Ведьмак: Перекрестки судеб

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ведьмак: Перекрестки судеб » Личные эпизоды » Двойные стандарты


Двойные стандарты

Сообщений 31 страница 41 из 41

31

Вопросы, на которые нет ответов...
Или на которые давать ответы не хочется. Ведь совсем не обязательно говорить правду? Совсем не обязательно лгать... Иногда достаточно выбрать золотую середину. Полу-правда, полу-ложь. Правда, в том контексте, который видел мысленно ведьмак, корчилась бы на опушке леса, исходя стонами, кровавые струи лились бы на траву, а он стоял бы... И смотрел. А потом принес бы старосте две головы. Одну волчью, вторую... Впрочем, это была лишь одна половина правды. Вторая, за несколько часов до этого, не вскочила бы, не спровоцировала на оборот, а мягко затащила бы под покрывало. И удовлетворяла бы свои физиологические потребности. Ну и что, если для кого-то это - акт любви? Ведьмак видел в нем только средство достижения удовлетворения потребностей. Что, если бы все было иначе? Что, если бы он приехал сегодня, а не вчера? Была бы только ночь и один оборотень. Не было бы ее...
Так как же ответить?
Роберт задумчиво почесал щетину, успевшую отрасти за сутки. Кололось.
- Ты спа... помогла мне в схватке. - Вовремя поправился ведьмак. Спасти жизнь - сильно сказано. Ведь и жизни-то нет. Так, существование. - За это я благодарен. Но ты не можешь отрицать, что, по сути, являешься тем, что я должен и могу убить. - Меда не отвела глаз, только губы ее слегка задрожали. - Словно стало "до" и "после". Медея Червонни "до" - бардесса, танцевавшая со мной, кажущаяся хрупкой и беззащитной. Той, которую я должен защищать. Медея "после" - создание... от которого я должен защищать других. Вижу - не понимаешь, - вздохнул ведьмак. - Это... как внутренний конфликт. Я и защитить вроде как должен.. и защищать. Но... - как бы помягче подобрать слова!- Относиться к тебе, как к "до" я не смогу, прости.
Простить? За что? Он же машина. Просто машина для убийства.

+2

32

- я благодарен... ты по сути, являешься тем, что я должен и могу убить. - Меда почувствовала, что все внутри холодеет. - Я и защитить вроде как должен.. и защищать. Но...Относиться к тебе, как к "до" я не смогу прости.
Слова падали, как жемчужины в чашу с вином. Оборотень. Недостаточно хороша для него. Недостаточно хороша даже, чтобы просто… Кто же из нас после такого – кровожадная тварь? Может, оба?
Выпив злобу и печаль,
Не оставив ничего.
Я устала биться в сталь
Двери сердца твоего.
А тебе дороже нить
Замороженной тиши.
Легче в спину нож вонзить,
Чем достичь твоей души.

Медея сделала несколько глубоких взнохов, чтобы успокоиться и подавить подступающий оборот. Хватит уже тянуть и растравливать душу. Решила – так делай.
- Чтож, если так – значит так. И, наверное, именно поэтому я должна тебе предложить кое что. Ты путешествуешь один. Это понятно – ты слишком отличаешься от людей, а двум ведьмакам в паре неудобно. Я тоже путешествую одна. И мы оба, догадываюсь, никогда не ходили вместе с кем-то. Я чувствую, что наша встреча – неслучайна. «Неслучаен в озере налим». И ты неслучайно оставил мне жизнь. И я неслучайно… Не важно . Важно, что нужно посмотреть, что из этого выйдет. Я предлагаю тебе доехать вместе до Оксенфурта. Ты будешь спокоен за местных крестьян – ведь до полнолуния 2 дня осталось. Мне не придется на три дня сходить с тракта в чащобу. В Оксенфурте наши пути разойдутся… или нет. Это станет понятно там.
Медея весь монолог неотрывно смотрела на Роберта, статаясь не пропустить ни одного его моргания, ни одного дрогнувшего мускула. Окружающий мир перестал существовать, сузившись до его лица. До прекрасного лица, покрытого шрамами. До его зеленых глаз, покрытых льдом.

+2

33

"Что она хочет от меня..." - думал ведьмак, в то время, как она говорила... говорила и говорила. Глядя в глаза, а он все больше отдалялся. Защитная реакция организма... Если подпускать близко людей, они начинают ранить в самое ценное - душу. И пусть трижды подавятся те, кто говорит, что у ведьмаков ее нет.
Роберт понимал, что волчица видит эту стену, покрытую льдом. И ничего не мог поделать. Не мог ни расколоть ее, ни приоткрыть. Словно сам стоял перед ней, по другую сторону.
- Что ж. - Ведьмак отвел глаза, посмотрел на небо. Совместная поездка? Что она даст, а что оторвет? Даст - спокойствие ... Он сам высказал то, что позволило сделать Медее такие выводы. Что отнимет? Рассудок? Сознание "себя"? Сознание себя таяло, растворялось.
"Ты ведешь беседы с оборотнем, кто дальше? Вампир? Брукса? Давай, давай! Начнешь жалеть их потому, что поговорил и подумал - они мыслят, они тоже живые и заслуживают право на жизнь?!"
Сознание, та цель в жизни, которой он добивался - таяла. Не оставаясь нереальной, не исчезая полностью, между тем, что-то в ней ломалось. Сам смысл. Ведь одна осечка дает трещину. Трещина со временем расширяется до границ пропасти. Пропасть ведет к гибели.
- Доедем вместе, - спокойно отозвался он, наконец. - Но для этого мне нужно выяснить несколько вопросов. -
"Иначе мои тараканы меня сожрут"...-добавил он про себя. Дальше - проще. Он знал что спрашивать. - От чего зависит твое оборотничество? Я так понимаю, что ты не стандартный оборотень? Ты не только ночью и под Зов луны можешь становиться...? Ты и на того, с поляны, тоже не очень похожа. Ты пьешь аконит, чтобы?...
Девушка не опускала глаз, слушала.
- Чтобы знать, с чем мне иметь дело через пару дней, - неправильно интерпретировал ее молчание ведьмак.
"Да... когда она человек, гораздо легче... верить в "ту" Медею..." - сознательный образ волка отступал, оставалась только девушка. Что нужно сделать, чтобы удержать эту часть видения?

+2

34

- Доедем вместе. – вот и ответ. Не известно, что и как изменит дорога. Но ответ на данный момент – прост и лаконичен.
- Но для этого мне нужно выяснить несколько вопросов.
Что ж, посмотрим, ведьмак, будут ли они оригинальными… А оборачиваться – не больно? А как удобнее спать – человеком или волком? А человеком ты так свернуться можешь?
Но вопросы были по-деловому сухими. На них легко будет ответить. И в конце – припечатал как клеймом.
- Чтобы знать, с чем мне иметь дело через пару дней.
- Ты что, думаешь, я на тебя что ль нападать буду? Или отправлюсь в ближайшую деревню подкрепиться девственницей?! Как ты думаешь, если бы я не была в себе уверена – я предложила бы тебе ехать вместе? Поставила бы свою жизнь на кон?
Медея взяла себя в руки. Девушка раскраснелась, руки сжались непроизвольно в кулачки.
- Я – пятое колено проклятого рода. Возможно, уже мой внук будет просто человеком. Если у меня будут внуки. И поэтому наша семья верит, что если избегать Охоты на людей и каннибализма – у наших детей будет выбор. И следовательно каждый отвечает за всех, в том числе за судьбу еще не рожденных. Но я несколько сомневаюсь… Есть люди, которые входят в Стаю по своей воле. Спасаясь от болезни и смерти, ища свою цель… И мой отец – мужчина, заразивший себя ликантропией, чтобы быть с моей матерью – проклятой. Поэтому я трижды оборотень – проклятый, урожденный и по крови. Как ты думаешь, мы ничем не отличаемся от обычных? Я оборачиваюсь, когда пожелаю этого. А когда чувствую опасность – непроизвольно. И возвращаюсь в человеческую форму когда успокоюсь или пожелаю того. Кроме полнолуний, когда повинуясь Зову Лунной Волчицы, я на три дня надеваю шкуру. Но все Червонни сохраняют человеческий рассудок. Для этого есть аконит. Не знаю, как он действовал бы на обычного оборотня – но для человека это яд. Сам знаешь. Оборотень, которого ты убил, скорее всего, заразился от кого-то. И что очевидно – сошел с ума. – Меда гордо вскинула голову и тряхнула волосами, подчеркивая свою уверенность – Я человек не более чем ты. Но мы можем жить вместе и по одним законам.
- Через пару дней, когда я обернусь волком – лицо ведьмака передернулось – Ты будешь так же ехать по тракту и вести мою лошадь с поклажей, а я бежать рядом, притворяясь твоим ручным спутником. Тогда ты увидишь все стадии и нюансы. И сможешь быть спокоен за жизни тех людей, которые покушались на мою, когда думали, что я слабее.
- Кстати, - девушка улыбнулась – на четырех лапах я менее разговорчива.

+2

35

Ведьмак выслушал, ни разу не перебив.
- Что ж, ответы исчерпывающие.- Ведьмак покивал со знанием дела. Хотя дела-то он пока не знал. С оборотнями ему приходилось сталкиваться, но те были в шкурах зверей. Вот так, как сейчас, он никогда говорил. Только вот то, что Меда так бойко воспринимала его вопросы, задевало Роберта. Что-то тут было не так...
- Я не боюсь за то, что ты нападешь на меня, - с легкой ноткой усталости в голосе отозвался он на первый вопрос. - Я боюсь, что не сумею тебя остановить, если вдруг что-то пойдет не как обычно. В каком-то смысле я в ответе за сотни жизней, которые не сумею защитить, в случае оплошности, если ты меня загрызешь. За твою - тоже.
"Раз согласился на это путешествие... Надо идти до конца."
Ведьмак поднялся, отряхивая с одежды травинки и кусочки земли.
- Солнце в зените, пора в путь?
Кто знает, что будет на следующий день, вечером? Кто знает, быть может, за поворотом ожидает смерть, нечаянная... Протянет руку, возьмет с собой, так легко... коснется лица, запечатлит поцелуй смерти... Он тряхнул головой, помог собрать вещи, стряхнул и накинул плащ, проверил застежки сапог, подпругу коня...

+2

36

- Что ж, ответы исчерпывающие.
- Конечно, – девушка улыбнулась – искренность в моих интересах. Ведь это одно из условий  удачного путешествия хоть для спутников, хоть для попутчиков. Наверное, того же я буду ожидать от тебя… Хотя ты в своем праве не оправдывать эти ожидания.
- Я не боюсь за то, что ты нападешь на меня, …В каком-то смысле я в ответе за сотни жизней, которые не сумею защитить, в случае оплошности, если ты меня загрызешь.
- О, ты мне льстишь, Роб! Какая сотня? Мне это не по силам даже просто физически. Я не слишком большая в звероформе – ты сам видел. Чуть больше обычного матерого волка. Ну и чуть сильнее и проворней. К тому же у меня нет опыта убийств. Люди охотятся на волков уже целую вечность – и что-то я не слышала, чтобы… - девушка осеклась и погрустнела. – Ты  один управился с оборотнем, который был сильнее меня.
Ведьмак поднялся.
- Солнце в зените, пора в путь?
- Все-таки вместе? – Спросила девушка, поднимаясь с земли и подбирая остатки снеди.

Игреня шла ровным шагом, не торопясь вперед Ориона, явно волновавшегося от присутствия поблизости оборотня, но и не отставая, солнце почти по-летнему пекло в самую макушку. Ведьмак ехал, не оглядываясь на нечаянную спутницу.
Что же тебе дала эта маленькая победа, а Меда? Что теперь с ней делать?
Девушка в задумчивости перекинула лютню и начала тренькать, подстраивая и пробуя новые переборы.
- Послушай Роб! А куда ты собирался до того, как решили именно в Оксенфурт?

0

37

Ведьмак пытался быть настороже, но получалось плохо. Присутствие Медеи и постоянное дрожание медальона выматывало - за каждым деревом мог скрываться кто-то еще, опасный для них обоих, но теперь предсказать появление кого-либо Роберт просто не смог бы. Оставалось полагаться на свое чутье, слух и зрение. Кошачьи глаза рыскали между деревьями, пытаясь выискать опасность. За себя-то он не переживал - привык уже. Как говорится "знать где упасть - соломки подстелить", так что есть ли толк гадать на сухих ветках? А вот возможного поведения Медеи он побаивался, за то, что не мог предугадать. Странное переплетение нити судьбы - самое его нелюбимое в жизни - не знать следующий шаг, и вот тебе на!
Орион фырках и грыз трензеля, несколько раз Роберт уже успокаивал его Знаком, в душе теша надежду, что и конь немного попривыкнет к волчице, перестанет его нервировать. Да что ж это такое! И конь туда же! Ведь в "хозяина", должно быть.
Медея, тем временем, начала наигрывать на лютне, профессия или самовыражение? Если их услышать, то.. То что? Он пытался не думать. Все зависит от того, кто именно их может услышать.
- Послушай Роб! А куда ты собирался до того, как решили именно в Оксенфурт? - прервала его мысли волчица.
Ведьмак опустил руку, которой проверял оголовок меча, удобно ли рукоять торчит из-за плеча, хмыкнул.
- Куда объявления заведут. - Попытался пошутить он. Потом добавил, вынимая несколько мятых листков из сумки, притороченной к седлу. - В Элландере требуется ведьмак для устранения утопцев. Венгерберг платит 300 крон за зачистку склепа. И так далее... А ты? Какая дорога у менестреля?

0

38

- Объявления? Случайность? Хотя… - девушка нахмурилась – Если принять постулат о том, что случайности – неслучайны… То ты как никто ведом своей судьбой. Предназначение, так? Ты в него веришь?
Медея с искреннем интересом заглянула ведьмаку в глаза. Смутилась.
- Путь менестрея.. Тебе и правда интересно, или это дань вежливости?
Девушка тихонько рассмеялась, тряхнула волосами и взяла пару летящих аккордов, мелодично пропела несколько строчек старой баллады:

- По дороге в рассвет, по росистой тропе
Ухожу я, забыв свое прежнее имя,
Старых песен моих мне уже не допеть.
Те, что снова родятся – те будут иными…

- А если серьезно – то путь менестреля – говорить слова, которые люди не отваживаются сказать себе сами. В словах скрыта удивительная сила. Одни слова складываются серебряной вязью, другие сплетаются звеньями кольчуги… И все находят дорогу именно к тому сердцу, которому предназначены. Так учил меня мой старый мудрый учитель. Вот ты уничтожаешь чудовищ… А я верю, что слова помогают приручить драконов, живущих в душе человека…
- Но знаешь, если про путь, то часто бывает и так:
Уверенным боем еще одна мелодия

- Привет, мой друг,
Сегодня мы гуляем!
На стойку гулко
Звякнул золотой…

Как говорится, все дорожает, а жить-то надо. – еще одна усмешка, легкое пожимание плечами

- Женщины кабацкие, с бусами да косами,
Пригласи, хозяюшка ту, черноволосую…
Смоляные локоны на затылке сколоты
Пусть мне позабудутся косы цвета золота…

Таким репертуаром я тоже не гнушаюсь, если говорить про Путь.
Медея нео жиданно посерьезнела и привычно закусила нижнюю губу
Но мне почему-то кажется, что ты хотел спросить не про путь менестреля... а про путь оборотня. Скажи, что я ошиблась – и сделаешь меня счастливейшей из людей.
Медея улыбнулась, пытаясь сгладить эффект слов, граничащих с дерзостью. Она совсем мало знала этого мужчину и не успела нащупать край дозволенного. Но по вытянувшейся физиономии ведьмака поняла, что ее искренность и прямолинейность возымели обратный эффект.
Солнце перевалило через зенинт, и тени от двух всадников начали понемногу вытягиваться.
-Это была очень хорошая деревня. Я много успела сказать. Жать, только уехала с одним задатком… Но это только моя вина. Я.. слишком торопилась, уезжая. А тебе как?

Отредактировано Медея Червонни (2012-06-12 11:20:50)

0

39

- Объявления? Случайность? Хотя…Если принять постулат о том, что случайности – неслучайны… То ты как никто ведом своей судьбой. Предназначение, так? Ты в него веришь?
Ведьмак помолчал, пятками подгоняя коня, чтобы объехал тоненькое деревце выросшее здесь.
- Не знаю, не задумывался. Все, во что я верю - что я нужен этому миру, тем, кто я есть - истребителем чудовищ. И хоть с каждым годом их становится все меньше, и меньше, что уменьшает потребность в таких, как я... Что ж, - он вздохнул, украдкой глядя на девушку. - Чему быть - того не миновать. И мы не вечны.
Девушка взглянула на него, потом потупилась.
- Путь менестрея.. Тебе и правда интересно, или это дань вежливости?
Роберт хмыкнул, вопрос имел риторическое значение.
А девушка отвечала. Так, как умела. Слова, словно камни в колодце, падали на дно и поднимали брызги доселе гладкой воды.
"Слова и поступки. Слова и недосказанность. Находят путь? Да. Та песня... должно быть, тоже что-то нашла... Во мне."
Отразившись от холодного сердца и заставившего его дрогнуть, треснуть корочку льда вокруг. Теплота костров мая, Беллетейн... А сейчас? Он зажмурился, покопавшись в себе. Сейчас лед снова застыл, плотно укутав льдом окровавленный обрубок того органа, который люди привыкли звать сердцем.
Он задумался на время и почти пропустил следующие слова девушки:
- ... а про путь оборотня. Скажи, что я ошиблась – и сделаешь меня счастливейшей из людей.
- Я спрашивал про оба пути, - в конце концов отозвался он, проигнорировав второй вопрос. Что он мог ответить? Что предпочел бы не лезть в эту деревню, знай сколько боли причинит это ему, ей, и кому-то еще? Или соврать, что рад, что имел место встречи с ней? А рад ли он? И сам не понимая, он не мог ответить ей.
Они проехали деревеньку, провожаемые лаем неугомонных собак и бранью местных бабок, пытавшихся удержать зверей на привязи. Проехали по крутому склону, миновали овраг, перешли вброд ручей, расположились на ночлег на опушке, собрав еловых веток и соорудив костер. По прикидкам ведьмака, до Оксенфурта оставалось дня четыре пути. Ночное небо проскальзывало через кроны деревьев, давших маленькие листья, ухали совы, подвывали волки, но близко подходить не решались - на поляне было два зверя, и оба в человеческом обличье.
- И какой же путь у оборотня? - нарушил молчание ведьмак не глядя на собеседницу.

+1

40

Медея стреножила Игреню, подвесила ей торбу с овсом, расседлала и потрепала по холке. На вес золота такая спокойная и флегматичная лошадка. Костерок, уютно закусывающий смоляными ветками, очерчивал круг света на поляне, замыкая их с Робом в странное закрытое пространство тепла и света. Почти как прошлой ночью. Только спокойнее. И холоднее. Ведьмак, вчера подошедший к ней первым, сегодня ночью вел себя отстраненно.
Что же тебе дала эта маленькая победа, а Меда? Это совместное путешествие длинной в несколько дней? Что теперь делать?
В задумчивости Медея достала походный котелок, в котором обычно заваривала аконит, наполнила родниковой водой и поставила на огонь. Некстати пришла в голову фраза ее старого доброго учителя, сказавшего в ответ на ее заявление о том, что любовь – неуправляемое и божественное чувство: «Раньше и огонь считали божественным, а теперь мы кипятим на нем воду». Умен старик. Надо домой заехать.
В котелок были заброшены листья шалфея, сорванные у дороги и нежные побеги чабреца. Запах приятно щекотал ноздри. Несколько последних дней, украденные у судьбы, у этого проклятого маховика, который разведет их у ворот Оксенфурда – каждого на свое перекрестье…
Мягкая куча лапника пахла хвоей. Очень спокойно. Обычно Меда просто оборачивалась и спала на земле в теплой шкуре рядом с лошадью, не устраивая лежанку из лапника. Но сегодня она решила не нервировать ведьмака – впереди и так полнолуние. Ему будет … непривычно.
- И какой же путь у оборотня? - нарушил молчание ведьмак, как обычно не глядя в глаза.
- Путь обороняя – Закон и Обычай Стаи – быстро и не задумываясь выпалила девушка. Помолчала немного. Достала из сумки чашку, наполнила отваром и протянула ведьмаку
- Эх, жаль нет меда…
Добавила в оставшийся в котелке отвар фиолетовых цветков аконита и вернула на огонь
- Волчица нужна, чтобы защищать. Меня и мою Стаю. Ее роль – поддерживающая. Но она такая же часть меня, как и менестрель. И они обе – девушки.  Как я по-твоему шла бы по большаку, не умея фехтовать как ты, не имея магических сил, просто девушка? Пришлось бы несладко. Сам понимаешь. Она меня охраняет – но требует плату. Но только с меня. Это достижение рода Червонни. То чему научила нас проклявшая наш род ведьма. Расплачиваться только собой.
Девушка принюхалась – пора снимать котелок. Теперь пусть немного настоится.
В голове складывались стихи:

Костерок под чёрными горами,
Фляга да кусок последний хлеба...
Вновь гадаю: то, что стало с нами –
Правда или морок, бред и небыль?
Вновь гадаю – что же стало с нами?
Вновь тревога тянет за собою…
Я не стану говорить словами.
Лучше я спою - про нас с тобой…

Сквозь черную сетку ветвей блеснули звезды. Почти полная луна выплыла из-за далекого гребня гор и бросила свои бледные фосфорические лучи в чащу дремучего леса, освещая пятнами траву там, куда не доставал свет костра. Искорки отрывались от пламени и гасли.
В голове наконец-то образовалась пустота. Лунная волчица, как хорошо-то! Никаких внутренних диалогов, никаких вопросов и споров самой с собой. 
Медея налила себе отвар, прихлебнула терпкого ароматного варева. Аконит заканчивается… но дня на три – хватит. Надо подсобрать по балкам, или в городе прикупить. Лучше сразу настойкой. А можно и у ведьмака попробовать выпросить.

0

41

"Бессмысленный разговор"... думал ведьмак, глядя в костер. Угли вспыхивали миллионами огоньков, разгораясь, потом затухая. Как и все в мире. Человек рождается, сначала медленно, как маленькое пламя, встает, собирает силы, ищет опору в друзьях, родных и близких, в увлечениях, занятиях, страсти. Он разгорается, как огонь, в который бросают ветки. Ярче, ярче! Все выше пламя, все выше чувства. Любовь, страсть, семья, дети... Потом вторая стадия - пока есть подпитка, костер пылает. Пока у нас есть близкие - мы светимся. Но... год за годом, шаг за шагом... Дети отделяются, ищут свой костер, родители уходят в мир иной... Мы тухнем, меркнем, сами того не замечая. Отдавая свое тепло другим, мы меркнем... а потом потухаем.
Роберт, наклонившись, ткнул пару раз в костер на половину обгоревшей головешкой. Пламя вспыхнуло, но затем померкло, снова став ровным. Стоило укладываться на ночлег, пока нагрета земля вокруг костра. Пока есть тепло в замерзшем теле...
Ведь он давно привык. Осколок, некогда поселившийся в сердце, создал замечательную броню, и теперь ничто не могло проникнуть внутрь. Он был рад. Такой исход был лучше томного страдания, которое он видел на стороне.
"Ну спасибо, королева зимы..." - ведьмак хмыкнул, задрал голову. Через кроны деревьев светились звезды. Особенно яркие полыхали серебристым светом. Все так, как должно быть. Отказав раз, стоит ли искушать судьбу? Но она затаилась. Быть может, поняла его нежелание, быть может, смилостивилась. Отпускало.
- Ты молчишь... - прервала его мысли Медея.
Их глаза встретились, теплые, карие, холодные, цвета грязного льда. Чуть заметная улыбка, тронувшая алые губы. Чуть насмешливая гримаса, стандартная броня от таких улыбок.
- Пора на ночлег, - ведьмак поднялся, принялся перетаскивать принесенные ранее к костру ветки. Они высохли и служили отличным материалом для подстилки. Минут десять - все готово. Тишина...
- Роберт, - тихий шепот около уха.
Он не спал. Понимал, что не уснет. Чуть повернул голову, давая понять, что слушает. Наверное, бессонница еще какое-то время будет мучить его. После. Когда все закончится.
- Холодно...
Провокация. Оборотням не бывает холодно. Вернее, возможно, и бывает, но тот ли это холод?...
Костер горит, он него идет тепло. Оно совершенно не греет...
Зачем слова? Он молча поднимает руку, голова девушки подныривает под локоть, теплая щека касается холодной под одеждой груди. Ведьмак вздрагивает, едва заметно. Слишком тепло, но недостаточно, чтобы растопить броню...
"- Ведь ты сам огородил себя от тепла.
- Сам.
- И что теперь?
- Все как обычно."

Рука мягко накрывает плечо. Девушка вздрагивает, но это все. Все, на что он способен, не причиняя боли. Себе ли? Ей ли? Обоим - вертится лаконичный ответ. Вранье. Он уже все решил...
Через полчаса или больше, девушка закрывает глаза. Сдалась. А была ли битва? Даже если и нет. Никто не проиграл и никто не выиграл. Каждый остался при своем, но что-то стало потерянным, оторванным. Что? Ее чувства, желания? Его мысли, убеждения?
Осколок ранит, колется, словно там, в груди, засела шрапнель... Осколок, ищущий путь к сердцу. А когда достигнет - что будет? Конец, только и всего.
Это только начало - твердит рассудок.
Что-то закончилось, не успев начаться.
- Что-то закончилось... - тихо, очень тихо шепчет ведьмак. Его спутница уже спит, только ресницы подрагивают во сне. Ей снится сон, а на губах легкая улыбка. Пусть снится. Быть может, хоть немного тепла он и смог дать. А дальше...
Дальше их ждет путь. Кто знает, сколько еще они пробудут вместе? Ведьмак - истребитель чудовищ, и девушка - оборотень, дочь лунной волчицы.

+3


Вы здесь » Ведьмак: Перекрестки судеб » Личные эпизоды » Двойные стандарты


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC