Ведьмак: Перекрестки судеб

Объявление

Последние новости

Форум закрыт. Но можно доиграть незаконченные квесты и эпизоды, а так же разобрать памятные сувениры. Спасибо за то, что играли с нами

Администрация
Мэг

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Quid obscurum, quid divinum.

Сообщений 31 страница 60 из 259

31

- Зараза... - бормотал сквозь зубы Денкрау, продвигаясь в поисках выхода. - Чудище... второй раз за день. Да что такое!
Да уж, денек явно не задался. Если еще пару раз такое будет, можно ведь и не дожить до следующего, более удачного, как Ден надеялся, дня. А ведь будет. Надо хоть привести себя в порядок.
Ага, выход тут есть.
Выход действительно был. Вампир решил действовать по накатанной. Маловероятно, что до этого района уже донесся слух о нелюде, который прыгает по крышам, аки трепетная лань по скалам. Конечно, тут уже свой переполох поднялся... но, может, они не сразу сориентируются. Оторваться бы... а там уже можно найти чердак почище, чтоб отдышаться. Спускаться вниз в таком виде не хотелось - слишком явный ориентир, слишком привлекает внимание. Бежать по чердакам, спотыкаясь в кучах хлама и запутываясь в пыли - медленно. Остаются крыши. Там и виднее как-то, куда пробираться, и понятнее, каким маршрутом.
Одним словом, Ден решил вернуться на заоблачные высоты и попытался выбраться на крышу, дабы продолжить свой путь к храму, истине и светлому будущему. Насколько быстро получится передвигаться тем же способом с ранением в самом подходящем для таких ранений месте, он не знал, но попробовать стоило.

+1

32

(для Денкрау)
Пока вампир, чертыхаясь и недовольно бормоча под нос, продирался сквозь завесы паутины, все больше обрастая липкой субстанцией, вместе с ее создателями, пауками, которые испуганно разбегались по нему, быстро перебирая лапками, стражники набрались смелости для повторной разведки. В квадрате проема, показался напарник Жака, неуверенно поглядывая по сторонам. К тому времени, Ден уже скрылся из виду за стеной, осваивая новые чердачные пространства и собирая по пути пыль.
- Жак, да нету тут никого, - не веря своему счастью, произнес страж. Но дыра, зияющая над головой, явственно говорила, об обратном, о чем не замедлил напомнить товарищ по оружию.
- А дырку, я чтоль пропердел? Давай лезь, ядрена вошь… - злобно парировал Жак, отбивший себе зад при падении.
Забравшись на чердак, оба солдата, стали озираться в поисках нарушителя спокойствия.
- Ну и куды оно подевалося? – скептически уставился на товарища осмелевший вояка, не видевший беглеца.
- Да говорю тебе, вон тама было. Вот кажись и следы, гляди-кось Лешик,  - ткнул мечом в темноту чердака солдат.
- Да нету там ни хера, - продолжал подзуживать сослуживца Лешик, но все же двинулся в полумрак, осторожно переставляя ноги.
Пока преследователи препирались на соседней крыше, из окошка высунулся Ден, выбираясь на свежий воздух. Сейчас, наверное, он и сам не узнал себя в зеркале, если бы отражался в нем. Чумазый, перепачканный пылью и сажей, оплетенный паучьими сетями, он представлял собой забавное зрелище, но не для суеверных жителей Марибора. Если бы кто-нибудь увидел Дена, в таком виде, у него не возникло бы сомнений, что перед ним монстр. К счастью для него, это место не просматривалось с крепостной стены и арбалетчик, держащий брешь на прицеле, увлекшись, не заметил его. Удача продолжала сопутствовать парню, и он незамеченный ускользнул от стражи по более низкой, соседней крыше, переполошив население и давая пищу для новых сплетен. Оставалось только дождаться темноты и привести себя в порядок, а там и до лечебницы податься.

0

33

Ден решил пока не спускаться вниз, к людям, и устроился прямо на крышах. Точнее, на одной из крыш, архитектурная форма которой выгодно отличалась от прочих, оставляя небольшой слабопросматриваемый со всех сторон промежуток между трубой и странного вида башенкой, где можно было с комфортом устроиться.
Шляпа потерялась где-то по пути. Видимо, она так и осталась валяться то ли в том пыльном чердаке, то ли возле пролома на крыше. Да и куда она уже годилась, после такого-то с ней обращения? Придется купить новую. Так ни денег не напасешься, ни шляп.
И вообще, собственный внешний вид после всех этих приключений ввергал вампира в тихую панику. Вот за что он больше всего не любил приключения - недешево обходились. Да, есть в этом своего рода занудство и отсутствие всякой романтичности, но, с другой стороны, когда деньги достаются тебе не слишком-то легко, а одежда стоит дорого... причем хорошая одежда. Была. Сумка разодрана, в штанах дырка. Куртка не порвалась, и то хвала Богине. И все в противной пыли, паутине и грязи.
Волосы тоже. А воды, чтоб умыться и помыть голову, нет совершенно.
Кое-как обобрав с одежды паутину, Ден выудил чуть ли не с самого дна сумки моток ниток и иглу. Зашив на сумке дыру от стрелы, вампир даже рискнул заняться другой дырой - на месте ранения. Хотя и посмеивался в процессе, представляя, что будет, если придется резко драпать отсюда без штанов.
А вот "рана" почти уже и не болела. Так что штаны было жальче. Тем более кровь... Придется покупать новые. Опять расходы непредвиденные.
Управившись с делами, Ден просто устроился удобнее, чтоб передохнуть. До ночи было не так далеко, можно было даже слегка подремать, похрустеть свежим яблочком... Хотелось воды, но воды не было.
Тишина и спокойствие...
Интересно, меня ведь ищут, да? Найдут ли?
- текли вялые мысли. - Спущусь - точно найдут. Ночью будет проще...
Трудно было не заснуть. А спать нельзя. Опасно. Даже в столь спокойном месте.

0

34

В черепе гудело, перед глазами плясали бешеные огоньки. Жуткий смех, словно выдернул Шанка из тумана. А смеющийся был интересен, нет, смеющаяся была интересна, ибо это было нечто женского пола, хотя больше напрашивался средний...
- Ты чего, бабуля? Плохо?
Смех и странные, лишенные смысла слова неслись из ее перекошенного рта бешеным потоком. Если до этой встречи состояние ведьмака было паршивым то теперь оно было...
Ведьмак сплюнул, зло растаптывая плевок, будто бы желая пробурить в земле шахту для добычи железной руды.
Медальон сильно дернулся, потом начал дрожать быстро, но слабее. Шанк протянул руку к сапогу, надеясь обнаружить там нож. Ножа не было.
Медальон дернулся напоследок и затих. Ведьмак резко обернулся, обратно к старухе, дивясь, что она все-таки замолчала. Старухи не было, как и ножа, была лишь старая, потрепанная ворона, зло оглядывающая ведьмака. Скоро исчезла и она.
Шанк выругался так, что краснолюдский сапожник, прежде бывший моряком, удавился бы от зависти и стыда.
Медленно, без следов прежней уверенности, наш герой поплелся в сторону таверны, вернее пошел туда, где по его мнению вышеуказанное сооружение должно располагаться. Правда таких заумных мыслей в его голове не витало с момента удара, было лишь одна - "Спать!.."
После блужданий по городку, который теперь стал для ведьмака самым ненавистным из самых ненавистных городов мира сего, он наконец-таки добрался до таверны.
Зашел в нее с таким выражением лица, что все имеющиеся в корчме продукты пития, не замедлили скиснуть.
- Покажи комнату. - хмуро сказал он тавернщику, стоявшему в том самом месте в котором стоял с самого момента прибытия Шанка в этот мерзкий городишко.

0

35

(для Денкрау)
Место и впрямь было тихое и спокойное, просто находка для пытающегося скрыться человека, а уж тем более вампира, пусть даже этот вампир и высший. Преследователи не усердствовали в попытках настичь беглеца, а посему не преуспели и в поиске лаза на соседний чердак, что так удачно скрывал печной дымоход. Желание лезть в неизведанность, да еще где может скрываться монстр, стражники не выказывали, благоразумно сочтя, что страховидло исчезло в неизвестном направлении или испарилось с помощью магии, ведь неизвестно на что способны эти порождения тьмы. Тьмы, которая уже подкрадывалась, забираясь в щели, заполняя собой все больше пространства, с жадностью отвоевывая у света каждый дюйм, приближалась ночь, готовая вступить в свои права. Последние лучи заходящего солнца, лизнув верхушки домов, истончившись, растаяли в сумраке, лишь на западе багряной каймой еще догорал закат. Ден увлекшийся приведением себя в порядок, вздрогнул, когда почти у самого уха, услышал громкое – Каарр!!
Подняв взор, он увидел большую растрепанную ворону, восседавшую на странного вида башенке, пристально смотревшую на него, склонив голову набок. Раскрыв клюв, она нагло рассматривала Дена, нисколько не боясь его. Коротко хлопнув крыльями, ворона перескочила на трубу и снова вытянув шею стала разглядывать вампира. Хотя, кто может сказать, что больше привлекло ее внимание, Ден, или краюха хлеба, выглядывающая из его сумки? Пернатая и не думала скрывать свои намерения, не дожидаясь приглашения, птица спланировала на крышу и деловито зашагала к виднеющейся выпечке.

(Для Шанка)
В таверне было немноголюдно, большинство посетителей уже разошлись по домам или по своим комнатам, оставшиеся же в зале, скучали по углам, ведя пространные беседы, наполняя помещение неразборчивым гулом.  Однако, в стороне, компания, разгоряченная спиртными напитками, азартно играла в кости, нарушая монотонный гомон питейного заведения, выкриками при каждом удачном броске.  Музыканты, к этому времени перебрав лишнего, мирно посапывая, спали, прислонившись к стене рядом с игроками. Несмотря на небольшое количество народу, в помещении было сильно накурено, дым, расползаясь по сторонам, висел клочьями, подобно туману. Хозяин «Веселого Роджера», невозмутимо наблюдал за происходящим, степенно попыхивая трубкой, добавляя свою толику в задымление кабака. Оценив с одного взгляда состояние ведьмака, он, хитро прищурив глаз, достал ключ с прицепленным деревянным брелком, на котором была выжжена цифра шесть, и положил его перед собой на стойку.
- Шестая каюта, третья дверь налево. Сам найдешь, или провести? – приподняв бровь, вопросил корчмарь.
После вопроса, он огляделся по сторонам и с заговорщицким видом, поманил к себе ведьмака, наклоняясь вперед.
- Ты на счет работенки спрашивал, еще интересует? – пристально вглядываясь в глаза Шанка, поинтересовался флибустьер, почти шепотом.

0

36

- Вот тебе и "Каарр!", - вампир был искренне рад пообщаться со столь наглой и разумной живностью, и радость свою продемонстрировал не стесняясь - улыбнулся во все наявные, чуть ли не до зубов мудрости, что, впрочем, мудрую и уважающую себя птицу совсем не впечатлило. Достав из сумки хлеб, Ден отломил несколько больших кусочков и кинул их вороне. Оставшуюся в руке жалкую краюху умял сам, в которых раз пожалев, что запить-то нечем.
- Забавная ты, птица, - глубокомысленно сказал вампир, обращаясь к вороне, - вот все меня боятся, или гонят, а ты - нет.
Вороне, как Ден подозревал, было глубоко одинаково на его высказывания. Но ведь надо поговорить с существом, которое хотя бы делает вид, что тебя понимает?
- Хотя, насчет все - это я поторопился. Есть еще на храм надежда, на тамошних жриц, - вампир посмотрел в небо. - Пожалуй, мне пора туда отправляться. Как раз пока доберусь, уже стемнеет. 
Стряхнув с рук крошки, Ден встал, морщась от все еще ощущающейся боли пониже спины, переступил для пробы с ноги на ногу. Птица отпорхнула недалеко, но всерьез удирать даже не подумала.
- Не знаю, правда, чего это я решил, что мне там будут рады... - Ден почесал в затылке. - Ну да узнать, что тут творится, все равно надо. Ладно, птица. Пожелай мне удачи.
Поправив сумку, вампир, не особо торопясь, пошел по крышам к храму. Недалеко от храма он спустился на землю, предварительно хорошо осмотревшись, нет ли засады или лишних свидетелей, и поспешил дальше, поминутно оглядываясь, но стараясь это делать по возможности незаметно.

0

37

Шанк не заметил никого: плотный туман, непроницаемой стеной стоял перед глазами. Дыхание сбивалось, сердце билось нормально для человека, но слишком, слишком быстро для ведьмака!
Медленно, тяжело переставляя ноги ведьмак прошел к стойке, за которой стоял неизменный трактирщик.
- Шестая каюта, третья дверь налево. Сам найдешь, или провести?
- Найду. - хрипло сказал ведьмак, взяв брелок, даже не глянув на него.
Ведьмак хотел было уйти спасть, спать и спать, выжимая из себя это мерзкое состояние, но, видно, не дано было этому сбыться.
- Ты на счет работенки спрашивал, еще интересует? - "Интересно! С чего бы это?"
- Допустим, интересует. - Шанк замолчал, внимательно смотря трактирщику в глаза. Что ему нужно? Не имеет ли к этому отношения тот странный разговор?
- Коли хочешь предложить, так выкладывай в чем дело или я пойду спать. - тихо, слишком тихо, не как всегда, сказал ведьмак.

0

38

(Для Денкрау)
Последние отблески заката растаяли в сгущающейся темноте, луна еще не взошла и лишь звезды, сверкающей россыпью искр засеребрились на небосклоне. На город опустилась ночь и тишина, изредка нарушаемая лаем собак, да нескончаемым хором сверчков, поющих свою нескончаемую песню. Добропорядочные граждане заперли свои жилища на всевозможные засовы, запоры и замки, уповая на их надежность, отошли ко сну, а на улицах начиналась другая жизнь, скрытая от глаз обывателей, существующая по своим законам и правилам. Одинокую фигуру, шагающую по крышам, прихрамывая на левую ногу, никто не заметил. Черепица стала попадаться реже, все чаще под ногами похрустывал гонт, или камыш обмазанный глиной. Вскоре странный путешественник, благополучно спустившись на грешную землю, наконец, ощутил ровную поверхность под ногами, выгодно отличавшуюся от наклонных скатов кровли. Воровато озираясь, он побрел в сторону храма, найти который не составляло труда, ориентируясь по кампаниле, возвышавшейся над домами подобно исполинскому маяку, чернеющему на фоне звездного неба.
Денкрау ступил на небольшую площадь, раскинувшуюся перед ним, и его взору предстал храм Мелителе во всей красе. Здание было выложено рустом, придающим ему монументальность и мощь. Большой килевидный входной портал, с резными пилонами, заострялся кверху, выступающим архивольтом, над которым на фронтоне имелось круглое окно, украшенное витражом. Фриз, сложенный плинфой в виде поребрика, опоясывал фасады боковых  стен храма, усиленных контрафорсами, между которыми вытянулись узкие стрельчатые окна. Рядом с церковью пристроилась колокольня, устремившаяся ввысь остроконечным шпилем, вблизи она производила еще более сильное впечатление.
Оставаясь в тени, Ден обошел открытое пространство краем,  приблизившись к собору, поднявшись по холодным ступеням на паперть, он хотел стукнуть в массивную дверь, но не успел, она отворилась и ему навстречу вышла молоденькая служительница. От неожиданности она замерла, скрестив руки груди, испуганно уставившись на незнакомца васильковыми глазами. Вампир, мог разглядеть только ее лицо и кисти рук, поскольку, волосы, шею и плечи скрывал белоснежный апостольник, а фигуру темно-бардовая ряса, ниспадающая до пят. Некоторые мгновения, они разглядывали друг друга, не произнося ни слова, у нее был смешной вздернутый носик, покрытый веснушками и худое личико с тонкими чертами. Не выдержав взгляда юноши, она опустила взор и заговорила приятным, мягким голосом: «Мать привела вас к нам не в добрый час. Настоятельница ждала вашего прихода, следуй за мной, незнакомец».
Повернувшись, она шагнула в притвор, увлекая парня за собой. Войдя внутрь базилики, Ден увидел два ряда стройных колонн уходящих высоко вверх, под свод главного нефа, укрепленного нервюрами, который покоился на антаблементе, покрытом узорчатым акантом, в виде стеблей и листьев растений. Ден невольно задрал голову, разглядывая разноцветные фрески, начертанные на внутренней стороне купола. Но его внимание отвлекли стоны, и кашель, доносившиеся со всех сторон, опустив взгляд, он увидел множество больных, лежащих повсюду, тут и там среди них сновали служительницы культа, выделяясь своими платками белыми пятнами в полумраке. Небольшое количество лампад давали приглушенный свет, достаточный для того чтобы  монахини не стукались лбами в темноте и в то же время не мешать страждущим спать, однако для вампира тьма не была помехой и он мог наблюдать за происходящим. Дойдя до средокрестия, образуемого трансептом, Ден заметил впереди фигуру, молящуюся перед помещенную в табернакль статуей богини. Приблизившись к апсиде, послушница ведшая будущего лекаря, наклонилась к молящейся и прошептала: «Мать София, он пришел». Шепот не ускользнул от слуха вампира.
Женщина кивнула и дав знак послушнице удалиться, поднялась с колен.
Её зеленые, как море в середине лета, глаза, внимательно изучали Дена. Взгляд настоятельницы был мягок и проницателен, он согревал, подобно лучу солнца и в то же время в нем ощущалась какая-то потаенная грусть. Она была уже не молода, но остатки красоты еще не покинули округлого лица. Первые морщинки начали чертить узоры на лбу, и вокруг глаз, таких ярких и выразительных. Правильные дуги бровей, прямой нос и чувственные губы, словно подчеркивало ее мягкость и доброту. Как и на послушницах, ее голову покрывал белый платок с вырезом для лица, поверх которого был надет высокий клобук, знак отличия и старшинства в иерархии жриц, а тело скрывала длинная ряса. Не дав сказать ни слова, жрица дала знак следовать за ней, пройдя в боковую капеллу, она вошла внутрь, запустила Дена и закрыла за ним дверь.
- Здравствуй, незнакомец. Благослови мать, твои помыслы. – довольно низким для женщины голосом поприветствовала она, - Что привело тебя к нам?

(для Шанка)
Как только ведьмак выразил интерес к неизвестному заработку, корчмарь подозвал на себе на смену того же мальчишку, что и прежде и сказал Шанку: «Что ж, покажу каюту. Поднимайся по трапу». Он указал в сторону ступеней ведущих на второй этаж. Как ни в чем не бывало, он зажег свечу, вышел из-за стойки и пошел в направлении лестницы, пошатываясь как при сильной боковой качке, делая вид, что выполняет свои обязанности, опостылевшие ему до чертиков. Деревянные ступеньки отозвались протяжным скрипом под тяжестью двух мужчин, ступавшим по ним наверх. Посетители не обратили внимания на хозяина заведения, провожающего в комнату ведьмака, тем более тот громогласно просил показать ее, оказалось как нельзя кстати. Поднявшись, они очутились в узком коридоре, с дверями по обе стороны. Здесь гул человеческих голосов, был приглушенным и смахивал на низкое гудение, где то вдалеке. Отсчитав два входа в номера, корчмарь кивнул спутнику на замочную скважину «каюты» номер шесть, дав понять, что ключ, находящийся в руках у ведьма отсюда и замок следует отпереть. Щелкнув запорным механизмом, дверь отворилась, на удивление без скрипа, владелец любил порядок, и петли были щедро смазаны жиром. Он снова кивнул, приглашая войти внутрь. Комната встретила гостей простым, но добротным убранством, массивная дубовая кровать, с пролежанной периной и подушкой набитой гусиным пухом, стол, стул и сундук для вещей, окованный железной полосой. Закрыв за собой дверь, моряк прошел вглубь комнаты и поставил свечку на столешницу, сам же присев на сундук, предложил стул ведьмаку.
- Слыхал, что-нибудь о кулачных боях? – с привычным прищуром вопросил Морган.
И не дожидаясь ответа, так как о них не слышал, разве что младенец, еще не вылезший из пеленок, продолжил речь, утвердительно качнув головой: «Все знают о кулачных боях, но я знаю о необычных, идущих по другим правилам, вернее почти без правил», улыбнулся он краем рта.
- На них действует тотализатор, и порой ставки бывают очень высоки, - тут он сделал паузу, чтобы смысл его слов проник под черепную коробку ведьмака.
- Ты здоровенный малый, у тебя есть потенциал. Народу нравятся такие бойцы. Если набьешь пару морд, станешь известным, то ставки на твои бои возрастут до небес, и ты сможешь сразиться с чемпионом, или даже сам станешь чемпионом. Но я не об этом, никто не может предугадать результат боя наперед. А мы сможем. Смекаешь? Если нам с тобой делать вид, что мы незнакомы, никто не догадается, что у нас договоренность. Я через доверенное лицо делаю ставку на нужную концовку поединка, а ты ляжешь в нужном раунде. Деньги пополам. По рукам? Не спеши давать ответ, подумай. Ты можешь озолотиться. По рукам?

+1

39

Ведьмак кивнул, уже привыкнув к жуткой конспирации, царившей в этом хорошем, но несчастливом заведении.
Кстати, пошатывался Шанк, ничуть не хуже, чем хозяин таверны - разница лишь в том, что хозяин был бывшим моряком (хотя разве моряки бывают бывшими?), а ведьмак сильно хотел спать и ему было нехорошо. Настолько нехорошо, что даже плохо.
Пройдя всевозможные лестницы и коридоры, в которых сонный ведьмак мигом запутался, а зря! Мало ли. Но все-таки до "каюты" они добрались. Замок, на удивление, открылся легко, а дверь не скрипнула. Но каково же было состояние Шанка, когда он увидел комнату. А комната была хороша. Чистая, уютная, с приятной, манящей в свои объятья, кроватью... "Как же я хочу спать, а..."
Корчмарь заговорил. И чем больше он говорил, тем мрачнее становился ведьмак. "Началось..."
Говорил тавернщик много, порою даже слишком много, и возможно, кому-то это было интересно. Но не ведьмаку. Нет.
Глубоко вздохнув, рассеивая сон, Шанк заговорил, тихо, но достаточно твердо: "Слушай, милсдарь. Я постоянно сталкиваюсь с тем, что мою профессию путают с другими, возможно намного более значимыми и полезными, но другими. - тут ведьмак улыбнулся. - На Большаке мне предлагали побыть наемным убийцей, просто наемником, солдатом, ловчим, исследователем подземелий и даже коронером. Всегда такие предложения заканчивались печально. Не стоит путать ведьмаков с кем-то ни было другим. Они этого не любят. А ты мужик смышленый, я вижу. И поэтому даже не предлагай". - Шанк поганенько ухмыльнулся, по старой-доброй привычке, и начал готовится ко сну, перестав обращать внимание на корчмаря. А готовится было незачем или просто не было, что готовить. Поэтому ведьмак вопросительно глянул на тавернщика, ожидая, что тот испарится, и даст, в конце-то концов, ему нормально поспать, а точнее, доспать остаток ночи.

0

40

Ждала моего прихода?
Сказать, что вампир удивился - ничего не сказать. Только потом, чуть попозже до него дошло, что ждать могли кого-то другого, но перепутали. А девушка, видимо, послушница, собралась отвести Дена к настоятельнице, что ему, собственно, и надо было. Потому он и не спорил, молча прошел следом.
Но, чего греха таить, даже здесь, в храме, против ожидания, он не чувствовал себя в безопасности. И не мог чувствовать - нелюдь среди людей. Вера - понятие такое, глазу сразу не видимое, да и с добрыми намерениями та же история. Поди докажи, что и первое у тебя есть, и второе достаточно доброе.
А уж то, что ждали... настораживало. Даже пугало. Не настолько, чтоб стучать зубами от страха. Просто по спине словно легкий холодок прошел.
Эпидемия же действительно имела место быть. Теперь это было видно с первого взгляда. Работы - непочатый край, а вот получится ли задержаться в лечебнице достаточно долго?
Наконец, Ден оказался наедине с настоятельницей.
- Здравствуй, незнакомец. Благослови мать, твои помыслы. Что привело тебя к нам?
Ответил вампир после паузы. Небольшой, но вполне ощутимой.
- Наверное, стоит представиться, - начал он. - Мое имя - Денкрау. Можно просто Ден. Сегодня я увидел объявление, что требуется помощь. Я интересуюсь медициной, но серьезного образования в этой области у меня нет. Зато есть очень хороший иммунитет, всяко лучше, чем у ваших жриц. Потому я искренне хотел помочь.
О том, говорить ли все, Ден даже не раздумывал. Говорить. Потому как где можно кому-то доверять, если не в храме Мелитэле?
- Но возникли... сложности. Только прошу отнестись ко всему спокойно. Если скажете, что мне тут оставаться не следует - я просто уйду, - Ден смотрел в сторону. Так было как-то легче. - Я не человек. И таких как я многие люди считают чудовищами, часто имея к тому все основания, но... я всего лишь хочу нормально и относительно спокойно жить. Никого не убивая, никому не причиняя вреда. И у меня пока получается.
А они ей нужны, мои проблемы?
- Но сегодня меня раскрыли. Совершенно случайно, и случайность была глупая донельзя. Возможно, к вам уже приходили? На воротах я говорил, что собираюсь сюда, в храм. Так что... я не знаю, стоит ли мне здесь оставаться. Вот такая история.
Ден вдруг почувствовал, что совсем растерялся. Быть может, виной тому была усталость. Или откровенность. Или еще что. Но что теперь делать, он совсем не знал.
- Впрочем, может, я еще смогу как-то оказаться вам полезным. Только как?

0

41

(для Денкрау)
Женщина не перебивая, слушала разоткровенничавшегося юношу. Она была спокойна и никак не показывала волнения, если таковое имело место быть. Пристальный взгляд, изучающе скользил по Денкрау, не оставляя без внимания мелких нюансов. Когда парень окончил свою трогательную речь, она улыбнулась ему.
- Меня зовут София, я настоятельница этого монастыря, - представилась служительница культа трехликой богини.
Теперь я знаю кто ты. Можешь не утруждать себя объяснениями. Тебя искали. Незадолго до твоего прихода, здесь была стража, они разыскивали светловолосого юнца, по описанию похожего на тебя, утверждая, что он монстр и виновник череды убийств. Мое сердце встревожено встречей с тобой. Как последовательница Мелителе, я понимаю твои благородные порывы в помощи страждущим, как человек несущий ответственность за жизни других, сомневаюсь. Скажи вампир, почему ты хочешь помочь нам? Почему я должна доверять тебе? Где гарантии, что завтра ты не устроишь бойню? Почему тебя подозревают в убийствах? Ответь на мои вопросы, Денкрау, я жду – все это время, она смотрела в глаза Дена, не отрывая взгляда, в котором застыла лишь немая тоска, лицо стало серьёзным и морщинки отчетливее проступили на лбу, визуально состаривая женщину. Сейчас она казалась, уставшей и опечаленной.

(для Шанка)
Взгляд морского волка, немного погрустнел, при ответе ведьмака. Укоризненно помотав головой, он сокрушенно протянул: «Да, старею. Дважды ошибиться в одном человеке…».
Коротко хохотнув, он продолжил диалог: «Вот чудак! Я ж тебе не предлагаю менять профессию. По мне ты прирожденный боец, вот и все. Ну а на нет и суда нет. Коли передумаешь, дай знать. Если нет, то этого разговора не было».
Поднявшись с вещевого ящика, хозяин направился к выходу, бормоча на ходу себе под нос, так чтобы его было все же слышно, хотя чуткий ведьмачий слух и без того уловил смысл слов, удивленного пирата: «Отказаться от пятнадцати тысяч? Небось всю оставшуюся жизнь будешь ловить своих паршивых страшил по помойным ямам?» Дальнейшее ворчание мужчины было не разобрать, так как, щелкнув щеколдой, он исчез по другую сторону двери, оставив Шанка наедине с кроватью и своими мыслями. Вскоре звуки удаляющихся шагов хозяина, постукивающего при ходьбе каблуками сапог, стих. Наступила тишина, нарушаемая лишь потрескиванием свечи на столе, тускло освещающей комнату, пламя ее подрагивало, заставляя предметы отбрасывать причудливые тени, да мотылек кружился вокруг, влекомый  источником света. Повинуясь инстинкту, бабочка сделала несколько витков вокруг огня и слету врезалась в пламя, вспыхнув, она на прощанье затрепетала обгорающими крыльями, погибая в огне, свечение дернулось и с шипением погасло, погружая помещение во мрак.

+1

42

- Да, вы правы. Вы не должны и не можете доверять мне. Почему хочу помочь? Потому что к этому призывает богиня. Почему верю в Мелитэле? Да потому что она верит в меня, - Ден посмотрел жрице в глаза, больше не пряча взгляд. И улыбнулся. Сейчас в его улыбке действительно была радость. И вера. Светлая, искрящаяся, сияющая. Неожиданная, как молния в темном грозовом небе, причем неожиданная даже для него самого. Яркая, как переливы капель слепого дождя. - Мелитэле принимает всех. Она помогает всем, кому нужна помощь, не взирая на расовые предрассудки. Она не сжигает, не карает, не убивает, хоть ее последователи иногда и могут остановить зло силой. И не прогоняет тех, кто пришел к ней, только потому, что они - другой крови, другой природы. Вы же понимаете... Но да. Верить мне вы не можете. Слова... это слишком мало. Пожалуй, я действительно не смогу остаться в храме и помочь как лекарь.
Но кое-что я сделать обязан.
- Знаете, я не один такой - кто хочет жить мирно. Но не получается. Некоторые... существа сильно портят нам репутацию. Я городе первый день, и действительно видел объявление, что какой-то монстр убивает людей. Там говорилось про оборотня... но кто знает, может, это и вампир. Мало информации. - Он склонил голову, задумчиво потер подбородок. Вздохнул и продолжил. - Вы что-то знаете об этих убийствах? Где все это происходило, какие следы остались на телах? Или, может, порекомендуете человека, которого можно расспросить? Стражники даже меня еще не поймали, куда им справиться с оборотнем или другим чудовищем посильнее. Тут и я не справлюсь. Но может получиться его выследить. И еще... вы не против, если я оставлю тут некоторые вещи? Таскать с собой полную сумку не слишком удобно...

0

43

Шанк, слушая речь трактирщика, смотря на то, как он покидает его комнатушку, бормоча себе под нос слова - слова, слышимые и без напряжение ведьмачего слуха, лишь усмехался. Но что ему пятнадцать тысяч? Зачем они ему - ему, одинокому путнику, заплутавшему в нитях Предназначения, уставшему от мира, и жаждущего спокойствия? Зачем? Этого он понять  не мог - возможно, из-за усталости, возможно - не поймет никогда. Так или иначе, а может вообще как-то по-другому, тяжело вздохнув ведьмак завалился на кровать, скинув сапоги. Спать не хотелось - ведь он знал, что снова будет сон. И страшился его, боялся, как не боялся смерти. "Доведет она меня, эх, доведет!"
Сон пришел сам, хотя ведьмак противился ему. Медленно, он увел его в страну заоблачных далей, закружил в водовороте образов и звуков, полыхнул алым пламенем, зазвенел тучей стрел, затмивших небо... И начался сон.

***

Мальчик стоит перед родителями - стройной, высокой женщиной и еще более высоким, статным мужчиной, с небольшими усами. Женщина невероятно красива, с необычными глазами цвета желтого сапфира, и волосами светлого, такого мягкого и приятного, словно завущего к себе, цвета, и многое выдает в ней потомка древней расы. Мужчина прямо-таки светится благородством и честью, львиная грива волос, цвета смоли, делает его еще более мужественным, каждое его движение дышит силой и благородством. Мальчик рассеянно смотрит на них, взрослые что-то говорят, но сквозь болезненную пелену тумана, он ничего не слышит. Медленно образ сменяет другим - образом крови и смерти. Отдаленные крики слышатся повсюду, мальчик, спотыкаясь и падая бежит в море крови. Со всех сторон враждебные люди, убивающие все и вся. Где-то далеко бьется тот мужчина, кидаясь грудью, в одиночку на врагов. Мальчик бежит, бежит и бежит, несмотря на то, что тело сковано болью, а босые ноги изранены. И вновь тишина, сменяемая образом мрачного замка. Странных людей, что-то говорящих, возможно - спрашивающих. Но все тот же туман не дает услышать ни слова, оставляя лишь боль, дикую боль во всем теле.
Новый образ впитывает в тело ведьмака еще больше боли.
Опять-опять!
Она!
Эльфка!
И снова она бежит среди боли и криков, чудом спасаясь от неведомого врага. И снова зовет на помощь, но ведь у нее никого нет! Крик! Кровь! Темнота!..

***

Шанк проснулся, еще не понимая, что к чему. Затряс головой, но сдержался - не крикнул. Целительного действия сна он не ощутил - более того - он принес еще больше боли. Тяжело держась за голову. ведьмак достал бутылек с "Белой Чайкой" и залпом выпил его - все лучше, чем ничего. Время суток он определить не мог, смутно вспоминая обрывки сна. Застонал, хватаясь за голову - боль не ушла. "Что со мной?! Что?!"
Ведьмаку было плохо сейчас, после сна, а что же будет с ним, когда он вспомнит события вчерашнего дня?
Нет, сознание он не потерял - чай, не кисейная барышня. Просто боль, и в без того болевшей, черепушке, заскрежетала так, что Шанк думал, что сойдет с ума. Не сошел. Боль прошла сама собой - так же резко, как началась. Ошалевшими глазами ведьмак огляделся, а потом, совершенно дезориентированный во времени и пространстве, начал одеваться и выполнять прочие радости жизни. Благо, все делалось машинально - за столько лет скитаний-то! Теперь, когда все было готово, ведьмак был серьезно настроен на несколько вещей: узнать какое все-таки сейчас время суток; поесть; вернуть свои вещи, предварительно лишив способности двигаться того, кто их забрал. Чем он сейчас и занялся, походя к окну, и раскрывая занавески.

+2

44

Женщина глубоко вздохнула, сейчас на ее лице застыло смятение, стало видно, что слова Дена тронули ее сердце, но утверждать наверняка, какие эмоции она испытывает было бы ошибочно. Она безмолвно стояла, в задумчивости, внутренне борясь со своими сомнениями и тревогами. Немая пауза повисла в воздухе, создавая впечатление наэлектризованности между собеседниками, сторонний наблюдатель, окажись он в этот момент здесь, ощутил бы запах озона пощипывающий ноздри. Так продолжалось недолго, но им показалось, что время загустев подобно меду, замедлило свой бег, наконец, жрица заговорила, спокойно выговаривая слова: «И ты прав, Ден, мать учит нас снисходительности, терпимости и добродетели. По этому, я хочу верить тебе. Ты желаешь быть лекарем, и у тебя есть иммунитет к болезням, а у нас каждые руки на счету. Я не знаю, кто убивает людей, какие повреждения у его жертв, пожалуй, на эти вопросы может ответить капитан стражи или тот, кто расследует это дело. Могу лишь сказать, что вспышка этой странной лихорадки началась шесть дней назад, тогда же обнаружили первую жертву. Возможно, это как-то взаимосвязано, или же простое совпадение.
Болезнь, пожирает квартал за кварталом, заслоны карантина не спасают от ее распространения, а у нас не хватает медикаментов».

Она горько усмехнулась, и снова вздохнув, с грустью продолжила говорить, словно долго носила тяжесть в душе и теперь, ей было необходимо излить ее, выговориться.
- Хотя, настойки из трав лишь отсрочивают гибель, единственное, что помогает – хинин, но его может выработать лишь алхимик, я знаю одного, способного спагирика, но он жуткий женоненавистник и эгоист,  - тут ее словно осенило, она восторженно посмотрела на вампира.
- Ты мужчина, и мог бы обратиться к нему. Если, ты действительно хочешь помочь, заставь его дать нам достаточное количество лекарства, - она улыбнулась парню, будто дело уже сделано и он уже исцелил всех больных.
- Ты можешь оставить вещи, более того, я позволю и тебе самому остаться в монастыре, не со всеми конечно, все-таки ты мужчина, но ты поклянешься, вести себя пристойно, - озвучила свое решение настоятельница. И немного подождав, добавила - Не обижайся, но доказательства твоей невиновности успокоили мое сердце, лучше слов.

(для Шанка)
Одернув шторы, ведьмак увидел сквозь щели закрытых ставень, лишь серую мглу и неясные очертания соседних строений, такую же неопределенные, как будущее ведьмака, закинутого волею судьбы в это место. Солнце еще не показалось над горизонтом, и над городом царил предрассветный полумрак вперемешку с утренним туманом, застилавшим узкие улочки Марибора, оставляя крупные капли росы на каменьях мостовых, крышах и стенах домов. Постояльцы таверны не подавали никаких признаков жизнедеятельности, мирно досматривая сны в своих теплых постелях, впрочем, как и остальные добропорядочные граждане города. Вокруг висела томная тишина, от чего происходящее казалось немой грезой, навеянной дурманящей дремой. Сколько времени Шанк простоял у окна, всматриваясь в смутную дымку рассвета, он наверное не смог бы сказать и сам. Где-то там, скрывается смертоносная тварь, и только расстояние холодных улиц отдаляет их друг от друга. Из оцепенения его вырвал приглушенный звук на первом этаже, это кто-то из персонала корчмы, проснувшись, приступил к выполнению своих обязанностей. Жизнь закрутилась своим обыденным чередом, повторяя похожие как две капли воды дни, раз за разом сменяющие друг друга. Так ее видели оседлые люди, привыкшие существовать в своем замкнутом мирке с придуманными иллюзиями и законами, но не ведьмак, привыкший к скитаниям по пыльному большаку в поисках очередного монстра, дабы заработать его убийством себе на пропитание и вновь двинуться навстречу опасности.

Отредактировано Мерхольд (2012-05-17 22:03:24)

0

45

- Может и связано...
Ден потер нос, склонил голову, размышляя. Доказательства? - не понял он. - О каких доказательствах речь? Я вроде никаких не приводил. Или не заметил? На слова о "вести себя пристойно" Ден лишь улыбнулся.
- Клянусь. Но остаться я не могу, времени мало, и если есть шанс - надо воспользоваться. Дайте мне адрес этого алхимика. Нет, лучше расскажите, где его искать и как туда пройти. Я не уверен, что смогу спросить у кого-то дорогу без последствий. Вот, - он порылся в сумке, нашел лист бумаги и карандаш - стерженек из черного сланца, завернутый для удобства в плотную бумагу. - Сможете нарисовать? Поподробнее, как для идиота. Я ведь и правда первый день в городе.
Всучив все необходимые инструменты для сотворения какой-никакой карты настоятельнице, вампир продолжил размышлять. Вслух. И копаться в сумке.
- Так, еще я оставлю книгу. Травы - они вам пригодятся. Вот травяной сбор хороший... был. Зараза, все травы рассыпались, когда стрела попала. И рубашка порвалась. Ну что ты будешь делать!
Закончив причитать и копаться в сумке, Ден оставил там только деньги, коих было совсем немного, и пару яблок. Остальное увязал в аккуратный узелок. Сумка значительно полегчала, что, с одной стороны, радовало, с другой...
- Все, можно идти. И еще. Я потом попрошу вас об услуге. Если сможете, свяжитесь с капитаном стражи. Мне башку свернут, если я сам попытаюсь. Разумеется, если он фанатик, то не надо, я не хочу ставить вас под удар. Но если он достаточно разумен, то, быть может, согласиться встретиться и рассказать мне, что тут происходит. А там и стража сможет заняться более полезным делом, чем меня гонять, и я, быть может, помогу чем. Или это плохая идея?

0

46

(для Денкрау)
Жрица, приняв листок, умиленно смотрела на приготовления Дена, едва сдерживая смех. Ден рылся в сумке, повернувшись спиной к женщине, нетрудно догадаться, что причиной ее веселья было место попадания стрелком.
- Смотрю, тебе все же досталось на сухари, - отвесила она замечание парню, как строгий преподаватель оплеуху, нерадивому ученику.
- И куда ты собрался, на ночь глядя, если не секрет? – трезво, и уже без веселья, вопросила она.
- Я бы на твоем месте, сейчас меньше всего беспокоилась о рубахе. Стражники не такие уж и дураки, как ты о них думаешь, стрелу в задницу тебе все таки всадили, нужно обработать рану, да и наверняка кто-то следит за входом в храм и лечебницу. Я предложила тебе остаться, почему уходишь? – продолжила, она расспрашивать Дена.
Подойдя к столу, пристроившемуся у стены, София стала чертить на листочке грифелем схематическую карту города и путь к дому алхимика, интересующего их. Это не заняло много времени, так как картограф из нее был никудышный и она обозначила лишь приметные места, могущие послужить ориентирами путешественнику незнакомому с населенным пунктом. Вскоре импровизированная карта перекочевала в руки вампира.
- Пойдем со мной, - тоном, не терпящим возражений, приказала монахиня.
Пройдя вглубь помещения, она открыла неприметную дверцу в нише, приглашая юношу пройти вперед. Когда проем оказался позади, настоятельница вывела лекаря в клуатр, закрытый от сторонних глаз наблюдателей высокими стенами монастыря, сюда имели доступ только служительницы культа. Пройдя вдоль, трапезной, они свернули в сад и пошли тропинкой вымощенной диким камнем, впереди показался небольшой флигель, утопающий в зелени буйной растительности. Войдя в домик, жрица, повернувшись к парню, обвела широким жестом руки помещение.
- Здесь ты можешь поспать и привести себя в порядок, нужно промыть рану. И таки да, идея встретиться с капитаном, хуже не придумаешь, он отпетый шовинист.
Ладно, снимай штаны, посмотрим, что у тебя там, - с этими словами, она прошла к шкафчику и открыв его, стала доставать оттуда спирт и чистые бинты.

0

47

- Досталось на орехи. Ха! Мне доставалось и больше.
Наверное, это был не самый большой повод для гордости. Но факт есть факт. Что там какая-то стрела, если когда-то пришлось даже умереть. Только вот по-настоящему ли?
- Куда?... Ну, к алхимику, наверное. Или оборотня выслеживать.
Но настоятельница была иного мнения, и, видимо, считала, что оборотень подождет, равно как и алхимик. Столь трогательная забота удивила вампира, так как была для него делом совершенно непривычным. За последние несколько лет о нем не заботился вообще никто.
И все-таки хорошо было в храме. Спокойно. Радостно даже, несмотря на эпидемию. Тишина словно шелестела, и это не был шелест шагов или шепот ветра в листве. Нет, шелестели и мелодично позванивали сами звезды.
Надо поспать. Безопасное место. Хвала Мелитэле, что оно у меня есть. Вера не только хранит меня в пути, вера дает мне и помощь, и советчиков, и дом... в какой-то мере.
- Промыть рану? - идея настоятельницы согнала какую-то часть набежавшей было из-за расслабления сонливости. - Да ладно, зачем? На мне все легко заживает, там и раны-то почти нет уже. Тут больше заботиться надо об одежде, а не обо мне самом.
Мысль об испорченной одежде малость подпортила также и настроение. Но что поделать, могло бы и "голова с плеч", а тут всего-то рваные штаны.
- Я лучше и правда, посплю. Больше толку будет. И спасибо вам.
Кроме того, что забота удивляла, она еще и смущала. Не привык Ден к такому отношению, хоть и было оно приятным.

+1

48

Шанк скорчил недовольную физиономию, но вновь ложится спать было бы бесполезно и уж наверняка, неприятно. Тихо ворча про себя, уже одетый ведьмак, что интересно, твердым и уверенным шагом начал преодолевать лабиринты таверны, примерное расположение которых, он так и не запомнил. Однако шум где-то внизу и чутье странника, помогли ему-таки выбраться из коридоров корчмы, спустившись на первый этаж. А внизу, определенно кто-то был и этот кто-то вряд ли был постояльцем - скорее некто из персонала таверны проснулся и занимался своими непосредственными обязанностями..
Тряхнув головой, Шанк огляделся, ища того, кто шумел - беглый осмотр мало что дал, и поэтому ведьмак поступил так, как поступает каждый обыкновенный человек. Однако ведьмак обыкновенным не был. И человеком он тоже не был.
"Эй! Есть здесь кто-нибудь? Мне бы поесть да воды выпить..." - обычным, не тихим и не громким голосом сказал он, однако тот прозвучал в пустой таверне, как литавры в пустом бальном зале.
А пока, следовало думать о делах насущных, таких, как нахождение воров - о монстре ведьмак уже забыл, занятый размышлениями о поисках имущества.
"Так. С чего начнем? К начальнику стражи? Пока, это единственное путевое решение. А! И еще: стоит найти увесистую палку для произведения операции правосудия. Ну, палок много - найду. Плохо, что у меня нет знакомых в этом городе. Помню с ведьмаком - Робертом, мы где-то здесь гулей били, но вряд ли он вновь окажется здесь... Черт!" - поняв, что в своей задумчивости он выпал из реальности, Шанк протер глаза и вытер пот, внезапно покатившийся по лбу.

+1

49

Пропустив мимо ушей замечание Дена, по поводу неверной формулировки крылатой фразы, женщина тихо рассмеялась. И уже на полном серьезе, добавила: «Ну-ну, так тебя там и ждут. Уж Штайнер, в такое время тебя не примет точно, только настроишь его против себя, а выслеживать преступника, в огромном городе, не зная где искать, пустая затея. Не находишь?»
Она выставила на столик перед кроватью все необходимое, для медицинских процедур и безапелляционно заявила вампиру: «Раздевайся, нет времени тут с тобой спорить. Поверь, меня голым задом не испугаешь. Да и выглядишь ты, как бродяга, грязный весь, штаны порваны. Снимай одежу, ее постирают и заштопают сестры. Чем быстрее мы обработаем рану, тем быстрее я уйду. Ты все уяснил?»
Несмотря на внешнюю мягкость, настоятельница имела твердый характер, и перечить ей не имело смысла.
Неполная луна вышла на небосвод, бросая мертвенно-бледный свет на кровать через оконный проем. Причудливые тени, отбрасываемые качающимися на ветру ветками деревьев, плясали на белой простыне, словно призрачные танцоры. София разожгла свечу, добавляя освещения в комнате, и одновременно прекращая игру теней, которые растворились в более ярком свечении.
Денкрау, стеснялся раздеваться перед незнакомой женщиной и та, помедлив немного, сказала ему: «Хорошо, в саду есть колодец, там, в углу есть ведро и корыто, сейчас я уйду, и через полчаса пришлю сестру обработать рану, ты же за это время, помоешься и приготовишь одежду для стирки. Время пошло». С этими словами, она прошла мимо парня на выход, предоставив его самому себе, и через мгновение скрылась за растительностью, залитой серебром  ночного светила.

(для Шанка)

В общей зале, было темно и пустынно, один попугай, оторвавшись от чистки перьев, взъерошил хохолок и вытянув шею уставился на ведьмака. Сейчас в отличии от вчерашнего вечера, полы были чисты и блестели от влажной уборки, медь сверкала начищенной поверхностью, а стулья висели на массивных деревянных столешницах, вверх ножками. В воздухе витал аромат свежеиспеченного хлеба, дразняще щекоча ноздри голодного ведьмина. Немного погодя на зов Шанка из кухни выглянул поваренок, перепачканный мукой, и вновь скрылся из виду. Постоялец впал в размышления о предстоящих перспективах, не заметив, как в помещении появился хозяин корчмы. Заняв свое место у стойки, он стал неторопливо набивать трубку, искоса поглядывая в сторону Шанка. Наконец, он закурил, выпуская густые клубы дыма и по своему обыкновению прищурив глаз обратился к ведьмаку: «Здорово, Парень! Не спится? Куда эт ты собрался в такую рань? Съезжаешь что-ли?" Достав пару металлических рюмок и бутыль, он прошел мимо стоящего столбом Шанка и сняв стулья с ближайшего стола уселся, приглашая тем самым, присоединиться к нему. Откупорив бутылку, пират налил содержимое по рюмашкам.
- Ну чего ты стоишь? Садись выпьем, - озвучил он предложение, рокочущим в тиши таверны голосом.

Отредактировано Мерхольд (2012-05-20 01:39:46)

0

50

Шанк вообщем-то и не ожидал, что на его зов сбежится вся таверна, однако вид перепачканного поваренка, который не замедлил тут же исчезнуть, отнюдь не улучшал и без того поганенькое настроение.
Благо, хозяин корчмы появился скоро и немедленно приступил к решительным действиям: взял бутыль, рюмки, а также сняв стулья со стола, пригласил ведьмака присесть.
Шанк ничего против не имел, ибо хозяин показался ему толковым мужиком. Присев, и взяв свою рюмку, ведьмак ответил: "Здоров. Не получается спать. Нет, не съезжаю. Чувствую, что задержусь здесь надолго, - последняя фраза была добавлена, как бы про себя. - Давай, выпьем, - и не тратя времени на дальнейшие разговоры, залпом опустошил рюмку".
Повисло молчание, прерываемое лишь недовольным бульканьем попугая. "Может, спросить у него про бандитов? Да откуда он знает? И вид у него такой, что определение бандит, напрашивается само собой". - думал ведьмак, поглядывая на собеседника.
"Слушай, а как тут у вас дела обстоят с преступностью? Есть какая-нибудь банда, что всем и каждому известна? Или только по мелочевке?" - все-таки задал вопрос Шанк, совершенно неуверенный, что получит внятный ответ и более того, неуверенный, что вообще его получит.
Тут он поймал себя на мысли, что голоден, как волк, и что не ел со вчерашнего дня. Живот не замедлил поддакнуть, заурчав.
"У тебя поесть что-нибудь найдется?"

+1

51

Куда я попал! - подумал вампир, когда женщина вышла. Мысль была не нова - примерно в том же ключе он думал последние полчаса. Нет, Ден таки не привык, чтоб им так командовали и в то же время так заботились, и потому ситуация вызывала приступы едва контролируемого веселья.
Впрочем, помощь сейчас была очень кстати. Да, не стоит исключать, что его таки могут выдать стражникам. Храм-не храм, а все же... чтоб не слишком разочаровываться в людях, достаточно не слишком сильно очаровываться. Но вероятность такого достаточно мала. А потому вампир чувствовал себя в безопасности.
И действительно вспомнил о таких радостях жизни, как сон, еда и чистая одежда.
Ведро и корыто в углу действительно нашлось. Колодец в саду - тоже. Вода была прохладная. Нагреть? Нет, слишком много мороки. Все равно мне простудиться не грозит. Какая бы вода ни была, а грязь она смывала отлично. Да и усталость тоже, в какой-то степени.
Хорошо...
В голове, как рой пчел, крутились и жужжали мысли. Завтра что делать? Первое - алхимик. Второе - сбор информации об оборотне. Жаль, капитан стражи не поможет. Но, может, кто-то другой? Кто не сдаст?
Но мысли были сонные, ленивые, и ничего не придумывалось. Детективы, осведомители... эти - сдадут все. Ну, почти все. Так как же, обратиться не к кому?
Там посмотрим, - принял Ден единственно верное решение.
Одежду он аккуратно сложил, а сам завернулся в одеяло. Книгу и прочие пока не нужные вещи переложил на столик. Вынес воду, сгрыз яблоко и наконец почувствовал себя... нет, не человеком. Собой.

+1

52

(для Денкрау)
Шелестящий шепот листьев, мерно покачивающихся ветвей за окном, приятно убаюкивал сознание, уставшего за долгий день путника, странствующего по миру в поисках своей доли. Полчаса, отведенные вампиру настоятельницей, пролетели одним коротким мигом, который незаметно растворился в огромном потоке времени, увлекающим за собой вселенную, появляющиеся и исчезающие в ней цивилизации, с их многочисленными народами, подобно пескам пустыни, состоящим из миллиардов крупиц. С точки зрения отдельного индивидуума, отрезок времени, называемый жизнью, достаточно долог, но в масштабе истории, это всего лишь мгновенье, за которое он «сгорает», как искра, вылетевшая из костра. Но не будем углубляться в рассмотрение относительности времени, а вернемся к нашему герою, мирно засыпающему в кровати, наконец почувствовавшему себя самим собой, после пережитых неурядиц, неудавшегося дня, хотя это тоже относительно.
На пороге послышались легкие шаги девичьих ног, тихие, воздушные, почти неслышные, они тут же разогнали, накатившую было дрему и роящиеся в голове мысли. Ден выглянув из-под одеяла, увидел юное создание, с большими серыми глазами, которые тут же игриво и вместе с тем со стыдом, потупились в пол. Девушка загадочно улыбаясь, приблизилась к ложу, неся в руках недостающие медикаменты, для обеззараживания поврежденного участка плоти.
- Здравствуйте, меня прислала Мать София, обработать вашу рану. Покажите. - она остановилась у изголовья, в ожидании ответных действий парня.

(для Шанка)
Хозяин таверны, осушив залпом, рюмку крепчайшего рома, немного помолчал, наслаждаясь полыхающим огнем спиртного напитка, приятно растекающимся по внутренностям и согревая. После, он степенно потянул трубку и выпустив сизый клуб дыма, кивнул в знак согласия, что не мешало бы закусить.
- Поесть завсегда найдется, - не медля, пират окликнул с кухни поваренка и велел тому принести съестного на двоих, после чего, пристально уставился в глаза ведьмаку.
- Преступность говоришь. А ты, с какой целью интересуешься? Такие вот вопросы не задают просто так. Я ведь даже имени твоего не знаю, - в глазах здоровяка играли веселые огоньки с примесью азарта.
- Информация стоит дорого. За даром ее предоставляют доверенным людям, а как я могу тебе доверять, ты ведь не хочешь сотрудничать, с чего мне идти тебе навстречу? – не замедлил припомнить о вчерашнем отказе корчмарь, наливая еще по одной.
Пока эти слова были произнесены, на столе уже появились тарелки, наполненные горячей яичницей, щедро сдобренной жареным луком и здоровенными кусками мяса, еще потрескивающими от раскаленного масла. Свежеиспеченный каравай, дополнял завтрак, распространяя изумительный аромат хлеба.
Корсар по-деловому отломал краюху и положив на край тарелки, поднял рюмку: «Стало быть я Том Морган. Тебя звать-то как?»

0

53

Шанк, голодный как стая волков, без промедления хотел было начать опустошать деревянную плошку, которую еще даже не принесли, но трактирщик, глянув ему в глаза, ответил на предыдущий вопрос — хотя, как ответил? Ничего он не ответил.
Наконец, принесли. И ведьмак начал есть. После пары минут упорной борьбы с яичницей, мясом, луком и караваем, Шанк довольно откинулся на спинку стула, поднимая рюмку, вслед за корчмарем, вовсе на него не похожим.
— Я Шанк. Просто Шанк. — рюмка была осушена залпом. — А ни с чего — не хочешь, не доверяй. Я ведь спросил, но ответа не требовал.
Ведьмак ухмыльнулся, краями губ. Потрогал щетину, отросшую, так и не сбритую.
Попугай умолк, видимо устав булькать и кряхтеть. В таверне повисла тишина — абсолютная тишина, которую можно слушать.
Шанк, доев и допив, уже собирался уходить, вопросительно и выжидательно глядя на Моргана.

0

54

Ходят тут, спать мешают. Только расслабишься…
Ден потер глаза. Спать-то хотелось. День выдался трудным, особенно его вторая половина.
- Привет и вам, юная леди, - не факт, далеко не факт, что девушка имела хоть какое-то благородное происхождение, но такое обращение отчего-то им, девушкам, нравилось.
Вампир вздохнул и сел на кровати, слегка поморщившись при этом. Сверкать голой «раной» перед столь юным созданием ему совсем не улыбалось. Да и вообще, зачем? Заражение ему не грозило, грязь давно убрана, а толк от дополнительной обработки наверняка будет ничтожным.
- Мать София слишком обо мне заботится. Нет никакой раны, так, царапина, которая до утра и сама заживет. Ну, может, не до этого, а до следующего. Я сам в медицине разбираюсь, точно говорю, заражения нет. Так что не стоит беспокоиться.
Интересно, что она обо мне знает? Видимо, ничего, раз так спокойна. А я думал, тут уже должен весь храм гудеть. Странно.

0

55

(для Денкрау)
Услышав приветствие юноши, девушка зарделась румянцем, улыбнулась сильнее, от чего на ее щечках появились чудесные ямочки, вызывающие восторг и умиление у некоторых людей и начала приготовления к процедуре. Несмотря на протесты вампира, она подошла к столику, раскладывая все необходимое для перевязки на нем, все так же улыбаясь, будто сдерживая смех, и бросая косые взгляды на парня.
- Если настоятельница прислала меня, значит так надо. Не нужно перечить ей, пора бы уже понять это, в этих стенах её воля закон, - спокойно промолвила она, наполнив комнату звучанием своего нежного голоса, похожего на серебряный звон колокольчика.
Наконец закончив манипуляции, она повернулась к нему с решительным видом и сложив руки на животе, посмотрела на Денкрау и набравшись смелости посмотрела ему в глаза, сияние свечи подрагивало на ее невинном лице, отражаясь в глазах игривыми искорками.
- Я жду, показывайте свою царапину, - напомнила, жрица о необходимости сотрудничества с ней.

(для Шанка)
Выпивать рюмочку и закусывать, Морган не стал, удивленно наблюдая, как ведьмак пожирает десяток горячих яиц и огроменный, раскаленный, еще шкварчащий кусок мяса, заглатывая, не жуя горячие куски подобно изголодавшемуся бродячему псу, который давится и торопится, в страхе, что у него отберут пищу в любой момент, пытаясь набить брюхо как можно полнее. Опешив от такого неприятного зрелища, моряк так и замер, с поднятой рукой с рюмкой и искаженной гримасой выражавшей удивление и неприязнь одновременно. Из оцепенения его вывел, голос ведьма, представившегося в тот момент: «Я Шанк. Просто Шанк». Встрепенувшись и взглянув в глаза с кошачьими зрачками, человек ехидно ухмыльнулся, приподнимая сосуд с выпивкой чуть выше: «Ну, будь здоров, просто Шанк», после чего опрокинул содержимое в глотку. Крякнув после приёма горячительного, он неспешно принялся за еду, орудуя вилкой и ножом, специально принесенных ему поваренком, отправляя в рот мелкие кусочки жаркого и тщательно пережевывая их.
- Спросил, и не нуждаешься в ответе? – смеясь, произнес капитан, прожевав порцию пищи.
- Ну как знаешь. Как говорят – на нет и суда нет, - наливая еще по одной, сказал долговязый мужчина.

Отредактировано Мерхольд (2012-09-21 18:10:55)

0

56

Девушка заупрямилась. Но упрямиться мог и сам Ден.
- Никакой необходимости в этом нет, - вампир скрестил руки на груди и не шелохнулся. Настоятельница, конечно, авторитет, и воля ее – закон, но не выгонят же его из-за такой мелочи?
- Я прекрасно могу помочь себе и сам, и уже сделал все, что было необходимо. Рана пустяковая, - Ден постарался говорить уверенно, что неплохо у него получалось, так как он говорил чистую правду. - Заражения, повторяю, нет и не будет. Я уверен. И имею все основания для такой уверенности.
Правда, демонстрировать эти «основания» вампир не спешил. Успеется еще.
- Так что благодарю вас за заботу, - он слегка улыбнулся, не показывая клыков, и постарался выглядеть совсем паинькой. – Если мне и нужна помощь, то только со стиркой. Если это вас не затруднит, конечно…

0

57

Шанк скривил губы в подобие усмешки, хотя в его нынешнем состоянии усмехаться не стоило.
- Спросил, и не нуждаешься в ответе?
- Ответ, возможно, мне и пригодится, но не силой же из тебя его вытаскивать. Хочешь сказать - я выслушаю, приму к сведению.
- Ну как знаешь. Как говорят – на нет и суда нет.
Ведьмак взял рюмку, залпом вылив в себя. К черту. Хотелось спать. Хотя он только проснулся. Еще хотелось плюнуть кому-нибудь в рожу. Но никого подходящего рядом не было. Трактирщик - не в счет.
- Пусть так, - Шанк глянул на забавную птицу-попугая, про себя дивясь ее дару речи - речи, казалось, осмысленной. - Или?
"Странный он. Очень странный. Эх-хе, старый я стал, дал себя ограбить, обобрать, как липку. К черту".
Отчего-то вспомнилось приключение в Мариборе. Просто так. Или все-таки не просто так? Марибор. Славный городишко, ну, был им.
Ведьмак доел корку хлеба, выжидая, но не показывая свою заинтересованность. Вообще, заинтересован он был в одном - найти свои вещи - раз, покрамсать бандюг, пускай даже их будет целая сотня, - два. И свалить. Три.

0

58

(для Денкрау)
Девушка, вспыхнула от такой наглости пришлого мальчишки, выпрямившись и возмущенно вдохнув воздух, она некоторое время открывала и закрывала рот, не в силах что-либо сказать, румянец залил ее щеки. Не сложно было догадаться, что ее вывело из равновесия только возможность  того, что парень мог подумать, что она присутствует здесь из-за любопытства взглянуть на его голый зад.
Все же набравшись решительности, она заговорила с юным нахалом, и слова ее уже не показались словами несмышленой девочки: «Сударь, вы… вы… Меня прислали сюда помочь вам, а вы капризничаете, как малое дитя. И это в то время, когда моя помощь требуется умирающим людям в лечебнице. Неужели вы цените сой зад, выше человеческих жизней?», при слове зад, она густо покраснела, но закончила гневную отповедь не сбившись.
- Я жду, - с решительным видом сказала она, вздернув носик.

(для Шанка)
Морган даже глазом не повел на угрозу ведьмака, продолжая невозмутимо поглощать жаркое с яичницей, так же тщательно пережевывая еду. Проглотив очередную порцию, он вновь хохотнул, смотря в глаза ведьмаку, и произнес: «Признаешь только силу? А по-хорошему не пробовал? Я уже озвучил тебе свое предложение. Будешь работать со мной, и многие тайны станут явью, не будешь, ступай своей дорогой. Не горячись и подумай хорошенько, прежде чем давать ответ. Да еще и сыт будешь всегда».
Прищурившись, он внимательно посмотрел на Шанка, подняв рюмку на уровень глаз, как бы чокаясь, он произнес тост: «Твое здоровье, Ведьмак», и опрокинул ее в рот. Глотнув обжигающий напиток, моряк, покряхтел и принялся дальше уплетать пищу, степенно и не спеша. Попугай, склонив голову набок, рассматривал ведьмака, пока взъерошив хохолок, не заорал хриплым голосом: «Карамба!!! Вздернуть его на рее…», и начал качать шеей вперед назад. Заметив, что ведьмак заинтересовался пернатым, капитан «Веселого Роджера» мотнув головой в сторону какаду, со смешком сказал: «Болтает без умолку. Глупая птица, сама не понимает, что говорит. Она ругалась бы и при самом пророке Лебеде», на что как бы в подтверждение его слов, попугай снова закричал на всю таверну: «Тысяча чертей!!! Поворачивай правым галсом…»

0

59

Если девушка хотела смутить Дена, воззвав к его совести, или напугать гневной тирадой, то попытка успехом не увенчалась.
- Вот именно, и я о том же, - тут же подхватил он относительно спокойно. - Есть куча более полезных дел, чем лечить того, кто в лечении не нуждается. Но, если вам так принципиально, то пожалуйста, можете сами убедиться, что ничего опасного нет.
Спорить с жрицей (или послушницей, кто их там знает) вампиру надоело. Он покорно перевернулся на живот.
Действительно, только время теряет и выспаться не дает.
Будь там что-то опасное, оно бы болело. Внешне рана неплохо затягивалась. Да и что может быть опасное от простого арбалетного болта для вампира? Совершенно ничего. Болт-то даже не серебряный.
Какая принципиальность, или упертость. Интересно, у них тут все такие?
С одной стороны, это хорошо. С другой... ну, пока что все еще в пределах разумного. Она ж-то не знает, как у меня регенерация развита.

0

60

Девушка хмыкнув, на возражения вампира, лишь нервно отвернулась в сторону и вновь глянула на парня. Наконец, тот перестал препираться и перевернулся на живот, обнажив предмет спора.
- Так-то лучше, - победоносно произнесла жрица, довольно улыбнувшись, в ее глазах, снова заиграли искорки веселья. Она поднесла свечу к ягодицам Дена, давая больше света, и стала рассматривать место, куда попала стрела, каково же было ее удивление, когда она действительно увидела затягивающуюся рану.
- Что за… Святая Мелителе, - не сдержала возгласа девушка, расширив глаза от изумления.
Она аккуратно дотронулась до кожи, растянув края ранки, внимательно обследуя порез, именно как порез выглядело повреждение. Смочив тампон в жидкости, сильно отдающей самогоном, девушка, все же протерла пробой и кожу вокруг, наложила повязку. Ден так и не понял, делала ли она это из принципиальности, или из-за боязни ослушаться приказа настоятельницы, а может, ей было просто приятно прикасаться руками к мужчине, все-таки вампир был мужчиной, и надо признать, некоторым представительницам женского пола, казался довольно смазливым.
Закончив манипуляции, она встала, недовольно посмотрев на молодого, как ей казалось человека, и убрав медикаменты со стола, нарочито громко застучала каблучками к выходу, фыркнув, она подобрала вещи постояльца, бросив ему на прощанье: «Спокойной ночи. Ваши вещи принесут утром». Слово, спокойной, она выделила особенно, давая понять глупому мальчишке, что он упустил свой шанс. Захлопнув дверь, она удалилась прочь, ее каблучки еще некоторое время стучали по каменным плитам в саду и наконец, стихли, наступила тишина, нарушаемая лишь вездесущими сверчками. Теперь Денкрау был предоставлен самому себе и мог спокойно поразмышлять или выспаться

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC