимательно обдумать и восстановить силы. А заодно – продолжать держаться неподалеку от компании достоверно известных и вероятных нелюдей. Кто знает, может, этой ночью кое-кто из них снова решит, что связанные девушки – стильное и оригинальное украшение интерьера. Исследователь осознавал, какому риску подвергает окружающих, и был не против его минимизировать – во всяком случае, не в ущерб себе самому.

0

43

-Договорится кой-кто..- покачал головой граф. Давно уже не было тренировок, давно уже вампиреныш не получал по не в меру языкастой и глупой голове деревянной палкой. Впрочем качание головой можно было списать на упавшее на пол мясо.
-Разумеется, научу.. Чему смогу,- сдержанно улыбнувшись, ответила Брунхильга.- О, мэтресса Червонни, а вы гораздо лучше меня информированы о положении дел.. Впрочем, неудивительно. Значит, судя по сказанному Вами, этот птичий орден нарвался на немалые проблемы в лице самого многочисленного ордена Северных Королевств. И это может печально кончиться... Очень печально.
Рыцарь ушел, предварительно извинившись. Еда кончалась весьма и весьма прытко, будто сама шныряла во рты вампиров и человека, а тем лишь оставалось медленно и тщательно двигать челюстями, пережевывая жорево, и проглатывать пережеванное. И то, чем можно было бы накормить с два-три десятка сиротинушек вполне себе уместилось в пяти желудках.
-А, кстати...
Что же "кстати", граф не успел озвучить - в комнатушку шмыгнул мелкий паренек и, испросив прощения и разрешения говорить, уточнил, что мэтрессу просят дальше, так сказать, исполнять обязательства. Не так изящно, конечно, но вполне себе ясно. Хартус прищурился и почти в упор глянул сквозь окуляры на мальчишку, мол, я тебя запомнил. И, разумеется, состроил такую рожу, что могло показаться, будто он либо точит зуб на малого, либо давно не ходил по большому и тут приспичило. Тем не менее, дал мелкому грошик, понимая, что не по своему замыслу мальчуган отрывает Медею от ужина и лишает его возможности продолжить беседу.
-Ты не против, если я там же послушаю? Спасибо за перекус, Бруняша..- от последнего извращения имени Брунхильгу заметно передернуло. И смерила она его весьма недвузначным взглядом, мол, не был бы переломан, переломала бы сама.

-Заметано, милсдарь рыцарь,-
кивнул держатель сего заведения, сгребая орены со стойки.- На сколь персон? И куда накрывать? Туда же? Через пять минут будет готово, милсдарь.

-Бжегошем звать меня. Брата моего домик это.. Шпашибо вам, ваше магишство,- мужчина принялся кивать и кланяться в пояс. Когда же магик отошел, посмотрел ему вслед как-то странно.. Не то, чтобы недобро, но.. В общем, Эктегерд все равно не мог заметить этого взгляда, а обернись он или один из его питомцев, то увидели бы беззубую блаженную улыбку и провожающий полный благоговения и благодарности взгляд купца.

+1

44

Уф, наелся!
Денкрау был очень доволен. В их веселой компании образовалась просто-таки чудная атмосфера всеобщей любви и обожания, с угрозами, подколками и недвусмысленными взглядами. И при этом - очень и очень комфортная, когда уверен в каждом. Никакие магики не страшны.
Кстати о магиках.
Дождавшись, когда Хартус и Медея выйдут, Ден обратился к Брунхильге.
- Думаю, теперь-то ваш братец никуда не денется. Но, как считаете, может, стоит что-то предпринять насчет этого магика? Не в смысле, конечно, совсем "предпринять", но все же...
Оставалось надеяться, что милсдарь Тольбанд не пойдет к властям и не начнет какие-нибудь еще активные действия. Разумеется, никто сдаваться не будет, и в этом случае возможны жертвы. Вот только волнуют ли магика человеческие жертвы? И не посчитает ли он, что такая цена оправдана?

0

45

В середине разговора в обедню заглянул малец, шмыгнул носом и громко сообщил, что Медею уже ждут, посетители таверны подновили кружки и закуску, и пришло время, как и было обещано, продолжить выполнять заказы посетителей.
- Конечно. Видишь, госпожа, что заказывала песню, пригласила меня присесть за их столик, так и передай хозяину.
Однако, тянуть и вправду не стоило. Тем более, что Медея Червонни по-настоящему любила свою работу и призвание. Конечно дело было не в ценителях музыки, которые собираются, как известно, не по кабакам, а на кафедре Музыки или Стихосложения в Оксенфуртском университете. Половине сидящих в таверне было все равно, что слушать. А второй половине все равно в каком качестве. Но вот хотелось рассказать им о чем-то важном, соткать из нот и слов гобелен чудесных событий, или же развеселить, облегчив долю, или подтолкнуть к чему-то… Это было интереснее, чем очень многое в жизни. Жаль, что на выступлениях в кабаках не бывает детей. Медея с удовольствием рассказала бы и сказку…
Хартус вызвался идти с ней "послушать". Приятно, конечно же...
Посетители не то чтобы ждали…  Каждый был занят своим делом, но никто и не думал расходиться. Самый простой способ привлечь их внимание – просто начать петь. Кому надо – сами прислушаются. Недавний разговор об орденах Розы и Соколов как-то подтолкнул к выбору песни на рыцарскую тематику…
Менестрель подтянула колки, пробежала по струнам пальцами, словно прислушиваясь к еще не звучащей песне:
- В край моего щита метит копьем закат.
Пыль на зубах скрипит, пыль застилает взгляд.
Я говорю: "Мой господин, прекрасный граф Роланд,
Едем другим путем!"

Возможно, Медее хотеллось петь сейчас о другом. О долгожданной встрече после полугода разлуки, о том, сколько всего произошло, и как она ждала и верила… Но вот не шла песня. Не хотелось рассказывать на весь трактир о самом сокровенном. А вот подвиг графа Роланда, воспетый в балладах, было вполне можно и воспеть, хотя честно говоря, не видела в его смерти особого подвига Медея… Пустая гордостть не позволила графу протрубить, и враги прошли к замку…
- Побагровел закат, алым глаза слепя.
Взрезана твердь небес перьями ястреба,
А за спиной я различаю шаг предательства
В стуке стальных подков!
Чаши заздравные с каждым Вы пили ли?
Кровью окрасилось золото лилии...

А как удачно баллада-то ложилась наа ннедавний рааздор орденов-то, а? Тут тебе и намек на  ястреба, и на цветок из золота…
- За королевский дом, за золотистый дрок,
За безрассудный долг ты поднимаешь рог-
поздно!

Звук идет по нарастающей, голос все громче, он перекрывает легко уже всю трактирную возню… Ну это всего на припев…
Медея украдкой глянула на Хартуса, погрузившшегося. Казалось, в размышления.
Раскланявшись на все стороны, девушка многозначительно подвинула ногой вперед шкатулочку и лукаво окинула взглядом зал, ожидая заказов.

Отредактировано Медея Червонни (2012-12-22 09:51:58)

0

46

Трактирщик оказался расторопным малым, соображал быстро, начав задавать вопросы по делу:
-Заметано, милсдарь рыцарь. На сколь персон? И куда накрывать? Туда же? Через пять минут будет готово, милсдарь.
- Да, туда же. А давай на пятерых.
Рыцарь развернулся, собираясь пройти в комнатку, но увидел выходящих оттуда Медею и Хартуса. Менестрель подстроила лютню и начала петь. Красивый голос волновал, передавал чувства девушки, а слова песни были так близки рыцарю.
- За королевский дом, за золотистый дрок,
За безрассудный долг ты поднимаешь рог -
поздно!
"И правда ведь... поздно".
Зазвенели струны, стих голос. Закончилась песня. Рыцарь громко зааплодировал и, недолго думая, достал из кошеля еще монет, положил их в шкатулку. Сумма была невелика, но ценность денег была намного менее важна, нежели признание таланта бардессы.
- Прекрасно. Браво. Своими песнями Вы вселяете надежду в души тех, для кого поете.
Хьюго улыбнулся и сел за столик, где двое наемников отдыхали и наслаждались кушаньями. Он решил подождать заказа здесь, в общей зале, слушая баллады.
Песня оставила после себя след в виде воспоминаний, а значит, не была спета впустую, значит, стоила того, значит, все было сделано правильно. Как там Роланд, его боевой товарищ? Как там все? Нет, все же надо вернуться.

+1

47

-Знаешь, Денкрау,- Брунхильга спокойно вздохнула, когда все, кроме двух вампиров, покинули помещение.- Я предпочитаю отвечать на удар после удара. Это рождает меньше проблем. Посмотри на Хартуса - он бьет наперед и не умеет прощать. К чему это привело? Он еле передвигается, изуродован, пусть ненадолго, но все же найти "красавца",- последнее слово она произнесла с явным сарказмом,- по всем северным королевствам сейчас проблематично весьма и весьма.
Она отложила вилку с ножом и изящным жестом ухватила единственный стеклянный бокал со стола - кто платит, тот и заказывает музыку.
-И вообще, не хочу столь прекрасный вечер тратить на болтовню о моем нерадивом братце. Мы в последнее время и так очень много говорим о не и о его здоровье, о его аппетите и много еще о чем, что связано с ним. А я, между прочим, светская женщина, с университетским образованием. И отнюдь не нянька, хотя мой младший брат, возможно, так и считает,- она отпила из бокала и промокнула губы белоснежным платком. Ден только сейчас смог почувствовать, что из ее бокала пахнет.. "алкоголем".

-Бастарда давай! Бастарда!-
пара шатающихся моряков подошла к шкатулке, порылась в худых кошелях и извлекла по половинке кроны. Половинки эти мигом очутились в шкатулке следом за мелочью, покладенной рыцарем. Развернувшись, моряки завели, не попадая ни в одну из известных оборотнице нот:
-Вели баронессе скромнее быть! Вели.. Я забыл, как там дальше..
А пока Медея не успела начать заказанную песню, к ней в упор подошел разодетый в белое с золотым шитьем паж и весьма густым и красивым голосом едва слышно произнес:
-Госпожа, как закончите выступление, не составите ли компанию моему сюзерену?- он указал на статного рыцаря в доспехах и котте, приличествующей рыцарю Белой Розы. рыцарь был молод, широкоплеч и красив - мечта каждой женщины от Вэрдена до Ковира и Повисса.
Граф же слушал голос и пение струн, заодно разглядывая публику. Не то, чтобы паранойя, но все же.. Осторожность лишней не будет. Взгляд выцепил парочку лиц, которые требовали особенного внимания. И рыцарь с эполетами командора был в их числе. Благо, что свет ложился так, будто и нет там никакого Хартуса.

В комнате Эктегерда кто-то был. Кто-то, кто даже не удосужился скрыть свое присутствие. Дверь была наполовину открыта. В кресле сидел молодой мужчина, стилем одежды сообщавший, что он наемник.

0

48

Об очередных неприятностях первым просигнализировал что-то унюхавший Энк, но почти сразу после этого и сам магик заметил открытую дверь, и осторожно отступил немного назад.  Это начинало уже надоедать. Живешь себе спокойной, размеренной научной жизнью... Конечно, время от времени тебя пытаются обмануть, сожрать, утопить или обсчитать, но, как правило, по очереди и в заранее предсказуемых обстоятельствах. В этой же крепости, похоже, все было одновременно и вперемешку. Вампиры, приятно пахнущие неизвестно кто, котоедские подвалы, а теперь, похоже, еще и воры. И это не считая того, что встретил исследователь чуть раньше и из-за чего промокшим до нитки кое-как сумел высадиться неподалеку. Нервы потихоньку начинали пошаливать. «Надо устроить себе отдых. Долгий отдых. А потом… Теперь ясно, что двух химер  слишком мало. Давно пора создать размножающуюся популяцию. Но это потом. А пока – хватит подрывать престиж магии. К нам безнаказанно не вламываются. Энк, Кирр, разберитесь с ситуацией.» Покопавшись в памяти и пожалев, что под рукой нет соответствующей книги, Эктегерд, собравшись с мыслями, все же смог быстро и тихо воспроизвести формулу магического щита, и наложил его на бывшего пса. Охранная химера была оснащена подкожными костяными пластинами и очень быстра, но лишний риск ни к чему – похоже, вскоре бывший волкокодав пригодиться снова.
Энк спокойно и важно вошел в комнату,  держа пришельца «на прицеле», и негромко, но мощно, так, что задрожали склянки с образцами, зарычал, подняв верхнюю губу и обнажив зубы. Ядовитые клыки, еще недавно скрытые, дополняли обычный(и опасный сам по себе) набор. Химере очень не нравилось, когда кто-то посягал на вещи или территорию ее создателя. А она и до этого была не в самом лучшем настроении. Могучие мышцы напряглись для прыжка.
Кирр же, юркнув в нору своих бывших сородичей, выбрался из нее на противоположном конце комнаты и затаился, готовый в случае чего неожиданно впиться в уязвимое место.
Сам же исследователь, хоть и приблизился к двери, но входить не спешил, подбирая в уме подходящую магическую пакость на случай, если его творениям не слишком повезет.
До атаки оставались считанные мгновения, и в основном потому, что Экт по старой привычке давал противнику шанс постараться уладить дело миром – или напасть первым, снимая с чародея всякую ответственность за свои здоровье и жизнь.

0

49

- С университетским образованием? - с очень большим интересом спросил Денкрау. - И в каком университете, если это не тайна, вы учились?
Что ж, в каком-то смысле Брунхильга была права. Решать проблемы стоит по мере их поступления, а магик пока не стал действительно серьезной проблемой. Интересно, где она взяла свой "напиток"? И не станет ли проблемой уже это?
- Да и как вам это удалось? - Денкрау посмотрел на женщину с уважением, граничащим с восхищением. И правда, сложная задача... Нет, не учиться. Просто быть в университете. Разумеется, если университет основан людьми и учатся там в первую очередь люди. Хотя сложно было представить эту женщину, сидящую на лекциях. Наверное, это было очень давно.
И все же, где она нашла кровь? Хотелось бы надеяться, что никто не пострадал. Но задавать прямой вопрос... Чай, не маленькая, сама разбирается, что да как. Чай, не маленький, знаешь, с кем связался... и кто сам. Но понаблюдать стоит.
-Я пытался поступить в Оксенфурт, получилось не очень удачно, - воспоминания заставили Дена поморщиться. Если есть какая-то возможность решить такую проблему, как постоянная опасность раскрытия, то...
Нет, в Оксенфурте его уже запомнили. Разве что попозже, лет так через... пятьдесят? Разве что...

0

50

Странный выбор песни для парочки подвыпивших моряков… Разве что их капитан из бастардов, такое случается частенько. Ведь на морской службе подняться может человек практически любого сословия, была бы голова  на плечах, сила в руках и крепкий желудок.
К девушке приблизился мальчик лет девяти, красиво и богато одетый, явно паж:
-Госпожа, как закончите выступление, не составите ли компанию моему сюзерену?
Вот и доигралась, вот и донамекалась… Видать разговор об орденах слышал  из-за занавески, будет выспрашивать, что да как… Да еще и песня с намеком была… Ох, не простое это дело – петь в гарнизонных тавернах. То тебя за шпика примут, то другие шпики вербовать начинают… Оборотница считала оба варианта для себя неподходящими. И поэтому в первом случае – драпала со всех лап, а во втором – сперва отбрехивалась, а потом уже драпала. Как выйдет в этот раз – неизвестно, но поговорить с рыцарем обязательно нужно.
- Конечно, как пожелает добрый рыцарь. Передай ему, что я в полночь закончу, уже недолго осталось. Или же наш трактирщик устроит еще один перерыв. Я подойду к его столику, - Медея улыбнулась, кивнула, и поймав взгляд рыцаря сделалла короткий книксен.
Быстро прикидывая, нет ли в таверне баронов, баронесс, герцогов и герцогинь, Медея подтягивала колки. Ну, что бастарды наверняка были – это точно, но впрочем и не беда….
- Вели баронессе скромнее быть,
Вели ресницы не поднимать,
Вели, барон, только поздно, слышишь,
Молва покатилась как камень с вершины:
Жена, мол, тебе не верна.

Подгулявшие морячки честно рухнули на стулья прямо напротив импровизированной сцены и старательно подпевали. В отличие от многих коллег по цеху, Медея не была против того, чтобы ей подпевали, и даже любила петь вместе. Особенно на привалах или в дороге.
- Судьба в лицо колодой карт -
Перечеркни свой герб, Бастард!
Ты здесь чужой на карнавале чьих-то встреч!
Где честью кормят воронье,
И ты отрекся от нее -
Вассал удачи уповает лишь на меч!

Взгляд неудержимо тянулся к Хартусу. Что-то резонировало в этой песне с ним,  с его неожиданным титулом и ролью наемника. Привычка отвечать ударом на удар, их семейная склонность бросать вызов всему миру одним фактом собственной жизни, отрекаться от того, что, видимо, когда-то причинило боль, вырастить на себе броню и постоянно проверять ее на прочность.
- Плати судьбой за жизнь,
А жизнью - за судьбу!
Вели герцогине скромнее быть,
Вели ресницы не поднимать...

Стихающий голос, многозначительный перебор струн.

0

51

Хьюго сидел за столиком и видел, как к барду подошел паж. Парень что-то тихо произнес и указал на незнакомого рыцаря, которого Хьюго сразу и не заметил. Фон Вальхалл сразу определил в нем рыцаря Белой Розы, хмыкнул, вспомнив только что произошедший разговор.
"И здесь эта Белая Роза. Хотя, почему бы и нет? Они ведь самые многочисленный орден и, к тому же, постоянно суют свой нос туда, куда не следует".
Началась новая песня, зазвенели струны, унося слушателей туда, где блуждала баллада. Наемники, что сидели рядом, оживились, чокнулись кружками с пивом и принялись подпевать. Их басистые хриплые голоса ничуть не портили мелодию, они лишь доказывали, что менестрель пела не зря, что ее песни находят свое место в сердцах людей.
- Плати судьбой за жизнь,
А жизнью - за судьбу!
Вели герцогине скромнее быть,
Вели ресницы не поднимать...

Под перебор струн, словно боясь нарушить впечатление, оставленное песней, таверна затихла и замерла. Все-таки и слово - оружие, ведь оно способно ранить сильнее клинка и исцелить лучше лекарств. Ведь оно способно подарить надежду. Хьюго заслушался, смотря куда-то в сторону.
"Давно я вот так не слушал песен в тавернах. И, наверное, поэтому все воспринимается словно в новинку. - Новая мысль пришла в голову. - Интересно, куда дальше? Мы ведь обещали наведаться в фамильный замок Брунхильги и Хартуса. В Нильфгаард. А я там никогда не был".

0

52

-Мэтр Эктегерд,- спокойный голос принадлежал мужчине. И, скорее всего, человеку, не было в его голосе певучести, присущей эльфийскому говору, равно как и рычащей брутальности, присущей краснолюдам.- Утихомирьте свое творение, прошу Вас.. Впрочем..- Эктегерд почувствовал, как вокруг его магического щита, выставленного вокруг Энка, выставляется еще один, статичный, кинетический.- Я прощения прошу за то, что вторгся в Вашу обитель без приглашения и вот так вот запросто, но не хотел привлекать внимания других посетителей.. А где еще одна ваша.. Хм.. Не оскорбляйтесь, но тварь?
Говоривший оказался тридцатилетним с виду мужчиной, одетым как полагается человеку с высоким достатком. Даже очень высоким. Золотые перстни без камней, цепочка из белесого металла, чуть белее, чем должно быть серебро, Серый и коричневый бархат, мех чернобурки на плаще, летние сапоги из тонковыделанной кожи с тиснением и серебряной вышивкой на голенище.

Морячки орали песню, местами сбиваясь, говоря не те слова, переделанные песни на кораблях пользовались спросом большим, когда вставляли вместо некоторых слов иные слова, отчего смысл песни менялся едва ли не кардинально, а кто-то и переделывал куплеты совсем.
Граф же сидел, откинувшись спиной к прогретой камином стене и расслабив мышцы лица. Можно было прочесть умиротворение во всем его внешнем виде. Он уже давно решил для себя один нюанс и теперь следовал к цели. Хотя со стороны могло показаться, если узнать все, что требуется, будто он идет в могилу, причем широкими шагами. Его это не волновало, он верил, что справится.
-Давай про ведьм чего-нибудь,- пятеро краснолюдов выбирали кто из них самый молодой и кто побежит отдавать поощрение за заказ.- Затраханец, я говорю, не по этому... как ево.. В общем, нельзя мне уступать.
-Ага, самый последний выпрыгнул и нельзя ему..
-Да хрен на вас, говнюков,- седобородый кряжистый краснолюд поднялся из-за лавки и важно прошествовал к камину, где на табуретке стояла шкатулка. И с тем же важным видом он высыпал за заказ десяток марок.- Чего-нибудь веселое, а то вон сопли у энтих подтирать замучаюсь, ага?
Таверна наполнялась и дальше. В суровой крепости редко когда выдавалось послушать толковых бардов, чтоб и голос, и пальцы не из заду. В общем, редкие вечера были подобны этому.

-О, ну это было добрые пять десятков лет назад.. Вечерние занятия, чтоб свет неровный был... Ковирская полярная ночь... В общем, следовало только головой поработать,- Брунхильга меланхолично улыбнулась, поставив бокал с напитком на стол.- А что же произошло,- она наклонилась к столу и, подперев щеки кулачками, уставилась с видом, означающим крайний интерес, на вампиреныша.- Люблю занимательные истории, знаешь ли..

0

53

Краснолюды? Медея задорно усмехнулась и подмигнула подошедшему, отнють не самому молодому из компании:
- Что, пороли их редко, верно? Тогда специально для Вас!
Эта братия заказывает редко… Да и на их вкус не угадаешь… Про ведьму – и веселое. Не страшное, не романтичное… На ум упорно лез дуэт «Ведьма и инквизитор». Нет уж. Веселые хорошие ребята… И деньги заплатили. А, вот!
-В детстве цыганка мне одна
Предсказала, будто я,
Если сильно полюблю,
То любимого сгублю,
Что измены не прощу
И жестоко отмщу,
Hе специально, но со зла
Превращу его в осла.

Кажется, Хартус задремал. Не стоило бы ему сидеть до полуночи здесь – отдохнул бы лучше, полежал… Ведь все равно и за полночь ему отдыха не видать…
Загадочный рыцарь Белой Розы маячил как бельмо на глазу, ощутимо портя интерьер. Не хотелось задерживаться после выступления еще и для разговора, о чем бы он ни пошел и какие бы барыши не сулил.
- И мой любимый навсегда
Жить остался у меня,
И за мною по пятам
Он ходил и тут и там.
Замечала я порой,
Как страдает милый мой,
И жалела я осла -
Hа лугу его посла.

Вечер явно подходил к концу, и усталость давала о себе знать. Мудрено ли: с утра в дороге была, сейчас уже время должно быть к полуночи. Вымыться бы… И завалиться с Хартусом спать на узкой и наверняка безобразно скрипящей кровати… Нет-нет, просто уснуть в обнимку, чувствуя его тепло, его запах, боясь пошевелиться, чтобы не растревожить его раны, укрывшись тонким шерстяным одеялом.
Не поймешь, на сколько он живой. Вроде бы и ходит с трудом, а вон в драку полез, да и не проиграл… Да и Денкрау говорил, что удивительно что он вообще выжил.
- Лишь понял он, что обречён
До заката своих дней
Быть страдающим ослом
Под опёкою моей,
И в итоге, наконец,
Он приблизил свой конец -
Что-то выпил, что-то съел
И, беняга, околел.
Ведьма я, эх, ведьма я -
Такая вот нелёгкая судьба моя.
Силой я наделена,
Hо на беду любовь моя обречена.

Медея отвесила шуточный поклон в сторону краснолюдов, отвесивших в свою очередь ей салют кружками с пивом, щедро перемешиваемым с самогонкой. Старший из них ржал в голос, вот только не известно, над песней ли, или над какой-то местячковой шуткой.
Бардесса попробовала найти глазами хозяина таверны. Как оно там?

Отредактировано Медея Червонни (2012-12-24 00:12:17)

+1

54

"Хм.. Интересные ассоциации.. Ведьма-то она точно, а я получается.. Забааавно.."
Хартус усмехнулся своим мыслям и помял ногу, которая начинала затекать от долгого сидения. Сказывалось то, что при своей феноменальной ленивости он был феноменально подвижен. Редко когда удавалось просто взять и просидеть на одном месте сколь бы то ни было продолжительное время. Постоянно, как в зад ужаленный, носился куда-то, бегал. И вот, в момент покоя тело требует движения по старой привычке. А начнешь ходить - нога быстро устанет.. Дилемма.
Трактирщик махнул Медее, мол, хватит на сегодня, отработала денежку да и я не в накладе, столько народу, каждый хоть чего-нибудь, да закажет пожрать-выпить. Рабочий вечер для барда был закончен.
Граф как-то проморгал предложение, переданное через пажа, поэтому когда выступление закончилось, он уже приготовился вставать и шлепать до указанной ранее комнаты, чтобы поговорить с любимой без лишних ушей и глаз.
Краснолюды до сих пор не могли угомониться, хохоча и комментируя:
-В осла, эх, затраханность какая.. Я как тебя, Зигмунд, представлю с ухами ослячьими и с шнобелем, а... Как ты пиво лакать бушь, если у тя копыта вместо лаптей твоих вырастут?
Все, кроме Зигмунда, самого молодого из компании, разразились ржачем, стуча кулачищами по столу. Тот же оскалился в усмешке, мол, дурья у тя башка, хоть и седая. Где ж это видано, чтоб славного бородача да в осла превратили? В быка бы или в эту.. чурюпаху.. Тогда бы еще можно было, а в осла, так это или низушек или человек. Не иначе.
Рыцарь повошкался на месте, словно в нетерпении, мол, сколько можно заставлять себя ждать, когда ожидает столь почтенный человек.
Граф все же встал с табуреточки и согнул больную ногу в колене на весу, подготавливая ту к ходьбе, чтобы не особенно тормозить Меду, явно уже уставшую от делов праведных.

0

55

Медея получила кивок от трактирщика, но не торопилась уходить… В конце выступления, когда люди еще слушают, но уже не запоминают, когда песна проваливается куда-то вовнутрь и начинают выполнять то, о чем она говорит. Сегодня Медее хотелось для себя спокойствия, и чтобы зал ограничился салютами и аплодисментами. Когда хотелось повеселиться, можно было спеть «Налейте чашу менестрелю!»,  когда хотелось запомниться – «Незабудку» и так далее. А вот сегодня….Тропа теней.
Будоражащий, слегка опасный и приглушенный голос:
-По тропе теней в гулкой тишине,
По седой траве на свечу в окне,
Полуночный вор, не спеши ко мне,
Да во весь опор на седом коне.
Да через полночь...
По туману...

Эта песня не была сочинена Медеей, но казалось, что от ее звуков под лапы ложилась влажная, остро пахнущая полынь осенней степи. Как этой осень бежала она через продуваемую Реданскую степь, и ветер все старался-старался, да не мог ее обогнать. Потому что она шла Домой. Потом – из дома…
- На тугую цепь волю не меняй.
Полуночный зверь, не ищи меня.
Запечатан путь восковой луной -
Не ищи мой след по степи ночной.
Да по туману...

Через полночь...
Хартус, видать тоже уловивший адресованный Медее сигнал трактирщика, начал разминать ногу, еще не вставая. Странная мысль явилась. Взрослый мужчина. Почти полгода срока… Много ли у него было женщин с момента расставания? Были ли те, к кому он захаживал дважды?
Не то чтобы эта мысль ранила – Медея была взрослой женщиной, да и в Старшие ей достался в свое время не кто-нибудь, а Радован Червонни, любимец женщин, не завязывавший отношений с волчицами с того памятного раза, когда… Ну да Луна с ним. А вот Хартус….
- Загустела ночь на рудой крови,
Убирайся прочь, да вольно живи.
Волку не сидеть на златой цепи.
Не ищи мой след по сырой степи.
Да через полночь...
По туману...

А вот эти слова сказаны напрямую рыцарю с эмблемой розы. Если есть у него голова на плечах, то поймет. Что свобода для дороже золотой цепи служения разведке. Да и не из золота та цепь, отнють. Убирайся, не ищи меня. Мой Путь иной.
Закончив перебором, бардесса поклонилась, пробежав глазами по залу, отыскивая тех, для кого пела сегодня и встречаясь с ними взглядами, видя улыбки и одобрение.
- Спасибо, Милсдари и милсдарыни! До встречи!
Звуки аплодисментов грели сердце и ласкали уши. Бардесса подошла к, кажется, почти задремавщему Хартусу:
- Харт... Хаарт! - девушка коснулась волос вампира, - Мне нужно к вот тому рыцарю подойти, что-то ему понадобилось. Сплетни наверное. И я вернусь. Если что, то я большая девочка и умею за себя постоять. Но если и ты за мной присмотришь... - указательный пальчик игриво скользнул по щеке мужчины, - То нам обоим будет спокойнее.
Бардесса с лютней в руках отправилась к рыцарю, сидящему за столом в некотором отдалении:
- Доброй ночи, милсдарь. Ваш паж передал мне, что вы хотели поговорить со мной. – Мдея вежливо склонила голову, признавая статус рыцаря и вероятно, дворянина.

Отредактировано Медея Червонни (2012-12-24 11:53:56)

+1

56

Граф оглянулся на рыцаря, куда указала Медея и через секунду скрипнул зубами. Только этого не хватало. Донжуаны Розы стали притчей во языцех. Эти высокородные и высокомерные отпрыски знати не знали и не желали знать отказа от незнатных девушек. Впрочем, возможно, Хартус относился к рыцарям этого ордена предвзято.. Вон молодой какой, а уже командор, видимо было за что присваивать ему это звание.
Тем не менее, он скрипнул зубами, когда оборотница весьма быстро преодолела расстояние, разделявшее место выступления и место расположения молодого и видного мужчины, служащего в самом богатом и многочисленном ордене Северных Королевств. И, возможно, всего мира вообще.
Рыцарь же поднялся с того места, где сидел и учтиво поклонился ей, показывая, что признает мастерство ее, как барда.
-Мэтресса Медея, я восхищен Вашим мастерством,- закончив поклон, приятным тенором, не совсем вязавшимся с фигурой, закованной в доспехи, произнес рыцарь, протягивая бардэссе розу. Разумеется, белую. С шипами.- Не разделите ли со мной скромный ужин и вино? Это всего лишь десятилетнее туссентское, но чем богаты, как говорится..
Он указал на лавку, на которой были накиданы пара пуховых бархатных подушек, и сам уселся на то место, с которого только что поднялся.
Если бы Медея обернулась к Хартусу лицом. то увидела бы, как тот с абсолютно безразличным видом покручивает в здоровой руке тот самый медальон на серебряной цепочке, то наматывая цепочку на ладонь, то разматывая.
"Я не промахнусь, даже если ты оденешь шлем, розовозадый.."
-Я заметил, что люди Вашего круга, ценители и исполнители музыки и песен, всегда очень красивы и привлекательны..- продолжал тем временем "розовозадый".- Но сегодня.. Вы красивее любой женщины, что мне встречались..
Тем временем моряки, коих стало с шесть-семь тел за одним столом, начали орать "Что нам делать с мертвой шлюхой?", терзая слух и душу всех окружающих.

+1

57

В руки Медеи перебралась белая роза. Откуда?! В марте месяце, в пограничном гарнизоне? Наверное, какая-то маленькая внутриорденская хитрость или магия.
Против ожидания Меды, он не вел себя ни высокомерно, ни грубо, а даже напротив: в движениях, в почти мальчишеском голосе сквозили учтивость и любезность. Вот только… Только он так и не представился. Возможно, просто привык, что его все и так знают, а возможно, что ему что-то по-настоящему было нужно от бардессы.
Повинуясь жесту незнакомца, Медея присела на лавку, отметив про себя это его «всего лишь Туссенское десятилетней выдержки». На вежливое обращение следует отвечать вежливо, так и поступила девушка:
- Благодарю, мессир. Я не голодна, у меня была возможность поужинать с моими друзьями, но сочту за честь разделить с Вами разговор. Кстати, один из моих друзей тоже рыцарь, - Медея улыбнулась и кивнула в сторону занавешенной обедней и Хьюго неподалеку. Взгляд оборотницы коснулся ожидающего ее Хартуса, который крутил в руках  медальон… В сознании девушки всплыли обстоятельства при которых он снимал его в прошлый раз, и сладко сжалось возле сердца. Вспомнил, и сразу решил убрать серебро, чтобы не поранить при нечаянных объятиях? 
- К слову сказать, как Вам было бы удобно, чтобы я к Вам обращалась? Раз уж вы приглашаете меня за свой стол и уже знаете мое имя…
Девушка внимательно рассматривала рыцаря. Он носил знак отличия, должно быть, обозначающий его звание, либо какие-то заслуги… Но до последнего времени Медея редко бывала в замках и мало интересовалась вещами, связанными со статусами, отличиями, особыми отметками и прочим. Тем более, что от королевства к королевству они менялись и грозили запутать оборотницу в конец.
- Но сегодня.. Вы красивее любой женщины, что мне встречались..
Досадливо отмахнувшись от комплимента, Медея, вновь коснулась драгоценного воспоминания, когда встреча на одну ночь затянулась, похоже, на всю жизнь…
- Да бросьте мессир! За барной стойкой, уж простите, и не такое услышишь. Я не обольщаюсь одним. Но и знаю цену другому. О чем вы хотели поговорить со мной? – перешла на деловой тон Медея, - простите, но мои спутники меня ждут и могут начать нервничать. А их душевный покой дорог мне.

Отредактировано Медея Червонни (2012-12-24 15:17:53)

0

58

- Ай, да не было там ничего интересного, - поморщился Денкрау, поправляя рукава куртки и отчего-то настороженно глядя на вампиршу. – Народ и так был нервный, маньяк какой-то в Оксенфурте как раз объявился, людей резал. Так и не удалось выяснить, кто, хотя парочку преподавателей и просто лекарей для порядка сожгли. Поначалу вроде все нормально шло… А сорвалось все по самой банальной причине. Некоторые люди все же страдают чрезмерной наблюдательностью, а я вовремя не уследил… да и что б я им сделал. В общем, учеба моя длилась весело, ярко, но недолго. Даже особо и рассказывать нечего.
За занавеской пели, смеялись, веселились. Вроде все спокойно, можно расслабиться. А почему бы и нет? Хартус только не появлялся, да и Хьюго тоже. Скоро выступление закончится и все вернутся. Чего же как заноса в заднице засела, все колет и колет? Как-то слишком все спокойно, слишком радостно, слишком шумно.
- Я, пожалуй, выйду, посмотрю, чего в мире делается и где все наши,  - сказал Денкрау, поднимаясь. – Чей-та мне неспокойно.
Ну, причина есть. Магик. Но только ли?

0

59

Трактирщик, кажется, тоже заслушался прекрасной музыкой и забыл про заказ. Ведь пять минут уже прошло. Но Хьюго особо не досадовал, его разморило, и он, склонив голову, незаметно зевал. Выступление было окончено, и фон Вальхалл, проследив взглядом за Медеей, увидел, что она подошла сначала к Хартуса, а затем к рыцарю Белой Розы.
"Ну, вот и понятно, зачем парень подходил к бардессе... А у рыцаря-то глаз не дурен, - Хьюго усмехнулся. - Только как бы Хартус не вспылил и не надавал ему... А может, рыцарь надает Хартусу".
Капитан еще разок зевнул, повернулся к трактирщику, помахав ему, мол, давай уже быстрее. Вслед за этим рыцарь поднялся и пошел в их комнатку, где встретился с выходящим из нее Денкрау.
- Закончилось там все уже, - на ходу бросил он парню.
Хьюго прошел к столу и сел, подперев голову рукой. Брунхильга сидела в одиночестве и попивала вино.

Отредактировано Хьюго фон Вальхалл (2012-12-25 11:47:57)

0

60

-Что ж, прошу прощения, что отвлекаю Вас от весьма и весьма важных дел, но.. К слову, мое имя Корст. И я хотел бы предложить свою компанию Вам на этот вечер. Я надеюсь, что Ваши спутники поймут Вас, если Вы, мэтресса, последуете моему приглашению...
Рыцарь улыбнулся учтиво, но в то же время в голосе его слышалась настойчивость.
-И не ищите в моих словах тайного смысла, я предпочитаю говорить без тайной подоплеки. Не каждый вечер доводится слушать столь прекрасный голос и наблюдать, я не побоюсь употребить это слово, эталон женской красоты. И примите в знак восхищения еще и это,- он снял перстень с белым опалом с пальца и протянул девушке.

Брунхильга вздохнула, когда Денкрау решил прогуляться и оставить ее в одиночестве. Раз в кои-то веки позволила себе расслабиться и поговорить на отвлеченные темы и на те, собеседник по привычке, вбитой графом, начинает беспокоиться на ровном месте.
В следующий же момент вошел Хьюго, утверждая, что там, вне комнатки, все закончилось. Брунхильга вздохнула еще раз, отставляя от себя бокал с красным вином и совсем уж не по-аристократски положив один локоть на стол и уперев голову о ладонь. Свободной от поддержания головы рукой она водила по столешнице и карябала ноготком что-то, выдергивая выступающие волокна дерева.
-Милсдари, позволите?- уточнил помощник трактирщика, стоя сзади вампира и рыцаря, и думая, как бы обрулить двух этих благородных господ без ущерба для вареных угрей, плавающих в казане. Выходило, что только если пройти сквозь стену. Но тогда ущерб стене будет в разы большим, чем мог бы быть милсдарям, стоящим в проходе или угрям.. Дилемма.

Граф же уже прицеливался, как бросит медальон. С разворота не получится, нога наверняка подведет. Хотя и не требовалось. Перебить артерию и повредить часть глотки. С этим отточенная до остроты бритвы метеоритная сталь справится, тут уж сомневаться не приходилось. А ведь всего лишь потребуется вовремя отпустить цепочку и пустить медальон в свободный полет.

+2


Вы здесь » Ведьмак: Перекрестки судеб » Квесты » "Громовержец"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC