Ведьмак: Перекрестки судеб

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Как снег на голову.

Сообщений 1 страница 30 из 112

1

Венгерберг. Октябрь 1236 года.
Тюремная яма весьма мрачного и
нелицеприятного вида. Прохладный
солнечный вечер.

— Тебе нужны неприятности?
— А что, есть лишние? Если на
халяву, тогда почему нет? Халява
на то и халява: бери больше,
прячь дальше.
(с) Дмитрий Емец

И вроде бы не трогаешь никого, и ведёшь себя прилично, и ручки не распускаешь... Ан нет - всё таки и до тебя доберутся доблестные стражники, следующие внегласному девизу: "Искать и не сдаваться, найти и докопаться!". Именно такие мысли бродили в голове у Элиссы, которую заботливо конвоировали под белы рученьки за "вымогательство и нарушение общественного спокойствия". А всего-то и делов - пела и играла на площади, причём о запретах на это никогда не слышала и, более того, даже не подозревала. Правда публика благодарной оказалась и платила щедро, что видимо и разозлило гремящих железом дядек - мол, ходють тут всякие, деньгу обманом выжуливают, ишь какие, управы на них нет! Деньги, естественно, отобрали, а саму поэтессу скрутили и потащили на исправительную отсидку, которая должна была продлиться неделю. Сопротивление никакого эффекта не оказало, разве что спровоцировало скромный подарок в виде дружеского удара древком пики по рёбрам, после которого уже ни возмущаться, ни качать права не хотелось. Больше ничего не оставалось, кроме как послушно следовать к тюремной яме и не вякать до момента освобождения. Вот только кто бы мог подумать, что приключения на этом не закончились, а наоборот, только начинаются...

Участники: Денкрау, Элисса, Шанк Биро

Отредактировано Элисса (2012-06-23 15:43:29)

0

2

Диву даешься, до чего иногда люди бывают мелочные. Готовы обвинить ближнего своего в миллионах злодеяний, когда на самом деле этот ближний не сделал ничего плохого. Ну, в библиотеку зашел. С кем не бывает? Разве тяга к знаниям уголовно наказуема? Да если бы это было так, университеты стоило сразу переквалифицировать в тюрьмы. А всех преподавателей и просто разумных людей казнить, как самых отъявленных преступников.
Ну, в третьем часу ночи. Так ведь для того, чтоб никого не беспокоить и никому не мешать! Причинять неудобства хозяину - последнее дело, да и самому как-то легче бывает сориентироваться и найти нужный томик. У него, Дена, столько опыта работы в библиотеках. Порвать или попортить книгу - святотатство, перепутать стеллажи - наглое вредительство. Ни первого, ни второго Ден бы не допустил. Ну, максимум взял бы книжку, на почитать. С возвратом, разумеется.
Ну, была это частная библиотека. Так кто ж знал, что она так охраняется?

Надо было знать. Теперь-то ничего не попишешь. И вот бывает так, что сидишь и не знаешь, то ли печалиться, то ли радоваться. Потому что сидишь-то на соломе, а не, допустим, на колу. Всякое могло случиться. И еще может. Некоторым ой как не следует позволять себя поймать. Хорошо хоть, стражники слишком увлеклись раздачей подзатыльников и не стали приглядываться.
За спиной - стенка. Над головой - решетка, едва прикрытая от дождя дырявым навесом. Внизу - солома. А в теле пульсирует жизнь, и это так прекрасно. Вот так бы и дальше. По поводу последнего, конечно. Без решеток-то можно как-то и обойтись.
Книги отобрали. Причем с вещами. Причем - со всеми вещами, деньгами и лекарствами в том числе. Говорят, покажут хозяину библиотеки, когда он, хозяин, вернется. Посмотрят, оценят величину кражи, тогда и насчет наказания решат. Какие там законы в Венгерберге? Стражники что-то говорили насчет "отрубить руку". А в лучшем случае все обойдется хорошей поркой. И уж совсем чудом будет, если хозяин библиотеки, в отличие от управляющего, решит не настаивать на суровых мерах. Тогда...
Но нет, надеяться, что тебя вытащит из тюрьмы совершенно незнакомый человек только из-за схожести интересов, что подтверждается оставшимися в сумке конспектами и книгами - это так глупо. Почти так же глупо, как лезть в библиотеку, не уточнив насчет охраны.
Навес отодвинулся, решетка над головой скрипнула, и Ден прищурился, рефлекторно прикрывая рукой глаза. За мной? - мелькнула мысль. Но нет, в яму втолкнули девушку. До боли немузыкально звякнула лютня. Снова скрипнула решетка. Опять стало темно, но рассмотреть девушку это вампиру совершенно не мешало.
- С прибытием. Вы не ушиблись? - доброжелательно проговорил Ден после небольшой паузы. И задумчиво потер ухо.

+1

3

Стражники были просто эталоном вежливости и обходительности. Будь на то воля Элиссы, она бы лично каждому из них опустила на голову канделябр, а потом подняла бы и снова опустила. В этих мужланах девушку бесило решительно всё: пошлые шуточки, дурацкие смешки и ухмылки, грубые ручищи, которые стискивали её локти с такой силой, будто она была здоровенным буйволом, а не хлипкой девчонкой. Ситуация складывалась какая-то совсем невесёлая. А уж когда на горизонте замаячила яма, в которой поэтессе предстояло провести ближайшую неделю, последние надежды тяжело вздохнули и обречённо отправились топиться на пруд.
- Шуруй, певичка! - буркнул один из стражников, подкрепив свои слова резким ударом в спину, от которого Лиса, сдавленно пискнув, как подрубленная берёзка ухнула в сумрачные недра ямы. Прошло несколько долгих секунд - и девушка врезалась ладонями и коленями в пол темницы, хило устланный соломой. Лютня, закреплённая ремнями на спине, жалобно звякнула, переняв от тела импульс удара. Колени отозвались вспышкой тугой боли, а тонкая кожа на ладонях от удара ободралась. На секунду у девушки перехватило дыхание: кроме рук и ног резкой болью вспыхнул правый бок, куда давече пришёлся удар древка пики. Элисса с ненавистью посмотрела наверх, собираясь было сказать стражникам пару ласковых, но вдруг перегорела, обессиленно всхлипнула, уселась на солому и, подтянув колени к груди, уткнулась в них лицом.
- С прибытием. Вы не ушиблись? - донёсся голос изниоткуда. Элис резко вскинула голову и настороженно вгляделась в темноту. До этого момента девушка думала, что она здесь одна. Глаза медленно и неохотно привыкали к полумраку, из которого начинал вырисовываться чей-то размытый силуэт.
- Эмм... Здрасте?.. - неуверенно произнесла Лиса. В конце концов эта яма была скромным филиалом тюрьмы и тем самым подразумевала содержание тут личностей весьма сомнительных. - А вы кто?..
На последних словах поэтесса как-то сама собой, не отдавая себе отчёта, начала пятиться назад и ползла до тех пор, пока лютня вновь обиженно не звякнула, извещая о близком знакомстве со стеной. Элис тут же сняла интсрумент со спины, оттряхнула его от песка и соломы, бережно скользнула пальцами по грифу, проверяя, все ли струны целы и, немного успокоившись, положила его рядышком с собой, накопав предварительно под него соломки. Всё это действо заняло не более двадцати секунд, на протяжении которых девушка то и дело поглядывала в темноту, где сгустком теней угадывалось присутствие незнакомца. Мало ли чего от него можно ожидать, ведь просто так людей в тюремную яму не сажают... Почти не сажают. Эхх...

Отредактировано Элисса (2012-06-23 02:45:51)

0

4

Ну, по крайней мере, она ничего себе серьезно не повредила, - отметил Денкрау, глядя, как девушка резво переместилась на другой конец ямы. Разумно, конечно, с ее стороны опасаться соседей по таким местам, но ведь все равно никуда не денешься.
- Кто я – это вопрос слишком философский, чтоб дать на него однозначный ответ, - Ден опять потер ухо. Голос вампира  казался несколько усталым, но веселым. – Но я всяко не из тех, кто желает вам зла. Я тут сам не по своей воле.
Денкрау пошевелился, устраиваясь поудобнее. Потом продолжил.
- Меня вообще Ден зовут. Я не убийца и не насильник, если это вас интересует. Ну да, думаю, именно это... 
Ден не стал уточнять, что почти не убийца. Ибо самозащита – дело такое… тут всякое бывает. Правда – кому она вся нужна вся, в полном объеме? Не стал он говорить, что не вор. Так нагло врать без важной причины – некрасиво. Умалчивание в данном случае - лучшая тактика.
- А вот мне стоит еще и опасаться, - вампир весело хмыкнул. - Просто так хороших молодых девушек в яму не сажают. Кайтесь, что сотворили, милсдарыня? Ограбление? Разбой? Незаконное чародейство? Причинение вреда ближнему своему? Может, мне уже пора начать умолять стражников выпустить меня или пересадить в другую яму, если, конечно, таковая найдется?

0

5

Шанк был зол, точно разъяренный зерриканский тигр, посаженный в клетку. Впрочем, в клетке он уже был, точнее направлялся туда, под "любезные" маты стражников и еще более "любезные" тычки и пинки: под дых, по ногам, в бок, по плечам; кулаками, древками гизарм, алебард и копий, рукоятями мечей и всем, чем попало. Шлепая в грязи, спотыкаясь, благодаря все тем же конвоирам, злобно шипя себе под нос бесполезные ругательства, ведьмак размышлял над причинами и последствиями.
Началось все с того, что монстробой приехал в Венгерберг, который оказался по пути, словно очередной порт для корабля, блуждающего в морских пучинах. Заехал, надеясь работу какую-нибудь поискать да по ярмаркам и рынкам походить, на товары заморские поглядеть, поприцениваться, поторгаваться на шумных базарах, новости послушать и вновь отправится в полный опасностей путь — бесцельный, бесполезный — убегая от прошлого, заливая его "Чайкой" в Каэр Морхене и самогоном в тавернах. Но дела не заладилось с самого начала. В Венгерберге, вообще ко всему магическому, ну, и заодно, к ведьмакам, относились немного хуже, чем в других городах. Это не радовало. Пара камней ударилось в спину, но какой ведьмак не умеет терпеть такое? Только мертвый. В таверне все взгляды были прикованы к нему, причем взгляды, отнюдь не любезные и дружелюбные, а полные какой-то звериной ненависти и злобы. Ну, не виноват же он, что к нему подошла "поговорить" пятерка безумцев?! Конечно, произошло то, о чем вы и подумали: пятерка была размазана по стенам, и их конечности валялись по всему периметру корчмы. Прибежали стражники, неумело размахивая алебардами и копьями, позвякивая мечами, висящими, очевидно, лишь для красоты. Трезво оценив ситуацию, Шанк сдался. Ну, перебил бы он этих шелудивых оборванцев, в шутку называвшимися стражниками? До ворот бы он не дошел, да и мотаться по Северным Королевствам, в качестве "особо опасного душегуба и злодея, выродка богомерзкого и опасного" не хотелось. Поэтому, он "благородно" сдался. Отобрали все. Вообще, все, точно грабители, обирающие путников, как липку. Благо, одежду оставили. А ведьмак-то думал, что поведут к ипату, поговорят, отпустят... Не вышло. Сообщили, что утром будет потеха - "усаживание на кол монстра мерзкого, душегуба паршивого". На кол не хотелось. Очень. Сильно. Но было уже поздно.
— Иди, выродок, не упирайся! Завтра поорешь да поупираешься о колышек!
Чем была вызвана такая острая агрессия, Шанк не знал. Лишь ощущал, что он в полном... нехорошем положении.
До темницы, точнее, до чего-то, столь похожего на выгребную яму, дошли быстро. От унизительного толчка в спину, ведьмак полетел вниз, стукнувшись головой о стену и отбив пальцы, об нее же. Неприятно, точно тебя поколотил гуль или кмет.
"Зараза!"
Устроившись в углу, Шанк подобрал свои длинные ноги, не очень-то и помещавшиеся в этом... помещении. По другим углам сидело еще двое субъектов, кажется, ведших беседу. Ведьмаку было плевать. Ему надо было валить. Любым способом. И из этой ямы, и из этого поганого городишки.
Сплюнув, он, от нечего делать, начал рассматривать здешних "обитателей". Благо, он отлично видел в сумраке ямы. Первым был светловолосый паренек, выглядевший, ну совершено неспособным на преступление. Второй оказалась, что ведьмака удивило, девушка — привлекательная, в темном плаще, с длинными волосами. И она, по его мнению, преступление совершить не могла. Но кто их знает? Ведьмак не знал.

0

6

Юноша говорил спокойным и доброжелательным голосом, что сразу как-то потихоньку начало снимать напряжение. Лиса подгребла к себе побольше соломки, думая, что раз уж тут ей придётся сидеть долго, то не помешает устроить себе уютное гнёздышко.
– ...Но я всяко не из тех, кто желает вам зла. Я тут сам не по своей воле.
Ну да, конечно, покажите мне того, кто по своей воле в тюремную яму попрётся...
Элис с недоверием поглядывала на парня, размышляя, можно верить ему или нет, однако в скором времени решила, что раз уж они в одной лодке, то им ничего не остаётся, как быть заодно. К тому же он создавал впечатление  вполне адекватного и вменяемого человека, без маньяческих замашек и интеллектуальных сдвигов. Ну, по крайней мере пока что. Интересно, надолго он тут?.. Было бы неплохо в ближайшую неделю иметь возможность с кем-нибудь общаться.
- Меня вообще Ден зовут. Я не убийца и не насильник, если это вас интересует. Ну да, думаю, именно это...
Ишь ты, какой... Неужели на моём лице читается заинтересованность в насильниках и убийцах?..
Несмотря на всю безрадостность положения, Элиссе мало-помалу становилось веселее. Да и позитивный настрой собеседника заставлял верить в то, что всё не так уж и плохо. Лиса улыбнулась, неосознанно положила для уверенности на гриф лютни ладонь, и, наконец, заговорила.
- А я Элисса. Сокращай, как тебе удобно. И ещё... Убийцы и насильники как раз-таки всегда и отрицают свою причастность к этим сомнительным профессиям.
Девушка взглянула на нового знакомого с задорной улыбкой заправского провокатора, а затем поуютнее запахнулась в плащ и обняла руками колени. Обманчиво солнечный октябрьский вечер вместе с сумерками нёс и вязкий холод, который пробирался даже под шерстяной плащ. Элис на мгновение подумала о том, как же холодно тут будет сидеть с наступлением ночи, однако тут же прогнала эту мысль из головы, дабы раньше времени не портить себе настроение.
- А вот мне стоит еще и опасаться... - продолжил говорить Ден. Лиса удивлённо вскинула брови и, непонимающе наклонив голову набок, взглянула на собеседника.
- Просто так хороших молодых девушек в яму не сажают.
Услышав эту фразу Элис едва не поперхнулась. Эй! Это моя мысль! Ах ты воришка! Ну всё-ё, я поняла. Тебя сюда бросили за воровство чужих мыслей! Девушка пару раз удивлённо кашлянула, пытаясь замаскировать своё смущение простудой, и уже более миролюбиво подумала: Слава небесам, что он на самом деле не может читать мои мысли. Иначе бы его сознание мигом засорилось от всего этого бреда.
Юноша тем временем как ни в чём не бывало продолжал говорить. Может даже он ничего и не заметил.
- Кайтесь, что сотворили, милсдарыня? Ограбление? Разбой? Незаконное чародейство? Причинение вреда ближнему своему? Может, мне уже пора начать умолять стражников выпустить меня или пересадить в другую яму, если, конечно, таковая найдется?
По мере перечисления всех этих злодеяний, Лиса всё больше и больше чувствовала себя отъявленной бандюганкой. Поначалу она хотела было возмутиться, однако потом ей в голову пришла замечательная мысль поддержать игру, а заодно и проверить на терпение нового знакомого. С Элиссой так было всегда: какое бы расположение она не испытывала к человеку, врождённая вредность бушевала и яростно рвалась наружу, кусачими скорпиончиками разбегаясь от места высадки и коварно ныряя за шиворот собеседнику. Лиса хитро улыбнулась, в глазах её блеснула смешливая искорка, а лицо приняло ласковое выражение шифрующегося маньяка.
- О-о-о, чего я только не вытворяла... - девушка слегка прищурила глаза, будто сытая кошка, и вкрадчиво продолжила: - Посредством незаконного чародейства я в щепки разнесла ворота одного богатого дома, случайно задев парочку соседних сарайчиков... Перочинным ножиком подчистую вырезала всю охрану и сторожевого пса по кличке Арбузик... По-разбойничьи свистя, ворвалась в дом и прицельным ударом лютни расколошматила древнюю вазу... Видевшая это хозяйка скончалась на месте от сердечного приступа. Я ей не поверила и на всякий случай добила лютней. Из кухни на меня вылетело двое детишек, я схватила ближнего и из вредности отобрала у него конфету. Он отобрал конфету у второго и тем самым развязал междуусобную войну, когда брат восстаёт на брата. Я, не теряя времени, нашла хозяина дома, жестоко избила его и  напоследок украла у него вставную челюсть. А, когда убегала, сломала каблук... Вот меня и скрутили. Так что, дружок...
Лиса с доброй улыбкой серийного убийцы смерила Дена хищным взглядом и многозначительно подмигнула ему. Врала девушка всегда виртуозно и легко, будто дышала. Однако внезапно представление прервалось резким скрежетом открываемой решётки и в яму грубо втолкнули высокого черноволосого мужчину. Всё наигранное злорадство с девушки как рукой сняло, она вздрогнула от неожиданности и, испуганно ойкнув, вжалась спиной в стенку. Роковая захватчица мира враз поникла и решила на войну не идти.
Новоприбывший тем временем устроился в свободном углу и зло сплюнул на землю. Весь его вид буквально кричал, в каком гробу и в каких тапочках мужчина видел закинувших его сюда стражников. Однако он уже тут и ничего не попишешь. Лиса невольно поёжилась, уловив в этом человеке некоторое сходство с матёрым волчарой, запертым в клетке. Себя же в данном спектакле она видела в роли тонконогого оленёнка, которого в скором времени могут просто стрескать, от злости или же просто от безделия. Элисса сглотнула. Ей было не по себе. А точнее - совсем не по себе. А точнее... Ей становилось страшно.

+1

7

Список злодеяний, учиненных Элиссой, Ден слушал с зачарованным видом ребенка, которому рассказывают сказку. Глаза у него так и сверкали, пока богатое воображение услужливо вырисовывало все эти жутчайшие картины. Особенно ему понравилось про конфетку. Правда, в полумраке ямы девушка, не обладающая хорошим ночным зрением, наверняка не могла полностью оценить выражение лица вампира, но по особой создавшейся атмосфере чувствовалось, что игра ему понравилась и вдохновила.
Скрип решетки вырвал Дена из этого, почти умиротворенного состояния, снова вернув к реальности. В яму плюхнулось еще одно тело, предварительно хорошенько приложившись в полете об стену. Возникшее было беспокойство оказалось напрасным – тело, несмотря на удар, начало вполне осмысленно двигаться и устраиваться поудобнее. Значит, ничего серьезного. Потому вампир всего лишь слегка переменил позу, чтоб ему было видно обоих находившихся в яме людей, и с интересом начал рассматривать нового соседа. И чем больше рассматривал, тем серьезнее становился.
- Знаете, а ведь я думал, сидеть в яме будет скучно, - наконец высказался он. – А оно вот как… Приветствую. Я Ден, а эта барышня – Элисса. Мы тут как бы тоже прохлаждаемся. М-да…
Новый сосед был высок. Но не это главное. Его украшал заметный шрам. Но и не это главное тоже. Особый покрой одежды с серебряными деталями…  но и он встречается временами у обычных людей. А вот желтые, кошачьи глаза – это уже признак. И рассматривал он всех остальных очень даже внимательно, явно подмечая детали, а значит, видит в темноте хорошо. Как для человека, только-только оказавшегося в яме и еще не успевшего приспособиться к освещению – просто замечательно.
- А вы случаем не ведьмак? – очень доброжелательно поинтересовался Денкрау. - Есть у меня парочка знакомых ведьмаков… похожи.

0

8

Разговор он прервал, это было очевидно, как то, что он попал. Внимание переключилось на него, точно на новую зверюшку в клетке. Шанк лишь угрюмо покусывал губу, исподлобья глядя на сообитателей.
Сидя в яме, ведьмак вдруг почувствовал, что прежняя злость и желание отправить стражников на тот свет, сменились странным ощущением беспокойства, тревоги; мысли, которые он тщетно старался поймать, систематизировать, упорно разлетались, оставляя голову бездумно пустой, лишь щемящее чувство близости чего-то очень плохого было ему ответом.
По полу побежала неестественно большая крыса, мерзко пища и семеня лапками. За ней — вторая. Через секунду они скрылись где-то, но гадкий писк еще долго висел в яме, отражаясь от щербатых стен.
Девушка, кажется, напугалась, поежилась, вжимаясь в сырую стену. Ведьмак был привычен, лишь отчужденно хмыкнул, то ли над реакцией девушки, то ли над своими мыслями.
"Вот же попал... Как отсюда выбираться? А если завтра... как поведут, рвануться. Плевать на трупы, хуже уже не будет. Ну, пока ждем. То дело, вроде вечером будет".
А вот парень был бойким. Даже очень. Язык, очевидно, был его бедой. Ну, или счастьем, смотря как глянуть.
Светловолосый заговорил, поздоровался, представил и себя, и девушку. Стоило ответить. Шанк только собирался что-то сказать, немного приоткрыв рот, как новая фраза парня заставила замолчать. И задуматься. Привычная ведьмачья паранойя дала о себе знать. В яме было темно. Даже слишком. "А ты кто, парень? — мелькнула первая дельная мысль. — То что кошачьи зрачки светятся — ложь. Они лишь отражают свет. А света тут нет. А ты, парень, я гляжу, и без света управляешься... — Шанк задумчиво почесал небритый подбородок. — Ну, ладно. Пока, ладно. А может, опять у меня паранойя... Кто знает?"
Ведьмак еще раз глянул на парня, внимательно-внимательно, точно насквозь пронзив взглядом. "А твои глазища мне не нравятся... Хотя, может, опять я придираюсь..."
Шанк перевел взгляд на девушку, названную Элиссой, долго, с минуту, смотрел на нее, потом резко отвел взгляд, заговорив:
— И вам не хворать. — сухой, спокойной, холодной, словно лед, фразой, ответил он. Помолчал, но продолжил. — Ведьмак, ведьмак... Хотя, последнее время нас стали путать с сыщиками, наемниками, охотниками за головами, убийцами, коронерами, солдатами... — ведьмачья философия непроизвольно заговорила в Шанке, а он, в свою очередь, заговорил ею.
Замолчал, не переставая тереть щетину, которая уже порядком надоела. Но убрать ее, никакой возможности не было.
Ведьмак вытянул вперед ноги, но они не очень-то поместились, поэтому, он вновь поджал их, недовольно ворча, посылая стражников, яму, город, лихо, которое занесло его сюда и еще много-много чего.
"Выбираться, выбираться, иначе... — картина посаженного на кол ведьмака, упорно не желала представляться. — Нет, нет. Надо выбираться. Но как?"
Шанк оглядел стены, потрогал ту часть, о которую отпирался, но огромных дыр, туннелей и прочих спасительных штуковин, там не оказалось. Оставалась еще решетка... "Есть ли там стражники? Может, выломать?"
Взгляд метнулся к решетке — ржавой и старой, выглядевшей совершенно ненадежно. "Надо будет попробовать! Определенно".
Ведьмак ухмыльнулся, только не понять как: довольно, презрительно или угрюмо, и не из-за темноты, а из-за неопределенности самой ухмылки.

+1

9

Дена, по видимому, тоже заинтересовал внезапный гость, ибо в яме ненадолго повисло молчание. В этом молчании как-то собо отчётливо раздался противный крысиный писк и шебуршание лапок по соломе. Элис вздрогнула, напряжённо закусила губу, вглядываясь в темноту и пытаясь высмотреть, в какую сторону направляется зверь и нет ли с ним товарищей. Это место нравилось девушке всё меньше и меньше. Размышления её прервал голос Дена, на удивление спокойный. Его, кажется, ничуть не напугало появление нового сокамерника. Юноша представился сам и представил её, за что, к слову, она была очень благодарна. Элисса попросту ещё не расхрабрилась до такой степени, чтобы говорить с угрюмым незнакомцем. Точно так же, как ребёнок, который боится говорить со взрослым незнакомым человеком. А вот Ден болтал с ним легко и непринуждённо, словно с давнишним другом. Похоже, в этом был его конёк: в любой ситуации, несмотря ни на что уметь провести вербальные мостики к кому бы то ни было.
- А вы случаем не ведьмак? Есть у меня парочка знакомых ведьмаков… похожи.
Хорошие же у тебя знакомства... И вообще как ты в такой темнотище сумел разглядеть что-то большее, нежели силуэтный намёк на присутсвие данного товарища?..
Лиса с подозрением переводила глаза с одной тени, на другую. Того скудного света, что проникал в яму, едва хватало, чтобы разглядеть, где у кого должны быть ноги, а где голова. Однако оба её сокамерника, видимо, ничуть от этого не страдали, да и вообще, видели тут не в пример лучше.
Ну ведьмак, тут всё понятно... А вот Ден? Он-то как?..
Лиса недовольно поёжилась. Похоже, она одна здесь, за неимением возможности видеть, как слепой котёнок, руководствовалась исключительно слухом и интуицей. Внезапно эта самая интуиция и зазвонила в тревожный колокольчик. Девушка ощутила на себе холодный настойчивый взгляд и вскинула глаза новоприбывшего мужчину. Лица его Элис разглядеть не могла, однако она буквально кожей ощущала его пристальный, почти физически ощутимый взгляд. Не выдержав, Лиса отвела глаза, беспомощно посмотрела по сторонам, прикоснулась пальцами к царапине на ладони, но затем снова, будто приворожённая, посмотрела на мужчину. И вновь испуганно отвернулась. Девушке казалось, что он так смотрел долго, очень долго, целую вечность, хотя на самом деле вряд ли прошло больше минуты.
— И вам не хворать. Ведьмак, ведьмак... Хотя, последнее время нас стали путать с сыщиками, наемниками, охотниками за головами, убийцами, коронерами, солдатами...
Значит он и вправду ведьмак... Интересно, почему он тут оказался? Убил не того хмыря?..
Сам же ведьмак тем временем оживлённо заворошился, крутя головой и трепетно ощупывая стенки.
А-а-а, на волюшку хочется... Ну хоть в чём-то мы похожи.
Лиса тоже взглянула наверх, однако решётка выглядела достаточно мощной, а взобраться по стенам не было никакой возможности: влажная земля крошилась и осыпалась, а никаких торчащих корней в таких ямах, как правило, не оставляли. Да и стража... Пока что они будут дежурить исправно. А вот часа в три-четыре утра могут и поддаться соблазну вздремнуть часок на рабочем месте... Но опять таки остаётся высота выхода и решётка. Решётка и высота... Что ж делать-то?
Элисса вновь окинула взглядом своих сокамерников, набралась было мужества заговорить, но осеклась: в затылок ей бесцеремонно ударился небольшой деревянный брусок, ловко запущенный стражниками через прутья решётки.
- Эй, актриса! А ну-ка сбряцай нам чегось на своей балалайке! - гогоча прокаркал один из вояк, и тут же добавил: - Быра!
Девушка обиженно потёрла затылок, глядя снизу вверх, на смеющихся стражников. Самое унизительное в этом положении было то, что она даже в коленку лягнуть никого не могла. Хотя, даже если бы такая возможность была, вряд ли ей бы кто-нибудь позволил это сделать.
Элис грустно погладила отполированное дерево лютни. Ей совсем не хотелось играть для этих псов. Настроение её стремительно падало к отметке ниже нуля, а руки просто опускались. Поэтесса расстроенно хлюпнула носом.
- Эй, курица, ну ты там чё, заснула?! - в Лису полетела обглоданная куриная кость, стукнулась об колено и, соскользнув по плащу, упала на пол. Девушка брезгливо отбросила её и тут же, незамедлительно, откуда-то из темноты выскочила крыса и утащила кость в чарующую неизвестность. У Элиссы дрогнули губы. Она часто заморгала глазами и постаралась заставить себя досчитать до десяти, чтобы хоть немножко успокоиться.
Ну что ты раскисла? Уже сколько живёшь, а до сих пор как маленькая - от любой мелочи в слёзы готова! Распустила нюни! А ну живо успокоилась!
И тут же, бережно сжав ладонью гриф лютни, будто в противоречие своим мыслям опять всхлипнула.

Отредактировано Элисса (2012-06-25 13:38:31)

+2

10

Все-таки ведьмак. Как и ожидалось. Он ощупывал стены, крутил головой, явно желая покинуть это негостеприимное место. Хотя к чему бы? Свежо, прохладно, хорошая компания.
Ден уже собрался было задать еще парочку вопросов. Чем больше он узнает о ведьмаке, о его характере и способе мышления, тем больше возможностей натолкнуть его на нужные мысли. Несмотря на отсутствие теней, несмотря на отвлекающие факторы, рано или поздно ведьмак догадается, кто перед ним. Ден не хотел, чтоб это было рано, и совсем не обязательно, чтоб поздно. Лучше – вовремя. Когда он будет готов.
Но жизнь временами вносит коррективы в планы. Так было и на этот раз. Наверху что-то зашуршало, потом – приглушенно звякнуло, и в девушку что-то полетело. Не камень, нет. Деревяшка.
- Эй, актриса! А ну-ка сбряцай нам чегось на своей балалайке!
Местные стражники вежливостью не отличались явно. Вампир поморщился, глядя вверх. Элисса не отвечала, и краем уха Ден услышал всхлипывания.
- Эй, курица, ну ты там чё, заснула?!
Стражники не унимались. А Элисса явно готова была разрыдаться. Слова вырвались раньше, чем Ден успел их додумать. Вырвались самопроизвольно, с невероятной силой. Попытайся вампир их сдержать – и они разорвали бы горло.
- Негоже красивой девушке играть для мудаков. Таких, как вы. 
- ЧЕГО??? – похоже, стражники правду не оценили.
- А того и есть. Вести себя научись, мразь, - на сей раз обычная дипломатичность Дену отказала начисто. В голосе чувствовалась усталость – да, он прекрасно понимал, что работа стражника нелегкая, что стражнику приходится общаться с самыми яркими представителями бандюг и прочего отребья, что зарплата нищенская, жизнь тяжелая и скучная... Но крое усталости отчетливо звучало презрение. Обижать беззащитную девушку – не слишком ли?
- Эй, вы слышали, что эта сопля бормочет? Да я те!!! – стражник рванул решетку. Разумеется, было заперто. Но это не остудило пыл борца за справедливость и культурное проведение досуга. – Мотыга, неси ключи, щас мы этого петуха... кровью, падла, захлебнешься!
Ден тихо хохотнул, прикрыв рот рукой. И успокаивающе махнул соседям по яме – мол, ничего страшного. Вампир сомневался, что его правда вытащат на свет и начнут бить – слишком опасно, как для стражников, учитывая, что в яме сидит другой опасный преступник, привыкший к дракам и прочим активным действиям. Наверняка разбушевавшегося охранника сейчас кто-то остановит, и на этом все закончится.
Но, с другой стороны – а если нет? Побьют – ничего страшного, но это отвлечет их от ведьмака. А ведьмак и без того в яме, видно, сидеть не хочет, его долго упрашивать не надо. И если он порядочный, то поможет бежать остальным.
Получится ли?

+1

11

Шанк уныло ковырял пальцем стену и написанные на ней гадости, и не совсем. Многие гадости были интересными. Даже очень. Даже слишком.
Хмыкнув, он вновь нервно покусал губу, которую закусал до крови. Возможно, что специально. Возможно — нет.
Он попытался подняться, чтобы подергать решетку, но поскользнулся и не упал. Просто сполз на холодный земляной пол. "Черт!.."
Пока он производил все эти манипуляции, к девушке, что сидела вместе с ними, пристали стражники. Пристали с неким... "культурным" вкусом. Потребовали сыграть на лютне.
Ведьмак напрягся, сжимая кулаки и чуть приоткрыв рот, желая ответить нахалам. Костяшки пальцев побелели, послышался тихий скрежет зубов... Но его опередили.
Язык паренька все-таки был его врагом. Определенно. Стражники были хорошенько обруганы, но ведьмак сильно-сильно сомневался, что они испугаются и отстанут, точно стая волков от неутомимого лося, еще и хорошо дерущегося копытами.
И не отстали. Напротив, продолжили. Причем, продолжили с энтузиазмом. Монстробой видел как бьют. Некрасивое зрелище.
Зло сплюнув, он промолчал. Пугать их — лишь раззадоривать, так, и с оружием явится могут. А это было бы нехорошо.
"И чем все это закончится? — думал он, ощупывая плечо в том месте, где обычно был меч. — Заварушка, драка, трупы? Ага. А может и нет".
Парню пообещали расправу — жесткую и неприятную, забыв, меж тем, о девушке. Насчет ведьмака, кажется, у них память вообще отшибло. Или? Хотя... Дело-то, вообщем, и не его... Но... Ай, да что там: Шанк извечно лез туда, куда лезть не следует.
А в голове его, меж тем, складывался план, сходный плану парня. "Отвлекутся, затем, я могу бежать!.. А эти... — он еще раз посмотрел на соямников. — Не бросать же... Что тогда? Раскидать стражников и вместе бежать? Возможно, однако, посмотрим".
Он сам и не заметил, как загорелся желанием расшвырять стражников, повыбивать им все, что повыбивать возможно и поотбивать все, что поотбивать, опять же, возможно.
Он усмехнулся, в глазах зажглись нехорошие искорки, а пальцы стали нервно постукивать по, отчего-то мокрой стене, выбивая ритм.
"Вот сейчас. Вот она — возможность. Бежать. На свободу. Наконец-то. Главное, чтоб вышло..."
А вот про саму сущность паренька Шанк не позабыл. Пока тот горячо ругал стражников, ведьмак наблюдал за его движениями, мимикой, голосом, глазами. Пока единственными зацепками о его необычности, были цвет глаз и необычайная способность все тех же глаз, к зрению в темноте, причем, зрению отличному. Разглядеть цвет глаз в таком мраке на некотором расстоянии...
"Он не ведьмак, это ясно. Может, оборотень? А может, болезнь какая? Видел я таких, что в темноте видят как днем, а ночью, напротив, как в ночи. Однако... не вяжется его физиономия с больным, ох не вяжется... — Шанк забылся, провалился в свои мысли. — Так, оборотень? Нет, медальон в таких случаях не подводит. А может, проклятый? Тогда и не чудовище вовсе, значит, и медальон молчать будет. Хотя... — Шанк все-таки вытянул ноги, правда, все равно было неудобно, все тело постоянно упиралось в жесткие стены и начало болезненно ныть. — есть еще один... реликт Сопряжения Сфер. Да... Высший вампир. Опасный, хитрый, почти человек, да и медальон дрожит только когда тот применяет свои способности, а так, нет... Ну, не верится мне! — он смотрел на парня — долго, внимательно, вытягивая, запоминая каждую деталь в его образе. — Не знаю. Стоит проверить. Проверю".
Ведьмак ухмыльнулся, возвращаясь в реальность, оглядываясь по сторонам, пытаясь понять картину случившегося за то время, что он мыслил.

Отредактировано Шанк Биро (2012-06-25 16:40:08)

0

12

- Негоже красивой девушке играть для мудаков. Таких, как вы.
Элисса недоверчиво вскинула голову и посмотрела на Дена. Поэтессой овладели смешанные чувства: с одной стороны - благодарность и восхищение, а с другой - внезапный страх за юношу. Он заступился за неё. И принял удар на себя.
- ЧЕГО???
- А того и есть. Вести себя научись, мразь
У девушки сердце упало. Она замерла, с немым уважением и едва ощутимым упрёком глядя на парня.
Ну зачем же ты так?.. Авось всё бы само собой разрулилось...
Сверху послышалась яростная ругань и лязганье запертой решётки. Стража негодовала. Неотвратимая близость чего-то нехорошего зависла над головой Дена. Лисе стало стыдно. Стыдно за то, что по её вине этот милый и дружелюбный юноша может пострадать. Хотя сам он отчего-то совсем не выглядел напуганным.
Безумец. Но смелый и самоотверженный... Не всякий бы стал защищать абсолютно незнакомого человека из тюремной ямы! - с восхищением подумала Элис. Не дожидаясь, покуда вернётся стража, девушка перебралась поближе к Дену и благодарно прикоснулась к его руке.
- Спасибо...
Голос поэтессы звучал тихо и испуганно, но в то же время в нём можно услышать восторженные нотки. Она понятия не имела, что делать дальше, но непринуждённость и спокойтсвие Дена каким-то невероятным образом заставляли её не падать духом.
Драться я не умею. Ден тоже не сильно похож на машину убийств. Ведьмак, несомненно, сумеет за себя постоять, но станет ли он защищать нас?.. Неизвестно. К нему-то вообще претензий нет, он стражникам рот не затыкал...
Лиса оценивающе взглянула на ведьмака, будто пытаясь понять, чего от него можно ожидать. Спокойный, самоуверенный, собранный... Он о чём-то размышлял, что-то просчитывал...  Опасный и рассудительный хищник. Интересно, как только страже удалось его схватить?.. Такие, как он, дерутся до последнего.
Сверху послышалась возня: кто-то ковырялся ключом в замочной скважине. Элисса сжала зубы и с неприязнью взглянула наверх.
- Ну что, умник, доквакался? - злобно прорычали оттуда, а вслед за этим протяжно скрипнула решётка и в яму грузно спрыгнули двое вооружённых людей, закованных в броню.
Элисса побледнела, кинула быстрый взгляд на юношу и, даже не пытаясь задумываться о разумности своих действий, встала между ним и стражниками. Сердце девушки пропустило такт, а затем вдруг заколотилось, как бешеное, будто желая вырваться из груди и дезертировать, пока само тело будут кромсать стражники. Вояки зароготали. Для них она была таким же действенным противником, как для разъярённого дракона хрустальная статуэтка. Девушка незаметно сжала кулаки и негромким, севшим голосом произнесла:
- Стойте.
Стражники на миг затихли, с сарказмом и наигранным страхом глядя на Элис, а затем вновь разразились смехом. Внезапно один из них замолчал и резко гаркнул:
- Не мешайся!
Элисса и не думала отходить. Виновата была она, значит и отвечать ей. Стражник взглянул на неё с плохо скрываемой злостью и широко размахнулся рукой, чтобы просто-напросто смести с пути это досадное недоразумение.

+1

13

- Спасибо.
Прикосновение к руке, отозвавшееся немой болью в сердце, ставшее комом в горле. Страх и восторг в голосе девушки. Искорка тепла среди моря холодной черноты. Одна из многих. Для Дена они были, как звезды на небе. В темноте постоянного одиночества, вынужденной скрытности – яркие согревающие искорки, поддерживающие в его сердце уголек надежды.
Еще неизвестно, кто кому был более благодарным в эту секунду.
Теперь Элисса смотрела на ведьмака. Видимо, поняла план, или просто на что-то надеялась. Ден не мешал ей надеяться, занимаясь, в сущности, тем же. Его расчет оправдался. Очень быстро относительную тишину разрезал звук ключа, скребущего в замочной скважине. У того, кто открывал замок, похоже, немного тряслись руки. От злости, вестимо, не от страха же.
- Ну что, умник, доквакался?
Вампир едва заметно улыбнулся, поднимаясь, дабы поприветствовать гостей, спрыгивающих в яму. Умник квакал не просто так, умник на то и умник, чтоб квакать по делу. Но тут все чуть не испортила Элисса, которая если план и поняла, то явно не до конца. Решив, видимо, что теперь ее время проявить геройство, она встала аккурат между Деном и стражниками.
- Стойте.
Наивная девочка, так они тебя и послушали.
Вампиру некстати вспомнилось, как он сам, несколько лет назад, умолял призраков Дикого Гона не убивать его и всех остальных мокрых оборванцев, стоящих рядом на коленях: Френка, эльфа еще того... Эффект был примерно тот же, разве что призраки не стали паясничать. Боль от мечей, протыкающих тело, потом долго приходила в кошмарах. Как удалось в итоге выжить - совсем непонятно.
А события тем временем шли своим чередом. Раздался дружный смех, потом в тишине прозвучал грозный рык «Не мешайся!», стражник взмахнул рукой... Элисса отлетела назад –  но не от руки стражника. Это Ден мягко, но неожиданно сильно рванул ее на себя и чуть в сторону, убирая с линии удара. Как ни странно, кое в чем он со стражником был абсолютно согласен - мешаться девушке не стоило. Попытка защитить ее от побоев стоила вампиру пару долгих мгновений, за которые, правда, стражники начисто забыли о существовании ведьмака.
И это хорошо.
Но теперь ему труднее будет отбиться – потерян эффект неожиданности.
Это плохо.

+2

14

Шанк был уныл. Кол приближался. Быстро. Нужно было что-то делать, помимо мордобоя... Хотя, мордобой может быть первой ступенькой к бегству. А меж тем, события разворачивались в сторону того-самого мордобоя. Причем, мордобоя сурового.
План насчет побега не выходил — когда он поднялся, то смог оценить высоту ямы — даже с его двумя метрами, даже с его длинными руками и даже в прыжке, все равно не выходило. Поэтому, он собирался принять в мордобое самое активное участие.
Долго ждать стражников не пришлось  — через минуту, дрожащая рука открывала решетку, а еще через мгновенье показались те самые стражники, что так нехорошо обращались с самим Шанком. Плотоядная ухмылка показалась на лице, исказив шрам.
"Ну, собаки, пусть я буду самым отъявленным головорезом в Северных Королевствах, но мозги я вам повышибаю... Ну, и выберусь заодно!"
Пока он задумался, девушка вмиг оказалась между стражниками и пареньком, звонко запищав: "Стойте".
Ведьмак, находясь в темном углу ямы, приподнялся на локтях.
"Не мешайся!" — взревел стражник, махнув рукой, словно желая смести неугодное препятствие. Ведьмак не шелохнулся. Девушка была отдернута назад, рукой парня, имени которого Шанк так и не узнал. Ну, и к черту!
Ведьмак резко поднялся, опуская кулак прямо на череп одного из стражников. Если бы не шлем, то оного уже не было бы в мире живых. Правда, и у самого монстробоя дела были не очень — рука, и без того отбитая при падении, теперь кровоточила и болела.
"Черт! Собаки!"
Схватив руку, зашипев, он зло плюнул второму стражнику в затылок. Хоть как-то, но все-таки.
"Теперь ты, парень. А-а-а! Там ведь наверху еще третий! Когда меня вели, их было трое! И у него арбалет..."
Ведьмак вновь отошел в тень, на ходу думая: "А мое снаряжение: лошадь, мечи..."
Нет, Шанку, определенно, не везло. Без снаряжение ему придется туго. Однако, лучше, чем на колу. Но, возможно, все-таки ему удастся вернуть вещи... "Но куда его унесли? Ладно, поглядим там".

0

15

Элисса толком ничего не успела понять, как уже оказалась низвергнутой на земельку и сидящей на мягкой соломке возле стеночки. Удара девушка не почувствовала, а значит оставалось одно...
Ден!
Юноша стоя напротив стражника, который, видимо, ещё не разобрался, почему вместо одного объекта ненависти пред ним предстал совершенно другой. И это замешательство было ему не на руку: в мгновение ока, откуда ни возьмись на него коршуном налетел ведьмак и с такой силой врезал ему по куполу, что Лиса только диву далась, как от такого удара не сломалась сама рука.
Ох уж эти ведьмачьи штучки...
Глаза отхватившего стражника на миг приняли бессмысленное выражение восторженного идиота, а потом закатились, и тело, оставленное без контроля, безвольным мешком рухнуло на землю. Однако удар такой силы имел неблагоприятные последствия не только для стражника, но и для самого ведьмака, ибо сразу после удара мужчина зашипел, как рассерженная кошка, и скрылся во тьме. Элисса затравленно посмотрела на второго стражника и решила экстренно отступать, однако почти сразу же угодила рукой на что-то шерстяное, живое и мерзко пищащее.
Крыса!
Существо тут же подтвердило это, отчаянно вцепившись девушке в руку.
- Ай! - в голосе Лисы прозвучала обида и досада, которые тут же сменились возмущением: - Ах ты маленькая дрянь!
Не вынесла душа поэта. Слишком много противоречивых эмоций накопилось в этой самой душе за вечер, поэтому, растеряв последние капли терпения и решив отыграться хоть на ком-то, Элис мстительно схватила крысу за извивающееся тельце и гневно швырнула в темноту.
Так тебе и надо, вредная зверюга! Кусать она меня будет...
Лиса уже решила ничему не удивляться, однако последующая картина развития событий всё-таки вновь застала врасплох своей внезапностью. Из темноты послышался истошный крик, отдающий паническими нотками. Загремели и заскрежетали железные доспехи, раздался топот, словно кто-то от переизбытка буйной радости решил сплясать. Элис с удивлением вгляделась в темноту, в которой подскакивала, приплясывала и размахивала руками, как мельница, мятущаяся тень.
- А-а-а-а-а! А-А-А-А!!! Сними... А-а! Снимите! Снимите с меня!!! А-А-А-А!..
И тут до девушки постепенно начало доходить. Судя по всему, столь успешно пущенный ей снаряд по необычайно удачному стечению обстоятельств провалился ровненько в бувигер* второму стражнику и, испугавшись не меньше самого человека, принялся отчаянно рыть себе ход наружу. Лиса невольно содрогнулась, представив, на что способна напуганная крыса, да к тому же такая жирная, как эта.
- Ой... Я это... Нечаянно я... - растерянно пролепетала поэтесса с застенчивым видом юного алхимика, который случайно подорвал королевский дворец. Виновато закусив губу, Элис взглянула на сокамерников, будто нашкодивший котёнок, к которому уже идут, помахивая веником. А затем, сообразив, что второй тюремщик на короткое время выведен из строя, взглянула наверх, где уже мелькала любопытствующая рожа последнего  вояки.

*Что есть бувигер

http://s019.radikal.ru/i617/1206/42/612c7249b862.jpg

+1

16

Отвлекшись на спасение Элиссы, Ден наверняка бы получил по кумполу, если б не ведьмак. Расчеты оправдывались, пока  все шло строго по плану. Оставался второй стражник, напряженно вглядывающийся в темноту (идиот, зачем было лезть бить умников, если ничего не видишь?) и вампир уже собрался было заняться им вплотную, как мимо пролетело нечто пищащее и пушистое. И хорошо полетело, с последствиями. Стражник выпучил глаза, затанцевал, заорал, как бешенный. Еще бы не заорать.
Да ему же крыса сейчас все лицо порвет нахрен.
Равно как и дипломатичность, Дену слишком часто отказывала логика. Особенно когда подключались эмоции.
- Стой, идиот, сниму! Да стой же!
Схватив стражника за ремешки доспеха, вампир резко рванул его на себя, запуская руку в щель между железной хреновиной, закрывающей шею, и лицом. Стражник продолжал дергаться, пальцы сразу промокли, резко запахло кровью. Крыса давать себя ловить не собиралась. 
- Нагнись. Вот так!
Вампир рванул его на себя. До стражника, видать, дошел замысел, несмотря на панику. Он упал на колени, помогая вытрясти крысу из-за железяки. Писклявый комок концентрированной злости плюхнулся на солому и тут же сбежал.
- Крикните, чтоб скинули веревку, - сказал вампир спутникам, усаживая стражника ближе к стенке. Мимику он уже не контролировал, морщился от досады, от запаха крови… и в результате при разговоре слегка обнажались клыки. И если бы кто-то внимательно вглядывался, то, возможно, мог бы это заметить. Вот только вглядывались ли? – Быстро, надо обработать рану, а то может быть заражение.
Говорил он громко. Достаточно громко, чтоб услышал даже стражник наверху.
- Ты... - подал голос стражник.
- Я лекарь.
Разболтанные застежки поддались легко, железяки полетели на пол. Темнота не мешала осмотру. Раны… все же поверхностные. Глаза не зацепило, только щеки и подбородок. Ничего страшного.
- Выживет, - выдохнул вампир. И быстро перехватил взгляд стражника, подчиняя его своей воле. Голос Дена теперь был сильным, внушительным. Таким, которому хочется повиноваться. Особенно когда тебе кажется, что все вокруг - сон. - А теперь слушай меня. Тебя надо поднять наверх. Немедленно. Говори, чтоб вас подняли. Я помогу. Мы поможем.
Что мог рассмотреть стражник сверху? Поверит ли он своему приятелю? И... один ли он там?

+1

17

Шанк дурел. И от неприятной боли в руке, и от действий девчушки, оказавшейся очень уж резвой. В стражника, который, к слову, даже не заметил потерю товарища, полетела здоровенная крыса. Оказавшись в бувигере, бедная зверюшка начала судорожно искать выход, доставляя при этом стражнику... некие неудобства. У крыс остренькие коготки.
"Попал, гад!" — усмехнулся Шанк, держась за кровоточащую руку.
Он хотел было досмотреть зрелище, ну, или освободить стражника от досадной части доспеха, но в который раз, за сегодняшний день, не успел. Паренек кинулся к нему, начиная помогать, причем, помогать не слепо и беспорядочно, а, напротив, точно и... как-то профессионально, что ли.
Меж тем, он так увлекся этим, что открыл пытливому взгляда ведьмака некие... детали.
"Ох ты ж!.. Зубки у нас. А ты, братец, вовсе не похож... — Шанк растер щетину до красноты на коже. — Вовсе, вовсе не похож! А кровь... Ну, вот она, пей же... — вампир морщился, мимика его, вообще, "гуляла". — Ага. Ну, ты держишься, ты не зверская тварь, которая становится безумной при виде крови. И это хорошо. Возможно, я даже не трону тебя. Возможно..." — ведьмак все-таки поднялся, перематывая руку тряпкой, неожиданно оказавшейся в кармане.
Да, ведьмак видел за свою "карьеру" высших упырей. Видел и убивал. Невероятно сильные, опасные, особенно, если напьются. Правда, видел-то он всего одного, не считая этого, ну и сражался с одним. Жуть. Чудом он справился и содрал с нанимателя такую сумму... что оплатил ею лечение, поменял одежду, прикупил снаряжения и неделю жил, отлично, между прочим, жил. Ну, да ладно. Все это было давно. Нет, все-таки это была правда.
Ведьмак оторвался от мыслей, тряхнув гривой черный волос. Вампир вовсю работал. "Эко ты о нем печешься..."
А меж тем, в голове монстрбоя созрел план. И план отличный. Он шагнул к вампиру, взяв его за плечо, повернул к себе, шепнув на ухо: "
— Слушай, он сейчас скинет веревку, а залезу я. А там, посмотрим. Я разберусь, клыкастый... — последнее, было сказано с легким смешком и улыбкой — не злой, а просто веселой.
Ведьмак покосился на раненого стражника, но у того был болевой шок и он лишь тупо глядел в стену, пуская слюни. Все складывалось хорошо. Даже очень. Оставалась только самая малость — помощь Госпожи Удачи. Ну, а за ведьмаком дело не станет.
Сверкнув белыми зубами, Шанк вновь скрылся в темноте, держась края ямы с той стороны, откуда прыгнули стражники, а, следовательно, оттуда же полетит веревка. И она полетела, сдобренная жутковатыми матами. Странно, даже голос дружка не понадобился...
Ведьмак резко ухватился, за несколько скачков оказался у края ямы. Сейчас было самое важное — выскочить быстро-быстро, иначе...
Шанк подтянулся, быстро кувыркаясь в сторону, под звук летящего болта. Тот полетел туда, где секунду назад была голова ведьмака, пролетел в яму и стукнувшись о стену, упал вниз.
А ведьмак был уже близко. Ударил левой, прямо в лоб. Звук падающего тела, а также отлетевшего в сторону арбалета, ударившегося о камень, кажется, был громок. Или нет. Стоит отметить, что более длинный конец веревки был наверху, и поэтому она не упала в яму.
Так или иначе, но из сторожки неподалеку, вылетел еще один стражник с алебардой в руках.
"Ах-ха! Не споткнись, корявый!"
Алебарда со свистом пронеслась над головой, ведьмак же резко выпрямил руку — кулак врезался стражнику под дых — тот захрипел, но не упал. Отошел на шаг, заслоняясь алебардой, резко рубя наотмашь. Шанк отскочил, ударив того в бок, а потом в челюсть. Наконец, противник упал.
Удрученно поглядев на разбитый кулак, Шанк влетел в сторожку, хватая свой мешок, какую-то сумку на всякий случай, выбежал во двор, взяв двух единственных лошадей под уздцы, подвел их к яме.
— Ну, давайте! — веревка, которую он обвязал о штырь возле решетки да и сам держал крепко, заманчиво покачивалась в яме. Вот он — шанс! "Свобода! Сейчас бежать, бежать, бежать!"
Ведьмак глянул по сторонам, но пока было тихо. Лишь пока.

Отредактировано Шанк Биро (2012-06-26 18:07:01)

0

18

Не успела Лиса всерьёз испугаться за судьбу  стражника, как Ден тут же бросился его спасать. Крича на него, уговаривая, убеждая, юноша скакал вокруг тюремщика, как мама вокруг сына, который решил зимой слинять на улицу без шапки. После непродолжительных усилий, что-то дёрнув, что-то отстегнув, Ден принялся копошиться в бувигере, итогом чего стало чудесное избавление стражника от грызуна и возвращение зверьку желанной свободы. Мохнатая тушка шмякнулась на землю и тут же, не прощаясь, ушуршала во мрак.
– Быстро, надо обработать рану, а то может быть заражение. - крикнул Ден куда-то наверх, бережно прислоняя своего пленителя к стеночке.
Посмотри, заботливый какой... Меня вот тоже эта гадость грызанула, и хоть бы хны... - с усмешкой подумала Элисса и тут же забыла об этом. Ден разворачивал активную агиткомпанию по спуску верёвки и дозволению выбраться наружу. Голос его звучал убедительно и властно, настолько, что девушке стало не по себе от таких внезапных перемен. Растерянно шаря по земле, поэтесса наткнулась на лютню и уже до автоматизма отточенным движением закрепила инструмент на спине. Тем временем из сумеречных недр ямы выбрался ведьмак и принялся о чём-то шушукаться с Деном.
Та-ак, я смотрю, у нас тут мужские секретики... Мальчики сплетничают, девочки отдыхают? Хха, обычно всё бывает наоборот.
Лиса улыбнулась своим мыслям и поднялась с земли, оттряхиваясь от земли и соломы. Во время этой процедуры поэтесса мельком подумала, что белые чулки от столкновения с землёй наверняка запачкались на коленях. И эта мысль тянула за собой следующую, совершенно неуместную в это время и в этом месте, однако всё же возникшую.
Надо будет застирать...
Поцарапанные ладони отзывались свербящей болью от прикосновения к ткани, но сейчас эта боль отходила куда-то на второй план. Её сокамерники, видимо, о чём-то договорились и ведьмак направился к краю ямы, у которого был выход из темницы.
Ну конечно, девочек мы в свои планы не посвящаем... - саркастически сложив руки и улыбаясь, подумала Лиса. Однако тут же вспомнила, как недавно едва не отхватила плюху, и прикусила язычок. И в самом деле, вояка и стратег из неё никудышный, да и вовсе, если бы не Ден, валяться бы ей на сырой земельке и мешать слёзы с кровью из разбитого носа. Нет, такая перспектива её совсем не прельщала. Девушка поёжилась, взглянула на юношу, на стражника, затем на ведьмака. Сверху, над его головой, у кого-то прорвало вербальный фонтан и, сопровождаемая грязными ругательствами, в яму дохлой змеёй свесилась верёвка. Мужчина тут же, не теряя времени, ловко и цепко ухватился за верёвку и быстро пополз наверх. Элисса заранее пожалела тех, кто рискнёт встать у него на пути.
У-у-у, ребята... После знакомства с таким "лекарем" вы, даже будучи смертельно больными, не решитесь вызвать какого бы то ни было целителя... Лекари, они ребята суровые... Могут на больку подуть, а могут и ногой в ухо...
Будто подтверждая её мысли послышался щелчок спущенной тетивы, затем удар, позле этого - лязг железа и и грохот падающего тела. На дне ямы валялся так и не встретивший своей цели арбалетный болт.
Первый готов.
Элисса на всякий случай отошла подальше от выхода, опасаясь, как бы ещё чего туда не прилетело. Сверху послышался скрип открываемой двери, а вслед за ним - перемежающийся с железным бряцаньем топот. Опять возня, звуки ударов, чей-то хрип... Внезапная тишина и, несколько секунд спустя, вновь раздавшийся скрип двери. Лошадиное ржание.
— Ну, давайте!
Ведьмак закрепил верёвку, другой конец которой болтался в яме. Победа была на его стороне. Элис подошла к выходу, посмотрела наверх и улыбнулась.
- Молодец, ведьмак.
Слова эти были произнесены негромко, но девушка была уверена, что тот, кому они предназначались, их услышал. Откровенно говоря, поэтесса до последнего момента сомневалась, что мужчина, перебив стражу, вернётся за ними. Всё же проще было бежать одному, не обременяя себя попутчиками. Значит, лгут злые языки, говоря, что ведьмаки одиночки и бесплатно спасают только свою шкуру.
Элисса задумчиво взглянула на верёвку и тут новая, отнюдь не радостная мысль ледяной змейкой зашевелилась в её сознании.
Верёвка-то есть. И что теперь?.. Может на первый взгляд ребята и не заметили, да вот только я внушительной мускулатурой не отличаюсь. Скажем начистоту: я даже подтянуться не смогу. Что уж тут говорить о нескольких метрах вверх по болтающейся верёвке?.. К тому же руки содраны, станет больно, не удержусь... Вот засада...
Элисса с досадой потрогала верёвку, с горечью отвела взгляд и разочарованно сделала шаг назад.
Придётся им идти без меня. Что ж, пусть будет так. Выживает сильнейший...
Вдохнув для храбрости побольше воздуха, девушка подняла лицо, на которое уже была натянута улыбка, и, повернувшись к Дену, просто сказала:
- Давай ты первый?..

Отредактировано Элисса (2012-06-27 05:35:40)

+1

19

Стражник молчал. Он действительно впал в беспамятство – это получилось. Но чтоб при этом говорить, производить активные действия… Да, гипнотической силы на это не хватило. Все же сказывалось отсутствие значительного опыта, да и сегодня далеко не полнолуние. Ден неслышно вздохнул и разорвал контакт глаз. С гипнотического состояния стражник при этом не вышел – шок. Но ничего, выживет. Кровь бы остановить, для порядка…
Вампир принялся рыться в карманах, пытаясь найти хоть что вроде носового платка. Напрасно – никаких платков и прочего у него не было, а все бинты и лекарства остались в сумке. Рвать же рукава – нет, до такого альтруизма Ден еще не дошел. Не докатился, вернее. Вверху слышалось шевеление. Получится или нет с этой веревкой? Пока – все получалось.
Из задумчивого ожидания и погружения в свои мысли Дена вывел ведьмак. Неожиданное прикосновение к плечу даже через куртку отозвалось волной почти ощутимой боли.
— Слушай, он сейчас скинет веревку, а залезу я. А там, посмотрим.
Против этого Ден возражать не стал, хотя возражения были. Стражники вовсе не обрадуются ведьмаку вместо лекаря, но ведьмак же должен знать, что делает. Так что… Вызвался сам – давай, геройствуй, даже если схлопочешь болт.  - Я разберусь, клыкастый...
Вампир вздрогнул. Улыбка ведьмака его вовсе не вдохновила. Веселье – Ден так и не понял его нотки. Уж не насмешливое ли? Только ли со стражниками ты собрался разбираться?
Дрожь не прекращалась. Мгновенно вампир почувствовал все, на что раньше не обращал особого внимания – холод, сырость… страх. Он повернулся к стражнику. Уже без былого энтузиазма – понимал, что ничем помочь не может, да и стражник обойдется. Не о нем теперь думать надо.
И даже не о себе.
Надо вывести отсюда Элиссу, - пришло отчетливое понимание. – Стражники ее не помилуют.
Удары, доносившиеся сверху, только подтверждали мысли вампира. Придя в себя, стражники захотят на ком-то отыграться. А ведь именно его, Дена, желание сбежать и его же длинный язык привели к такому результату.
Вампир встал, вытирая пучком соломы кровь с рук. Посмотрел на другого стражника, не подававшего признаков жизни. Обнаружив, что признаков, может, и нет, а жизнь есть, на этом и успокоился. Тревога заставляла искать себе занятие. Рядом ждала и наверняка нервничала Элисса, но чтоб успокаивать девушку, Ден сам был слишком встревожен. Слова ведьмака действительно выбили его из колеи.
Ведьмак же не подвел, спустил веревку. 
Ну, давайте! – услышал Ден его голос сверху. Встряхнулся, понимая, что на страх времени нет. Надо бежать. Хотя больше всего хотелось закрыть глаза и сползти по стеночке, аки впечатлительная девица. Серебряный меч у горла – не самое приятное воспоминание, а уж если грозит повторение…
- Молодец, ведьмак, - сказала Элисса. Ден нервно улыбнулся, внутренне соглашаясь. Как бы то ни было, ведьмак молодец. Девушка потопталась возле веревки, подергала ее, потом повернулась к вампиру.
- Давай ты первый?..
- А давай, - легко согласился Ден, подходя. – Потом обвяжешься ею, и я тебя вытяну. Только без всяких там, мы тебя не бросим.
А то знаю я, о чем ты думаешь… 
Забраться по веревке для него было парой пустяков. Ведьмак с лошадьми был рядом, и лошади – ну конечно же! – заржали, забили копытами, пытаясь вырваться и сбежать.
- Отведи их, - махнул вампир на ведьмака. – Я вытащу Элиссу. – И посмотрел в яму. – Ну?

0

20

Ведьмак был насторожен, ибо все происходящее было очень уж небезопасным, в каждую секунду мог прийти патруль или просто одинокий стражник или не стражник, однако поднять тревогу мог любой.
Вечер умирал, ночь вступала в свои права — неловко и неуверенно сопротивлялся лишь пурпурно-красный закат, необычный, точно преломленный через бокал с кроваво-алым вином; повсюду было темно, лишь он пламенел на западе, крася крыши зданий в бешеную мешанину цветов и оттенков, пуская длинные тени, беспорядочно витавшие в остальном сумраке.
Вместе с ночью и осень, пядь за пядью, забирала кусочки лета, перекрашивая их на свой лад и вкус: вместо однообразной зелени, пришло невероятное буйство осенних красок, рассыпавшихся по миру алыми, бардовыми, золотыми, коричневыми, черными, серыми цветами — приятно-теплыми, но несколько печальными в своей томности и глухом одиночестве.
Легкий ветерок витал меж улиц и кварталов, швыряя грязные листья по мостовым, нося ураганчики пыли и мусора, свистя под окнами, покачивая небольшие и скромные, точно испуганные действиями бесчувственных к живому людей, деревца, которые одиноко жались друг к другу, вместе протягивая тонкие узловатые веточки, к уходящему за горизонт, пылающему диску солнца.
Темнеющие коридоры улиц, в которых царила вечерняя тишина, и правил ночной сумрак, как-то взволнованно глядели на погибающий в ночной красе мир; в них сновали крысы, не обращавшие внимания на творившееся вокруг, они лишь усердно пищали, нарушая королевскую красоту наступающей ночи.
Мир медленно умирал, с каждой минутой теряя свое превосходство над ночью, тяжелым шагом ступающей по нему, дабы на какое-то время превратить его в часть своих темных владений. Но мир не унывал, зная, что ночная тень скроется под быстрыми, бодрыми, живыми шагами дня, несущего свет и ясность всему живому... Чтобы вновь угаснуть в ночной тиши, оставляя за собой лишь кровавую полосу заката...
Шанк крепко держал веревку, немного морщась из-за саднившей неприятной болью, руки. Вампир в пару скачков оказался наверху, немного помятый и встревоженный. «Ловок ты, ловок. Но, вижу я, отнюдь не обрадован тем, что тебя рассекретили. Молод ты еще, молод…» — ведьмак внимательно смотрел на парня, так, что тот, наверное, физически ощутил на себе немигающий взгляд кошачьих глаз.
Вампир заговорил, как-то слишком деловито для улыбающегося паренька, каким Шанк увидел его в самом начале приключения.
— Постой. Я вытяну ее, а лошадей пока и вести-то некуда. — Ведьмак похлопал свою Кляксу по боку, но та молчала, встревожено постукивая копытами. — Ах, да! — из-за спины ведьмака показался сначала ремешок, а потом и сумка. — Не твоя, случаем? А то я ее в сторожке вместе со своими вещами нашел. — словно в доказательство этого, за спиной показалась рукоять меча, а на боку лошади качнулось что-то, завернутое в шкуры и бережно обвязанное ремешком.
Пожав плечами, он крепче сжал веревку, на этот раз обращаясь к девушке:
— А вы обвязывается себя, и я вас вытяну. Желательно, быстрее. — Он хмыкнул, улыбнувшись краешками губ, по которым неловко проскользнул падающий листок — ярко-оранжевый, только слетевший с ветви и не успевший испачкаться о грязные мостовые.
А меж тем, вечер умер, кровавый закат полыхнул оранжевым огнем, все тускнея и тускнея, постепенно становясь серым, а потом — черным. Ночь поглотила мир, взволнованно зашелестев в ветвях деревьев, охватывая все сущее тьмой и мраком, а далекий рокот приближающейся бури, был словно ее смехом превосходства.
Первые капли дождя с отчетливым свистом и звуком удара, разбились о мостовую, размывая грязь и разнося пыль, мусор, листья да и крыс по закоулкам и ямкам.
«Что ж, это нам только на руку…» — подумалось ведьмаку. Госпожа Фортуна сегодня была добра, помогая беглецам в меру своих, отнюдь не скромных, возможностей.
Дождь расходился, с шумом стуча по улицам. Темное небо было затянуто черными громадами туч, став угрюмым и непроницаемым. Ветер, некогда тихий и нерешительный, теперь со свистом несся по улицам, сметая все на своем пути. Небо временами окрашивалась нитками молний, сверкающих в непроглядной тьме. Буря ужесточалась с каждой секундой, вмиг нарушив равновесие мира.

Отредактировано Шанк Биро (2012-06-27 17:20:40)

+1

21

- А давай. Потом обвяжешься ею, и я тебя вытяну. Только без всяких там, мы тебя не бросим. - сказал Ден и быстро забрался по верёвке наверх. Элисса стояла на месте, с выражением удивления и полного недоумения на лице глядя ему вслед.
Как. Ты. Это. Делаешь. Ка-ак?!
Девушка опять, на этот раз уже серьёзнее, задумалась о том, что её как-то на удивление легко считывают.
Напрашивается вывод... Или я абсолютно не умею врать, или...
- Отведи их. Я вытащу Элиссу.
Запоздалая радость забилась в душе Элис. Её не оставили. Не бросили! Её забирают с собой. Ей помогут выбраться отсюда... Улыбаясь своим мыслям, Лиса быстро принялась сооружать на верёвке большую петлю наподобие качелек.
Сверху донёсся голос ведьмака, а затем его силуэт у края ямы сменил Дена.
— А вы обвязывайте себя, и я вас вытяну. Желательно, быстрее.
Элис заинтересованно приподняла брови, пытаясь понять причины такой рокировки, однако тут же посчитала, что это не так уж важно. Ключевым моментом в этом событии было то, что её всё-таки вытянут. И это не могло не радовать.
Затянув морской узел, поэтесса ещё раз проверила, хорошо ли закреплена лютня, а затем, пару раз для уверенности дёрнула верёвку и скользнула в петлю, усаживаясь понадёжнее. Там, наверху, наверное почувствовали тяжесть её тела, как-никак полноценная девчонка с тяжёлым плащом - это тебе не бабочка на цветочке, но девушка всё равно на всякий случай крикнула:
- Давай!
Верёвка дёрнулась, натянулась и пленница медленно поехала наверх, к столь желанной свободе. По мере приближения к выходу, ликование всё больше и больше разгоралось в груди поэтессы, поэтому наружу она выползла со счастливой улыбкой, сияя от радости, словно начищенная монета. Быстро оттряхнувшись от песка, девушка освободилась от верёвки и повернулась лицом к своим недавним сокамерникам. Она было настолько рада, что её вытащили, что ей попросту хотелось повиснуть у ребят на шее и расцеловать каждого в обе щеки. Однако приличия превыше всего. Да и вообще, её могли не так понять...
- Даже не знаю, как вас благодарить... - Лиса, растерянно улыбаясь, пошарила глазами по земле, будто размышляя, что она может сделать. - Спасибо вам. Спасибо огромное.
Но благодарность благодарностью, а линять отсюда надо было. На закате обычно приходит следующая смена стражи и, вероятнее всего, увиденная картина их не обрадует. Поэтесса уже успела отметить, что у её спутников и вещи и лошади в наличии. Её же добро находилось на постоялом дворе одного знакомого тавернщика, к которому непременно надо было заглянуть. Лису даже не столько волновали вещи, сколько Добряк, которого она бы ни за что не бросила. Подумав об этом, она вопросительно взглянула на товарищей и заговорила.
- Из города надо срочно бежать. Как только обнаружится, как мы тут накуролесили, нам не поздоровится. Нас будут искать, так что...
Элисса замолчала, выразительно глядя на спутников и давая им возможность додумать самим, что же будет, если их всех споймают.
- И ещё... Я смотрю, у вас тут лошадки?.. Не подбросите до таверны "Южный ветер"? Она неподалёку от городских ворот...
Пэтесса подмигнула, интонацией выделяя последнее предложение. Ворота сейчас им всем были как нельзя кстати. Более того - от того, насколько быстро они покинут город, зависела их жизнь. А значит - никаких промедлений! Вперёд!

+1

22

Вампир заметно нервничал, пока ведьмак сверлил его своими глазищами. Дыру протрет. Зараза. К счастью, вместо выяснения отношений бывший соямник тоже был настроен на конструктив.
— Постой. Я вытяну ее, а лошадей пока и вести-то некуда.
Действительно. Но уж больно лошади нервничали, чуя присутствие вампира. Теперь не помешала бы…
Ах, да! Не твоя, случаем? А то я ее в сторожке вместе со своими вещами нашел.
Сумка. Оказавшаяся в руках, словно по волшебству. Ден тут же схватил ее, проверяя, все ли на месте. Книг не было – ну да, их оставили в библиотеке, чтоб проверить, не украденные ли. Конспектов тоже на месте не оказалось. Флягу со спиртом можно было и не искать. Деньги переполовинили – ну как же иначе, хоть что-то осталось, и на том спасибо. Ножик, правда, один. Баночка с мазью… еще одна… лекарства… сухари.
Нужная бутылочка, маленькая, из-под духов, нашлась быстро. Вампир капнул несколько капель на руки, потер щеки. Отчетливо запахло спиртом, полынью и еще какими-то травами.
— А вы обвязывается себя, и я вас вытяну. Желательно, быстрее, - звучали рядом слова ведьмака. Ден на секунду закрыл глаза, собираясь с мыслями, прогоняя панику. Никто_никого_не_убивает. Спокойно, спокойно. Незачем трусить. 
- Даже не знаю, как вас благодарить... – Эти несколько секунд словно выпали из реальности. Элисса была уже на поверхности, радостная, явно не знающая, что делать и что говорить. Начинался дождь. - Спасибо вам. Спасибо огромное.
Рано. Это только начало. Что же тебе такое грозило? Наверняка гораздо меньше, чем грозит теперь. 
- Из города надо срочно бежать, - подала Элисса дельную мысль. - Как только обнаружится, как мы тут накуролесили, нам не поздоровится. Нас будут искать, так что...
Договаривать и не надо было. Ден мрачно усмехнулся. Погода портилась еще сильнее, полностью соответствуя мыслям.
- И ещё... Я смотрю, у вас тут лошадки?.. Не подбросите до таверны "Южный ветер"? Она неподалёку от городских ворот...
- Лошадки? – вампир обернулся. Лошади успокаивались, обманутые запахом трав и дождя. Ездить на лошадях Ден почти не умел, но, может, это не так уж и сложно?
- Моей тут нет. Но какая разница… - он встряхнул головой, решительно выдохнул. - Да, вперед. Элисса, поедем вместе? Мы оба относительно легкие. Или? – Ден выжидательно посмотрел на ведьмака. Что он теперь скажет? И что решит?

+2

23

Погода портилась невероятно быстро: порывы ветра стали ужасающе быстрыми и небезопасными, нося по улицам потоки воды, словно из ведра, льющиеся с небес, молнии сверкали почти без перерыва, освещая мир, скованный непроглядной тьмой. Тоненькие стволы деревьев неуклюже трепетались, пригибались под яростными порывами обезумевшего ветра. Шум стоял невыносимый, в нем слились гул ветра, стук дождя, грохот грома, плеск потоков воды. Все это походило на помешательство самой Природы.
Ведьмак, лишь благодаря своему чуткому слуху, смог расслышать слова девушки и вампира. Второй, кстати, не переставал нервничать. Шанк улыбался.
Махнув рукой, он заговорил:
— Девушка, прыгайте на мою лошадь. До таверны довезем, конечно. Но все надо делать быстро. — Ведьмак вмиг оказался в седле. — Ну, понеслась!
Он подхватил девушку, а та заскочила в седло сзади него. Вампир, кажется, тоже уже был готов.
Лошади застучали копытами по мокрой мостовой, скользя и недовольно ржа. Но ничего этого слышно не было за истинной злостью Природы, бушевавшей как никогда.
Улица за улицей, квартал за кварталом — город был отчужденно пуст — люди, не могущие покорить Природу, и в этот раз трусливо прятались по домам, трясясь от страха.
Показались городские стены. "Скоро!.." — пустая мысль сверкнула в голове, словно молния в ночи.
А меж тем, буря и не думала заканчиваться, напротив, она нарастала, словно безумный вальс во тьме ночи под пенье дождя, которому в тон ревел гром-гобой, шелестел и свистел ветер, словно флейта, и точно свиристеть журчала вода в узких коридорах улиц.
"Бешеная скачка... Где? Почему? Зачем? Странно, но если бы не эти безумные приключения, я бы просто помер от тоски и видений... Все это отвлекает меня, дает силы к жизни..." — Шанк задумался, не забывая управлять Кляксой и смотреть по сторонам. Вдруг, одинокая вывеска, со словами, которые усердно смывал дождь, мелькнула в переулки близ городских ворот.
Таверна "Южный ветер" на подходе! — крикнул ведьмак и девушке, и вампиру, правда, не знал, услышали ли его в таком безумстве и грохоте.
Из седла он просто выскочил, на ходу, подхватив девушку. Дверь в таверну он чуть ли не выбил. Ведьмак остался на пороге, крикнув девушке:
— Заходите внутрь, забирайте вещи. Мы с вампи... с этим парнем постережем вход. — Неудачная оговорка вышла, но Шанк надеялся, что либо девушка не поймет ее, либо не услышит. А вышла она из-за того, что ведьмак про себя называл вампира вампиром, а имени не знал.
Буря шла своим чередом, ничуть не успокаиваясь. Пелена дождя скрыла от глаз все, рассмотреть что-то можно было только перед своим носом, ну, или чуть дальше. Грохотало так, что болели уши, а сверкало — без перерыва, по всему небу, везде, над каждым домом. Улицы заливала вода, беспокойными струями мчась по мостовым, скатываясь в овраги и канавы.

+1

24

Ещё совсем недавно светило солнце, а теперь, словно по мановению руки колдуна, небеса разверзлись и обрушились на землю дождём. Лиса быстро накинула капюшон, укрываясь от холодных и тяжёлых капель октябрьского дождя. Обычно погода сильно влияла на её настроение, но сейчас, даже несмотря на ненастье и полную безрадостность пейзажа, девушка чувствовала себя прекрасно. Ветер усиливался, в воздухе порой мелькали опавшие листья, тут же прибиваемые к земле дождём.
- Элисса, поедем вместе? Мы оба относительно легкие. Или? - Ден перевёл взгляд на ведьмака, похоже, передавая инициативу в его руки. Тот улыбнулся и ответил:
— Девушка, прыгайте на мою лошадь. До таверны довезем, конечно. Но все надо делать быстро.
Слова у ведьмака не с расходились с делом: тут же он подхватил Элис и помог устроиться в седле позади него. Кони понеслись. В который раз Лиса оценила практичность платья, благодаря высоким разрезам на юбке которого можно было сидеть в мужском седле.
Элисса повернула голову к Дену, убеждаясь, что он тоже в седле, и ободряюще улыбнулась. Не каждый день попадаешь в такую передрягу и выходишь сухим из воды. В переносном смысле, конечно. А в прямом - всем троим, благодаря небесному водопаду, светило неслабо промокнуть. Ветер налетал порывами, пытаясь сорвать капюшон с головы, однако девушка быстро нашла выход из этого положения, спрятав лицо  от бури за спиной ведьмака. От быстрой скачки и сильного ветра полы плаща развевались за спиной, точно чёрные крылья, но в этом был один существенный минус: само тело плащ закрывал только со спины, отчего платье быстро начало промокать. Кое-какую защиту от дождя давала спина ведьмака, но неудержимый осенний ливень брал своё, постепенно пропитывая одежду. Однако, по большому счёту девушку это не особо волновало. Главное сейчас - вырваться из города. А дождь - это пустяки.
Не сахарная, не растаю.
Кони оскальзывались в жидкой грязи и недовольно всхрапывали. Элис покрепче обняла ведьмака за пояс, чтобы случайно не слететь с седла. Валяться в грязюсе, да ещё и под таким дождём ей совершенно не хотелось.
— Таверна "Южный ветер" на подходе! - крикнул ведьмак. Голос его мешался с громом и шумом ливня, нещадно бьющего по крышам домов, земле и разноцветной умирающей листве. Конь резко затормозил, отчего девушка едва не вылетела из седла, однако ведьмак, уже успевший спешиться, легко, точно игрушку, подхватил её и поставил на землю. Не теряя времени, он, словно тайфун, сметая всё на своём пути, вышиб дверь и сопроводил сие действо сопутствующими руководствами. Лиса так торопилась, что даже не заметила оговорки и, кивнув тавернщику в знак приветствия, быстро улыбнулась ему и махнула рукой, показывая, что всё в порядке.  На миг задержавшись, она оглянулась на спутников и бросила:
- На конюшне найдите чёрного косматого конягу, вы его сразу узнаете, он там один такой. Попробуйте оседлать. Его зовут Добряк. Будет кусаться - почаще называйте его по имени и...
Лиса окинула обеденный зал быстрым взглядом и, подхватив с подноса одной из служанок красное яблочко, перебросила его ведьмаку.
- Скормите это. Он любит подарки.
Оставляя на полу мокрые следы, поэтесса, перепрыгивая через две ступеньки, взлетела на второй этаж, домчалась до своей комнаты и между стеной и дверным косяком нашарила ключ. Дверь поддалась не сразу, старый ржавый замок заставил с собой повозиться, однако уже через несколько минут, побеждённо скрипнув, сдался. Девушка вбежала в комнату, быстро поскидывала в сумку вещи, проверила, не забыла ли чего и, старательно закрыв дверь, поспешила вниз.
Спустившись в обеденный зал, она быстро отдала тавернщику ключ и, уже выбегая из помещения, бросила пару прощальных слов.
На улице всё бушевало...

Отредактировано Элисса (2012-06-28 00:56:33)

+1

25

Ден едва не вылетел из седла еще в самом начале, и такая возможность ему представлялась потом не раз и не два. Гроза, ночь, спешка, нервничающая лошадь – вот, конечно, самые лучшие условия для обучения верховой езде. И то, что он не свалился, иначе как чудом и покровительством богини не назовешь.
Лошади неслись. Вампир подумал было, а не отстать ли где по дороге. Ведьмак не будет в таких условиях его искать. Но… Но это трусость, самая настоящая. И все расчеты говорят, что теперь-то ведьмак его убивать не станет. Но одно дело – расчеты, совсем другое – жизнь.
— Таверна "Южный ветер" на подходе! - услышал Ден сквозь шум дождя. Ведьмак с девушкой остановились нормально, вампиру же с лошадью справиться было сложнее – та закрутилась, затанцевала на месте. Едва-едва удалось успокоить.
Заходите внутрь, забирайте вещи. Мы с вампи... с этим парнем постережем вход.
С лошади Ден буквально свалился. Крепко держа ее под уздцы, чтоб не сбежала, подошел к ведьмаку. Страх перерастал в злость. Разве так сложно следить за словами?
- На конюшне найдите чёрного косматого конягу, вы его сразу узнаете, он там один такой, - Элисса, похоже, или не услышала, или не поняла. Ну и хорошо. - Попробуйте оседлать. Его зовут Добряк. Будет кусаться - почаще называйте его по имени и... – к ведьмаку полетело яблоко. - Скормите это. Он любит подарки.
Девушка убежала. Ден посмотрел ей вослед, потом передернул плечами и обернулся к ведьмаку.
- Смерти моей хочешь? – в тоне прорвались усталость и раздражение. Потом Ден на мгновение зажмурился, успокаиваясь. И снова посмотрел в сторону. На ведьмака он смотреть теперь опасался. - Меня лошади боятся. Оседлать этого Добряка не смогу – не умею. Так что иди сам, я посторожу этих вот, - он кивнул на остальных двух лошадок. И усмехнулся. – Не бойся, не сбегу.

+1

26

Девушка все быстро сообразила, забежала в таверну, на ходу пища, словно комар, ведьмак лишь кивал, нервно покусывая губу.
Выпрямившись, он глянул на чернеющее небо, которое, словно огромными лапами, охватили тучи, низко вися над землей, давя и угнетая. Резкие, бесконечные вспышки молний на черном небосводе освещали город — на миг, и он вновь погружался в непроглядную тьму. Тряхнув мокрыми волосами, рассыпавшимися по плечам, он поправил тяжелый плащ. По лицу катились капли дождя, но ведьмак лишь стоял и смотрел вдаль.
Вампир раздраженно заговорил, но Шанк только улыбался куда-то в сторону, смотря, словно через вампира, будто бы он был стеклянным графином.
— А почему нет, реликт Сопряжения Сфер? Почему я не должен хотеть твоей смерти? — на ходу укутываясь в плащ, бросил ведьмак. — А ты и не сбежишь. Мы с тобой еще поговорим. — Шанк скрылся в конюшне, постукивая подошвами сапог.
Большой коняга, действительно, был один в конюшне. "Вот это гривища... Ах, как хорош!" — с завистью подумал монстробой.
Подойдя к нему, он заговорил:
— Ну, здоров будь, коняга. Будешь яблоко? — яблоко был вмиг вырвано из руки Шанка, чуть ли не вместе с рукой. — Ну, вот и хорошо.
Поглаживая коня, ведьмак вскочил на него, крепко держа поводья и сжав ноги. Конь оказался ретивым, забрыкался, закрутился на месте, но после пары минут бесполезной борьбы, сдался.
— Отлично!
К таверне ведьмак подъехал верхом на коне, а к тому времени девушка уже вернулась. Улыбаясь, ведьмак проговорил:
— И правда, Добряк. Заскакивайте! — он спрыгнул  с коня, подводя его к девушке.
Сам он тут же заскочил на свою Кляксу, которая довольно заржала то ли от вида сородича, то ли он того, что хозяин вернулся.
— Сейчас надо пройти через ворота. Вряд ли в такую бурю там будет стража. Ну, а если будет, то может и не пропустить в ночь..."А ведь и правда..."Там посмотрим!
Шанк погнал свою лошадь к воротам, через потоки воды, катящиеся по мостовой, ветер рвал плащ, словно желая его отобрать и унести, трепетал волосы, брызги летели в лицо, попадали в глаза. Ворота оказались перед беглецами, преграждая им дорогу. Это было последнее препятствие.
— Стоять! Кто идет! — послышался злой окрик, а вслед за ним показались две фигуры с алебардами. "Черт! Черт!" — все рушилось на глазах. Оставался лишь один шанс. И ведьмак был не прочь выманить у Госпожи Фортуны еще один дар в этот день.
— Прочь с дороги! С посланием от короля скачем! Прочь! Открыть ворота! — басистым голосом закричал Шанк, нагло напирая вперед, не останавливая коня. "Главное, не переусердствовать..."
— Сейчас, милорды, сейчас! — стража засуетилась, словно желая быстро отделаться от неожиданных важных путников, дабы не мокнуть под дождем.
Ворота со скрипом открылись, открывая бушующую панораму мира. Свобода была впереди.
— Разойдись, мать вашу! — всадники проскакали за ворота.
Ведьмак облегченно вздохнул, смахивая пот со лба, а вместе с ним воду и грязь. "Получилось.  Получилось!"
Здесь, казалось, буря была еще сильнее, чем в городе. Обезумевший ветер гнул деревья, чуть ли не вырывал их с корнем. Дождь хлестал потоками, уже не каплями, лился стеной с неба, смывая целые пласты грязи, унося их вниз, по тракту. Молнии — золотые, белые, странновато-оранжевые, сверкали на небосводе, точно золотое шитье на черной ткани — беспорядочные, вышитые без всякого порядка и толка, где-то неподалеку загорелось дерево, расщепленное какой-то сумасшедшей молнией. Мир, некогда спокойной и умиротворенный, готовый к увяданию в ночи и осени, вдруг разбушевался, словно сопротивляясь неизбежному, будто бы в последний раз показывая свою мощь и силу и непокорность.
Ведьмак, засмотревшись на ужасающую красоту природы, чуть не слетел с подскользнувшейся лошади, но все-таки сумел удержаться.
Отъехав от города, не по тракту — Шанк знал одну лесную тропку, по которой часто срезал путь, ведьмак остановился, слезая с коня.
"Ну, вот и все... Хотя, еще нет".
— Остановимся. Здесь нас не найдут, даже при желании. — монстробой уселся под деревом, тяжело вздыхая. У них получилось... Он внимательно осмотрел своих знакомых, о которых от так ничего и не узнал. И сейчас стоило это сделать. Стоило.

0

27

Ведьмак вернулся сразу же, как Лиса вышла на улицу, причём подъехал на её коне.
— И правда, Добряк. Заскакивайте! - бросил он, слезая с коня.
Странно, как он позволил чужому ехать у себя на спине. Ну да, может на яблоке остался мой запах...
Девушка взяла скакуна по уздцы и, приветствуя его, ласково потрепала гриву. Зверь с подозрением косился то на ведьмака, то на Дена.
- Привет, мой хороший.
Элисса погладила зверя по морде, а потом улыбнулась и чмокнула его в нос. Конь в ответ фыркнул, переступил с ноги на ногу и, отвечая на приветствие, пару раз потёрся головой о щёку поэтессы. Девушка засмеялась, закрепила сумку на седле, а в следующую секунду и сама ловко запрыгнула на спину коню. Добряк тряхнул гривой и ударил в землю копытом, показывая, что ему не терпится пуститься вскачь. Ведьмак, видимо, был того же мнения, а посему, бросив пару фраз, направился в сторону ворот. Добряк переминался с ноги на ногу и то и дело дёргал упряжь, будто спрашивая, почему мы стоим. Лиса наклонилась к его уху, чувствуя лицом прикосновение чёрной гривы, и произнесла:
- Сейчас поедем, зайка.
Шестицентнерная косматая зайка недовольно всхрапнула, но, поверив наслово, принялась терпеливо ждать. Девушка посмотрела на Дена, чтобы вновь убедиться, не затерялся ли он. Элис уже успела отметить, что юноша держится в седле весьма неуверенно, возможно даже, что он впервые ездит верхом.
- Ты вперёд немного наклоняйся, центр тяжести смещай. Во время галопа чуть приподнимайся в седле. Основная нагрузка на ноги и спину. И не бойся лошади. Она сама тебя боится. Нно!
Поэтесса ткнула Добряка пятками в бока и сорвалась с места. Несколько минут бешеной скачки, против ветра и дождя, навстречу ночному мраку и неизвестности. Чёрный конь быстро нагнал ведьмачьего скакуна, который уже гарцевал перед городскими воротами.
— Стоять! Кто идет!
— Прочь с дороги! С посланием от короля скачем! Прочь! Открыть ворота!
Голос ведьмака прозвучал уверенно и властно, подкрепляемый громовыми раскатами и вспышками молний. Исходя из того, что стража даже не спросила о документах, Лиса сделала вывод, что солдаты не столько поверили мужчине, сколько испугались его и решили не связываться. Ну его, в конце концов он не в город ломится, а из него, так пусть и скачет на все четыре стороны, лишь бы проблем не создавал...
Ведьмак пёр напролом, с явным намерением смести любого, кто встанет у него на пути.
— Сейчас, милорды, сейчас!
Стражники забегали, словно муравьи на разворошённом муравейнике. Ведьмак смеривал их тяжёлым взглядом. Природа бушевала. Через пару минут раздался скрип открываемых ворот и перед спутниками открылась сверкающая ослепительными сполохами молний свобода.
— Разойдись, мать вашу! - гаркнул мужчина, и, чуть ли не опережая свои слова, рванулся наружу.
Элисса усмехнулась и, пришпорив коня, поскакала следом.
О да, ведьмак. Ты умеешь быть убедительным.
Впереди виднелась подскакивающаая на коне спина ведьмака. Если оглянуться, позади можно было увидеть силуэт Дэна, с трудом управляющегося с конём и бурей.
Да, дружок, повезло же тебе с деньком для обучения верховой езде. Это даже круче, чем, обучаясь плавать, спрыгнуть с лодки посреди озера...
Неистовый ветер рвал и трепал полы плаща, капюшон уже давно сорвало с головы девушки, и теперь распущенные светлые волосы мокрой гривой вились у Элис за спиной. Дождь нещадно бил по лицу хлёсткими струями воды, а сердце в груди стучало, как сумасшедшее, будто вторя всеобщему безумию. Природа заставляла содрогаться перед своей мощью и восхищаться своим величием. Яркие белые вспышки то и дело освещали всё вокруг, на несколько кратких секунд становилось светло, как днём, а потом свет исчезал, и через пару мгновений раздавался оглушительный грохот, будто земля разверзается, и мир рушится прямо под твоими ногами.
Ведьмак тем временем куда-то свернул, проехал по узкой лесной тропе и, видимо, распознав знакомое место, натянул поводья.
— Остановимся. Здесь нас не найдут, даже при желании. - произнёс мужчина, тяжело усаживаясь на землю и прислоняясь к дереву. Элисса послушно слезла с коня и, привязав его под одним из деревьев, подошла к сидящему ведьмаку. Лес давал слабую защиту от дождя, хотя, по сути, Лисе было всё равно. Прятаться от ливня уже не имело смысла: девушка промокла до нитки, мокрое платье противно липло к телу, плащ, напитавшись водой, обвис и отяжелел, а со светлых волос струйками сбегала вода. Потихоньку остыв после бешеной скачки, девушка ощутила предательски пробирающийся под кожу холод. Зная свой хлипкий организм, поэтесса быстро прикинула, что, если она в ближайшее время не просохнет и не согреется, то рискует подхватить простуду. И это в лучшем случае. В худшем - воспаление лёгких.
- Нам бы костёр... - произнесла она жалобно. - Да только как?.. И крыша не помешала бы. Уж больно ненастная ночь.

0

28

— А почему нет, реликт Сопряжения Сфер? Почему я не должен хотеть твоей смерти?
Почему? Действительно, почему. Ден скрипнул зубами, уголки губ нервно дернулись. Но он ничего не сказал. Не время и не место было сейчас выяснять отношения.
- А ты и не сбежишь. Мы с тобой еще поговорим.
Поговорим. Обо всем. Ден даже на самом деле сбегать начисто передумал. Сейчас ему хотелось одного – хорошо зарядить кому-то промеж глаз, и будь что будет. Но этот кто-то уже успел уйти за лошадью Элиссы, да и с такой разницей в росте до «промеж глаз» надо еще дотянуться. Ведьмак был на голову выше вампира, и это тоже почему-то начинало бесить.
Дождь не переставал, разглядеть что-то на расстоянии больше десятка шагов вообще было трудно. Волосы прилипли к щекам, намокшая одежда облепила тело. Хорошо, что в сумке нет ни книг, ни записей. При таком ливне они бы все равно промокли и испортились.
Элисса вернулась быстро. Так же быстро вернулся и ведьмак. Обрадованная освобождением и встречей с лошадью девушка так радостно рассмеялась, что Ден и сам невольно улыбнулся. Уже можно было и ехать, но Дену потребовалось целых три попытки, чтоб вскарабкаться на шарахающуюся и нервничающую животину. Элисса, похоже, заметила его трудности.
- Ты вперёд немного наклоняйся, центр тяжести смещай, - сказала она. - Во время галопа чуть приподнимайся в седле. Основная нагрузка на ноги и спину. И не бойся лошади. Она сама тебя боится. Нно!
Конечно, боится. Чует.
Девушка поскакала вослед за ведьмаком. Теперь надо было не отстать.
- Давай! Но! - лошадь нервно затанцевала. – Да вперед же ты, кляча! Вот так!
Заставив животину двигаться вслед за остальными беглецами, Ден даже не смог как следует обрадоваться. Только мысленно костерил все подряд – дождь, лошадей, дорогу, ведьмака, стражников… В общем, было, чем заняться.
Маленькое представление, разыгранное ведьмаком, позволило путникам покинуть город. Ден даже удивился. Ну что-то слишком им сегодня везло, если, конечно, можно счесть везением вообще попадание в яму. Ни к добру это. Или все-таки чудеса бывают?
Скачка, скачка, скачка. Нагрузка на ноги и спину – здорово. С непривычки ноги и спина начали побаливать уже через несколько минут, а впереди была долгая дорога. Взбесившаяся природа радостно приветствовала путников громом и молниями, хлестала струями дождя – как будто где-то там, вверху, скрытые за облаками дождевые великаны забавлялись новыми игрушками, пробуя их на прочность – не расклеятся ли?
Ведьмак свернул, за ним Элисса. Проехав немного по тропинке, ведьмак остановился. Место совершенно не подходило для ночлега или даже кратковременного привала, учитывая погодные условия и то, что среди них – обыкновенная человеческая девушка.
- Нам бы костёр... – услышал Ден ее голос, слезая с лошади. - Да только как?.. И крыша не помешала бы. Уж больно ненастная ночь.
- И я того же мнения, - привязав лошадь к ближайшей коряге, Ден подошел поближе. Промокшие  волосы он пальцами зачесал назад, открывая лоб и слегка заостренные уши - чтоб вода не капала в глаза. – Я эту местность не знаю. Тут рядом есть хоть какое-то жилье?  - он посмотрел на ведьмака. - Пусть даже заброшенное? Или пещера? Ну хоть что-нибудь?

0

29

Ведьмак устало рассматривал свою руку — израненную, посиневшую — обидно было, что рука правая... Ну, да Шанк и левой отлично владел. Но все равно, обидно.
Ему хотелось просто посидеть, помолчать среди бушующего мира, не обращая на все творившееся вокруг никакого внимания. Забыть обо всем: и о случившемся, и о его нынешней репутации, и о вампире. Но не вышло. Заговорили, требуя, прося, спрашивая. Шанк угрюмо улыбнулся, сжимая слабеющий кулак.
Он вдруг ощутил себя так, словно смотрит на все это со стороны: на обезумевший мир, громыхающий в ночи из последних сил, точно раненый воин-герой, сражающийся насмерть, до конца; на троих путников, кажущихся такими маленькими, будто бы растворенными в ночи, никчемными, пустыми, брошенными; на застывший в грозном преклонении перед силой бури городом, щербато ухмыляющийся бойницами стен; на размытую землю, пластами катящуюся к подножию мира — глупо и безнадежно; на упрямящиеся деревья, упорно сопротивляющиеся натиску ветра; он будто бы потерял связь с землей, улетев за облака, взлетая выше и выше, видя все-все, но без возможности вмешаться, что-то изменить, исправить...
Буря несколько стихла: меньше сверкали молнии на ночном небе, ветер успокаивался, лишь изредка возобновлял свои яростные порывы, словно стремясь вернуть себе былую силу, однако дождь молотил по земле с все той же силой — нудно, однообразно, безнадежно.
Но посидеть ему не дали. Стали просить, спрашивать…
— Сейчас, сейчас. — Глухо прозвучал его голос. —Тут недалеко пещерка есть… С упырями я там возился. — И быстро глянув на вампира, добавил. — Низшими. Альпами… Пойдемте.
Не шли даже пары минут — пещера была сразу за холмом, а точнее, под ним.
— Ну, вот. — Сказал он, махнув рукой, и пропал вместе с лошадью в тьме-тьмущей, царившей в пещере. Но ему-то это не помешало.
В пещере было сухо и очень холодно, так, что даже ведьмаку стало не по себе. «Тогда здесь было теплее…»
Ведьмак взял сумку с бока лошади, достав из нее небольшой сундучок окованный железом. «Надо согреваться!» В его руке оказался флакон, который он в одну секунду опустошил. По телу пробежала волна тепла и… и чего-то еще. Это было «Белая Чайка» — немагический эликсир, причем, абсолютно безвредный. Напротив, полезный. Наверное.
— Здесь прохладно, но зато нет дождя и сырости. Осталось из чего-нибудь соорудить костер... Огонь у нас есть. — Шанк сложил пальцы в Знак Игни, но не задействовал его. — Осталось найти что будем поджигать...
Он огляделся, но что-нибудь, хоть как-то напоминавшее ветки или поленья, не увидел.

Отредактировано Шанк Биро (2012-06-30 09:42:49)

+1

30

Элис благодарно взглянула на Дена, когда он поддержал её мысль. Холод быстро овладевал каждой клеточкой тела, уже начиная вызывать мелкую дрожь. Девушка поёжилась, переступила с ноги на ногу, чувствуя, как в сапожках противно хлюпает ледяная вода, и с надеждой перевела глаза не ведьмака. Он выглядел усталым и измученным. Глядя на него, можно было подумать, что лично ему и тут хорошо и куда-то идти сейчас не особо-то и хочется. Заметно было, что мужчине доставляет изрядный дискомфорт пострадавшая в бою рука, которую он отрешённо рассматривал. Да и вообще, на самом его лице читалась какая-то измученная, озлобленная усталость, сродни той, которую чувствует волк, три дня грызший холодную сталь держащего его капкана, обессилевший и измождённый, и уже не желающий дальше бороться.
— Сейчас, сейчас. - наконец ответил он, будто пытаясь отмахнуться от назойливых вопросов. —Тут недалеко пещерка есть… С упырями я там возился. Низшими. Альпами… Пойдемте.
Девушка вздрогнула и вопросительно посмотрела на ведьмака. Она была не очень уверена, что хочет идти туда, где некогда устроили себе логово альпы. Хотя, с другой стороны, несмотря на то, что буря стихла, под дождём Лисе оставаться совсем не хотелось, да и, в конце концов, она сама попросила найти укрытие. Тут уже следовало соглашаться на то, что есть и особо по этому поводу не возникать. Элис, ещё раз неуверенно посмотрев на путников, отправилась отвязывать коня.
Они пришли быстро, стоило только обогнуть холм - и пещера предстала тёмным провалом у его подножия. Ведьмак неопределённо махнул рукой и тут же скрылся в темноте, уводя за собой коня. Элисса немного подумала, затем взглянула на Добряка, устало улыбнулась и, похлопав зверя по плечу, привязала его недалеко от входа в пещеру. Тут он мог и травки пощипать, и воздухом свежим подышать и не нервничать по поводу тёмного тесного места. Отстегнув седельную сумку, девушка, будто ища поддержки, заглянула Дену в глаза, а затем, на мгновение неуверенно задержавшись у входа, нырнула в вязкий мрак пещеры.
Тут было ещё холоднее, чем снаружи. Холод железно-ледяными змейками пробирался под одежду и расползался по телу, вызывая очередные волны дрожи. Где-то очень далеко, в глубине пещеры, послышался тихий, неясный щелчок и то ли вздох, то ли шорох, заставивший сердце Лисы пропустить один такт. Элисса насторожилась, до боли в глазах вглядываясь в темноту, но ничего не увидела и решила, что ей просто показалось.
Может, это ведьмак?.. Хотя, вряд ли он так далеко ушёл. Наверное, мыши...
Поэтесса покрепче сжала зубы, чтобы они не стучали от холода, и попыталась нашарить во тьме стену. Стену нашарить не получилось, зато получилось найти локоть Дена, который девушка, после секундного раздумья решила не отпускать, дабы совсем не затеряться. В конце концов, юноша по непонятным ей причинам видел в темноте и мог исполнять роль путеводной ниточки. Впереди, судя по звуку, совсем недалеко от них, чем-то загадочно забулькал ведьмак. Элисса робко улыбнулась, весьма метко предположив, что мужчина устроил вливание в себя некоего напитка "для сугреву".
— Здесь прохладно, но зато нет дождя и сырости. Осталось из чего-нибудь соорудить костер... Огонь у нас есть. Осталось найти что будем поджигать...
Элисса хмыкнула, стягивая с плеч плащ и скидывая его куда-то ближе к стене. Он был тяжёлым и мокрым и уже не давал абсолютно никакой защиты от пронизывающего холода. Ведьмак был прав, стоило как можно скорее соорудить костёр. Тепло было нужно всем. А ей, в частности, нужен был ещё и свет, чтобы, наконец, можно было как следует разглядеть своих спутников.
- Надо поискать в лесу мёртвые, засохшие деревья, которые ещё не успели упасть. С такого дерева стоит обтесать кору и пару сантиметров пропитавшегося водой дерева, внутри древесина будет сухая. Предлагаю разделиться: кто-то найдёт древесину, а кто-то поищет в пещере сухую траву или листья, что угодно, чтобы помягче сидеть было. У меня есть немножко солонины, на троих, конечно, вообще ерундовые порции выйдут, но хоть что-то. Ночь переживём.
Лиса сказала всё это на одном дыхании и тут же замолкла, сама удивляясь объёму выданной информации. Обычно ей было несвойственно уметь хорошо спланировать что бы то ни было, кроме выступления, но про то, как найти сухие дрова в промокшем лесу она знала очень хорошо, благодаря своему учителю. Лестеру... Элис тряхнула головой, прогоняя мысли и воспоминания о своём наставнике, потёрла ладони, а затем поднесла их ко рту, пытаясь дыханием согреть замёрзшие пальцы. В носу вдруг ощутилась предательская щекотка, глаза заслезились, а потом...
- Пти!
Чих прозвучал неуверенно и слабо, но Элисса уже знала, что это первый вестник подкравшейся простуды. Девушка часто заморгала глазами, прогоняя выступившие слёзы, а затем, пытаясь отвлечь внимание от чиха, намеренно оживлённо спросила:
- Ну что? Кто куда?

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC