Ведьмак: Перекрестки судеб

Объявление

Последние новости

Форум закрыт. Но можно доиграть незаконченные квесты и эпизоды, а так же разобрать памятные сувениры. Спасибо за то, что играли с нами

Администрация
Мэг

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Как снег на голову.

Сообщений 31 страница 60 из 112

31

Сейчас, сейчас. – Ведьмак говорил и выглядел так, что стало ясно – его уже все достало: и скачка, и надоедливые спутники. Нравился ему, видимо, только дождь – и то не слишком. - Тут недалеко пещерка есть… С упырями я там возился, - сказал он, и добавил для чего-то. — Низшими. Альпами… Пойдемте.
Страсти какие. Хоть бы там еще альпов не оказалось.
Альпов не оказалось. Пещера выглядела и даже чувствовалась как абсолютно необжитая. Собачий холод, общая мрачность, - да, по сравнению даже с ямой выглядела она не лучшим образом. А еще тут было темно, и это, конечно, не могло нравиться Элиссе. Ден даже чуть улыбнулся, когда девушка схватила его за локоть и решила, видать, не отпускать. Но потом понял, что не до улыбок ведь, им-то с ведьмаком ничего не будет – вон ведьмак даже о себе позаботился, но девушка-то может и заболеть.
— Здесь прохладно, но зато нет дождя и сырости. Осталось из чего-нибудь соорудить костер... Огонь у нас есть. Осталось найти что будем поджигать...
Огонь есть – эт хорошо. Но решать проблемы надо по порядку. А какие проблемы? Свет, тепло, еда. Вампир принялся рыться в изрядно опустевшей за время пребывания в яме сумке, надеясь, что такую-то мелочь у него не стащили. По крайней мере одну проблему тогда можно будет на время решить.
Не стащили. Половина свечи с нанесенными на ней царапинками нашлась быстро – Ден использовал такие свечи, когда нужно было относительно точно засечь время. Сдунув с нее прилипшие травинки, вампир сунул свечку ведьмаку, вполуха слушая при этом, что говорит Элисса.
- Вот, зажечь сможешь? 
Говорила девушка по делу. Да толку от этого… А вот чихала совсем не по делу. И уж от этого толку еще меньше.
- Переживем. Все нормально будет. Я по дрова. Но дерево не только найти надо, дерево надо еще разрубить и притащить. У кого-нибудь есть, чем? Ведьмак, может, у тебя есть? И вообще, можно ведь высушить мокрые. Если этот ваш огонь, ну, знак может быть настолько мощный, как я слышал, то ведь можно, да?
Опять приходилось доставать ведьмака, но что поделаешь. Сейчас не до деликатности.

0

32

Ведьмака хоть все и достало, но не настолько же. Хмыкнув, убирая флакончик в сундук, он поднялся, оглядывая пещеру, которая теперь была и вовсе не холодная. "Чайка" давала о себе знать.
— Так. Когда я был здесь в прошлый раз, то мне пришлось ночевать. Не помню, разводил ли я костер... — Ведьмак прошел вглубь пещеры. — Ах, вот! — он вернулся с охапкой сухих веток.
Глянув на огарок свечи, он усмехнулся, ответив:
— Уже не надо.
Ветки, из-за сухости, которая была в пещере, оказались вполне пригодными для костра. Шанк сложил пальцами формулу, пуская небольшую струйку огня на ветки — словно омывая их пламенем, потом прибавил силы Знаку — огонь весело заплясал на хворосте. Напоследок, он сильно убавил поток огня, направив его на свечу, которую все еще держал вампир — свечка немного оплавилась, но загорелась.
— Вот вам и свет, и огонь. Еще б поесть... — Ведьмак мечтательно закатил глаза. — Хотя, вот. — Шанк порылся в сумке, доставая оттуда корку хлеба и кусок вяленого мяса. У девушки тоже был припас, чему ведьмак был очень рад. — Вот и хорошо.
Девушка заметно мерзла да еще и чихнула. "Хм. Нельзя так. Может... Да что там!"
Ведьмак достал из котомки еще один флакон, протянув его девушке.
— Держите. Мигом согреетесь. — это опять была "Чайка". Сначала Шанк не хотел раскрывать эликсир, но, подумав, не нашел в этом ничего запретного: ингредиентов она не знала, да и некоторые их них найти не так просто.
Теперь можно было отдохнуть. Ведьмак уселся у стены, закинув голову назад. Он устал. Стоило отдохнуть.
Монстробой задумался, как обычно, выпав из реальности, уносясь вместе со своими мыслями. Их было много, очень много: пустые, глупые и важные, полные глубинного смысла; о сегодняшнем дне, о минувших годах, о том, что будет; про новых знакомых, про утерянных друзей.
В голове шумел водопад, пальцы нервно сжимали кожаную сумку.
Шанк словно очнулся ото сна. Но, кажется, он задумался всего лишь на пару мгновений, а ему показалось, что прошла целая вечность.
Костер горел в полную силу, даря свет и тепло. Все, вроде бы, было хорошо.

Отредактировано Шанк Биро (2012-07-04 06:03:50)

0

33

Ден активно поддержал предложение Элиссы, а вот ведьмак, видимо,решил не утруждаться и, притащив откуда-то охапку хвороста, подпалил её своими ведьмаческими штучками. Тёплые языки пламени весело заплясали на веточках, однако, как бы ни хотелось сейчас придвинуться поближе и греться, девушка понимала, что долго такой костерок не протянет. Нужны дрова. Свеча в руках у Дена тоже трепетала маленьким горячим огоньком, хотя свет уже был от костра и толку от свечи было не очень-то много.
— Вот вам и свет, и огонь. Еще б поесть...
Ишь ты, не успели устроиться, а он уже трескать...
Мужчина, видимо, совсем расслабился. Хотя почему бы и нет? Ему даже и без костра, наверное, комфортно будет. Он, видать, и путешествует так... Девушка вопросительно приподняла бровь, пытаясь прикинуть, будет ли ещё какая-нибудь помощь от ведьмака или пора брать инициативу в свои руки. А ведьмак тем временем уже активно воплощал свою идею насчёт "поесть" в реальность. Достав из сумки хлеб и вяленое мясо, он, немного подумав, выудил вслед за ними ещё и какой-то загадочный флакончик, который протянул Лисе.
— Держите. Мигом согреетесь.
Девушка неуверенно приняла из рук ведьмака склянку и с сомнением принялась осматривать её. Ещё в детсве родители научили её не брать конфетки у незнакомых дяденек, а тут так и вовсе было какое-то ведьмаческое снадобье, которое ещё неизвестно как подействует на человека. Сам ведьмак тем временем плюхнулся возле стены, блаженно откинув назад голову. Стало ясно: работать он сегодня больше не собирается.
Ну и ладно, он и так много сделал. Спасибо ему уже за то, что вытащил нас всех из той ямы. В конце концов он никому ничего не должен и имеет полное право отдохнуть. А дрова нужны мне, значит надо самой придумать, как их добыть... Или Ден что-нибудь придумает. Он поможет. Вдвоём управимся.
Девушка сжала в ладони склянку со снадобьем, пока ещё не решаясь его пить, и взглянула на Дена, вопросительно улыбаясь и взглядом показывая, что придётся справляться самим.
- Я тогда с тобой пойду. У меня есть нож с зазубринами на обратной стороне... С пилой, конечно, сходства минимальные, но... На безрыбье и рак - рыба.
Элисса толком не знала, чем сможет помочь юноше. Долго дерево ножичком пилить не сможет, в темноте он видит гораздо лучше её, да и вообще толку от неё было мало. Ну хоть компанию составит. Если будет сидеть на месте без дела, совсем замёрзнет. Да и негоже это заставлять одного человека впрягаться за всех троих. Решив так, девушка, немного покопавшись в вещах, вытащила из сумки средних размеров походный нож с костяной рукояткой и передала его Дену.
- Может хоть веток каких напилим. Всё лучше будет, чем сидеть над кучкой дымящегося пепла.

0

34

Ну, хоть какая-то польза от ведьмака была. Немного дровишек приволок, костерок разжег. Молодец же. Правда, на этом вся польза и заканчивалась, но не стоит просить слишком многого. Хоть не мешает жить – и на том спасибо.
Свечу вампир портить не стал и сразу же задул – вещь полезная, еще сгодится. С большим интересом он посмотрел на флакончик, коим ведьмак наделил Элиссу, - все, что касалось снадобий, вызывало у Дена профессиональный интерес. Но пробовать он пока не рискнул, да и зачем греться тому, кто, в сущности, не замерз?
Потом, как дров принесем. И попробую, и рассмотрю.
То, что от ведьмака можно ничего больше не ждать, поняла и Элисса. И тут же вызвалась идти помогать, несмотря на не прекратившийся до сих пор дождь. Добрая девушка, да и помощь не помешает. У нее и инструмент нашелся...
- Здоровской ножик, надо будет себе такой приобрести, - похвалил Денкрау, рассматривая, с несколько скептическим, правда, видом, лезвие. – Вдвоем им, правда, пилить не получится, кто-то будет стоять да мокнуть без дела. Так что пособирай-ка ты траву да листья, как говорила, хорошо? С дровами я управлюсь. Тем более что мне и простуда не грозит, - он попробовал нож на остроту и немного хитро улыбнулся Элиссе. – Я те потом расскажу, почему, а пока некогда. Ладно. Я пошел.
Развернувшись, - а чего было ждать возражений? – Ден направился к выходу, на ходу мурлыча нечто боевое и размахивая ножиком. Перед тем, как выйти на дождь, он остановился на секунду и сбросил сумку, оставив ее в относительно сухом месте. И потом решительно вышел из пещеры.

0

35

От девушки не скрылся интерес, с которым Ден взглянул на склянку с таинственной жидкостью.
Может, он знает, что это?.. И сможет объяснить, как оно действует? Хотя, это знает и ведьмак... Вот только у него спрашивать страшно.
- Здоровской ножик, надо будет себе такой приобрести. - подал голос юноша, с интересом оглядывая нож. Элисса довольно улыбнулась. Когда она выбирала этот ножик, у неё и в мыслях не было, что ей действительно придётся им что-то пилить. Просто поэтессу заинтересовала конструкция и многофункциональность, вот она и решила прикупить сию забавную вещицу на всякий случай. А теперь этот случай и соизволил представиться.
-...Так что пособирай-ка ты траву да листья, как говорила, хорошо? С дровами я управлюсь. Тем более что мне и простуда не грозит.
Не грозит простуда?.. Видишь в темноте... Кто же ты такой? На ведьмака не похож, человек вроде... Или всё-таки нет?..
Юноша не переставлял удивлять Лису. Выглядел он вполне интеллигентно и порядочно, но... Что же скрывалось там, за этой внешностью? За что он попал в тюремную яму? И почему у него такие странные, медово-янтарные, умные и вдумчивые, нечеловеческие глаза?.. Пока что все эти вопросы оставались неразрешёнными, а девушка всё ещё была во власти сомнений. Но сам Ден никакой агрессии не показывал, относился к ней дружелюбно и тепло... Да и не только к ней. Если он даже стражника, пленившего его, спас, то о какой агрессии и жестокости может идти речь? Нет, ему, скорее всего, можно доверять. Скорее всего... 
– Я тебе потом расскажу, почему, а пока некогда. Ладно. Я пошел.
Лукаво улыбнувшись, юноша прикоснулся к острию ножа пальцем, а затем, недолго думая, направился к выходу из пещеры. Лиса задумчиво проводила его долгим взглядом, а затем, будто очнувшись ото сна, перевела глаза на весёлые и жаркие языки пламени.
Интересно, что он мне расскажет?.. И знает ли это ведьмак?.. Скорей бы Ден вернулся...
- Так... Значит, я за листьями. Надеюсь, осенними ветрами сюда что-нибудь, да занесло...
Девушка оставила сумку неподалёку от костра, под охраной ведьмака, и прошла немного дальше, в глубь пещеры, туда, где уже начинал рассеиваться свет от костра. Лиса оглянулась назад, туда, где весёлым пятном света горел огонь, и принялась водить перед собой ногой по земле, пытаясь нашарить что-нибудь. Капля за каплей её начал одолевать какой-то непонятный детский страх, будто из темноты сейчас выскочит бабайка и утащит её в свою нору. Через несколько минут поисков под ногой наконец послышался шорох. Девушка наклонилась, нашаривая рукой находку, и к величайшей своей радости обнаружила ворох сухих опавших листьев, прибитых ветром к боковой стене. Не желая завершать поиски, девушка прошла чуть дальше и внезапно наткнулась на не очень большую, но всё же вполне приличных объемов, охапку соломы и сухой травы. Создавалось ощущение, будто её сюда кто-то специально притащил. Девушка ещё раз кинула подозрительный взгляд в темноту, а затем, отбросив навязчивые мысли, с деловитостью муравья принялась перетаскивать сено и листья ближе к костру. Сделав несколько таких ходок, она наконец остановилась и, с чувством выполненного долга усевшись на солому, протянула озябшие ноги к костру.
- Угощайся соломкой, обустраивайся. - устало улыбнувшись, сказала она ведьмаку.
Так. Главное не спалить обувь... Такая кожа и такая работа стоят немалых денег, так что следовало бы поберечь сапожки.
Не разрывая действий с мыслями, девушка стянула с ног промокшие сапожки, вытряхнула из них последние капли воды, размотала льняные обмотки и расположила весь этот нехитрый скарб на безопасном расстоянии от костра, свои же босые ноги, напротив, протянув поближе к ласковому жару огня. Немного подумав, девушка протянула руку к ведьмаческому зелью, которое на время переноски соломы оставила рядом со своей сумкой и, взяв склянку в руки, принялась с любопытством вертеть и осматривать её.

0

36

Дождь и не думал прекращаться, он превратился в мерзкую, противную морось. С деревьев при каждом рывке ветра летели целые россыпи крупных капель, так и норовивших угодить за шиворот. Вампир поморщился, оглядываясь и пытаясь найти подходящее дерево. Да, он не мог заболеть, но вода, стекающая по волосам и лицу, и промокшая одежда не внушали ему особого оптимизма. Неуютно, все-таки.
Дерево, точнее, несколько сухих веток, нашлось почти сразу. Похоже, в этом лесу, несмотря на близость его к дороге, мало кто всерьез собирал дрова. Видать, и правда водилось что-то нехорошее, те же альпы. Интересно, когда ведьмак их укокошил? Как давно это было?
Ветки, разумеется, были только относительно сухими – в том смысле, что они оказались давно мертвыми. Сломанные во время какой-то бури, они треснули у основания и нависали над землей, поджидая, кому свалиться на голову. Лезть по мокрому, скользкому стволу не хотелось, и Ден попробовал достать их с земли. Получилось. Уже обрадовавшись, вампир несколько раз дернул – и с сожалением понял, что так просто ветки, пусть мертвые, не поддадутся и добровольно в костер не пойдут. Такое упрямство внушало уважение…
Но лезть и пилить все-таки пришлось.
В пещеру Денкрау вернулся через полчаса, не раньше. Таки павшие смертью храбрых, покоренные упрямством и не слишком-то удобным ножиком здоровенные ветки он тащил волоком, здраво предполагая, что распилить их можно и потом. Или даже не пилить, а, например, подсовывать понемногу в костер, предварительно обрубив всяческие ответвления  – тоже дело. Ветки хорошие, большие – Ден даже умаялся, пока их дотащил.  Будут ли они гореть – вот в чем вопрос. Ну да это скоро можно узнать.
В пещере, по сравнению с лесом, было уже очень даже уютно. Со своей задачей Элисса справилась отлично.
- О, смотрю, костерок не прогорел, - Ден бросил ветки недалеко от костра, потом аккуратно положил на землю прихваченную от входа сумку. Нож он пока передал Элиссе. - Отлично. Вот… Думаю, этого должно хватить, - отломав несколько веток поменьше, он кинул их в костер. Потом снял куртку, с которой аж капало, и уселся недалеко от костерка. Теперь надо перекусить - пришла здравая мысль. Порывшись в сумке, Ден достал несколько сухарей и критически их осмотрел.
- Достойны ли промокшие сухари называться сухарями? – глубокомысленно произнес он. – Хм… Тут кто-то что-то, помнится, говорил насчет солонины… И вообще, господа, что-то рано мы сбежали. Надо было бежать после ужина.

+1

37

Все решили заняться делом, чему ведьмак был очень-очень рад. Он закрыл глаза, пытаясь ни о чем не думать. Однако это, казалось бы простое действо, никак у него не выходило. Поэтому он открыл глаза и уставился на пляшущий огонь.
После нескольких ходок вернулась девушка, а за ней — вампир. Теперь огня должно было хватить.
Монстробой заметил, как девушка с любопытством и недоверием разглядывала флакончик с "Чайкой".
— Легкий эликсир. Согревает, успокаивает, проясняет мысли. На основе растительных компонентов. — Беспристрастно заметил он, словно между делом.
Кое-какая провизия у них набралась — и то радовало. Но что-то они не сделали, что-то было не так...
— Может, представимся? Я Шанк. Просто Шанк. — Ведьмак вопросительно посмотрел на товарищей по бегству из ямы.
Шанк придвинул к себе котомку, доставая оттуда провизию и раскладывая ее на тряпке, которая тоже оказалась в мешке. Кусок вяленого мяса, корка хлеба, вот и все, что было у ведьмака, но к этой скудной еде присоединились мокрые сухари вампира и мясо девушки. "Уже неплохо..."
Ведьмак, ожидая ответа, подумывал, не поджарить ли ему сухари? Нет, определенно, это была плохая идея. Так же думал и сам Шанк.
Он взял кусочек мяса и начал его жевать, ибо есть хотелось жутко.
Дождь все стучал — мерно и нудно, но в пещере было сухо, а из-за костра — тепло. Пещера была, словно преградой, за которой было тепло, хорошо и... как-то уютно, что ли. Ведьмак не знал.

0

38

Ден справился с добычей дров как нельзя лучше. Элисса даже не ожидала, что таким нехитрым приспособлением, как нож, можно отпилить такие ветки. Видать, парню пришлось неслабо попотеть над этой работкой.
- Думаю, этого должно хватить. - он отломал несколько небольших веток и подложил их в костёр. От промокшей снаружи древесины пошёл пар, но кора мало-помалу начала высыхать, объятая жаркими языками огня. Девушка смешно наморщила нос, ощутив лицом жар пламени и слегка отодвинулась от костра. Юноша уселся наподалёку и принялся оживлённо копаться в сумке. Лиса подтянула колени к груди, уютно приобняла их руками и, повернув голову к Дену, произнесла:
- Спасибо.
На миг задержала взгляд на его лице, а затем снова с лёгкой улыбкой отвернулась к костру. В пещере понемногу становилось теплее и уютнее, и это не могло не влиять на настроение. Ведьмак тем временем, похоже, очнулся от своей меланхолии и, как-бы невзначай бросив взгляд на склянку в руках девушки, отметил:
— Легкий эликсир. Согревает, успокаивает, проясняет мысли. На основе растительных компонентов.
Ага, как же, знаем мы ваши лёгкие эликсиры... Что медведю веточка - то мышке бревно...
Поэтесса откупорила флакончик и от души вдохнула запах содержимого. В нос ударил сильный запах алкоголя и ещё чего-то совершенно непонятного. Элисса сжала в ладони баночку, постепенно склоняясь к мысли о том, что пить содержимое не следует.
- Достойны ли промокшие сухари называться сухарями? - подал голос Ден, извлекая из сумки некую размоченную хлебную субстанцию. Лиса окинула юношу оценивающим взглядом, потом перевела глаза на склянку, и вновь на Дена.
- Я думаю, мы можем намазать твои... Хм, сухари на мясо. - усмехнувшись, Элис перекинула каждому по небольшому куску солонины и, пока юноша ещё не успел увлечься трапезой, быстро протянула Дену склянку.
- Слушай, ты ведь в этих вещах понимаешь? Мне можно такое?..
Лиса искренне надеялась, что Ден действительно разбирается во всяческих подобных микстурках и, в случае чего, возвернёт ведьмаку его милостивый дар неопробованным.
— Может, представимся? Я Шанк. Просто Шанк.
Лиса повернула голову к подавшему голос ведьмаку, положила подбородок на колени и, прищурившись, словно сытая кошка, принялась разглядывать его сквозь пляшущие языки огня.
Наконец-то он соизволил представиться.
Мужчина тем временем деловито разложил весь свой нехитрый провиант на сомнительного вида тряпочке и принялся с аппетитом точить кусочек вяленого мяска.
- Элисса, просто Элисса. А это Ден, просто Ден. - тепло и уют подняли девушке настроение до того градуса, когда хочется передразнивать даже ведьмаков. - Но мы это ещё в яме сказали. Не помнишь?
Девушка игриво улыбнулась и бросила в ведьмака маленькой веточкой, нашаренной секундой ранее на полу. Веточка стукнулась ведьмаку прямо в нос, а Лиса, едва сдерживая весёлый смех, тут же на четвереньках переползла за спину Дену, таким образом спасаясь от возможной контратаки. Похоже, одного занюха таинственного зелья хватило, чтобы разжечь в девушке искорку мелкого вредителя.

Отредактировано Элисса (2012-07-06 14:58:59)

0

39

- Я думаю, мы можем намазать твои... Хм, сухари на мясо. - подала годную идею Элисса.
- Да ужжж… -Ден кивнул. Только на это они и годятся. Зато солонина выглядела очень даже привлекательно, сразу, моментально, одним своим видом улучшив настроение в несколько раз. Было ее, правда, не то чтоб много… но разве не привыкаешь в путешествиях довольствоваться малым?
Но сразу поесть не удалось. Зато в руках оказалась склянка с таинственным зельем.
- Слушай, ты ведь в этих вещах понимаешь? Мне можно такое?..
- Щас посмотрим… - вампир аккуратно открыл склянку, осторожно понюхал. Запах алкоголя пренеприятнешим образом ударил в нос, заставив чихнуть и начисто заглушив все прочие запахи, так что даже догадаться, из чего приготовлено это снадобье, вампир не мог при всем желании. Можно или нельзя? Видимо, лучше обойтись...
— Может, представимся? – сказал наконец ведьмак. - Я Шанк. Просто Шанк.
- Элисса, просто Элисса. А это Ден, просто Ден, – явно передразнивала это Элисса. - Но мы это ещё в яме сказали. Не помнишь?
Видать, сильно ему не хотелось в той яме сидеть, что даже имена наши не запомнил. Не тем был занят, да…
Элиссе отчего-то захорошело. Улыбнувшись, она метко запустила в ведьмака веточкой и… нашла, конечно, выход. Ден усмехнулся. Потом покачал головой и поерзал, устраиваясь поудобнее. Склянку он переложил ближе к ведьмаку, чтоб тому было просто дотянуться и ее забрать.
- Элисса, ты поаккуратнее, - голос звучал расслаблено и весело. Стоит признать, девушка прекрасно умеет создавать непринужденную атмосферу. - На твоем месте я бы от Шанка за мной не прятался. У нас с ним еще свои вопросы не все решены. Не так ли? – последний вопрос был обращен к ведьмаку. Кое-что стоит выяснить сразу.
Но Ден не собирался напрасно терять время в ожидании ответа, он занялся делом очень важным и не терпящим отлагательств – поеданием солонины.

0

40

Ведьмак хмыкнул, видя, что девушка опасается напитка. «Да что она? Хм, черт знает».
Шанк даже сейчас не вспомнил, что они уже представились. Последнее время было тяжело. Получил работу — исполнил, а потом все деньги уходят на лечение. Монстробой стал реже брать заказы, потому что видения начали доканывать его. Он осунулся, сильно похудел, щеки ввалились, под глазами появились темные круги. Шанк стал напоминать высушенную воблу.
— Ах, да. Извините. — Устало проговорил ведьмак, глядя не на девушку, а на вампира, которого, как оказалось, звали Ден.
Веточка кольнула в нос. Шанк не обиделся. Он был в ужасе. «Я не отбил! Я не отбил! О, черт, как все плохо...»
С унылым лицом, ведьмак кивнул вампиру. Стоило поговорить. Стоило.
— Пошли, Ден. Поговорим. — Шанк поднялся. — У нас, действительно, не решены некоторые... да, вопросы.
— А вы, Элисса, аккуратней тут. Я, действительно, не подумал, дав вам этот эликсир. Полежите у костра, отдохните. — Ведьмак взял флакончик, сунув его в карман куртки.
Развернулся, выйдя из пещеры первым. Дождь ударил в лицо, ветер, хоть и не такой сильный как раньше, растрепал волосы. Шанк смотрел в даль, не оборачиваясь, слыша шаги вампира. Ему, почему-то, было плевать. На все. На всех. Он так устал...
— Ну, что, вампир? Расскажешь? То, что рассказать пожелаешь? А я подумаю. И тоже расскажу. — Шанк говорил тихо, но отчетливо. Он сам не понимал зачем обращается к вампиру — к своему потенциальному врагу. Нет, к потенциальному врагу людей. Ведь убиваемых существ ведьмак не считает врагами... Так, то, за что платят... Ведь жить надо.
Дождь хлестанул по лицу, точно бросая оскорбление, зло насмехаясь.

***

«— Слушайте, ведьмачата. Когда вы станете настоящими ведьмаками и выйдете на Большак, вам множество раз придется стоять перед выбором. Много, много раз. И не каждый будет даваться легко, а порой, и вовсе с комом в горле. Может быть так, что судьба сведет вас с вашим... нет, не врагом — рабочим материалом. И, возможно, вы не захотите его убивать. Не сможете. А, может, и захотите. Никто не знает. И я не знаю. Но, скажу я вам, не всегда убить — верное решение. И не всегда подарить жизнь — правильный выбор. Я ничего не советую. Вы сами поймете... — Весемир покусал губу. И долго смотрел на маленьких и глупых ведьмачат, которые бессмысленно и восторженно глазели на него. А потом вышел, оставив их обдумывать сказанное. Но все это было мигом забыто — столько интересных историй и рассказов есть, а тут — какие-то нравоучения! Фи!»

***

Ведьмак тихо ругнулся. Все происходило так, как говаривал Весемир. Все шло наперекосяк, все рушилось, а он падал в пустоту, в бездну, без возможности остановиться, схватиться за что-нибудь, спастись...

0

41

Ведьмак выглядел совсем потерянным. Пробурчал какие-то извинения, угрюмо глянул на Дена, совершенно не обратил внимания на запущенную веточку, разве что, ещё больше осунулся. Шанк напомнил поэтессе старого, побитого жизнью пса, который лежит около конуры и даже внимания не обращает на глупого щенка, который зубами дёргает его за ухо. Девушке стало неудобно.
- Элисса, ты поаккуратнее, - усмехнувшись, произнёс Ден. Лиса понадёжнее устроилось у него за спиной, по всей видимости, абсолютно не собираясь покидать своего укрытия.
- На твоем месте я бы от Шанка за мной не прятался. У нас с ним еще свои вопросы не все решены. Не так ли?
Элис, как белка из-за ветки, выглянула из-за плеча юноши, вопросительно стрельнув глазками в ведьмака.
Опять у вас там секретики? О чём это вы постоянно шушукаетесь и почему не хотите посвящать меня?
— Пошли, Ден. Поговорим. - устало ответил ведьмак, поднимаясь со своего места.
— А вы, Элисса, аккуратней тут. Я, действительно, не подумал, дав вам этот эликсир. Полежите у костра, отдохните.
Лиса недоуменно проводила взглядом удаляющегося ведьмака, а затем отвернулась к костру. Ден тоже встал и вышел вслед за Шанком. В пещере сразу стало как-то пусто. Лиса осталась одна. Она придвинулась поближе к пламени и грустно начала следить за пляшущими на древесных ветках языками огня. Снаружи доносился стук дождевых капель по листве и приглушённые расстоянием голоса. Но девушка не вслушивалась. Она слушала треск костра и своё дыхание, которое вдруг стало слышно оттого, что все ушли.
Может это просто не для меня. Есть такие вещи, которые лучше не знать. Может как раз от этого они меня и берегут? И правда, не место девчонке в серьёзном мужском разговоре.
Элисса подобрала с пола веточку и некоторое время ворошила ею угли в костре, а затем взяла лютню и принялась её настраивать. Инструмент немного отсырел из-за дождя, звучание было слегка глуховатым, но в целом играть было можно. Девушка поначалу долго перебирала струны, меняла аккорды, задумчиво вслушиваясь в печальную мелодию и вглядываясь в переливающиеся отблески огня на стенах пещеры. А затем будто внутри что-то переломилось, как прыжок со скалы, как оборванная струна - и руки сами собой перешли на бой, мятущийся, тревожный, мучительно отзывающийся в груди в унисон ударам сердца. Будто птица с отрезанными крыльями, пытающаяся взлететь. Девушка запела, сначала тихо, но потом постепенно усиливая голос, закрыв глаза, чувствая сталь струн под пальцами и биение ритма в груди.
- Мается, мается маятник -
Хочет мне душу рассечь пополам.
Из холода - в жар,
Из-под плети - в объятья,
Из праздника - снова в бедлам...

Песня лилась быстро и звонко, однако в голосе певицы чувствовалась некая невысказанная боль, сомнение, растерянность, безысходность... На лице плясали огненные блики, тонкие губы слегка дрожали и напряжённо сжимались в паузах между куплетами. Порой Лиса, даже сама того не замечая, непонятно почему закусывала нижнюю губу. Дыхание уже подстроилось под ритм песни, и теперь сами слова летели свободно и неудержимо, как белые птицы, как весенний ветер, путающийся в ветвях деревьев.
- Мается, мается маятник,
Крутится, бьётся пружинка в часах.
Сколько ещё мне осталось, кукушка,
До взрыва вселенной
И ветра в моих волосах?..
Неужто так мало?!..
Святое Ничто...
Вот колодец с живою водой,
Да в руках - решето...

Девушка распахнула глаза, но играть не переставала. Во взгляде её золотыми искрами отражались отблески безумия и пылающий огонь, языки которого, казалось, тоже уже двигались под звуки беспокойной музыки.
- Этот путь от Истока к Исходу
Кровью начертан
На рваном парусе неба...
Эй, привратник!
Открой мне ворота домой!..
Но сначала пройди
Семь шагов
Для разбега...

Звуки лютни, туго переплетённые со звуками голоса певицы отражались от стен пещеры, эхом разлетаясь к самым дальним её уголкам. Элисса уже не слышала ни дождя, ни голосов, ни даже треска костра, всего мира для неё сейчас не существовала, была лишь лютня, звон струн и льющаяся, казалось, от самого сердца, песня. И песня эта, как зимняя буря, завораживая и, сводя сума, рвала душу, не давала покоя, смешивала свои ледяные искры с жаркими красными искрами костра. Но билась, знала, что осталось недолго - отшумела, отыграла, отзвенела своё и, понемногу стихая, обессиленной птицей снижалась со своих высот, вкладывая последнее дыхание в завершающие слова.
- Тик-так - свой, чужак?..
Сам себе враг...
Тик-так - боль, страх...
Волю в кулак.
Каждой птахе - по плахе!
На версту - по кресту!..
Наше небо не ждёт нас...
Мы идём... В пустоту...

Свернутый текст

Автор и исполнитель песни - Анна Ширяева (Шмендра)
Очень советую послушать для более живого восприятия поста
Крыс и Шмендра - Маятник

0

42

Унылое и какое-то растерянное лицо ведьмака портило все настроение. Не прибавило оптимизма и то, что ведьмак решил поговорить прямо сейчас, да еще и выйти при этом из пещеры. Денкрау искренне надеялся, что совсем уж под дождь выходить не придется, но Шанк, видимо, решил, что Элисса может услышать… что навевало сразу две противоположные мысли.
Или он на моей стороне и хочет сохранить тайну… или, наоборот, хочет меня убить без возможных осложнений. Элисса может ведь и не согласиться с таким поворотом дел, даже узнай она, кто я на самом деле. Ну или я мог бы взять ее в заложники… если бы хотел.
Лошадки, привязанные возле входа в пещеру, встревожено всхрапнули. Вампир вздохнул и вышел вслед за ведьмаком под дождь, чтоб не пугать животин понапрасну. Явно не нравлясь лошадям, Ден начал чувствовать, что это взаимно. Они ему тоже не нравились.
Ну, что, вампир? Расскажешь? То, что рассказать пожелаешь? А я подумаю. И тоже расскажу.
Не очень-то дружелюбная интонация, - отметил Ден машинально. - С таким настроением он действительно может попытаться меня убить. И не факт, что не получится.
- Не особо много рассказывать, - вампир пожал плечами. – Путешествую по миру чуть больше трех лет. Никого не трогаю, на неприятности стараюсь не нарываться. Никого не убиваю, если не пытаются убить меня. Действительно изучаю медицину. В яму попал за кражу книг из библиотеки…
Если он решит напасть, какие у меня шансы?
- Я встречал нескольких ведьмаков, - добавил Ден, глядя на Шанка выжидающе. - Все они в итоге решили, что я не опасен. Но… что решишь ты? Все то, что я сказал, обычно… мало кого волнует.
Вампир усмехнулся, вытер лицо рукой. Да, волновало действительно мало кого.
И за дело.
Родичи очень постарались, чтоб создать себе особенную репутацию. Относились к людям, как к сосудам с кровью, как к мотылькам-однодневкам, которые все равно не успевают вырасти и обрести истинное могущество, да и не стремятся к тому. А мотыльку можно и крылышки оторвать, посмотреть, что будет…
Отвечают ли дети за родителей? Если да, можно не удивляться, что с такими родителями тебе оторвут голову. Или загонят кол куда не надо. Или куда надо - по чужой правде.
У родичей – своя правда. У людей – своя. Переплетение правд временами создает настоящий лабиринт, из которого нет выхода.
Или есть?
Мокрая трава под ногами тихо и ненавязчиво пружинила. Падать на нее в лужу собственной крови ой как не хотелось. Ден был готов в случае внезапного нападения отскочить, перейти на ускорение. Он видел, что ведьмак чувствует себя скверно, и потому понимал, что шансы-то есть.
Но не было у Дена желания драться и убивать.
Пение за спиной, в глубине пещеры, всколыхнуло сознание. Словно плотину со сдерживаемыми эмоциями – с печалью, с грустью, с одиночеством – вот-вот должно было прорвать. И больше всего хотелось вернуться – к теплу, к костру. И слушать, слушать, наполнять душу, которой, может, и нет, музыкой. До боли, до слез, до потери сознания…
Кому нужно это выяснение отношений? Хоть бы быстрее мы тут закончили. И хоть бы без последствий. Мои вещи остались в пещере. Ведьмак не сможет сказать, что я просто ушел...

+2

43

Вампир вышел. Шанк не обернулся, смотря вдаль, слушая. Вампир был, как сказал он сам, неопасным. "Вампир, вампир, что ж мне с тобой делать-то?.."
Как все интересно... Вампир неопасный для людей... Это как ведьмак, не убивающий монстров. Хотя, нет. — Задумчиво произнес Шанк. — Ну, что? Думаешь, накинусь на тебя, зарублю и деньги получу? Так-то оно так... Знаешь, сколько за тебя дадут? При удачном торге... пятнадцать тысяч оренов — самая низкая сумма. Да только не нужно мне все это... Не знаю почему. Я устал, понимаешь? Устал.
Шанк развернулся, смотря вампиру в глаза.
— А я... А я ведьмак. Большего тебе знать не следует. Ведь ты уже, как сам говоришь, встречал их. И, наверное, знаешь, что все они одинаковые. Пошли, что уж...
Ведьмак быстро зашел в пещеру, из которой еще во время их разговора лилась музыка, столь близкая ему...
В пещере было тепло. Шанк молча сел на свое место, взял кусочек мяса и принялся сосредоточенно его грызть. "Пора уходить, наверное... Я должен быть один". Но что-то не давало вот так встать и уйти.
Монстробою вдруг захотелось поспать. По-настоящему выспаться.
"В город мне теперь путь заказан. По деревням и на запад, к Каэдвену. Или южнее. До зимы еще успею... А там в город какой-нибудь или в Каэр Морхен. Да, в Каэр Морхен".
Шанк вздохнул, пожимая плечами, словно оправдываясь. Сам не зная за что.

0

44

Уходили из пещеры спутники Лисы и без того не особо-то весёлыми, а вернулись так и вовсе хмурыми, как осеннее небо. Девушка затаила дыхание и прижала к себе лютню, пытаясь по лицам товарищей прочитать хоть что-нибудь, что могло бы помочь разобраться в ситуации. Но ничего не вышло. Ни один из них не проронил ни слова, точно оба они дали обет молчания. Элисса настороженным зверьком сидела у костра, не решаясь пошелохнуться. В воздухе висела какая-то мрачная неизвестность. Тяжёлая, гнетущая... Усталый, угрюмый взгляд ведьмака напряжённо буравил пространство перед собой, а сам мужчина, похоже, думал о чём-то своём, только ему известном, далёком... А может, не таком и далёком?.. Элис перевела взгляд на Дена, пытаясь сообразить, о чём же они таком разговаривали.
Может они знакомы?.. Какие-то давние разногласия, неурядицы... Хотя вряд ли, в этом случае они должны были хотя бы помнить имена друг друга.
Задавать какие-то вопросы девушке сейчас не хотелось, сама атмосфера буквально говорила о том, что делать этого не следует. Выспрашивать, допытываться, лезть не в своё дело, от которого, к тому же, её так старательно ограждали... Бередить раны... Подливать масла в огонь... Как бы ни была загадочна тема разговора, было очевидно, что он был неприятен для обоих. И самое лучшее, что можно было сейчас сделать - это отвлечь ребят, перевести тему, заставить их не вспоминать об этом, хотя бы эту ночь.
Ну что же вы так?.. Ведь все мы в одной лодке, сейчас совершенно не время ссориться и выяснять отношения. Мы все до ужаса разные: странствующая певичка, ведьмак, привыкший сражаться и убивать, юноша-лекарь... Но велением судьбы все мы оказались здесь, в этом месте и в это время. Мы вместе, поэтому должны держаться друг друга. Держаться хотя бы эту ночь. А дальше... А дальше, когда придёт утро, мы вновь разлетимся кто куда, разбежимся по разным уголкам света и больше не вспомним друг друга... А может и вспомним. Но вряд ли когда-нибудь снова увидимся...
Элисса печально взглянула в огонь, а руки сами собой принялись за новый перебор. Грустный, щемящий, веющий одиночеством и бескрайней, бесконечной свободой... Свободой, которая приносит боль.
- Выжить и жить. Взлететь, не упасть...
Суметь удержаться на лезвии слова.
Тропою эпохи сквозь тысячелетнюю грязь,
Потом по стерне, да по иглам сосновым...

И без того грутные глаза девушки приняли какое-то мучительно-прощальное выражение, словно у птицы, покидающей родную стаю, а затем блеснули, ловя отблеск огня и отражая печальную уверенность в выбранном пути. Элис чуть прикрыла глаза, продолжая ласково, нежно, точно к ребёнку, прикасаться к струнам лютни, вновь сплетая своё дыхание с живым дыханием инструмента.
- До первой звезды, что так далека.
И не было вести, что кто-то добрался.
Но в день, когда нас утащила с собою река...

Элисса вскинула внезапно ясный и кристалльно прозрачный взгляд на своих спутников.
- Мы сделались частью всемирного братства!..

Странники - дети звезды...
Вечная жажда... У кромки бегущей воды!..

Мысли путались и стирались, пронзительная мелодия песни вдох за вдохом заменяла реальность, на краткое время отодвигая её на второй план и всецело охватывая чувства и мысли. И среди всей сумятицы, творящейся в голове, ярким, живительным лучом, чистой струёй родниковой воды лилась песня, разгоняя сильными белыми крыльями вязкий мрак сгустившейся ночи. Лиса чуть прищурила глаза, мягко двигая головой в такт музыке, а затем чуть наклонила шею и через пляшущие языки пламени обратила взгляд на сидящего напротив ведьмака.
- Идти - не дойти. И петь - не допеть...
На лютом ветру, на последнем пределе.
Всё лишнее - прочь! Ты обязан успеть
Зажечь свой огонь в самом сердце метели!..

Певица опустила ресницы и отвела взгляд. На лоб упала выбившаяся прядка белых волос. Краткая пауза, секунда замешательства... И светлые, золотистые глаза уже смотрят на Дена, будто желая высказать то, что словами сказать невозможно.
- Ты легче, чем пух, ты прозрачен, как звук.
Не знает никто, где сегодня ты бродишь.
И голос струны оживает в тепле твоих рук
И поёт... Бесконечные гимны свободе!..

Элисса выдохнула, задержала взгляд на лице юноши на одну секунду дольше, чем следовало, и тут же отвела глаза, глядя куда-то чуть выше костра, в прозрачную, неосязаемую неизвестность.
- Странники - эхо миров...
Летящие в воздухе искры небесных костров!..

Они все такие разные, но они едины. Пока длится ночь, пока горит огонь, пока играет лютня - они едины. Не важно, кто они есть, чем занимаются, что оставили за спиной и что видят впереди, в завершении своего пути. Всё это не важно, пока они здесь, пока они в этой пещере и пока рассвет не разделил их и не разметал осенними ветрами по дальним, незнакомым землям. Без возврата. И без шанса на новую встречу.
- Где ты теперь, мой товарищ и брат?..
Кто-то упал, а кто-то вышел до срока...
Из тех, кто в пути, ни один не вернётся назад.
Мы встретимся там, куда всем нам дорога...

Странники - в мире года...
Мы пленники века, сказавшие вечности "да".

Слушать обязательно

Крыс и Шмендра - Странники

+1

45

Вот и поговорили.
Ден поежился, не торопясь последовать за ведьмаком. Пятнадцать тысяч? Знатная сумма. А за живого, наверное, больше. Если найти подходящего покупателя, конечно. Только, похоже, не хочет он меня убивать или продавать. Как удачно, я тоже умирать не хочу.
Простоял вампир под дождем недолго. Вернулся в пещеру в слишком мрачном настроении, чтоб разговаривать, да и чувствовалась какая-то жутчайшая неловкость.
Никто никого решил не трогать. Но мы – то, что мы есть. И это… мешает.
Вампир неслышно вздохнул, принялся ломать ветки, чтоб снова подбросить в костер. В пещере после той теплой атмосферы снова стало холодно, и Ден никак не мог отделаться от ощущения, что в этом и он частично виноват. Ну вот стоило вообще поднимать этот разговор?...
Музыка резанула, словно ножом.
Скальпелем хирурга, вскрывающим рану.
Переплавила окружающее пространство, заставляя его течь расплавленным воском.
И каждая нота капала на кожу, рвалась в сердце...
Так, что даже усидеть на месте было сложно. Больно. Ден закрыл глаза, слушал, почти не дыша. Растворяясь в музыке, но не забывая ни о чем. Ни о том, кто сидит рядом, ни о том, что на самом деле… Улыбался. Тревожно, едва заметно – не как от радости, как от боли.
Братство. Есть ли оно – такое братство? Есть ли нечто большее, чем обычная реальность, и чем даже та вся чертовщина, что со мною случалась? Не обман ли? И… смогу ли я когда-то построить свой звездный мост?
- Всё лишнее - прочь! Ты обязан успеть
Зажечь свой огонь в самом сердце метели!..

С закрытыми глазами Ден почти видел этот костер. И тепло от него было – как от настоящего. Я кому-то нужен. Иногда. Пока я немного умею, но смогу больше – если доживу. Если научусь.
Но как больно поверить…

Он покачал головой. Со злостью вытер выступившие слезы. Взглянул на девушку и неожиданно для себя поймал ее взгляд.
Да черт возьми, она ж не про меня, эта песня! И еще не хватало тут перед всеми расплакаться. Давить на жалость – хорошо при случае, но всему есть предел…
Да. Не про меня. Но…
Мелителе. Богиня, живущая во всем. В каждой частице мира, в каждом сердце, в каждой женщине… Может, Элисса – воплощение богини?
Даже не очень удивлюсь, если так.

Песня стихла. И вампир даже был рад этому. Хотел что-то сказать, но не сразу зашел подходящие слова.
- Настоящая магия, - пробормотал он наконец. -  Так красиво… что даже больно.
Резко встряхнув головой, чтоб отогнать наваждение, Ден посмотрел на Элиссу. Ему сильно хотелось что-то добавить, быть может, даже объяснить, о чем был разговор и в чем проблема, но впереди ведь целая ночь, и девушка будет бояться…
Может, потом.
А может - и вообще не надо. Кому они нужны, чужие тайны и проблемы?

Потом Ден посмотрел на ведьмака. Подумав немного, он подтянул к себе поближе сумку, порылся в ней и через какое-то время удовлетворенно улыбнулся. В руках у него оказалась баночка, причем, судя по всему, ее если и открывали, то содержимого не испортили.
- Шанк, слушай, мож я посмотрю, что у тебя с рукой? Я ведь и правда немного разбираюсь...

+1

46

Ведьмак вздохнул. Музыка была прекрасна — она, словно бальзам, залечивала рубцы в душе, дарила странное, магическое тепло, согревая. Шанк уносился мыслями далеко-далеко, пропадая, проваливаясь, но все мысли были приятными, будто преломлялись через стекло, рассеивающее все темное и злое.
"Как же так? Ни один эликсир так не помогает... Хорошо-то как".
Струны звенели, голос девушки серебрился, а языки пламени плясали в такт музыки. Шанк засмотрелся на всю эту красоту, что не совсем понял слова вампира.
— А? Рукой? — Ведьмак недоуменно посмотрел на руку, перемотанную тряпкой сомнительного качества, которая когда-то была белой, а точнее, — серой, а теперь была коричневатого цвета от засохшей крови. — А! Да что там! Сейчас.
Шанк снова достал сундучок из сумки, вынув из него флакончик другого цвета. Размотал руку, кривясь и тихо чертыхаясь, полил жидкость из флакона на кисть, при это морщась и ругаясь сильнее, чем в начале.
— Ну, вот и все. Теперь волноваться не стоит, — рука была вновь перемотана тряпкой, но другой. — Перелома, конечно, нет, так, рана да ушиб. Не надо ничего смотреть — на мне все как на волке заживает, да я и есть волк. — На груди блеснул медальон с оскалившейся головой волка  — Цеховый Знак. — Спасибо, — улыбнулся Шанк.
Ведьмак вдруг в первый раз не почувствовал себя лишним — странное ощущение, странные случай, странные попутчики.

Отредактировано Шанк Биро (2012-07-08 15:02:45)

0

47

- Настоящая магия. Так красиво… что даже больно. - глухо произнёс Ден.
Лиса бережно отложила лютню в сторону и, едва заметно улыбнувшись, взглянула на юношу. Обычно ей платили за песни монетами, но... Но редко кто отплачивал искренностью, настоящим пониманием, живыми чувствами, идущими из самого сердца... И эта, вторая плата, было во сто, в тысячу раз лучше бездушного металла. Ден, будто ощутив взгляд поэтессы, повернулся к ней и на несколько долгих мгновений их глаза встретились. Какая-то непонятная тревога и недосказанность застыли в глубине его глаз, он будто хотел что-то объяснить, но то ли не решался, то ли считал, что девушке знать этого не следует... Элисса на миг опустила ресницы, а затем мягко улыбнулась и, с пониманием взглянув юноше прямо в глаза, ободряюще и сжала тёплой ладонью его руку. Во взгляде девушки была видна нескрываемая благодарность. За то что понял. За то что почувствовал то, что чувствовала она. И за то, что смог это принять.
Ты хочешь объяснить, ведь так?.. Но что-то тебе мешает. Не беспокойся. Теперь всё будет хорошо. Скажешь, когда будешь готов. А если нет - не так уж это и важно. Не думаю, что существует нечто, сумеющее изменить моё отношение к тебе.
Поэтесса разжала ладонь и отвернулась, но кончики её пальцев ещё пару секунд скользили по тыльной стороне ладони юноши. Девушка улыбалась. Она давно не чувствовала себя так уютно и хорошо. И, похоже, не одна она. Суровый и угрюмый доселе ведьмак, теперь больше походил на израненного медведя, которого чудодейственное волшебство избавляет от боли, исцеляет, заставляет забыть всё, что терзает душу, вдыхает новые силы и волю к жизни. Странно было смотреть на этого сильного, закалённого боями человека, на лице которого отражались настоящие чувства... Чувства, в отсутствии которых так часто обвиняли ведьмаков.
- Шанк, слушай, может я посмотрю, что у тебя с рукой? Я ведь и правда немного разбираюсь...
Ещё недавно они смотрели друг на друга, как враги, а теперь... Ден делал шаг к перимирию и это не могло не заслуживать уважения. Быть может, сама Элис помогла им в этом?.. Музыка сближает...
Шанк словно очнулся от наваждения и недоуменно взглянул на свою травмированную руку, будто только сейчас вспомнив о её существовании.
— А? Рукой? А! Да что там! Сейчас.
В каждом его действии чувствовались повадки одиночки, человека, привыкшего во всём полагаться исключительно на себя, не привыкшего к тому, что он кому-то небезразличен. Элисса с лёгкой грустью наблюдала за тем, как Шанк извлекает очередной флакончик, снимает перевязь, поливает рану непонятной жидкостью, вновь наматывает на руку тряпку... Девушка понимала, что ведьмаку, скорее всего, даже в голову не пришло принять помощь от юноши хотя бы в знак того, что они не враги... Что он принял Дена за своего. Что он готов сделать встречный шаг к примирению.
- Не надо ничего смотреть — на мне все как на волке заживает, да я и есть волк.  Спасибо.
Волк... Да, ты и в самом деле волк. Дикий, матёрый, одинокий... А теперь ты недоверчиво идёшь на свет огня, всё ещё опасаясь чего-то, всё ещё готовый к удару и предательству, всё ещё не решающийся поверить... Или уже решившийся?.. Ты ведь, как любой дикий зверь, интуитивно чувствуешь, как к тебе относятся. И ты не привык, что кому-то приятно твоё общество... Что где-то тебя ждут. Интересно, у тебя есть друзья?.. Быть может, такие же, как ты - волки?.. Кто знает... Но ты улыбаешься. А это значит, что сейчас ты с нами. И мы с тобой. С тобой, до самого рассвета...
Элисса тоже не сдерживала мягкой, доброй улыбки. Ещё вся ночь впереди. Ещё не скоро час расставания.
Вспомнив о чём-то, девушка перевела взгляд на Дена и робко протянула ему ладошку, будто желая показать какую-то диковинку, лежащую на ней.
- Посмотри мою. - Лиса приподняла брови, и виновато улыбнулась. На бледной ладони отчётливо была видна ранка, вспоротая крысиными зубами, бурая на фоне светлой кожи, с уже запёкшейся кровью. Конечно, крысиный укус - сущий пустяк, но девушку вообще не особо волновала сама рана. Она пыталась перехватить эстафету, которую отказался принимать ведьмак. Она хотела показать юноше, что он нужен. - Тут крыса укусила. Это не опасно?..

+1

48

Помощь Шанк не принял. Да вообще, при взгляде на него казалось, что он постоянно где-то не здесь, уносится мыслями в неведомые дали… Он только сейчас такой? Или вообще? – подумалось Дену. – Если вообще, то как он жив-то до сих пор? Вампир так и представил, как ведьмак задумывается о чем-то, охотясь, например, за какой выверной, и нечаянно наступает ей на хвост. Бедняга тогда и правда погибнет. Бедняга – в смысле выверна, а смерть ей грозит от возмущения и разрыва сердца.
Итак, помощь он не принял, зато занялся своей рукой самостоятельно. Зрелище было не только интересное и познавательное, но и забавное.
Перелома, конечно, нет, так, рана да ушиб, - подтвердил Шанк предположения вампира. - Не надо ничего смотреть — на мне все как на волке заживает, да я и есть волк. Спасибо.
Вампир только плечами пожал, дескать, «не за что». У ведьмака были все причины отказываться от помощи и заняться своей раной самостоятельно, - мало ли как может помочь возможный враг, - но то, в какой форме прозвучал этот отказ и что за тем последовало, ценно уже само по себе. Так не разговаривают с теми, кого презирают или ненавидят.
- Посмотри мою, - сказала Элисса, протягивая руку. - Тут крыса укусила. Это не опасно?..
- Крыса? Ах да… - Ден усмехнулся, вспоминая случившееся в яме. – Сейчас посмотрим.
Он пододвинулся поближе к девушке, глянул на ее ладонь и даже принюхался, но разобрать что-то было сложно – кровь уже запеклась. – Заражения вроде нет. По крайней мере, я его не чую, – наконец сказал Ден, потом подтянул поближе сумку, достал из нее бинт, оторвал небольшой кусочек, смочил его резко пахнущей жидкостью из небольшого пузырька. - Надо очистить ранку. Будет немного щипать… вот так, - протерев руку девушки, вампир убрал пузырек на место, после чего густо смазал ранку мазью и обернул ладонь несколько раз бинтом. – Это уже не обязательно, но так меньше шанса, что шрам появится. Вот и все. Утром напомни, я еще раз посмотрю.
Тогда насчет заражения тоже понятнее будет.
- Как-то так.
Сложив все обратно в сумку, вампир отодвинулся, а потом вообще встал и принялся снова ломать ветки, складывая их аккуратной кучкой – чтоб потом не пришлось этим заниматься. Ден чувствовал, что порядочно устал, и с удивлением осознавал, что музыка, выяснение отношений, прикосновения, переживания – все это утомило его куда больше, чем даже побег из ямы или езда на копытном исчадии ада. И в основном потому, что такое  было чертовски непривычно, и приходилось прилагать значительные усилия, чтоб не выдать истинных эмоций и не выглядеть полным идиотом в глазах Элиссы и еще  полнейшим ничтожеством в глазах ведьмака. Ну потому что какой же это вампир, способный расплакаться от музыки или растаять от доброго слова?
А ветки – вот они, родимые. Отвлекали, успокаивали. И наводили на новые мысли.
- Хм, а ведь к нашим, я думаю, многочисленным подвигам прибавилось еще и конокрадство, - задумчиво сказал вампир, продолжая управляться с ветками. - Я правильно понимаю, у вас у всех только по одной лошади было? Куда теперь третью девать?

+1

49

Ведьмак криво усмехнулся.
Волк... Волк. Уставший волк. Настолько уставший, что осторожничать уже нет сил. Что будет дальше? Все равно. Какая разница? Он так устал, он так хочет отдохнуть... Но нельзя.
Шанк молча смотрел, как вампир осматривает и обрабатывает руку Элиссе. "Заражение? Все может быть..."
Ведьмак взял свою котомку и принялся укладывать в ней все по местам: эликсиры, оставшийся кусочек мяса, тряпки, веревку — потом сунул котомку в мешок, который повесил на бок лошади. Поправил сверток, бережно обмотанный ремнями и шкурами, закрепил седло. Все, словно говорило о том, что он собирается уходить. А он не ушел. Вновь уселся у костра, ломая веточку и кидая ее в костер.
Вампир напомнил о приключении, а точнее, о его последствиях.
— Избиения стражников хватило бы, чтоб отправить нас всех на кол. А лошадку... продай. Время тяжелое, а деньги всем нужны. — Ведьмак пожал плечами, точно не видя в этом проблемы. Да ее и не было.
Медальон дернулся. Шанк резко развернулся к вампиру — может тот какую-нибудь способность использовал? Нет. Ведьмак встал. Медальон мелко и сильно дрожал.
— Назад. Отойдите назад! — тихо, но твердо сказал ведьмак.
Сверток на лошади был вмиг схвачен, распутан — серебряный меч сверкнул во тьме.
"Кто же там?.." — не успел додумать Шанк, как в конце коридора появились две странные фигуры, с кроваво-алыми, пылающими глазами. "Альпы? Откуда здесь-то?! Я же уби..."
Первый удар он с трудом отбил, полоснув монстру по лапе. Второй обошел, накинувшись сбоку. Ведьмак инстинктивно заслонился справа, отбив удар.
Стоило перейти в атаку — защищающийся ведьмак — мертвый ведьмак.
Альп получил короткий тычок в висок, но второй задел куртку ведьмака, напрочь лишив ее хоть какого-нибудь приличного вида. "Ах, черт!.."
На морде монстра появилась алая отметина. "Ну, все. Они готовы". — подумал было Шанк, как из пещеры выбежало еще трое сородичей вампиров.
— Из пещеры! Вон! — крикнул он, рубя  голову одному.

Хе-хе)

Ввел альпов, ибо мы что-то говорили о монстрах, да и не могу долго бездействовать и псевдофилософствовать)) Не стал до конца описывать события, дабы и вы могли поучаствовать)

Отредактировано Шанк Биро (2012-07-12 05:02:52)

0

50

Элисса с интересом наблюдала, как юный лекарь колдует над крысиным укусом. Немного поморщилась, когда Ден протирал ранку чем-то щипучим, с любопытством принюхалась, когда юноша обрабатывал ранку мазью. Пока Ден заматывал Лисе руку, та подняла глаза и смотрела на его лицо, думая о чём-то своём.
Может быть... Хотя нет, даже скорее всего это лишь дежурное проявление заботы о том, кто рядом, но... Это безумно приятно, когда о тебе заботятся.
- Утром напомни, я еще раз посмотрю. - юноша прекратил свою работу и принялся складывать свой врачебный скарб обратно в сумку.
Лиса утвердительно кивнула, разглядывая наложенную повязку с таким удовольствием, будто на ладони у неё как минимум прорастали цветы, а не красовался обыкновенный бинтик.
Ден поднялся и принялся целеустремлённо и методично наламывать ветки. Поэтессой тоже овладела какая-то странная жажда деятельности. Элисса встала, потянулась и отправилась в угол, где скинула мокрый плащ. Вода уже немного стекла с него, однако шерстяная ткань по прежнему оставалась мокрой. Лиса, немного подумав, нашарила на стене выступ и повесила на него плащ, художественно растянув его полы, как крылья летучей мыши, так же зацепив их за выступы в стене. Затем настал черёд сумки и уже успевших подсохнуть сапожек с чулками. Элисса хозяйственно перетащила всё это добро к плащу, аккуратно сложив всё сбоку от него, возле стеночки. Ещё немного поразмыслив, примостила сюда же и лютню. Окинув удовлетворённым взглядом получившуюся композицию, девушка, с чувством отданного своим многострадальным вещам долга, вернулась к костру и вновь уселась на соломку. Ден с Шанком мирно беседовали о лошадках, преступлениях и прочих радостях жизни, Лиса же, довольно зажмурив глаза, приняла горизонтальное положение, компактно свернулась на соломке в клубочек и стала смотреть в костёр.
Внезапно уют и теплоту атмосферы разрезала встревоженная фигура ведьмака, поднявшегося над костром. Элисса озадаченно посмотрела на Шанка снизу вверх, не понимая причины его тревоги, а затем приподнялась, продолжая недоуменно, как испуганный зверёк, вглядываться в лицо мужчины.
— Назад. Отойдите назад! - холодно и твёрдо разрезал тишину его голос, а несколько секунд спустя в руке ведьмака тускло сверкнула полоска светлого металла.
Увидев меч, девушка внезапно осознала всю серьёзность ситуации и в одну секунду вскочила на ноги. Она ничего подозрительного не слышала и не видела, но ведьмак, похоже, знал и ощущал гораздо больше. Сердце Элиссы бешено забилось, а по телу холодком пробежала предательская дрожь. Им угрожало что-то жуткое, жестокое, неизвестное... И от этого становилось только страшнее.
А потом из мрака вырвались какие-то уродливые, отвратительные, ужасающе-мерзкие твари.
Ведьмак среагировал молниеносно: он защищался сразу от двоих нападавших, кружился в смертельном танце, рассекая серебряным мечом плоть, уклоняясь, контратакуя, сражаясь умело и технично.
Элиссе стало дурно. Девушка в несколько секунд побледнела, как мел и, пошатнувшись, с трудом сделала пару шагов по направлению к стенке, за которую тут же ухватилась рукой. Разумом она понимала, что надо бежать прочь, спасаться, делать хоть что-то, однако тело встретило эти мысли обезоруживающей слабостью и полным оцепенением. Леденящий страх скользил по венам, не давая Лисе даже пошевелиться.
— Из пещеры! Вон! - глухо, словно издалека донёсся до неё голос ведьмака.
Девушка плохо слушающимися губами попыталась было что-то ответить, но голоса не было - ужас отнял и его. Её расширенные от страха зрачки уловили ещё три тени, отделившиеся от мрака дальнего конца пещеры. И, кажется, её страх не остался незамеченным.
Жуткая, нечеловечески быстрая тварь, сверкая огненными глазами рванулась прямиком к девушке, причём явно не для того, чтобы спросить у неё, как дела. Лиса, с трудом одолевая непослушное тело, в последний миг отступила назад, однако ледяная лапа чудища сомкнулась на её левой ноге, чуть выше колена. Зверюга резко дёрнула потенциальную жертву на себя, Элис от подобного движения тут же рухнула на землю, но так просто сдаваться она не собиралась: хищная тварь незамедлительно получила в выпученный глаз розовой девичьей пяткой. Особого вреда монстру это не нанесло, однако заставило на миг отвлечься и ослабить хватку, чем девушка и воспользовалась, отчаянно рванувшись и выдирая пленённую ногу из когтистой лапы. От колена вплоть до щиколотки внезапно резанула острая, пронзительная боль, а затем по голени, щекоча, быстро заструилось что-то тёплое. Поэтесса резво отползла на пару шагов, свет костра упал на спасённую ногу, и... Девушка побледнела ещё больше и сжала губы: чуть выше колена брали начало четыре алых разреза, обильно сдобренных свежей кровью, которая весёлыми струйками стекала по ноге, постепенно окрашивая всю левую сторону голени в волнующе-красный цвет.
Это... Не может... Быть...
Элисса ощутила сильное головокружение. В кожу по всему телу будто впились миллионы раскалённых иголочек, тут же сменившихся ледяными шипами. Перед глазами заплясали разноцветные пятна. Картинка мира начала уменьшаться, будто обгарая по краям. Девушка упорно боролась, из последних сил стараясь оставаться в сознании, но с каждой секундой делать это было всё сложнее. Страх, болевой шок, возможная потеря крови... Голодные глаза хищной твари, уловившей дурманящий запах свежей, тёплой, юной крови... И опять леденящий, всепоглощающий страх. Слишком много на долю обычной девчонки. Если девушка и не заплакала, то лишь потому, что всё происходило слишком быстро и не давало опомниться, хоть как-то отреагировать, хоть что-то сделать... Элисса затравленно взглянула в глаза приготовившегося к решающему прыжку монстра.
Вот и всё.

Отредактировано Элисса (2012-07-12 15:45:32)

0

51

Избиения стражников хватило бы, чтоб отправить нас всех на кол, - резонно заметил ведьмак. - А лошадку... продай. Время тяжелое, а деньги всем нужны.
Да, похоже, о всяческих там философских вещах типа «хорошо-плохо», «законно-незаконно» Шанк задумываться не привык. Или уже давно все для себя решил. Тем лучше. Интересно только, что бы он сказал, если б лошадку увели у него?
Надеюсь, она казенная, а не какого-либо бродяги вроде нас. Хотя что это я, бродяг-то там больше не было. Особенно в яме. Я б заметил.

Элисса занималась своими вещами. Шанк со своими давно закончил и грелся у костра. Все было, тихо, мирно… казалось бы, хороший конец трудного дня.
Ан нет.
— Назад. Отойдите назад! – произнес вскочивший на ноги ведьмак. Через мгновение в его руках уже сверкал меч. А рядом были…
За свою жизнь, пусть и пока недолгую, Ден видел многое. Видел оборотней, нарисованных и в то же время живых троллей, колодцы с кровью, страшных ведьм, околдованные толпы, даже призраков Дикого Гона. Но альпы встретились ему впервые, а потому вампир даже не сразу смог опознать своих как бы дальних родственников. И не сразу же дошло до него, что эти монстры аж настолько опасны. С двумя ведьмак справлялся отлично, даже и волноваться незачем было.
И откуда появились еще трое?
Нож, до того находившийся в сумке, уже был у вампира в руках. Но заминка дорого стоила Элиссе. Запах крови резко ударил в нос, заставляя оскалиться, пробуждая древние инстинкты, направленные, однако, вовсе не на человека. Ден кинулся вперед, переходя на ускоренное движение. Тварь, уже готовая прыгнуть на девушку, должно быть, удивилась, когда на нее сверху упала одна из потенциальных жертв. Веса «жертвы» не хватило, чтоб гарантированно прижать альпа к земле, но это компенсировалось скоростью и точностью движений. Нож вонзился точно в шею чудовища, резкий рывок в сторону расширил рану, разрывая горло. Конечно, альп способен выжить и после такого, но, может, это хоть как-то… отвлечет, что ли.
Сверху, довершая кучу-малу, прыгнул еще один монстр. Похоже, они совсем выжили из ума… или запахи трав да еще, пожалуй, лошади сбили с толку даже чудовищ? Как бы то ни было, Ден вовсе не обрадовался, почуяв чьи-то когти уже на своей шее. Кажется, альп понял суть забавы слишком буквально, и с энтузиазмом ее подхватил. С другой стороны, это могла быть простая случайность. Кто их, альпов, знает.

0

52

Альп пролетел мимо него так, что чуть не сбил его, но Шанк резко отсрочил, на ходу полоснув второго, который тоже бежал. Третьего он разрубил от плеча до пояса. Обернулся.
Так ведьмак еще не ругался. Даже тогда, в Мариборе. Он начал крыть все и вся отборнейшими ругательствами, на всех известных ему языках, диалектах и наречиях, придумывая новые слова, вспоминая давно забытые, поминая всех богов и богинь, царей и царевен, королей и королев, князей и княжон — слов не хватило, и он просто зарычал, бросаясь на помощь товарищам.
Первого альпа он схватил за шею, дернув, всадив меч в грудь, второго пнул к стене, но на миг потерял из виду второго — тот, хотя и раненый, схватил Шанка за ногу, а первый поднялся и кинулся на ведьмака. Когтистая лапа пролетела перед глазами, оцарапав щеку, симметрично шраму. "Ну, вот" — пролетела мысль, сопровождаемая втыканием меча в полудохлого альпа. Первый был, по всему своему виду, самым старшим и сильным. Он бросился вглубь пещеры, петляя. Ведьмак — за ним.
Пляска во тьме продолжилась. Альп был хитер, но ведьмак, как бы это не изъезженно и банально не звучало, был хитрее. В какой-то миг клинок понесся снизу, врезавшись в бок тому. Жуткий, ультравысокий звук разнесся по пещере. Шанк чуть не выронил меч и прикусил губу до крови. Альп издох, сморщившись на полу. Ну, или казалось, что издох.
Ведьмак возвращался обратно, тихо ругаясь. Картина была... маслом. Вампир на девушке, из раны на ноге которой хлещет кровь.
— Угу... Так. Вампир... — ведьмак нервничал, — ...ы убиты... Ден, давай слазь с девушки, проведи начальную обработку раны, а я сейчас кое-что принесу.
Шанк вновь подошел к лошади, которая была несколько испугана, но не настолько, чтобы убежать или начать паниковать — сколько уже было этих монстров-то? Привычные мы! Он достал еще один бутылек, подошел к вампиру, недоверчиво поглядывая на того. "Ну, что - дам ему эликсир - все равно рецепт не узнает. Ибо там такие ингредиенты..."
— Держи вот. На рану вылить — щипать будет сильно, но заражения точно не будет, боль и воспаление быстро пройдет, и заживет намного быстрее...
Монстробой пошел к трупам, вытащив их из пещеры, разрубил каждый на множество кусков, свалил те кучей, и поджег Знаком Игни. Запылало. Завоняло. Но сгорело очень уж быстро, точно бумага, морщась и скручиваясь. Пепел ведьмак разметал ногой. "Теперь уж все".
Шанк вернулся, тяжело дыша, успокаиваясь, но так и не заметив кровоточащей щеки, бухнулся на пол. Но долго сидеть не смог, подошел к вампиру и девушке, смотря на успехи первого во врачевании.

0

53

Девушка зажмурилась, затравленно ожидая броска разъярённой твари, но... Прошло несколько бесконечно долгих секунд, а его так и не последовало. Рядом слышалась какая-то оживлённая возня, время шло, и Элисса всё же решилась открыть глаза. Верхом на отвратительной зверюге, подскакивая, словно лихой наездник, не без труда удерживался Ден. Чудище было ошарашено таким дерзким и внезапным нападением, поэтому не успело даже сбросить юношу с себя: острый нож с силой вонзился твари в горло, резким рывком раздирая его чуть ли не надвое. Из раны тут же, словно сок из переспелого плода, хлынула тёмная кровь, багровыми брызгами разбиваясь обо всё, что было поблизости. Зверюга забулькала и захрипела. Элисса ощутила на лице тёплые крапины...
Откуда ни возьмись сверху на Дена обрушился ещё один хищник, жадно вцепляясь когтями юноше в шею. Лиса вскрикнула, но, прежде чем она успела что-то предпринять, к ним подлетел ведьмак и принялся методично пускать жутких тварей в колбасную нарезку. Всё вокруг мелькало, кружилось, искрило, дрожало... Сердце девушки билось неистово, дико, так, что было даже больно дышать. Дыхание вырывалось из груди тяжело, с хрипом, голова кружилась, нога пульсировала обжигающей болью. Вдруг пронзительно и резко по ушам ударил истошный, нечеловеческий вой, обрывающий напряжённую струну в груди, раздирающий до предела натянутые нервы...
Элисса обхватила голову руками, пытаясь закрыть уши, но визг всё равно звинел в висках, лишая последних капель самообладания. Девушка что было сил зажмурила глаза. По её бледным щекам текли слёзы.
Всё закончилось. Однако Элисса никак не могла прийти в себя. Ведьмак, как ни в чём не бывало, начал что-то говорить, разворачивать активную деятельность... Ден был где-то поблизости. Должен был быть.
Лиса открыла глаза, тыльной стороной ладони вытирая никак не прекращающиеся слёзы. Губы её были приоткрыты, чуть подрагивали, ловили воздух жадно, будто каждый глоток мог оказаться последним. Элис начинало казаться, будто она сходит с ума. Голова шла кругом. Непонятно отчего телом постепенно овладевал безжизненный холод. Мысли смешались воедино, а затем и вовсе угасли, уступая место страху перед тем, что чуть было не произошло. Впервые за всю свою жизнь Элисса была так напугана.
Девушка непослушными руками попыталась упереться в землю, и тут нашарила край чьей-то одежды.
Ден...
Дальше мыслей не было. Ни мыслей, ни предрассудков, ни даже минимального осознания происходящего. Лиса рывком придвинулась к юноше, со всеми своими немногочисленными силами обхватила его руку и уткнулась лицом в плечо. Весь страх, вся боль, всё напряжение прошедшего вечера, весь хаос событий, эмоций, фраз, действий, всё смешалось, сбилось в огромную стаю хищных птиц и разом ринулось на беззащитную душу поэтессы.
- Я не хочу... З-здесь... Ост... оставаться... Давай уйдём!.. С-сейчас... Вдруг ещё... Я боюсь... Пожалуйста...
Отчаянье, безысходность, растерянность, слабость, беззащитность перед обстоятельствами... Лиса то ли плакала, то ли скулила, спина её мелко вздрагивала, а тонкие пальцы беспощадно мяли рукав ни в чём не виноватого парня. Чего она искала? Помощи? Поддержки? Защиты?.. Элисса не знала и даже не задумывалась об этом. Она вела себя просто как испуганный ребёнок - потерявшийся, замёрзший, всеми брошенный... Ребёнок, которому попросту хотелось спрятаться от всего мира где-то там, где безопасно и уютно. Где тепло и спокойно. Где утешат и примут. Где-то в том месте... Которо не существует.

Отредактировано Элисса (2012-07-14 04:17:14)

+2

54

Шанк успел. На память от альпа Дену осталась только тоненькая полоска на шее. Память будет недолгой – царапина сойдет за несколько минут.
А вот Элисса… Ей досталось больше. Девушка вцепилась в рукав Дена, кричала, плакала, хотела уйти. А куда уходить? Под дождь? Истекая кровью?
- Ну все, все, уже все прошло, - попытался успокоить ее вампир. - Видишь, все живы. Мы все живы. Все хорошо будет. Тихо, тихо, девочка. Все будет хорошо. Дай-ка я посмотрю твою ногу. Ты поплачь, поплачь, оно полезно.
Кое-как высвободившись из цепких рук девушки, что удалось далеко не сразу, Ден к черту оторвал насквозь пропитанные кровью альпа рукава рубашки и тщательно вытер более-менее чистыми кусками руки. Нормальной воды в пещере не было, разве что дождевой набрать, но Ден понимал, что оставлять Элиссу в таком состоянии одну никак нельзя. Ведьмак же был занят трупами, его по воду послать не представлялось возможным. А рубашка и запасная есть. Правда, одна…
- Утром мы поедем вместе, найдем деревню какую или еще что. Я продам лошадку. Там отдохнем, и все будет замечательно. Там никаких альпов не будет. Я тебя не оставлю, пока не буду уверен, что все в порядке. Ты сильная, смелая. Переживем. 
Интересно, как на нас посмотрят в деревне. Придем в таком-то виде.
Рана на ноге у девушки заставила поволноваться. Кровь текла щедро, даже слишком щедро, но, похоже, важные артерии не пострадали.
Зашивать не буду. Да и нечем… - решил Ден, очистив раны от лишнего мусора и большей части растекшейся вокруг них крови. И открыл пузырек, данный ведьмаком.
– Теперь потерпи. Сейчас щипать действительно будет… Но недолго. Не бойся, опасности уже нет. Они не оживут. Ведьмак знает, как с ними справиться.
Надеюсь, ведьмак на этот раз ничего не напутал и все подумал правильно. Но у меня нет ничего настолько сильного против заражения, а под когтями у этих тварей могло быть что угодно. Черт, защитнички. Мы не должны были допустить такого.
Полив на царапины из пузырька, Ден подложил на них чистые тряпицы и начал туго забинтовывать ногу девушки, чтоб остановить кровотечение. На бинтах оставались пятна – руки были опять в крови, на сей раз в крови Элиссы. Это мешало, отвлекало, а тянуться за тряпкой, и без того уже грязной, смысла не было. Кровь Ден просто слизнул. Подумаешь, несколько капель… кстати, хорошая кровь. Вкусная.
Бинта едва хватило, чтоб обмотать ногу в местах ран полностью. Вернулся Шанк, справившийся с трупами. Ден едва глянул на него, заканчивая повязку.
- Ты проверил всю пещеру? Там точно больше ничего нет? – и добавил. – Мы – два идиота. Надо было сделать это сразу…

+2

55

Ведьмак посмотрел на девушку, бьющуюся в истерике, на вампира, всеми силами успокаивающего ее, и отошел в сторону, задумчиво почесывая щетину, грозящую стать бородой.
"Я же всю пещеру исходил! Всех перебил! И даже деньги взял... Что же, так?.."
Вампир упрекал ведьмака. И упрекал, наверное, правильно.
— Ничего. Если бы в прошлый раз, я не устроил тут альпам кровавую баню, то поверил бы. Ну, бы да кабы... — Шанк сплюнул. — Уезжаем когда? Я вас провожу до деревни какой-нибудь, и бывайте. — Он улыбнулся краешками губ.
Ведьмак походил туда-сюда, а потом вновь подошел к девушке и вампиру, тихо сказав тому:
— А рана... Альпы — переносчики болезней. Точнее, их когти. Но тот эликсир, что я дал — сам им пользуюсь — все обеззаразит. Заражения не будет. Но шрам... — Монстробой отвернулся.
Глупый, глупый ведьмак, набитый принципами, предрассудками, анахроничный и старомодный... Глупый ведьмак.
Он отошел, плюхнулся у стены. Поднялся, прошелся в самый конец пещеры, а потом обратно. И еще раз. И еще. Вышел из пещеры. Зашел.
"Может, уедем сейчас? Не выйдет, черт!"
Тут Шанк случайно дотронулся до щеки, понимая, что она залита кровью. И отдает сильной болью. "Эх..."
Щеку он перематывать не стал, а вытер кровь и капнул эликсиром на рану. Ему-то что? Сколько таких было? Во-во — как на собаке заживет.
Ведьмак подошел к вампиру и стал внимательно наблюдать за его манипуляциями, но видно было, что и вампир, и Шанк нервничали. Очень сильно. Что уж говорить за Элиссу?

+1

56

Ден. Добрый, хороший, милый Ден. Он успокаивал, утешал и говорил, говорил, говорил... Лиса готова была слушать бесконечно. Ей это было необходимо. Если бы не эти слова, то... Было даже страшно подумать.
Буря внутри понемногу утихала. Всхлипывания девушки становились всё тише. Она растерянно наблюдала, как Ден, отстранившись от неё, оторвал рукава от своей рубашки и принялся стирать с рук кровь. Непонятно - его или чужую... Поэтесса словила себя на мысли о том, что ей снова хочется прижаться щекой к его плечу, ощутить кожей влажную ткань рубашки, пахнущую дождём и какими-то травами... Элисса встряхнула головой и закусила губу.
Что ты, совсем как маленькая... Хватит. Успокоились. Хватит...
Ден снова заговорил. Его голос звучал тепло, мягко, и Элис жадно ловила каждое его слово, сразу же и безоговорочно веря всему сказанному. И ей становилось легче.
- Я тебя не оставлю, пока не буду уверен, что все в порядке. Ты сильная, смелая. Переживем.
Я сильная. Я сильная...
Юноша принялся очищать рану на ноге поэтессы, а та, сжав губы, внимательно за этим наблюдала, то и дело вздрагивая, когда прикосновения приходились слишком близко к краям царапин. На бледном лице девушки читалась какая-то болезненная решительность, слёзы уже почти не текли. Элисса старательно вытирала последние.
Я сильная.
– Теперь потерпи. Сейчас щипать действительно будет… Но недолго. Не бойся, опасности уже нет. Они не оживут. Ведьмак знает, как с ними справиться.
Девушка кивнула и прикрыла глаза, из-под ресниц всё-таки поглядывая на ногу. Рана была большущей. Никогда прежде Элисса таких не получала. Глядя на повреждённую ногу, хотелось ныть и скулить из жалости к себе, но девушка неимоверным усилием воли держалась.
Нет. Нельзя. Я всё перетерплю. Нельзя больше плакать. Я сильная.
Ногу обожгло, как огнём. Девушка пискнула сквозь сжатые зубы, но с усилием замолчала. Ден быстро и уверенно перевязывал рану, туго накладывая бинт. Было больно. Жжение и тянущая, неутихающая боль в сдавливаемой ноге не давали покоя. Девушка стоически терпела, ни одним звуком стараясь не выдавать своей боли. Знала бы она, как все её чувства были видны на побледневшем, заплаканном лице... Но этого она видеть не могла, а посему упорно успокаивала себя, понимая, что так надо, что юноша всё исправит, что скоро станет лучше.
Он знает, что делает. Я должна слушаться и не пищать. Всё будет хорошо. Мне помогут. Я всего лишь должна быть сильной...
Вернулся ведьмак. Пока они с Деном разговаривали, Лиса с интересом оглядывала забинтованную ногу. Там, под перевязью всё болело и жгло, но всё это прикрывал светлый, аккуратный бинт, раны не было видно. И от этого становилось несравненно легче. Внезапно ведьмак понизил голос, что заставило девушку прислушаться и обратить на его слова внимание.
— А рана... Альпы — переносчики болезней. Точнее, их когти. Но тот эликсир, что я дал — сам им пользуюсь — все обеззаразит. Заражения не будет. Но шрам...
Девушка сглотнула, испуганно и растерянно глядя на ведьмака. Глаза защипало, слёзы снова начали накатывать. Лиса подавленно перевела взгляд на ногу, а потом отвела глаза в строну. Ей не хотелось видеть ни эту перевязь, ни свою ногу, ни то, что будет потом, когда рана заживёт. По щекам медленно скатились две прозрачные слезинки. Девушка поёжилась, а затем решительно откинув волосы с лица, ожесточённо вытерла слёзы и попробовала встать. В первый раз не получилось. Стоило только опереться на пострадавшую ногу, как боль вспышкой ослепила сознание, и Элис, словно подкошенная, осела обратно на землю. На бинте, прямо над царапинами, проступили светло-розовые следы. Лиса не собиралась отступать. Сжав зубы, девушка подползла ближе к стене и, цепляясь руками за выступы, поднялась. Отдышалась, огляделась и, чуть приподняв над землёй раненую ногу, запрыгала к костру. На последнем прыжке правая нога подкосилась, поэтесса прозаично рухнула на солому, однако, ничуть не обращая на это внимания, быстро приняла сидячее положение и отвернулась к костру. Ей безумно хотелось забыть всё, что с ней сегодня случилось. Отмотать события этого дня назад. И просто не выйти в тот вечер на площадь, чтобы поразвлекать людей...

+1

57

Терпению Элиссы можно было только позавидовать. Девушка немного успокоилась – по крайней мере, держалась и старалась не плакать. Только по лицу было видно, чего ей это стоило.
А ведьмак словно оправдывался:
— Ничего. Если бы в прошлый раз, я не устроил тут альпам кровавую баню, то поверил бы. Ну, бы да кабы...
Действительно. Чего уж тут теперь разводить. А ведь специалист по монстрам, да? Специалист. Интересно, сколько тебе лет. Видать ненамного меня ты и старше.
— Уезжаем когда? Я вас провожу до деревни какой-нибудь, и бывайте.
Нас? Мы уже вместе, что ли?
- Уезжаем завтра. С самого утра.
Ведьмак поднялся, походил со стороны в сторону. Вернулся, когда Ден как раз собирал в кучу тряпки – то, что осталось от рукавов. Понизил голос.
— А рана... Альпы — переносчики болезней. Точнее, их когти.
А то я без тебя не знаю.
- Но тот эликсир, что я дал — сам им пользуюсь — все обеззаразит. Заражения не будет. Но шрам...
Видимо, сия радостная новость Элиссу доконала. Хотя почему бы? Все девушки все равно носят чулки, а для кого-то шрам может быть даже интересной особенностью…
Бред. Мы просто должны были лучше ее защищать. Зря я надеялся на опыт ведьмака. Нельзя сваливать все на других.
Элисса ушла к костру, даже не слушая, что вставать ей пока рано и надо бы поберечь ногу. Ден вздохнул, поднялся тоже, нашел на полу и вытер нож, после чего кинул никуда уже не годные тряпки в костер. Потом снял жилетку и остатки рубашки, достал из сумки другую. Если еще и этой придет конец… да что ж такое, почему во всех передрягах больше всего страдают книги и одежда? Рубашка была такой же влажной, как и испорченная, но хотя бы чистая – уже хорошо. 
- Шанк, нам надо отдохнуть, - обратился вампир к ведьмаку,  достав из сумки ножны и застегивая их на рукаве. – Уходить ночью глупо. Но после всего случившегося… кто-то должен подежурить. На всякий случай, чтоб спокойнее было. Предлагаю так: полночи я, полночи ты. Или наоборот. Что скажешь?
Управившись с застежками, вампир вложил ножик на место и почувствовал себя немного увереннее. Если бы еще и второй нашелся… но второй так и остался в Венгерберге. И кому он понадобился?
На Элиссу Ден поглядывал виновато. И не мог найти, что ей сказать.

+1

58

Шанк уныло сплюнул и вновь уселся у стены. «Н-да, ведьмак. Дурак ты. Пятнадцать лет рубишь этих гадов, а тут... Дурак, ох дурак».
Монстробой закусил губу, задумавшись. Встал, вытер меч, завернул его в шкуры и ремни, повесил на бок лошади. И снова сел у костра.
Заговорил вампир. "Отдохнуть?"
— Да знаю я, знаю. Я буду дежурить. Мне-то что? Ты за Элиссой лучше присматривай… — Шанк потрогал полусухой плащ, но накидывать на себя не стал. — А утром в деревню. Правда идти до нее долго, поэтому я и предложил сейчас. Ну, да ладно. Утром, так утром.
Шанк чувствовал себя глупо. «Нет. Я должен быть один. Всегда. Из-за меня постоянно попадают в дурные истории совершенно непричастные к ним люди».
На Элиссу он не смотрел. Незачем. Не стоит.
Он устало потер переносицу, поглядывая то на выход, то вглубь пещеры. Медальону он уже не доверял.
«Везучий ты ведьмак, везучий… До деревни бы без приключений добраться. Хотя, надеюсь, ничего не случится».
Тут взгляд случайно упал на куртку. А куртки не было, остались лишь лохмотья, перепачканные кровью. Ругаться уже не хотелось, посему ведьмак просто снял куртку, свернув ее и положив в сумку. Второй куртки не было. Что было плохо. Даже очень.
Пришлось со скупой физиономией лезть в кошель, созерцая находящиеся там гроши. Определенно, не везло. С самого начала этой истории.

0

59

Нашествие альпов оставило после себя какое-то дурное послевкусие. В пещере повисла мрачная, угнетающая атмосфера. Ден и Шанк угрюмо о чём-то переговаривались, однако их разговор проходил мимо Лисы, она даже не пыталась уловить общий смысл. Мысли её были далеко. А может, их и вовсе не было. Девушка отрешённо глядела в костёр и старалась отгородиться от всего произошедшего. Надо было что-то делать с собой. И делать срочно. Пока тоска не затянула её во что-нибудь похлеще, например в откровенную депрессию. Поэтесса нехотя отвела взгляд от огня и поочереди посмотрела на уже подошедших к костру спутников. Они отчего-то то ли избегали её взгляда, то ли не хотели с ней говорить... Элисса устало провела ладонью по лицу, а затем незаметно сжала кулаки, глубоко вдохнула для уверенности и... улыбнулась. Только глаза остались грустными. Ну да это пустяк. У неё всегда были грустные глаза, даже когда она улыбалась.
- Да... - Голос Элиссы прозвучал тихо и хрипловато, девушка неловко прокашлялась и, стараясь не заострять внимания на заминке, продолжила. - Да ладно вам. Мы живы... Почти невредимы, у нас есть огонь... И крыша над головой.
Голос девушки звучал слегка неуверенно и напряжённо, она и сама не замечала, как нервно мяла пальцами край платья.
- Спасибо, Ден, что спас меня от твари... Спасибо, Шанк, что сумел защитить нас всех. Мы по-прежнему дышим. А значит, всё это было не зря.
Лиса вымученно улыбнулась, сама ещё не до конца уверенная в правильности сказанного, но тем не менее пытаясь заставить товарищей поверить в свои слова.
Если смогут поверить они, смогу и я.
- А нога... Так, ерудна. Мне же её не откусили.
Ещё одна улыбка, ещё менее убедительная, чем предыдущая. Элисса просто пыталась избавить своих спутников от чувства вины, которое было буквально осязаемо. Они ведь ни в чём не виноваты. Они не обязаны были её защищать. Просто так вышло. Печальная случайность. Никто не виноват.
Девушка сглотнула и поёжилась. Со стороны входа бил неслабый сквозняк, сейчас почему-то осбенно ощутимый. Голова кружилась, по телу то и дело пробегали холодные волны. То ли это было от недавнего болевого шока, то ли от потери крови... Элис не хотела об этом думать. Отбросив непослушную прядь волос с лица, девушка как-то виновато взглянула на спутников, пытаясь понять, принесли ли её слова хоть какую-то пользу.
Нога... Пустяки. Болит, но это пройдёт. Нечего ныть, всё заживёт. А шрам... Шрам...
Элиса почувствовала, что слёзы вот-вот вновь готовы показаться. Она тихонько шмыгнула носом и быстро загрыла глаза, старательно делая вид, что это просто от усталости.
А шрам... Тоже... Ерунда...
Лиса отвернулась в темноту и украдкой смахнула подступившие слёзы. Она не хотела, чтобы кто-нибудь снова видел, что она плачет. С них и так уже на сегодня довольно. Должно быть, они уже успели десять раз проклянуть ноющую по любому поводу девчонку.
Плевать... Плевать на этот шрам.
И на фоне этих мыслей внезапно появилась какая-то приблудившаяся, наивно-обидчивая и совсем детская:
Шрам останется страшный. Теперь, с такой ногой меня никто не полюбит...
Девушка устало легла на солому и свернулась калачиком. Постаралась отгородиться от всех мыслей. Улыбалась, тайком сжимая зубы. Спрятала последнюю слезинку, на миг зарывшись щекой в солому.
Огонь обдавал приятным жаром лицо, а спину лизал голодный ночной сквозняк. Девушка приподнялась на локте, взглянула на плащ, которым теоретически можно было накрыться. Но для этого надо было подниматься и ковылять к стене.
Ну и ладно. Он всё равно мокрый. Тоже мне, удовольствие - спать под промокшим плащом...
Под голову подложить было нечего. Укрыться нечем. Но зато был огонь, крыша и... Друзья?.. Лиса не знала, можно ли их так называть. Достаточно ли одной ночи для того, чтобы завязалась дружба?.. Тем более они, скорее всего, больше никогда не увидятся. Можно ли считать другом человека, которого и видел-то всего раз в жизни?..
Поэтесса подтянула к груди правое колено и обхватила его руками - так было немного теплее. Вторую ногу из-за перевязи она согнуть не могла, и посему та, как будто какой-то чужеродный и незаслуживающий бережного отношения предмет, лежала в одиночестве, даже не удостаиваясь мало-мальского внимания. Вот только чужеродный предмет никогда так не болит и не мёрзнет.

+1

60

Слова Элиссы звучали совсем неубедительно. Похоже, она действительно расстроилась из-за шрама. Было бы из-за чего. Вот если нога начнет отсыхать или наоборот, но с тем же результатом – начнется гангрена, тогда да, тогда стоит расстраиваться. Главное ведь, чтоб заражения не было.
Конечно, Дену было легко так думать. Ему-то ни шрамы, ни заражение не грозили. Но все же причин для расстройства вампир не видел никаких.
Шанк решил подежурить, и вампир был ему за это благодарен. Хотелось спать. Вот так просто и тупо хотелось спать.
Ден еще несколько минут посидел возле огня, раздумывая. Действительно, в ночь идти смысла не было, но… люди очень уж хрупкие. Что еще можно сделать, чтоб Элисса не свалилась с простудой или, того хуже, воспалением легких? Девушка явно замерзала, и ничего согревающего предложить Ден ей не мог.
- Хмм…
Вампир поднял голову, посмотрел сначала на одну стену пещеры, потом на другую. Покачал головой, словно отвечая своим мыслям. Глянул на оставшиеся дрова, потом на землю, попробовал поковырять пол. Досадливо прицокнул языком, но поднялся, доставая из сумки незаменимую в походах вещь – аккуратно скрученный длинный и тонкий шнур. Выглядел он неважно – грязноватый, затасканный, может поэтому стражники на него не позарились. А зря. Для них – зря. Дена это вполне устраивало. Шнурок был эльфийской работы и очень даже крепкий.
Примерно полчаса ушло на сооружение невысокой, но хитрой конструкции из нескольких веток и камней, кои нашлись в пещере же. Добиться устойчивости было непросто, особенно после того, как Ден привязал к конструкции шнур и протянул его до ближайшей стены – невысоко, на полметра от пола – а сверху примостил свою куртку и позаимствованный со стены плащ Элиссы.
Не рухнуло. Зато образовалась небольшая стеночка, частично прикрывающая пространство возле костра от сквозняков. Удовлетворившись получившимся результатом, Ден наконец-то смог завалиться на листья.
Горизонтальное положение! Как это до этой минуты не хватало! На лице вампира расплылась истинно блаженная улыбка. Сон пришел практически мгновенно. Плевать на возможность появления новых монстров, и то, что рядом ведьмак, как-то уже не очень волновало… Да мало ли кто? Главное – можно поспать. В относительном спокойствии.

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC